23 мая, понедельник
Москва
Войти
Спецпроект
10 ноября 2021

Пешком к Софийским озерам: Как мы сходили в поход с adidas TERREX и «Силой Территории»

Пешком к Софийским озерам: Как мы сходили в поход с adidas TERREX и «Силой Территории»

В августе бренд аутдорной экипировки adidas TERREX проводил конкурс для любителей активного отдыха и предложил им рассказать о своей самой долгой и интересной прогулке. Организаторы получили более шести тысяч историй, среди которых выбрали трех победителей: их снарядили полным набором экипировки и отправили тестировать ее в реальных условиях — в горы, неподалеку от села Архыз на Кавказе.

В двухдневный поход к Софийским озерам победители отправились в необычной компании. Помимо проводников «Силы территории» в команду тестировщиков adidas TERREX попали актеры Саша Горчилин и Варя Шмыкова, а также ее пара — московский диджей Даня Радлов.

Как участники справились со всеми испытаниями, а в награду получили неописуемые пейзажи, неожиданные откровения и новых друзей — рассказываем в нашем репортаже.


Часть первая


Из аэропорта Минеральных вод команду забирают три внедорожника и везут к началу маршрута — на высоту 1 400 метров. За четыре часа придется подняться еще на 1,4 километра, поэтому тропинка сразу же круто берет вверх. С трудностями рельефа, 15-килограммовым рюкзаком за плечами и переменчивой погодой каждый справляется по-своему.

Саша Горчилин, например, в настоящем походе впервые. Десять лет назад он уже путешествовал с палатками по Крыму на раздолбанных мопедах вместе с Варей Шмыковой и Никитой Кукушкиным. Тогда, чтобы не замерзнуть ночью в дороге, им приходилось кутаться в полотенца и сооружать подштанники из туалетной бумаги. Разница между их крымской экипировкой и нынешней — колоссальная, признается Саша.

«Классное снаряжение дает большее удовольствие от похода, — говорит проводник „Силы Территории“ Вова. — Некоторые идут в какой-то дурацкой обуви, неправильно одетые, и ты думаешь: блин, они кайфуют даже так. А если они пойдут в крутой экипировке, они кайфанут в три раза больше». Очевидна эта разница и Даше Шубиной, победившей в конкурсе adidas. Даша — геолог, а в геологии профессиональной экипировкой считается энцефалитка и ботинки — это максимум, на что можно рассчитывать. «Зато у меня каска есть», — иронизирует Даша.

Побег из офиса

Когда ты идешь учиться в геологический вуз, априори считается, что тебе все это нравится: природа, палатка, экстремальные условия, медведи. Но классическая геологическая разведка уходит в небытие. Сейчас ты заканчиваешь институт и попадаешь в офис: отчетики, проверочки, экспертизы. Ничего не видишь кроме монитора и осознаешь, что ты тупеешь и тухнешь. Когда я поняла, что больше так не могу, взяла двухмесячный отпуск за свой счет и поехала вести геологическую практику у студентов.

И вот жара, Крым, ты на склоне, клещи, студенты бестолковые, ну и снаряжение какое дают: хочешь ботинки — бери берцы. Если жалко ноги, ходи в кроссовках тряпочных — они на тебе с утра намокнут и потом на тебе же высохнут. Это типа считается плюсом. Решайте свои проблемы сами.

Я заказала себе кроссовки, которые очень долго ехали. Первые 10 дней я им радовалась, а на 11-й стерла себе ноги в кровь. В этот день я находила 35 тысяч шагов: нужно было заранее пробежаться по пересеченной местности и посмотреть завтрашний маршрут, чтобы со студентами не заплутать. И вот я злая прихожу обратно, открываю инстаграм, а там конкурс — напиши свою историю. В тот же день я ее и отправила. Но при том, что я так заколебалась, стерла ноги, я подумала: все равно лучше, чем в офисе. А если не страдать от неудобной обуви, солнечных ожогов и колючих кустов, то вообще праздник. К тому же, это был подъем на гору Беш-Кош с прекрасным видом и почти отвесными склонами, который в итоге стал изюминкой моего маршрута.

