17 июня, четверг
Санкт-Петербург
Войти

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

Светлана Нигматуллина более 15 лет передвигается в инвалидной коляске и долго считала, что путешествие для нее — это «так же невозможно, как полет в космос». Но благодаря своему интересу к итальянскому языку Светлана решилась съездить в Неаполь — и с тех пор посетила больше 30 стран и 300 городов, прошла курсы гидов и теперь помогает людям с инвалидностью отправиться зачастую в первое для них путешествие. В программе ее тура в Калининград — музеи, концерт органной музыки, прогулка по национальному парку Куршская коса, катание на яхтах и байдарках, обеды и ужины в местных ресторанах и кафе. Все как в обычной экскурсионной поездке, но только все активности выбраны с учетом доступной среды, а перемещаются туристы на автобусе с подъемником для колясок. Светлана рассказала, как она сама готовится к путешествиям и почему такие туры не должны стоить дорого, но не могут быть совсем бесплатными.

Недоступная Италия

Я родилась в Вологде, оттуда мы с родителями переехали в Воркуту, там я училась в школе, а потом устроилась на свою первую работу — в налоговую инспекцию. С детства у меня болезнь мышц, она прогрессирует до сих пор, и я все время теряю какие-то функции, которые раньше могла выполнять: в школу я еще ходила, на работу в налоговую инспекцию ездила только на такси. Вот уже более 15 лет я передвигаюсь только в инвалидной коляске, нуждаюсь в посторонней помощи, потому что многие бытовые вещи не могу делать сама. Сейчас я живу в городе Гвардейске Калининградской области. Это старый немецкий город, достаточно провинциальный, с небольшим населением. Сюда мы с родителями переехали из Воркуты в 1996 году. В маленьком городе у меня началась другая жизнь — более ограниченная. Я долго не могла найти работу и брала разные подработки на дому — собирала изделия из янтаря, создавала икебаны, коллажи на продажу.

Тогда же я начала учить итальянский язык. Наверное, мне просто хотелось чем-то заполнить свое время, потому что в маленьком городе работы для меня не было, заняться было нечем. Я покупала уроки «ЕШКО» («Европейская школа корреспондентского обучения», дистанционные курсы на кассетах, популярные в России в 90-е. — Прим. ред.), мне присылали обучающую литературу по почте, я делала уроки и так же по почте отправляла их на проверку. Постепенно изучение итальянского языка пробудило у меня интерес к самой Италии и желание там побывать. Но мне казалось, что, наверное, это не случится никогда. К тому времени я почти не покидала квартиру, потому что у нас в городе передвигаться было очень тяжело, не было даже такси. Каждый мой выход из дома был каким-то преодолением препятствий, и я думала, что поездка в Италию для меня, человека в коляске, так же невозможна, как полет в космос.

 Я почти не покидала квартиру, потому что у нас в городе передвигаться было очень тяжело, не было даже такси

В начале 2000-х я стала общаться с бывшей одноклассницей, которая живет в Москве. У нас уже появился интернет, мы списались, и я рассказала, что учу итальянский и мне бы хотелось поехать в Италию. Она говорит: «Давай поедем вместе! Я была в Италии, у меня есть опыт путешествий, так что попробуем все организовать!» К тому же в интернете я познакомилась с парнем, который жил на Сицилии, у нас завязались дружеские отношения, он меня приглашал в гости, и мы решили поехать к нему. До Сицилии я добиралась долго и сложно: сначала прилетела в Москву, потом вместе с одноклассницей мы полетели в Киев, оттуда в Неаполь. В аэропорту нас встретила русскоговорящая женщина из Украины, с ней мы тоже познакомились в интернете. Они с мужем-итальянцем немного прокатили нас по Неаполю и посадили на паром до Палермо. На Сицилии мы жили в доме у друга, а на обратном пути остановились в Неаполе на три дня. В гостинице я доплачивала горничной за то, чтобы она мне помогала физически: одноклассница не могла поднять и пересадить меня, например, чтобы помыться.

Поездка в Италию была интересной, запоминающейся, яркой. Домой я возвращалась, будучи уверенной в том, что это было мое первое, но точно не последнее путешествие. До этого мне сильно не хватало в жизни эмоций, впечатлений, такого заряда энергии. И, самое важное, я поняла, что можно путешествовать и в инвалидной коляске. Вокруг тебя есть люди, они готовы помочь, просто нужно их об этом попросить — и это не стыдно.

