Мужчины больше не нужны: Как домохозяйки устроили бизнес-революцию в Северной Корее H&F продолжает рассказывать, как сочетается капитализм и закручивание гаек. Специалист по Северной Корее Андрей Ланьков написал нам, почему большинство успешных предпринимателей КНДР — женщины.

Мужчины больше не нужны: Как домохозяйки устроили бизнес-революцию в Северной Корее

 

Андрей ЛАНЬКОВ

Специалист по КНДР,
профессор Университета Кукмин (Сеул)

Современная Северная Корея — страна, где, несмотря на сохранение сталинских идеологических декораций, неофициальный частный бизнес не просто существует, но и процветает. Официальных данных о том, какова доля частного бизнеса в ВВП страны, конечно, не существует: КНДР не публикует никакой экономической статистики с начала 1960-х годов. По оценкам экспертов, эта доля равна от 20% до 35% всего ВВП.

При этом одной из особенностей современной неформальной экономики Северной Кореи является то, что в северокорейском частном бизнесе очень много женщин. Именно женщины являются владельцами большинства мелких и средних частных предприятий. На уровне крупного частного бизнеса женщин меньше, однако и среди северокорейских полуподпольных миллионеров женщины встречаются куда чаще, чем среди высших партийных и государственных чиновников.

доминирование женщин вызвано спецификой той гипергосударственной, гиперсталинистской экономики, которая незаметно скончалась лет 15–20 назад

 

В былые времена в Северной Корее считалось, что любой взрослый и трудоспособный гражданин обязан работать на том или ином госпредприятии или в учреждении. Те, у кого такой формальной работы не было, равно как и те, кто был склонен к прогулам, подлежали административному аресту. За арестом следовало несколько месяцев заключения в исправительно-трудовом центре (фактически — тюрьме облегчённого режима). Иначе говоря, права быть безработным в те времена у северокорейцев не было.

Однако все эти правила не относились к женщинам. Замужние кореянки могли зарегистрироваться как домохозяйки, что давало им формальное право безнаказанно не ходить на работу. Это не означало, что они полностью были освобождены от каких-либо экономических обязанностей. Домохозяек постоянно отправляли то на уборку урожая, то на строительство дорог, то на ремонтные работы — не говоря уж об уборке территорий. Действительно, дворников в Северной Корее отродясь не существовало, так что поддержание порядка той или иной территории считалось обязанностью женщин из закреплённого за этой территорией жилого квартала.

Когда в середине 1990-х годов старая система социализма стала трещать по швам, обнаружилось, что в распоряжении северокорейских женщин был один ресурс, которого не было у мужчин и который был весьма важен для успешной экономической деятельности. Этим ресурсом являлось время.

Дело в том, что северокорейские власти настаивали (и настаивают) на том, что все взрослые мужчины обязаны регулярно появляться на своих рабочих местах. При этом никакого значения не имеет то обстоятельство, что в большинстве случаев заводы и фабрики либо вовсе не работают, либо работают лишь частично, а рабочим и ИТР в буквальном смысле делать там нечего. Северокорейские мужчины, несмотря ни на что, по-прежнему должны каждое утро появляться на рабочих местах. Пропагандисты объясняют: главная задача — охранять оборудование и поддерживать его в рабочем состоянии, так как рано или поздно его удастся вновь запустить и возобновить производство.

За появление на работе мужчинам практически ничего не платят, однако прогульщикам по-прежнему грозит вполне реальная перспектива административного ареста, за которым следует несколько месяцев заключения. Сам факт такого ареста также становится компрометирующим обстоятельством в биографии. Оно может повлиять не только на самого прогульщика, но и на карьерные перспективы его детей: тот факт, что отец был подвергнут административному аресту, означает, что дети могут потерять шансы на поступление в ведущие вузы. Или, как вариант, будучи призванными в армию, они могут оказаться в самых малопрестижных частях — например, в вечно голодном северокорейском стройбате.

Правда, государство сейчас продаёт право прогуливать. Рабочие могут договориться с администрацией и вносить в фонд предприятия определённую сумму в обмен за право безнаказанно не появляться на работе и даже не посещать сессии политической учёбы и партийные занятия. Однако стоит это удовольствие дорого и большинству просто не по карману.