Читайте историю Даши Шубиной

Скрыть


Часть вторая


По прогнозу днем обещали не больше 12 градусов, но на солнце так жарко, что часть группы остается в одних футболках. Правда, летний запал скоро иссякнет. Несмотря на тяжелый подъем, первый привал в тени, и приходится накидывать флисовые кофты — во влажных футболках сразу мерзнешь. На следующей стоянке в ход пошли пуховки. Еще немного — и идти придется по снегу, а значит понадобится мембрана, чтобы не промокнуть. Теория слоев в действии.

Варе восхождение дается нелегко, хотя она не первый раз в таких условиях. «Не понимаю, что происходит. — удивляется она. — Я супервыносливый человек, очень спортивный и сильный. А горы говорят мне обратное. Думаю: сейчас сходим, легко все сделаю. А прихожу — и мне хуже всех. Я ведь очень люблю ходить в походы, разжигать костры, ставить палатки, раскладывать спальники. Но в моменты отчаяния кажется, что я больше никогда не пойду. Правда, проходит время, я смотрю на фотки и думаю: надо собраться куда-нибудь еще, на Алтай, например».

На подходе к перевалу Даня берет Варин рюкзак и теперь идет сразу с двумя — почти 30 килограмм на уклоне в 45 градусов. «Даня — мой герой», — с улыбкой вспоминает Варя. Это их первый совместный поход, который сближает еще сильнее, в том числе благодаря испытаниям. Еще немного — и из-за перевала выглядывают лазурные Софийские озера. Уставшие и вымотанные, все радостно кричат: «Архыыыз!».


Часть третья


К озерам спустились уже затемно. Лагерь — прямо на снегу. «Зачем нам столько штанов?», — шутливо спрашивал Горчилин в аэропорту. Теперь вопросы были излишни: ночью температура опустилась до минус 4, и в ход пошел полный набор экипировки.

Настало время ужина. В меню — паста с оливками и пармезаном, а после — чай с печеньем. Восторженные звуки трапезы даже привлекли горностая. «Люди думают, что в горах они будут есть пригоревшую гречку с тушенкой, но это уже давно не так», — объясняет Вова. В своих походах ребята очень серьезно подходят к готовке. Вместо гречки группа, скорее, попробует кус-кус или птитим со специями и сублимированным мясом. Выходит не хуже, чем в ресторане. Особенно, если заранее купить хорошую вырезку и самостоятельно ее засушить.

Вова вспоминает, как на Кольском полуострове жарил блинчики с соусом из клюквы. Еще один участник похода, Сережа, нырял на севере за морскими гребешками для омлета, а однажды ел на маршруте суши с тунцом, только выловленным из моря. Да и сублимированные блюда сейчас на любой вкус: вплоть до бургеров и ризотто с креветками.


Часть четвертая


Подъем — с первыми лучами солнца, которое тут же начинает согревать. Еще не было восьми утра, как все потихоньку начали снимать мембранные куртки и распахивать пуховки. Первым в одном из Софийских озер искупался Вова: пришлось нырять за крышкой от котла, которая за ночь каким-то образом очутилась в воде. После завтрака в озеро полезла еще половина команды. Среди них — Сережа, который тоже оказался среди победителей конкурса adidas, но опыта пребывания в горах у него хватит на несколько человек.

Сережа Фирсов — давний спортсмен-экстремал. Свое знакомство с аутдором он начинал подростком в 90-х, насмотревшись фильма «Скалолаз». Теперь профессиональная аутдорная экипировка стала частью его жизни. Сережа снимал трюки известных экстремалов по всему миру, а сейчас работает оператором в команде Юрия Дудя и продолжает исследовать невообразимые локации. Двухдневный поход к Софийским озерам для него — легкая прогулка, возможность отдохнуть и увидеть что-то новое. Хотя история Сережи, о которой можно встретить упоминания даже в «Википедии», произошла в этих же краях, всего в сотне километров от нашего лагеря.

Крушение на Эльбрусе

Я поехал в экспедицию вместе с легендарным бейсджампером Валерием Розовым. Летом 2008-го мы должны были подняться на вертолете на третью негласную вершину Эльбруса — Кюкюртлю, и подготовить все к 1,5-километровому прыжку Валеры. Погода была прекрасная. За нами прилетел вертолет Ми-8, который поднял нас до высоты 5 500 метров, но когда мы начали садиться, внезапно попали в воздушную яму. Вертолет резко бросило вниз, и мы ударились о склон. Задние шасси застряли в снегу, а через несколько минут нам оторвало хвост. Мы покатились вниз по склону, вращаясь как селедки в бочке. Какие-то удары, грохот, шум — и все, тишина. Остановились.