Жить и путешествовать только на пенсию по инвалидности было невозможно, потому еще до поездки я стала подрабатывать — писала для студентов дипломы, курсовые и контрольные работы. В нашем маленьком городе компьютеры тогда были редкостью, потому мои услуги были востребованы. Я понимаю, что это зло для российской системы образования, но для меня это была возможность заработать на поездки, на эмоции. Уже через полгода случилось мое второе путешествие, и с тех пор на протяжении десяти лет я точно куда-то ездила три-четыре раза в год (конечно, это было до пандемии).

Билет с конфликтом

Свои путешествия я обычно строю так: сначала нужно решить, куда я хочу поехать, какой отдых я хочу — активный или пассивный, чтобы за меня все решили или добавить импровизации и приключений. Чаще всего я просто листаю картинки в интернете, вижу фотографию какого-нибудь места и решаю, что хочу туда поехать, начинаю искать, где это находится, что это за страна. Я редко собираюсь куда-то целенаправленно. Такое было, наверное, только с США. Поездка в Америку долгое время была моей мечтой, визу я получила два года назад, но слетала туда совсем недавно.

Я должна заранее позаботиться о билетах, предупредить авиакомпанию о том, что я передвигаюсь на коляске, и сообщить ее модель. Нужно обязательно указать, что мне нужна помощь при посадке, дать больше информации о себе, чтобы потом не было неприятных сюрпризов. Как-то я должна была лететь «Аэрофлотом», и авиакомпания буквально отказала мне в перелете. Я уже прошла регистрацию в аэропорту, и тут мне говорят, что мою коляску не успевают погрузить, и предлагают мне полететь без нее — это для меня невозможно. Я была вынуждена пропустить свой рейс и попала домой только через десять часов, уже глубокой ночью. Конфликт с «Аэрофлотом» получился громким: в аэропорт приехала телевизионная съемочная группа, я в прямом эфире рассказывала о том, что произошло.

 Я уже прошла регистрацию в аэропорту, и тут мне говорят, что мою коляску не успевают погрузить, и предлагают мне полететь без нее — это для меня невозможно

После этого со мной связались представители «Аэрофлота», предложили в качестве компенсации билет в бизнес-класс на любой рейс по России. Я отказалась, но у меня было встречное предложение — поговорить с руководством компании о существующих проблемах и попытаться вместе их решить, чтобы таких ошибок было меньше. В итоге мы полгода работали вместе — была разработана методика по обучению бортпроводников обслуживанию пассажиров с инвалидностью, на сайте для них появилось больше информации, изменился шаблон покупки билетов, чтобы можно было сразу указать, что это за пассажир и какая ему нужна помощь. И еще одним моим предложением было ввести дополнительную услугу для людей, которые плохо держат спину при перелете, — предоставлять съемные ремни безопасности, которые надеваются на плечи и застегиваются на груди, как у пилотов. Так как я плохо держу спину, мне приходится обращаться за помощью к сидящему рядом человеку, чтобы просто не упасть вперед и не выбить зубы во время торможения самолета. Сейчас «Аэрофлот» — единственная авиакомпания в мире, у которой есть такая услуга.

Дом с пандусом и широкими дверями

Живу я обычно не в гостинице, а в апартаментах. Мне это дает больше свободы: не нужно идти на завтрак в определенное время, освобождать номер для уборки. Приходится обязательно заранее списываться с хозяевами или работниками отеля, потому что написанное на Booking.com или Airbnb не всегда оказывается правдой. Сервисы почему-то не несут ответственность за информацию, и я считаю это неправильным. Часто на сайте написано, что есть доступная среда, я списываюсь с хозяином, и выясняется, что она совсем не доступная. Когда я бронирую апартаменты, я несколько дней трачу на то, чтобы проверить их по всем нужным мне параметрам, получить ответ от каждого собственника. Например, мне важно, чтобы были широкие двери. Так из 80 квартир только две будут доступными, но это уже хорошо. Хотя и в сообщении люди могут обмануть. Такое было с нами всего один раз, в Грузии. Мы приехали в отель и не могли даже попасть в номер, так как к нему вела лестница.

Когда я пишу хозяевам, я заодно интересуюсь дополнительной информацией: где находится ближайший супермаркет, сколько стоит хлеб и проезд на автобусе, как добраться до моря. Люди всегда с готовностью отвечают, и так я уже заранее собираю максимум информации, не выходя из дома. Примерно 80 % всего, что я планирую делать в поездке, я расписываю и оплачиваю заранее, а 20 % остаются на импровизацию. Сейчас я могу поехать куда-то и не готовиться, но начинающим путешественникам с инвалидностью я бы так делать не советовала. Для этого нужно сначала посетить много стран и быть уверенным в своих силах.

