1 июля, пятница
Москва
Войти

«Будет больно»: Смотрим сериал про роддом вместе с акушером-гинекологом «Я видела измученных врачей, которые практически жили в родильном отделении»

«Будет больно»: Смотрим сериал про роддом вместе с акушером-гинекологом

На дворе середина 2000-х, главному герою сериала по имени Адам около 30 лет, и он работает ординатором в родильном отделении одной из государственных клиник. Как и любая национальная система здравоохранения, британский Минздрав далек от совершенства: персонала не хватает (поэтому врачам и сестрам приходится брать по несколько смен подряд), оборудование устарело или его просто нет, приличные зарплаты получают только доктора с многолетним стажем. А начинающим специалистам приходится учиться на ходу и в поле, поскольку времени на вдумчивое наставление интернов у врачей просто нет. «Поторопись, анестезиолог на следующей неделе на пенсию уходит», — говорит старший ординатор растерявшемуся интерну.

На британском канале BBC (а в России — на «Кинопоиске») вышел мини-сериал «Будет больно» — натуралистичная производственная драма и черная комедия в одном флаконе, снятая режиссеркой «Конца ***го мира» Люси Форбс по мотивам мемуаров бывшего акушера-гинеколога Адама Кея. Проделав за несколько лет путь от простого интерна до старшего ординатора, Кей ушел из медицины на пике карьеры. Все из-за выгорания и психологических травм — Кей работал в государственных клиниках, где времени на жизнь и отдых между сменами почти не было, и однажды из-за недосмотра чуть не потерял пациентку и ее ребенка.

Основная нагрузка в больнице ложится на средний и младший медицинский персонал, который существует меж двух огней, постоянно получая нагоняи от начальства и жалобы от пациентов. Неудивительно, что Адам живет в состоянии хронической усталости: он днюет и ночует на работе, засыпает в любую свободную минуту (в пробках, на парковках и даже в стрип-клубе на мальчишнике у брата), из-за чего медленно, но верно рушатся отношения с его терпеливым и понимающим партнером. Фраза «баланс между работой и личной жизнью» для Адама звучит как издевательство.

При этом он любит свое дело — ради еще одной смены Адам готов пренебречь даже вечеринкой близкого человека. Это своего рода адреналиновая зависимость: где, как не в родильном отделении, вершатся вопросы жизни и смерти, а один пациент быстро превращается в двух? «Выкуси, гериатрия!» — шутит Адам. Однако неизбежное переутомление при работе в почти круглосуточном режиме приводит к тому, что уже в конце первого эпизода он едва не совершает роковую ошибку: принимает жалобы пациентки из рабочего класса (к которой, будучи выходцем из среднего класса, относится с высокомерием — да, это британский сериал) за надуманные и отправляет ее домой, но уже через несколько часов она едва не умирает у него в операционной. Этот случай становится последней каплей на пути к эмоциональному и физическому выгоранию Адама.

Драматизм этой истории компенсирует обилие черного юмора, которым от души начинены и сериал, и книга-первоисточник — пилотный эпизод открывается пятиминутной сценой, где главный герой в буквальном смысле находится по локоть в пациентке и умудряется шутить об этом. При этом сериал явно выигрывает у книги: Кею-сценаристу (распрощавшись с медициной, он переключился на писательство и сам адаптировал свои мемуары для экранизации) удалось исправить ошибки Кея-писателя — в шоу нет мизогинии, которая то и дело проскальзывает в мемуарах (например, внешний вид половых органов своей пациентки он сравнивает с цветной капустой или потешается над необразованной беременной), а количество шуток о посторонних предметах в физиологических отверстиях ограничено до разумного предела. Солидной долей своего успеха сериал обязан и исполнителю главной роли Бену Уишоу («Парфюмер», «Час»), идеально воплотившему образ издерганного невротика с золотым сердцем и отсутствием чувства меры. С одной стороны, его герою невозможно не сочувствовать — невзгоды так и валятся на него со всех сторон, а он просто хочет спать. С другой — причиной этих самых невзгод зачастую является он сам: тут соврал, там нахамил. Иногда поражает его самоотверженность и профессиональное чутье, иногда — его пассивно-агрессивный тон, неприятная снисходительность и патернализм по отношению к тем, кого он относит к отличному от себя сорту людей: темнокожим, иммигрантам, голубым воротничкам, немедикам — зависит от ситуации.