Весь борт заволокло дымом, который можно было трогать. Мы лежали на боку — на том, где был выход из вертолета. Тут мимо меня прошел бортмеханик с абсолютно стеклянным взглядом, подтянулся наверх и вылез через иллюминатор. Позже выяснилось, что у него был перелом позвоночника. Ребята выбили стекло у пилотов, вылезли, а я автоматически схватил камеру и побежал снимать. Мы оказали первую помощь кому надо, Валера вызвал подмогу. Выяснилось, что у пилотов нет горной одежды. Мы сняли с себя вещи, порезали спальники, чтобы утеплиться, сделали носилки.

Дальше был долгий спуск. К закату мы добрались до высоты 3 200. Туда прилетел вертолет, забрал двух пилотов и бортмеханика — и улетел. К счастью, нас нашли эльбрусские спасатели, дали обезболивающих, воды, еды, и мы потом еще спускались до шести утра. Часы мне на тот момент писали 56 тысяч шагов, из них 30 тысяч — с носилками. Спал я после этого 28 часов. Вертолет там, кстати, так и лежит. А мы через два месяца вернулись, поднялись на Эльбрус снизу, и Валера все равно прыгнул.

Читайте историю Сережи Фирсова

Скрыть

«Когда в диких условиях организм начинает думать о выживании, мозг активизируется, появляются какие-то экстра силы. — говорит проводник «Силы Территории» Аслан. — Ты вроде привык к комфортной жизни, а тут тебя отбрасывает на первобытный уровень. Многие вещи переоцениваешь и заряжаешься энергией. Это такая перестройка, что ли».

Об усталости и счастье преодоления размышляет и Саша Горчилин: «У меня последнее время только работа, я перегораю и гоняю внутри себя негативные мысли. Конечно, горы — это отдушина. Я городской, домашний, для меня все эти испытания — они приятные. Потому что я не чувствую себя сильным человеком, который может противостоять природе. Я вообще аллергик, у меня на все живое аллергия. Но если ты ничего не преодолел, не испытал себя, выплеска у тебя меньше. Это разное качество удовольствия».

Отдельно Сашу впечатлило, как в походе меняется мыслительный процесс: «Удивительно. Я рассчитывал просто идти: ну поржём, проголодаемся. А вместо этого начал осознавать что-то происходящее со мной». «Многие отправляются в горы как на какой-нибудь ретрит, випассану: уйти от цивилизации, побыть с собой, забыть про телефон и городские проблемы, — подтверждает Вова. — Пока ты идешь, ты находишься в состоянии потока, а в голову приходят просто бешеные откровения».


Часть пятая


На пути вниз все изрядно устали и начали потихоньку валиться с ног. Сперва скользкий подтаявший снег, после — каменистая дорожка, которая во время дождя тут же превращается в речку. Если бы не хайкинговые ботинки с цепкой резиной, спускаться по такому крутому склону было бы гораздо опаснее. Опытные походники хорошо понимают разницу. Сережа, Аслан, Вова и еще один проводник Тимофей — все начинали ходить по маршрутам еще в детстве и одевались во что придется. А потом приобретали нормальную экипировку и думали: ого! вот оно в чем дело.

За эти два дня в горах сменяется сразу несколько сезонов — от лета до зимы и обратно. В обычной одежде в таких условиях можно несколько раз взмокнуть и тут же простудиться на ветру. Зато тестирование экипировки проходит на ура. Сразу становится понятно, зачем в походе нужна технологичная одежда.

«Для меня аутдорные шмотки — это доспехи, — признается Аслан. — Например, мембранная куртка adidas TERREX, которая мне понравилась больше всего, — у нее классно изолированы молнии карманов, чтобы туда не попадала вода, проклеены швы, приятная на ощупь мембрана. Но главное — то, как она скроена. Вот я человек, у которого фигура, прямо скажем, не идеальная. А в этой курточке я выгляжу довольно стройно».