Когда в середине 1990-х годов в Корее перестала функционировать система карточного распределения, мужчины в своей массе продолжали исправно ходить на неработающие предприятия, а женщины воспользовались своей нечаянной свободой и приступили к поиску средств к существованию. Именно женщины стали работать на нелегальных полях, продавать всё, что только можно было продать, создавать нелегальные мастерские. Заниматься мелкосерийным производством, создавать копии китайских товаров — обувщики делают копии китайской обуви и совсем дешёвый матерчатый ширпотреб, в одёжных мастерских шьют копии китайской одежды. Менее удачливые стали в таких мастерских трудиться — доходы у рабочих частного сектора в десятки раз выше, чем мизерные официальные зарплаты.

Сейчас, по моей оценке, основанной на результатах многочисленных опросов, женщины составляют примерно 80–90% северокорейских предпринимателей. В большинстве современных северокорейских семей именно женщина приносит в дом основную долю дохода — и это воспринимается как должное. Задача мужчины сохранять, так сказать, официальное лицо семьи, в то время как задача женщины — зарабатывать деньги и пополнять семейный бюджет.

Вот, например, типичная судьба. Госпожа Ли была учительницей начальной школы в провинциальном городе, когда в середине «девяностых» карточки перестали отоваривать и её семья (муж — мелкий чиновник, свекровь и двое детей) стала голодать. Помогли родственники свекрови, этнические корейцы из Китая, которые попросили госпожу Ли заняться закупками сушёной рыбы. Госпожа Ли быстро обнаружила, что дохода от её бизнеса было более чем достаточно для того, чтобы кормить семью. Тогда она уволилась с работы, зарегистрировалась в качестве домохозяйки и занялась мелкооптовой торговлей, продавая рыбу и грибы контрабандистам, которые вывозили эти продукты в Китай.

Через 10 лет семья купила новую квартиру, обставив её новой китайской сантехникой (в Северной Корее «китайское» значит «отличное»), дети были устроены в престижные вузы (не без помощи взяток), доходы госпожи Ли составляли $700–800 в месяц. Муж её при этом получал официальную зарплату, которая, в зависимости от перемен валютного курса, соответствовала $1–2. Его вклад в бизнес сводился к тому, что он иногда помогал госпоже Ли получить официальное разрешение на поездку за пределы района проживания (впрочем, при желании такое разрешение она сама могла бы получить за мизерную, по её меркам, взятку).

Конечно, госпожа Ли куда успешнее, чем среднестатистическая кореянка, — хотя большинство северокореянок сейчас так или иначе подрабатывает в неофициальной экономике. Однако подобный разрыв в доходах между супругами в Северной Корее не вызывает особого удивления, наоборот, он скорее воспринимается как норма.

Эта ситуация породила немало анекдотов. Например, один такой анекдот объясняет, что общего между домашней собачкой и мужем. Общего между этими двумя созданиями, если верить анекдоту, довольно много: как собачка, так и муж не приносят никакого дохода, но милы, оживляют дом и могут при необходимости поднять шум и отогнать грабителей, если таковые попытаются вломиться в дом средь бела дня, когда хозяйка трудится на рынке.

Впрочем, на высшем уровне северокорейского бизнеса всё-таки действуют иные правила. По-настоящему крупный бизнес с оборотным капиталом в десятки и сотни тысяч долларов невозможен без взаимодействия с властями, а подобное взаимодействие куда легче устанавливать мужчинам (об этом читайте в следующей колонке). И тем не менее у северокорейского капитализма — женское лицо.

 Фотографии: Roman Harak/Flickr

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Долина строгого режима: Почему стартапы выбирают авторитарную Белоруссию
Долина строгого режима: Почему стартапы выбирают авторитарную Белоруссию Специальный репортаж Дарьи Черкудиновой о том, как государство с диктатором во главе стало прототипом колонии глобальных предпринимателей.
Долина строгого режима: Почему стартапы выбирают авторитарную Белоруссию

Долина строгого режима: Почему стартапы выбирают авторитарную Белоруссию
Специальный репортаж Дарьи Черкудиновой о том, как государство с диктатором во главе стало прототипом колонии глобальных предпринимателей.

