5 июля, вторник
Москва
Войти

Композитор Миша Мищенко выпускает сразу два альбома в один день Хрупкая неоклассика на пианино из подводной лодки и эклектичный ню-джаз для вечеринки Билла Мюррея

Миша Мищенко, один из пионеров неоклассики в России, основатель лейбла Roomtone Records и решил выпустить в один день сразу два альбома.

Такое в музыкальной индустрии уже происходило: вспомним Конора Оберста и Bright Eyes — в 25 января 2005 года группа выпустила два альбома, и один из них, «I’m Wide Awake, It’s Morning», до сих пор считается образцом инди-фолка. По два альбома выпускал и Элвис Костелло, и Том Уэйтс, и даже Фрэнк Заппа — причем Заппа однажды решил не церемониться и выпустил сразу три пластинки в один день. Теперь к этой компании присоединился и Миша Мищенко.

Первый альбом — «Kokkoro». Это очень нежная фортепианная музыка, в которой ясно слышны все шумы, возникающие при записи: скрипы, шорохи и постукивания. Этот эффект достигнут при помощи бинауральной записи — способе записи, при котором микрофон имитирует человеческую голову: звукоинженеры делают силиконовый слепок головы, а затем вставляют в уши специальные микрофоны. Замороченно? Ну да, но звучит и правда хорошо. 

Второй альбом, «Neopolyscassa», Мищенко записал вместе с Ильей Суслиниковым — барабанщиком известных в нулевые инди-групп Bajinda Behind the Enemy Lines и Cheese People. По звуку «Neopolyscassa» далек от неоклассического «Kokkoro»: тут всплывает ню-джаз в духе Hidden Orchestra, эмбиент и даже тустеп, за которым сразу же следует композиция с акустической гитарой. Очень эклектично — никогда не знаешь, что тебя ждет в следующем треке.

The Village попросил Мищенко и Суслиникова рассказать об обеих записях.


Миша Мищенко

Думаю, это самый тихий альбом, который мне приходилось записывать. Бинауральная запись подразумевает ASMR (когда тихо говорят на видео, шуршат или что-то мнут — это людей успокаивает) — слышны любые шумы, которые были при записи: биение молоточков, шорохи, сама комната дает тон.

Для записи я препарировал пианино (очень редкий инструмент с немецкой подводной лодки) — оно интересно тем, что у него всего шесть октав и звук немного напоминает детское пианино; сделал фетровые накладки на молоточки, чтобы они звучали очень-очень тихо и были слышны мельчайшие шумы.



МИША МИЩЕНКО

Я не люблю себя ограничивать одним жанром, ведь музыка, которая живет вокруг нас, настолько разная, и мне сложно и порой просто не хочется загонять себя в рамки одной стилистики или эстетики. Абстрактный альбом — музыка, которую можно услышать и на похоронах своей бабушки, и на вечеринке Билла Мюррея. Мне хотелось сделать альбом, который сложно с чем-либо сравнить.

Около года я собирал инструменты, хотел добиться аутентичности, сделать то, чего нет в западных и отечественных релизах. В то же самое время я хотел достать что-то, что находится в глубине, в ментальном коде моего сознания, моего детства и места моего рождения.

Вообще я долго думал, как описать жанр обоих релизов — мне постоянно казалось, что чем-то это похоже на смесь панка и классики. В какой-то момент я понял, что у меня есть термин для всего этого — dirty classic.


Илья Суслиников

Это история о дружбе в первую очередь. Идею альбома мы обсуждали давно, но не могли начать работать из-за того, что я находился не в Москве. Миша очень долго уговаривал меня приехать, и спустя пять месяцев его уговоров я вернулся, и мы приступили к работе. Процесс написания был для нас абсолютно естественным, мы получили удовольствие от результата и не вступали в конфронтации друг с другом. Это было очень доброе время, и все это имело под собой интересную жизненную историю.

30 июня на крыше павильона «Рабочий и колхозница» пройдет наш совместный с Мишей концерт. Там мы и представим оба альбома.



Обложка: roomtonerecords

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Ssshhhiiittt!: «Я сдохну, а песни останутся»
Ssshhhiiittt!: «Я сдохну, а песни останутся» Вокалист ростовско-московской группы — о запретах концертов и сотне демозаписей
Ssshhhiiittt!: «Я сдохну, а песни останутся»

Ssshhhiiittt!: «Я сдохну, а песни останутся»
Вокалист ростовско-московской группы — о запретах концертов и сотне демозаписей

«Бенгальские подонки»: «Мы играем мрачное музло»
«Бенгальские подонки»: «Мы играем мрачное музло» Подписанты петербургского лейбла Ionoff Music — о страхе жить в страхе, влиянии порно, жизни на «Парнасе» и могиле Пабло Эскобара
«Бенгальские подонки»: «Мы играем мрачное музло»

«Бенгальские подонки»: «Мы играем мрачное музло»
Подписанты петербургского лейбла Ionoff Music — о страхе жить в страхе, влиянии порно, жизни на «Парнасе» и могиле Пабло Эскобара

Мария Любичева («Носуха») — о том, каково быть королевой драмы
Мария Любичева («Носуха») — о том, каково быть королевой драмы Участница группы «Барто» рассказывает о своем новом проекте, «маленьких трагедиях в двух частях»
Мария Любичева («Носуха») — о том, каково быть королевой драмы

Мария Любичева («Носуха») — о том, каково быть королевой драмы
Участница группы «Барто» рассказывает о своем новом проекте, «маленьких трагедиях в двух частях»

Тима Белорусских — поп-звезда нового поколения
Тима Белорусских — поп-звезда нового поколения Стриминговый чемпион — о дебютном альбоме, белорусской музыке и о том, почему он ни с кем не ругается
Тима Белорусских — поп-звезда нового поколения

Тима Белорусских — поп-звезда нового поколения
Стриминговый чемпион — о дебютном альбоме, белорусской музыке и о том, почему он ни с кем не ругается

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Идея была моя, но сделал это не я»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Первая полоса

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет» Ресторанный критик переезжает в Израиль
«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»

«Русской рулетки с шаурмой в Тель-Авиве нет»
Ресторанный критик переезжает в Израиль

«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США
«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США
«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США

«В ужасе, что могу остаться здесь навсегда»: За что в России судят олимпийскую чемпионку из США

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна? Отвечает биолог Ольга Матвеева
В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?

В Россию пришли новые штаммы коронавируса, их называют самыми заразными. Нас ждет новая волна?
Отвечает биолог Ольга Матвеева

«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них
«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них Издания «Беда», «Кедр», «Служба поддержки» и другие
«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них

«Беда» не приходит одна: Несмотря на ***** и цензуру, в России появилось много отличных медиа. Вот лучшие из них
Издания «Беда», «Кедр», «Служба поддержки» и другие

Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме
Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме
Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме

Сотрудник «Левада-Центра»* — о довольных властью россиянах и социологии при тоталитаризме

Подпишитесь на рассылку