В аутдорных вещах Аслан ходит постоянно — даже в Москве: «Порой дойти от метро до дома — это целое приключение. Дождь, снег, реагенты, какие-нибудь лужи еще, дорогу делают». Саша теперь тоже думает ходить в adidas TERREX по городу — на съемки или по работе: «Недавно я ездил в Калининград — а там дождь, сырость, холод. Я-то привык все время терпеть. А оказывается, можно быть в комфорте».


Часть шестая


Походы — это не только новые мысли и впечатления, но и новые друзья. В горах люди раскрываются, и из каждой группы постепенно получается маленькая семья, где у каждого своя роль. Кто-то поддерживает боевой дух команды, кто-то рассказывает веселые истории. А кто-то увлекает новыми знаниями: не прошло и часа с начала маршрута, как вокруг Даши столпилась вся группа, чтобы посмотреть на найденный ею кусочек слюды в карманный электронный микроскоп. Позже Даша рассказывала про солифлюкцию и показывала, как отличить вулканические горы от эрозионных. Ребята-проводники даже стали звать Дашу в новые походы — уже как геолога-эксперта.

Схожий опыт и у Тимура — победителя внутреннего конкурса adidas для своих сотрудников. Впервые Тимур пошел в поход на Алтай с «Силой Территории», а уже в следующем году поехал в Гватемалу — с ребятами из его алтайской группы, с которыми он теперь постоянно на связи.

Ядовитый город Майя

В мае этого года мы втроем поехали в Гватемалу, в непроходимых джунглях которой до сих пор находят города индейцев Майя. Один из них — древний город Эль-Мирадор, обнаруженный всего 20 лет назад. Чтобы добраться туда, нужно либо лететь на вертолете, либо идти пешком 44 километра, а это пара дней пути при невыносимой жаре и влажности. Вокруг — скорпионы, ягуары, ядовитые змеи и даже деревья — ядовитые. Я такое раньше видел только в передачах National Geographic.

Когда пора было возвращаться обратно, мы не успевали по времени, и пришлось преодолеть обратный путь за один световой день. Выбора не было: в темноте идти крайне небезопасно. Поверьте, мало кто хочет провести ночь в джунглях. В итоге мы прошли весь путь за 11 часов. Телефон успел насчитать 45 тысяч шагов, но не выдержал и сел раньше, чем мы добрались.

Читайте историю Тимура Батыршина

Скрыть


Часть седьмая


Во второй половине дня УАЗики забирают команду у подножия горы и везут обратно в село Архыз. Последний вечер — без палаток и Млечного пути над головой, зато с горячим душем и шашлыками. На лицах усталость и радость, разговоры не затихают, а под конец вечера ребята устраивают вечеринку. Команда даже собралась встать пораньше, чтобы перед аэропортом успеть заехать еще в пару красивых мест — вне программы.

Теперь у группы останется чат с кучей общих снимков. Как говорил Вова — еще одна маленькая семья. А пока не вернулись в город к своим будничным делам, все обсуждают, куда можно снова поехать вместе. Попробовав раз — сложно остановиться. К тому же, у ребят останутся не только яркие впечатления, но и отличная экипировка от adidas TERREX, в которой команда познакомилась с комфортным туризмом и уже готова исследовать новый маршрут.

Фотограф: Иван Князев


Читайте также


Материал подготовлен
при поддержке

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Кто делает бизнес на походах по России
Кто делает бизнес на походах по России Пешие прогулки по Крыму, велопоездки в Подмосковье и морские баталии на Белом море — The Village узнал, в какие походы предлагают сходить российские компании и какова цена путёвки
Кто делает бизнес на походах по России

Кто делает бизнес на походах по России
Пешие прогулки по Крыму, велопоездки в Подмосковье и морские баталии на Белом море — The Village узнал, в какие походы предлагают сходить российские компании и какова цена путёвки

Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек
Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек Лучшие образцы санаториев, грязелечебниц и бюветов
Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек

Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек
Лучшие образцы санаториев, грязелечебниц и бюветов

Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект
Чек-лист: Как собраться в поход
Чек-лист: Как собраться в поход
Спецпроект

Чек-лист: Как собраться в поход

Как правильно одеться в поход
Спецпроект
Как правильно одеться в поход И что такое принцип многослойности
Как правильно одеться в поход
Спецпроект

Как правильно одеться в поход
И что такое принцип многослойности

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Бренды

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Подпишитесь на рассылку