Человек вождя: Как живут бизнесмены в Северной Корее
Человек вождя: Как живут бизнесмены в Северной Корее Специалист по КНДР Андрей Ланьков рассказывает, почему эта страна вовсе не воплощение сталинского социализма, на каких правах там существует частный бизнес и как миллионеры дают взятки.
Человек вождя: Как живут бизнесмены в Северной Корее

Человек вождя: Как живут бизнесмены в Северной Корее
Специалист по КНДР Андрей Ланьков рассказывает, почему эта страна вовсе не воплощение сталинского социализма, на каких правах там существует частный бизнес и как миллионеры дают взятки.

Ким продаёт: Как мировые бренды используют северокорейского лидера
Ким продаёт: Как мировые бренды используют северокорейского лидера Глава Северной Кореи Ким Чен Ын является фигурой загадочной, неоднозначной и даже стильной. H&F выяснил, как рекламщики обыгрывали его образ на благо капиталистических брендов.
Ким продаёт: Как мировые бренды используют северокорейского лидера

Ким продаёт: Как мировые бренды используют северокорейского лидера
Глава Северной Кореи Ким Чен Ын является фигурой загадочной, неоднозначной и даже стильной. H&F выяснил, как рекламщики обыгрывали его образ на благо капиталистических брендов.

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Проблемы диаспоры. Лев Левченко — о том, почему русские в эмиграции не здороваются друг с другом

Первая полоса

Силовики под видом покупателей на «Юле» задержали москвича и отвезли в военкомат

Где он сейчас?

Матвиенко предложила оснастить все сельские клубы баянами и гармонями за госсчет

Сколько это может стоить?

Полицейские силой забрали студентов Финашки из общежития в военкомат

Где они находятся сейчас?

В челябинском детсаду попросили не одевать детей в Бэтмена на новогодние утренники

И предложили альтернативу

Жительницу Казани оштрафовали за плакат «Я люблю своего папу»

В отделе полиции силовики издевались над девушкой

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечноПолная история

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно Полная история

Глава СК Бастрыкин получил премию «юрист-правозащитник года»

Угадайте, какую премию получил чиновник из «ДНР»?

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»

Как отреагировали коллеги Алексея Коростелева на его увольнение с «Дождя»

А также что сказал главред телеканала Тихон Дзядко и сам Коростелев

Официанты и бармены остались без работы

Почему сейчас ресторанному бизнесу не нужны новые сотрудники?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

«Счастлив это рвать»: В Хабаровске уничтожили книги, «пропагандирующие ЛГБТ»

Что говорят об этом сами активисты?

Эксклюзив The Village: Библиотеки прямо сейчас прячут от читателей книги иноагентов

Их уже нельзя заказать онлайн и взять на месте

В России появятся казачьи факультеты

Какие предметы будут изучать студенты новых направлений?

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole

Бар в Петербурге уволил официанта, который носил жетон с символикой ВСУ

Как быстро отреагировало руководство заведения и при чем тут «Мужское государство»?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24? «Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
«Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот

Сайты Elle, Elle Girl и Elle Decoration прекратят работу

Московские рестораны из списка Michelin не смогут подтвердить свой статус в 2023 году

Смогут ли они упоминать об уже полученных звездах?

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию

В «Черную пятницу» россияне потратили более 13 миллиардов рублей

На обвиняемую в распространении «фейков» про армию России Викторию Петрову давят в СИЗО через ее сокамерниц

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химииЧто ей делать?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии Что ей делать?

«Почта России» запустила доставку одежды из Европы. Также стало известно, кто займет место H&M в торговых центрах

МИД закупил подарки для оставшихся в России иностранных дипломатов — Baza

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси

Сколько пожертвовали москвичи на строительство православных храмов за 12 лет

Спрос на iPhone 14 в России упал в 2,5 раза по сравнению с продажами гаджетов предыдущей модели

В Minecraft появился постсоветский зимний двор — с пятиэтажками, гаражами и турниками

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде в начале декабря

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо