17 мая, вторник
Москва
Войти

Project Zero: Кто создает в Екатеринбурге авторскую фарфоровую посуду Основательница бренда Юля Плеханова — о концепции несовершенства, корнере Натальи Брянцевой и изделиях на заказ

Project Zero: Кто создает в Екатеринбурге авторскую фарфоровую посуду

Пять лет назад дизайнер интерьеров Юля Плеханова не могла придумать подарок подруге с очень специфическим вкусом и решила нарисовать на тарелке ее собаку. Купив в художественном магазине детские краски для посуды, она стала рисовать. После еще нескольких чашек и тарелок ей захотелось делать посуду под роспись самой. В Уральском центре народных промыслов и ремесел она обнаружила мастер-классы по лепке из красной глины. Спустя некоторое время Юля попала на курс по керамике в Чехии, а когда узнала, что вместо глины целую неделю будет заниматься литьем из фарфора, то расстроилась. Процесс показался ей очень скучным: нужно было заливать форму шликером — фарфором в жидком виде — и двадцать минут ждать, пока он схватится.

Когда Юля достала из печи свою первую фарфоровую тарелку, по всему ее телу пробежали мурашки: материал был таким царским и изящным, что она не могла поверить, что сделала тарелку сама. Возвращаться к глине после этого ей уже не хотелось, но в Екатеринбурге трудно было найти даже ее. Кроме того, для обжига фарфора нужна была высокоградусная печь, поэтому в домашних условиях создавать такую посуду было невозможно. Но Юля решила не сдаваться и через несколько лет создала единственный на Урале бренд фарфоровой посуды, сделанной вручную — Project Zero.

Project Zero

бренд фарфоровой посуды


ГОД СОЗДАНИЯ: 2015

АССОРТИМЕНТ: вазы, стаканы и тарелки

МАТЕРИАЛЫ: костяной фарфор, прозрачная глазурь, пигменты, ангобы, пастель

ЦЕНОВАЯ КАТЕГОРИЯ: 1 000 — 4 000 рублей

ТОЧКИ ПРОДАЖ: Ювелирный магазин Avgvst, ул. Малышева, 21/4

О производстве

Я занимаюсь производством посуды в своей маленькой мастерской. Шликер — мягкую фарфоровую массу, состоящую из каолина, кварца и полевого шпата, я заказываю уже готовым из московских магазинов. Есть несколько гипсовых форм, в которые я заливаю шликер — гипс быстро впитывает влагу, и через 3-5 минут на внутренних поверхностях формы оседает равномерный глинистый слой, который и образует стенки будущего изделия. Чем дольше шликер находится в форме, тем толще получаются стенки. Первый обжиг — утильный — обычно совершают на невысокой температуре, около 900 градусов. Следующий обжиг — уже покрытого глазурью изделия — делают при более высокой температуре, около 1 260 градусов.

Костяной фарфор я покрываю прозрачной глазурью — стеклом в жидком виде с различными примесями. Как правило, мои изделия напоминают белый холст с тонкими украшениями: костяной фарфор красивый сам по себе, поэтому небольшая цветная капелька смотрится на нем эффектнее, чем равномерное цветное покрытие. Сначала мне больше всего нравилось сочетание белого и синего, теперь я прихожу в художественный магазин и выбираю цвета исходя из ассортимента, который есть в наличии. Так, однажды совершенно случайно мне попался красный, и я стала работать с ним постоянно — все говорят, что он похож на кровь, а для меня это варенье.

О творчестве

Я не стремлюсь к тому, чтобы делать свою посуду идеальной — скорее, я следую концепции несовершенного совершенства. Я ограничена в ресурсах и формах, поэтому стараюсь вносить креативность на разных уровнях: сохраняю историю создания вещи и не замываю технические швы. Фарфор обладает очень хорошей памятью, поэтому если неаккуратно достать его из формы, его структура изменится, и выровнять материал окончательно уже не получится. Костяной фарфор очень тонкий, белоснежный и прозрачный, поэтому изделия при обжиге часто теряют форму. Материал живет своей жизнью: когда ты занимаешься ремеслом, первые три года оно само диктует тебе что делать, ты только слушаешь и учишься у него. Только спустя время ты можешь самостоятельно воплотить то, что задумал изначально.

Я подстраиваюсь под материал и декорирую свои изделия исходя из того, как их повело и что с ними можно сделать. Бывает, что после обжига изделие мне совсем не нравится, но потом я добавляю какую-то деталь, и оно становится намного интереснее. Например, недавно уже собиралась выкинуть одну чашку, но потом красиво заглазуровала, и она стала моей любимой. Поэтому важно взять за правило доводить до конца любую задумку. Около семидесяти процентов изделий после обжига мне не нравится, но с большей частью я продолжаю работать и с помощью цветовых акцентов превращаю во что-то интересное.

Мое творчество — один большой эксперимент. Иногда я могу взять изделие грязными руками или неудачно махнуть кистью — капля попадает на кружку, и получается красиво. Многие пигменты и глазури до обжига выглядят совершенно иначе, и не всегда можно предположить, что выйдет в итоге. Как-то я случайно перепутала синий с черным и создала серию ваз «Авокадо» с красивыми серо-зелеными разводами — к такому сочетанию я никогда бы не пришла сознательно, но вышло очень круто.