 Мы приехали в отель и не могли даже попасть в номер, так как к нему вела лестница

В Таиланде мы жили в деревне, и там, конечно, никакой доступной среды в доме предусмотрено не было. Но я написала хозяйке виллы, что передвигаюсь на коляске, и, когда мы приехали, для нас были сколочены деревянные пандусы, чтобы было легче заходить в дом. В Грузии мы тоже после Тбилиси отправились посмотреть страну и останавливались в таком типичном деревенском старом доме. Хозяйка поселила нас на первом этаже, а пандус сделали из старой двери.

С доступной средой хорошо обстоят дела в Испании, Германии, Австрии, да и вообще в европейских странах все более менее нормально. В США доступная среда организована идеально: я была в Нью-Йорке и Вашингтоне, и там ни разу не было такого, чтобы я не смогла где-то проехать или пришлось поднимать коляску. Но если бы я выбирала города и страны для поездок только исходя из наличия там доступной среды, то я бы, наверное, не побывала в половине мест. К примеру, я бы не попала в Ингушетию, которая была для меня вообще терра инкогнита. Но я еду не за комфортом, а за впечатлениями и готова терпеть неудобства и трудности. В поездках меня обычно сопровождает помощница, я оплачиваю все ее расходы и гонорар за услуги сопровождения. Она пересаживает меня, помогает мне подняться на коляске, если где-то нельзя проехать.

Профессия для здоровых

Как-то я летела домой и подумала: «Мы бываем в далеких странах, а Россия остается для нас недоступной, потому что для туристов с инвалидностью здесь совсем нет инфраструктуры. При этом Калининград — уникальная территория с богатой историей, красивой природой и интересными развлечениями». Мне казалось, что в Калининградской области можно было бы организовать такой полноценный, европейский, цивилизованный отдых для людей с разными ограничениями.

На одном мероприятии я случайно познакомилась с министром по культуре и туризму Калининградской области Андреем Ермаком и озвучила свою идею — создать пару доступных маршрутов, чтобы на них могли бы работать экскурсоводы с инвалидностью, и это стало бы нашим уникальным предложением. И Ермак предложил мне самой пойти на курсы гидов-экскурсоводов, их как раз запустили к чемпионату мира по футболу. Вообще я сама становиться гидом не собиралась, но подумала, что это правильно — самой пройти этот путь и посмотреть, насколько идея жизнеспособна.

В группе нас было 25 человек. Когда сокурсники меня впервые увидели, наверное, подумали, что я ошиблась аудиторией: я въехала на коляске, и на минуту в помещении воцарилась гробовая тишина. Еще один такой момент был, когда мы уже учились. Наша преподавательница — экскурсовод со стажем работы больше 40 лет — стала обсуждать с учениками, какими качествами должен обладать хороший гид-экскурсовод. Все стали называть ответственность, коммуникабельность, чувство юмора, знание иностранных языков, но она сказала, что важных качеств, без которых нельзя попасть в профессию, всего два: нужно любить людей и иметь хорошее здоровье. В этом момент опять все обратили внимание на меня. Человека, сидящего в инвалидной коляске, никак не получится назвать здоровым.

 Когда сокурсники меня впервые увидели, наверное, подумали, что я ошиблась аудиторией: я въехала на коляске, и на минуту в помещении воцарилась гробовая тишина

Курсы продолжались три месяца, мы учились три раза в неделю по четыре пары, что уже непросто для человека, давно окончившего школу. А мне еще нужно было проезжать по 40 километров в каждую сторону. Мы изучали историю, иностранный язык, экономику, были мастер-классы по актерскому мастерству, но нам не хватало практики. Проводить экскурсии мне было страшно, но я понимала, что если не начну сейчас, то этого не случится вообще никогда.

Мы договорились с сокурсниками вести экскурсии вместе: мы составили маршрут и план, по которому каждый берет на себя определенную часть. Я веду экскурсию в автобусе, потом мы приезжаем на место, туристов встречает другой гид, работает с группой, потом снова со мной они едут к следующей точке, где нас ждет еще один гид. Мы передавали группу друг другу, как по эстафете, и это было проще — ты работаешь только полчаса, не устаешь, но при этом набираешься опыта. Мы провели, наверное, десяток таких экскурсий для того, чтобы научиться и получить практику, а все заработанные деньги перечисляли в фонд, поддерживающий людей с онкозаболеваниями. Сейчас мы тоже работаем вместе, у нас образовалось целое сообщество гидов-единомышленников.

