15 мая, суббота
Санкт-Петербург
Войти

Что не так с «Копами в огне» И как изменилось наше отношение к образу полицейского

Что не так с «Копами в огне»

2009 год. До Болотной еще два года, до изнасилования бутылкой шампанского в казанском ОВД — столько же. Сотрудников внутренних органов все еще называют милиционерами, Колокольцев выходит на Манежку после убийства Егора Свиридова, доллар стоит 28 рублей (ах), а московская интеллигентская молодежь заседает в «Жан-Жаке» и не думает об иммерсивных спектаклях.

Под конец 2009-го в столице случается премьера: показывают хип-хоперу — «нечто среднее между мюзиклом и хип-хоп-концертом», как напишет не так давно запустившийся Look At Me. Хип-хоперу ставит совсем еще молодой Юрий Квятковский, до этого работавший в основном со студенческими спектаклями. Артисты тоже весьма причудливые: записавший первый альбом «Кровостока» Котзилла, опередивший на 10–15 лет Антоху МС, МС Сенечку, Шарлота и других Ларик Сурапов (он же Миха Арчанга) и, конечно, сам автор идеи Саня Суперсоник — преподаватель, актер, рэпер и пароход. 

«Копы в огне» срывают башню всем. Сергей Минаев ходит на представление три раза, а затем рассыпается в комплиментах всей команде во время интервью; «Копы» получают премию Троицкого «Степной волк», а затем их под крыло берет Федор Елютин — главный территориальный импресарио 2010-х годов. «Копы» реально в огне: они одновременно и модные, и дерзкие — такого в России не видел еще никто. Хлесткие панчи, многоуровневые культурные отсылки: от мексиканских сериалов и Софии Ротару до Beastie Boys и Чака Норриса — все это наложено на классную постановочную работу и, конечно, яркие личности самих исполнителей.

«Копы» задумываются о расширении — фильмах, радиоспектаклях; отказываются от не слишком заманчивых предложений по экранизации, чтобы сделать все как надо — «по хаслу».

В интервью с Минаевым 2012 года они всерьез говорят о второй части — приквеле к «Копам»: «Сделать ее надо по-взрослому». Легчаков рассказывает, что даже сюжет уже есть: «У Козульского еще живая Софи — большая влюбленность, мы постоянно гуляем, поцелуйчики. Пипи только приходит в отдел, Черный Коп, как всегда, на опасной волне, у него куча женщин — главный трахальщик в городе. Там все очень хорошо, ясная картина. На 12 серий расклад есть».

К сожалению, ограничилось все лишь клипом на песню «Софи» — ни с сериалом, ни со второй частью по-взрослому не вышло: то ли команда просто потеряла интерес к проекту, то ли ударил кризис, то ли еще что.

Все участники «Копов» разбежались по разным проектам. Арчанга с головой ушел в андеграундный хип-хоп, Легчаков ставил и играл в спектаклях, а Квятковский и вовсе оказался главным режиссером Росгосцирка (до этого поставив еще одну хип-хоперу «Орфей и Эвридика»).

Единственный проект, где пересекались три главных копа, — группа «Всигме». Симпатичная, интересная, но абсолютно не ровня «Копам» ни по размаху, ни по исполнению.

Прошло семь или восемь лет, и вот «Копы в огне» вернулись. Легчаков и Квятковский говорят: «Соскучились». Что ж, у обоих дела идут неплохо — может, дело здесь и правда не в финансах (хотя многим артистам и музыкантам карантин дался с трудом). Но вот вопрос — стали ли «Копы» лучше?

Да, стало определенно больше роскоши. Площадка теперь внушительнее, костюмы краше, хореография продуманнее и даже есть Noize МС в качестве именитого гостя — именно Квятковский ставил его «Орфея и Эвридику». Но сообщает ли нам спектакль что-то новое? Пожалуй, нет. Сюжет остался примерно тем же: одну красивую концовку поменяли на другую, добавили немного лишней интриги и переименовали главный наркотик. В некоторых песнях поменяли часть строчек — тоже не очень ясно зачем. Ведь если пишешь заново целый куплет, почему и правда не вспомнить старые идеи и не сделать приквел.

Самое ужасное, что случилось, — из треков пропал мат. Казалось бы, пустяк. Но для «Копов» он был абсолютно ключевой вещью. Восемь лет назад Елютин говорил, что они не могут провести представление без слова «хер» — вспомните хоть старую «Засаду» со словами: «Херова засада за домом херова наркотолкача, херова улица накапала». Без мата «Копы в огне» звучат как зацензуренные треки Снуп Догга или любого другого рэпера старой школы — помните, они еще выходили в двух версиях, и на приличной слова просто вырезали. Вместо слова «motherfucker» — пустота.