О реализации

Впервые я стала продавать свои изделия два года назад, на летнем фестивале «Sandarina». Я выставлялась за стендом с моими друзьями, которые занимаются деревянными спилами и регулярно участвуют в подобных мероприятиях. Позже я дважды пыталась поучаствовать в фестивале самостоятельно, но все подготовить получилось только к «Благомаркету» в этом году. Мне было бы интересно выйти на московский рынок и поучаствовать в фестивале «Ламбада-маркет», но после «Благомаркета» я поняла, что это не мой формат. На маркеты люди приходят за небольшими и недорогими товарами, а мои изделия — это не импульсивная покупка, их нужно увидеть, полюбить и захотеть купить.

Полтора года назад Наталья Брянцева позвала меня выставляться у нее в корнере украшений Avgvst — сейчас это основная точка продаж моей посуды. Самой большой проблемой для меня тогда стало то, что я не знала, какую цену назначать за свои изделия. Еще одной площадкой продаж моей посуды стал Instagram, но до создания отдельного аккаунта и в целом видения собственного бренда я доросла только недавно.

Сейчас моя посуда продается по цене в диапазоне от тысячи рублей до четырех. Это дорого, но люди приходят ко мне за чем-то большим — за визуальной составляющей. Те, кому просто нужна новая кружка, не станут покупать ее у меня. С ценами я веду себя достаточно смело, потому что понимаю, сколько сил и работы вкладываю в каждое изделие, и не хочу обесценивать свой труд. Я смотрю на изделие и думаю, за сколько бы лично я его купила. Бывает, что два стакана выполнены в одной технике, но один я не купила бы ни за что, а за другой отдала бы любые деньги.

Мне сложно сказать, кто именно покупает мою посуду. Сейчас все так размазалось, что люди могут жить на съемных квартирах вдесятером и при этом ходить с десятым айфоном. Возрастной разбег моей аудитории большой. У меня есть взрослая клиентка, которая постоянно что-то у меня покупает. Мне нравится, что у нее есть потребность радовать глаз, потому что такая посуда — не про финансы, а про эстетику.

Я принципиально не делаю посуду на заказ. Иногда мне присылают картинки кружек и просят нарисовать такую же. Или просят сделать чашку, а потом говорят — а напишите на ней слово «любовь». Тогда я объясняю, что не занимаюсь таким и перенаправляю к другим изготовителям, потому что кого-то копировать мне не интересно.

Ручное производство фарфоровой посуды у нас практически не развито. В Екатеринбурге с фарфором в таком формате не работает никто, кроме меня. В Москве мне нравятся Агами Керамика и Ксения Шигаева, но они тоже работают в другой плоскости. Мои вещи красивые, но, как говорится, носить их нельзя — мне нравятся плоские сервировочные тарелки, которые даже со стола-то поднять сложно, а другие делают что-то практичное.

О планах

Сейчас я пытаюсь подружиться с керамической фирмой ELK Keramika, которая занимается производством посуды для ресторанов. Заведения переходят на крафтовую посуду, а рынок компаний-производителей очень узкий, поэтому потребность в этом есть. Это очень интересный опыт: я привыкла творить что хочу, а здесь мне приходится общаться с шеф-поварами и думать о том, как блюдо будет ложиться на эту тарелку. Для меня это определенный челлендж — идеальной посудой я считаю белую, но шеф-повара привыкли обыгрывать цвета исходя из того, как, к примеру, болотный сочетается и пюре из зеленого горошка.

Кроме посуды для ресторанов, в ближайшее время я хочу начать выпускать фарфоровые абажуры для люстр. Иногда в белой комнате можно повесить крутую лампу и больше вообще ничего не делать, но найти такую лампу сегодня довольно сложно, поэтому ниша на этом рынке тоже есть.


Фотографии: Project Zero

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Татарская вышивка и ручной декор в квартире креатора на Белореченской
Татарская вышивка и ручной декор в квартире креатора на Белореченской Юля Талипова — о портретах Чужого, бабушкином шитье и кастомизации вещей из Икеа
Татарская вышивка и ручной декор в квартире креатора на Белореченской

Татарская вышивка и ручной декор в квартире креатора на Белореченской
Юля Талипова — о портретах Чужого, бабушкином шитье и кастомизации вещей из Икеа

Что осталось после сноса кинотеатра «Темп» на Уралмаше
Что осталось после сноса кинотеатра «Темп» на Уралмаше The Village рассказывает о судьбе старейшего кинотеатра Свердловска, который мы потеряли
Что осталось после сноса кинотеатра «Темп» на Уралмаше

Что осталось после сноса кинотеатра «Темп» на Уралмаше
The Village рассказывает о судьбе старейшего кинотеатра Свердловска, который мы потеряли

«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»
«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале» Призывник из Екатеринбурга — о лечении пневмонии аспирином и играх с ножом
«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»

«Я не сдал сессию и попал в воинскую часть на Урале»
Призывник из Екатеринбурга — о лечении пневмонии аспирином и играх с ножом

Нижний Тагил: Город-завод глазами художника
Нижний Тагил: Город-завод глазами художника Владимир Селезнев — об архитектуре Вагонки, работе сварщиком и Ленине на шаре
Нижний Тагил: Город-завод глазами художника

Нижний Тагил: Город-завод глазами художника
Владимир Селезнев — об архитектуре Вагонки, работе сварщиком и Ленине на шаре

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Первая полоса

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Как дела, как дела? Это новый автозак
Как дела, как дела? Это новый автозак Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки
Как дела, как дела? Это новый автозак

Как дела, как дела? Это новый автозак
Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки

«Поездка на дачу отменяется»
«Поездка на дачу отменяется» Собрали кадры с майским снегопадом в Москве
«Поездка на дачу отменяется»

«Поездка на дачу отменяется»
Собрали кадры с майским снегопадом в Москве

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Подпишитесь на рассылку