Дешево, но не бесплатно

Как-то я участвовала в вебинаре, который проводила Маша, моя знакомая, работаюшая психологом в Москве. Я рассказывала, как готовлюсь к поездкам и какие города и страны еще собираюсь посетить. Нас слушали люди с инвалидностью из разных регионов и дали обратную связь: «Мы хотели бы тоже начать путешествовать, но боимся. Нам страшно самостоятельно сделать первый шаг». И тогда мы с Машей решили организовать тур в Калининград, тем более что я могла составить программу, знала, где лучше поселиться. Первый тур был посвящен людям, которые никогда не видели море. Мы провели краудфандинговую кампанию, чтобы облегчить гостям финансовую часть поездки, купили билеты от Москвы до Калининграда, наши партнеры дали хорошие скидки, помогло министерство туризма.

За тур людям все равно пришлось заплатить, хоть и немного. Я вообще изначально решила, что он не должен быть бесплатным. У нас в обществе существует мнение, что инвалиды — вечно просящие, убогие, нищие, ни на что не способные, потому им нужно давать все бесплатно. Я не говорю, что не надо помогать людям с инвалидностью. Помогать, конечно, надо, но в какой-то степени это оборачивается медвежьей услугой: мы выращиваем иждивенцев. Но это такие же люди, как и все остальные, у них такие же страхи, пороки, разные характеры. Есть те, кто работает на двух работах, им хочется зарабатывать и развиваться, а есть те, кто мог бы что-то делать, но сидит на чужой шее. В общем, все как и у людей без инвалидности.

 Есть те, кто работает на двух работах, им хочется зарабатывать и развиваться, а есть те, кто мог бы что-то делать, но сидит на чужой шее

Я сама инвалид, одна остаться я могу максимум на два часа, а потом мне понадобится посторонняя помощь, но при этом я работаю. Я слышала, как про меня говорили: «Она же богатая, поэтому ей, конечно, путешествовать легко!» Это не так: я совсем не богатая, живу с родителями в обычной квартире в маленьком городе и всегда зарабатывала сама. Писать дипломы для меня тоже было тяжело — приходилось целый день сидеть за компьютером, а когда начиналась сессия, я могла целую неделю не выходить из дома. Но у меня была мотивация: после первой поездки я решила зарабатывать на путешествия, у меня появилась цель — нанять себе помощницу, чтобы перемещаться свободнее. Кто-то мечтает о кольце с бриллиантом или дорогих красивых вещах, а мне вместо этого всего хотелось путешествовать свободно.

Мы стараемся снизить цену максимально, сделать туры доступными. Я представляю, какую люди получают пенсию. К тому же обычно человек с инвалидностью путешествует в компании сопровождающего. Если это одна семья, например мама и ребенок, то получается, что она несет двойные расходы. Сейчас у нас есть только один бесплатный тур — тур выходного дня для семей с детьми-инвалидами из отдаленных районов Калининградской области. Его мы проводим за счет выигранных грантов. В таких семьях обычно один родитель работает, а второй сидит с ребенком, и получается, что родители лишены отдыха. Так что мы создали тур, который позволяет отдохнуть детям и взрослым.

Калининград для всех

После первого тура мы получили хорошие отзывы и потому решили на этом не останавливаться. Но при этом Маша продолжила заниматься психологической помощью в Москве, а я в Калининграде стала готовиться к следующим турам. Каждое лето мы проводим минимум три тура. К нам едут люди с инвалидностью из разных регионов России и других стран — из Улан-Удэ, Красноярска, Петрозаводска, Мурманска, Крыма, Беларуси, Казахстана, Литвы. Мы готовы к встрече туристов не только на колясках, но и с нарушениями зрения и слуха, ДЦП.

Когда человек оставляет заявку на наш тур, я с ней работаю лично, уточняю все нюансы. До того как наш гость приедет в Калининград, мне нужно получить про него максимум информации, чтобы он вообще не думал про трудности в перемещении и был поглощен именно отдыхом и впечатлениями. Я учитываю каждую особенность: например, у кого-то аллергия и поэтому нужно поменять завтрак — вместо сырников заказать яичницу.

Наши туры длятся семь дней и в этом сезоне стоят 31 тысячу рублей. В цену включено все, кроме перелета до Калининграда. Отели мы предоставляем с адаптированными номерами, гости питаются в разных ресторанах города, и мы договариваемся, чтобы блюда не повторялись. Наши автобусы приспособлены для удобства пассажиров с инвалидностью. Единственное, у нас пока нет своего экскурсионного автобуса. Возможно, к осени он уже появится. Нам его сделают под заказ с учетом всех особенностей, нужных для комфорта. Это будет автобус-трансформер, чтобы можно было убирать сиденья и размещать коляски, с подъемником, панорамными окнами, аудиооборудованием для экскурсовода. В пути люди смогут подзаряжать не только телефоны, но и электроколяски. Когда ты долго перемещаешься по городу, батарейка садится — приходится возвращаться в апартаменты и ждать, пока она зарядится. Я сама с этим сталкивалась.