Ладно, это косметика. Но что же хотят сообщить нам «Копы» о копах — ведь именно они главные герои всей постановки? В 2011 году на вопрос о том, как они работают с образом мента, Легчаков отвечал: «На мой вкус, мы формируем потрясающий образ копа. Это копы, на которых нужно равняться: стайл, заведенность, отношение к делу. Это то, что мы двигаем. То, как должно быть. Я отражаю современную реальность — рисую ее такой, какой бы хотел видеть. Это не Германика и „Школа“, где мы показываем какой-то срез проблемы».

Допустим, у «Копов» действительно не было попыток чересчур напрямую заигрывать с российской действительностью. Это ведь и не были менты — это был капитан Коломбо, который каким-то чудом оказался в Москве конца 2000-х.

Проблема здесь вот в чем — весь мир и, конечно же, вся Россия (и в особенности Москва) переживает очень болезненный процесс переосмысления роли правоохранительных служб. Да, и в США, и в России всегда посмеивались над ментами — «Fuck the Police» N.W.A, шутливые песенки про «мусоров» здесь — это всегда было частью культурного кода. Но Black Lives Matter в Америке и, разумеется, жесточайший разгон летних протестов в Москве послужили краеугольным камнем. Теперь у обычного жителя Москвы, который раньше почти не сталкивался с этой системой, появился животный страх перед ментами. Я сейчас не говорю о людях, которые читают «Медиазону», следят за криминальной хроникой и ментовским произволом, — у них это отторжение присутствовало всегда. Я имею в виду простых горожан, которые вышли выпить пива на Чистых прудах, а через полчаса их уже волокут за волосы в сторону автозака.

Это большая проблема, которую мы пока не в состоянии решить. И когда Черный Коп со сцены зачитывает панч «Я тебя найду, убью и засажу», ты уже не поражаешься его прекрасной читке и даже не подпеваешь ему. Потому что летом 2019-го так засадили несколько тысяч человек, а еще десяткам тысяч подкинули наркотики. По той же причине агрессивная борьба с наркотиками в спектакле — после Outline, рейдов на Boiler Room и в Mutabor — тоже выглядит весьма спорно.

Пожалуй, апогей отвращения — сцена допроса, в которой Козульски случайно путает вольтаж и убивает свидетеля/обвиняемого. Это уже не крутые копы. Это копы — омерзительные, к которым не испытываешь симпатии.

Возвращаясь к Германике — все было бы хорошо, если бы в этом и была соль спектакля. В том, чтобы образ потерявшего рассудок от своих полномочий копа препарировали, выворачивали, показывали зрителю в самом нелестном виде: мол, вот она, оборотная сторона вашего коповского героизма. Почему главный герой — коп, вроде бы классный чувак, которому ты симпатизируешь, — пытает человека? Почему он избивает людей?

Примерно о такой проблематике сейчас пишет и The New York Times, и The Guardian — как нам всем пересмотреть тот классический, испорченный образ копа, как нам к нему относиться? Как смотреть первые сезоны Brooklyn 9-9, когда полицейские на улице убивают черных? Это важно, это реальная проблема — и о ней думают. Ведь искусство хоть в каком-то виде должно отражать то, что происходит вокруг.

А что у нас? Кричать нам «мусора — позор России» или не кричать? Дарить цветы омоновцу, который бьет девушку в живот гигантским кулаком, или читать ему вслух исправленную Конституцию? Прощать тех, кто подкидывал, засаживал и пытал? Бежать от копов, которые идут за тобой по улице, или, наоборот, обращаться к ним за помощью?

К копам очень и очень много вопросов. Только вот «Копы» не отвечают ни один из них. И предложенный авторами ответ на ключевой вопрос всей хип-хоперы «В чем копа дело?» уже не устраивает. Ведь жопу отбивают всем вокруг, а не только ублюдкам, а фраза «не быть копом черным, а быть копом белым» и вовсе звучит сардонически.

Фотографии: Наталия Родина / Main Stage

Share
скопировать ссылку

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Как найти свою цель и начать двигаться к ней

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

Что такое экотревожность

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов

Первая полоса

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Как найти свою цель и начать двигаться к ней Опыт известных людей прошлого
Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Опыт известных людей прошлого

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде

Что такое экотревожность

Что такое экотревожностьИ как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове «У меня все в жизни налаживается»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
«У меня все в жизни налаживается»

«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов
«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов
«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов

«Кафе танцующих огней», рюмочная «Ипполит», хот-доги Yankees и сезон уличных фуд-кортов

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб Мы узнали, почему так дорого
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Мы узнали, почему так дорого

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут А зарплата — нет
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
А зарплата — нет

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom

Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни

Как сделать квартиру удобной для жизни

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах

Подпишитесь на рассылку