Кей отнюдь не идеализирует работу в медицине и самих медиков. Врачи в «Будет больно» не супергерои и не обладают голливудской внешностью (в отличие от какой-нибудь «Скорой помощи») — это уставшие люди средних лет, которым некогда наряжаться и прихорашиваться, которые совершают ошибки, иногда грубят пациентам и подставляют коллег. В то же время Кей не забывает отдавать должное их тяжелому и часто недооцененному труду — работа в незавидных условиях (шестая серия ярко иллюстрирует разницу между бюджетной и частной медициной) требует от них изрядной выносливости и стойкости — как физической, так и моральной. Сериал наглядно показывает, почему врачам государственной медицины так часто свойственен циничный юмор и эмоциональная отстраненность: у них нет ни времени на то, чтобы глубоко вовлекаться в проблему пациента, ни внутреннего ресурса на это — если принимать бесконечную череду удач и провалов близко к сердцу, то нервный срыв или нечто похуже не заставит себя ждать (что и происходит с одним из персонажей шоу). «Будет больно» определенно отрезвит тех, кто любит бравировать фразой «я своими налогами плачу вам зарплату».

Юлия Нелина

врач акушер-гинеколог

Этот сериал должен посмотреть каждый старшеклассник, желающий поступить в медицинский университет. Профессия врача сегодня очень романтизирована благодаря множеству фильмов, сериалов и книг. Врач представляется неким спасителем, который всегда готов прийти на помощь, никогда не устает, постоянно доброжелателен и обходителен, вечно улыбается и полон энергии и оптимизма.

В реальности все немного по-другому. В сериале есть меткая цитата: «Судно большое, на судне пожар, а учить тебя управлять кораблем некому и некогда». Она очень точно описывает работу в акушерском отделении клиники. Врачи загружены огромным количеством работы, нагрузки колоссальные, тут не до обучения ординаторов. Проще и быстрее сделать все самому и пойти отдохнуть между пациентами хотя бы пару минут, чем тратить время на постановку рук молодого специалиста. Молодым врачам надо в прямом смысле ходить хвостиком за наставниками и напрашиваться на операции.

Мне хватило нескольких лет дежурств в университете и двух лет учебы в ординатуре, чтобы понять, что работа в акушерстве не для меня. Я видела измученных врачей, которые практически жили в родильном отделении: дневная смена, дежурство, смена, дежурство. В это расписание еще нужно было втиснуть контрактные роды, которые, как назло, почти всегда происходили ночью (ребенку нельзя приказать, в какое время лучше родиться).

Работа в амбулаторной гинекологии чуть проще, у нас нет ночных дежурств и таких экстренных ситуаций. Зато у нас есть огромный поток пациенток, приемы по 15 минут (в женской консультации) и горы бумажной работы. Добавим к этому постоянную онлайн-связь 24/7 с пациентками (нельзя же отпустить беременную в никуда), консультации друзей и родственников, иногда — жалобы пациентов (когда от бессилия забыла улыбнуться в конце рабочего дня). Вот и получаем эмоциональное выгорание, только уже не в сериале, а в реальной жизни. В частной медицине, где на прием пациентов выделяется куда больше времени, с этим проще.

В сериале, естественно, все немного утрированно, не каждый день врач сталкивается с такой жуткой загруженностью и необычными случаями. Но у всех врачей, думаю, есть пациенты, о которых они вспоминают с ужасом. Одна из самых сложных моих пациенток была около года назад — беременная, которая собрала все осложнения, какие только возможно представить: артериальная гипертензия, сахарный диабет, бронхиальная астма, два кесаревых сечения в анамнезе, ожирение и врожденный порок развития у плода. Впрочем, в итоге все закончилось хорошо: родился прекрасный мальчик, которого успешно прооперировали.

Обложка: BBC

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Что посмотреть к 14 февраля? Рассказывает кинокритик
Что посмотреть к 14 февраля? Рассказывает кинокритик Мамблкор по зуму, современная интерпретация Джейн Остин и «Я — робот» в мире одиноких немок
Что посмотреть к 14 февраля? Рассказывает кинокритик

Что посмотреть к 14 февраля? Рассказывает кинокритик
Мамблкор по зуму, современная интерпретация Джейн Остин и «Я — робот» в мире одиноких немок

«Первый встречный»: Дженнифер Лопес танцует в костюме католического креста, а Оуэн Уилсон — тихий математик
«Первый встречный»: Дженнифер Лопес танцует в костюме католического креста, а Оуэн Уилсон — тихий математик Настолько нелепо, что даже прекрасно
«Первый встречный»: Дженнифер Лопес танцует в костюме католического креста, а Оуэн Уилсон — тихий математик

«Первый встречный»: Дженнифер Лопес танцует в костюме католического креста, а Оуэн Уилсон — тихий математик
Настолько нелепо, что даже прекрасно

Alt-J, «Изобретая Анну» и «Химия человека»
Alt-J, «Изобретая Анну» и «Химия человека» Что бы такого поделать дома в выходные
Alt-J, «Изобретая Анну» и «Химия человека»

Alt-J, «Изобретая Анну» и «Химия человека»
Что бы такого поделать дома в выходные

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

Подпишитесь на рассылку