 Наши гости постоянно спрашивали: «А мы поедем на Куршскую косу?» — и приходилось отвечать, что мы не можем, так как там не получится передвигаться на колясках

В области нас уже все знают, и партнеров становится больше и больше. Они заинтересованы, чтобы мы к ним приезжали, и потому создают доступную среду для наших гостей. Например, в Калининградской области есть национальный парк Куршская коса, это такое очень популярное туристическое место, заповедник, который внесен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Наши гости постоянно спрашивали: «А мы поедем на Куршскую косу?» — и приходилось отвечать, что мы не можем, так как там не получится передвигаться на колясках. Но говорить «нет» в сфере гостеприимства вообще недопустимо, потому я обратилась к руководству парка и предложила им начать совместную работу. Я даже пообещала найти деньги на адаптацию, и руководство парка согласилось. Мы получили два гранта от Фонда охраны Балтийского моря и Фонда президентских грантов на эти деньги построили доступный туалет, настилы, по которым можно ездить на инвалидных колясках, на маршруте поставили таблички со шрифтом Брайля. На берегу моря мы сделали смотровую площадку, беседки со скамейками и столами, тоже доступные для людей в колясках. Причем все это из натуральных материалов, которые не нарушают экосистему особо охраняемой природной территории.

Во время тура мы возим гостей в музеи, на производства, устраиваем мастер-классы — по гончарному делу или выпечке круассанов. Люди хотят заниматься активными видами отдыха, поэтому мы предлагаем прогулки на яхтах, сплавы на байдарках, дайвинг, а в этом году планируем сделать еще летний лагерь для детей-инвалидов с тренировками по адаптированному серфингу. Программа постоянно меняется, потому некоторые приезжают к нам каждый год. За пределы России мы тоже собираемся выходить. В прошлом году хотели поехать в Италию, но помешала пандемия, а сейчас запускаем тур в Абхазию.

Фотографии: Александр Ростемберский

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я часто хожу в отпуск»
«Я часто хожу в отпуск» Как успеть отдохнуть за несколько дней и куда стоит поехать сейчас
«Я часто хожу в отпуск»

«Я часто хожу в отпуск»
Как успеть отдохнуть за несколько дней и куда стоит поехать сейчас

Сколько стоит жизнь в Абхазии
Сколько стоит жизнь в Абхазии Квартиры только для местных, маршрутка из Сухума в Гагру и бюджетный кофе на песке
Сколько стоит жизнь в Абхазии

Сколько стоит жизнь в Абхазии
Квартиры только для местных, маршрутка из Сухума в Гагру и бюджетный кофе на песке

Как выехать за границу и вернуться
Как выехать за границу и вернуться Какие новые правила начнут действовать для туристов в мае
Как выехать за границу и вернуться

Как выехать за границу и вернуться
Какие новые правила начнут действовать для туристов в мае

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб Мы узнали, почему так дорого
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Мы узнали, почему так дорого

Тэги

Сюжет

Прочее

Новое и лучшее

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз

29 главных событий недели

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Первая полоса

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

29 главных событий недели
29 главных событий недели «Макбет» с Анной Нетребко, «Мумий Тролль», «Машина времени», Kedr Livanskiy и Odyssey Festival
29 главных событий недели

29 главных событий недели
«Макбет» с Анной Нетребко, «Мумий Тролль», «Машина времени», Kedr Livanskiy и Odyssey Festival

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства «Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует

Как все поменять, если работа больше не радует

Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект
Как ходить на распродажи осознанно И почему лимит на покупки — хорошая идея
Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект

Как ходить на распродажи осознанно
И почему лимит на покупки — хорошая идея

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность Что слушать, смотреть и читать в эти выходные
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Что слушать, смотреть и читать в эти выходные

Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»
Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения» Черкесские блэк-металлисты, удмуртские рейверы и лезгинский бард
Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»

Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»
Черкесские блэк-металлисты, удмуртские рейверы и лезгинский бард

«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы
«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы А также о новом альбоме, который может отпугнуть старых фанатов
«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы

«Монти Механик» — о саундтреке для Идова, метамодерне и уходе с работы
А также о новом альбоме, который может отпугнуть старых фанатов

В какие города России поехать этим летом
В какие города России поехать этим летом И сколько будет стоить путешествие
В какие города России поехать этим летом

В какие города России поехать этим летом
И сколько будет стоить путешествие

Подпишитесь на рассылку