«Я работаю в Доме Зингера на Невском проспекте» Сотрудники Дома книги и головного офиса «ВКонтакте» — о работе в одном из самых известных зданий Петербурга

«Я работаю в Доме Зингера на Невском проспекте»

Дом компании «Зингер» — заметное здание с угловой башней и стеклянным глобусом — можно назвать одним из символов Петербурга: он расположен в туристическом центре и знаком каждому, кто хотя бы раз бывал на Невском проспекте. После Октябрьской революции здесь открылся Дом книги — сегодня любой посетитель магазина может оценить восстановленные в первой половине 2000-х интерьеры. Еще один крупный резидент — команда «ВКонтакте»: головной офис компании располагается на пяти этажах (плюс знаменитый купол). The Village поговорил с сотрудниками Дома книги и «ВКонтакте» о том, как устроено здание, что находится в недоступных для простых посетителей местах и можно ли работать прямо в куполе. А историк и куратор проекта «Петербург глазами инженера» Марина Зубкова рассказала, как строили Дом Зингера и в чем его уникальность.

Фотографии

Виктор Юльев

Дом компании «Зингер»

Адрес: Невский пр-т., 28

Архитектор: Павел Юльевич Сюзор

Годы строительства: 1902–1904 годы

Резиденты: Дом книги, «ВКонтакте» и другие


Марина Зубкова

историк, куратор проекта «Петербург глазами инженера»


Здание дома компании «Зингер» было построено в 1902–1904 годах архитектором Павлом Сюзором. Для строительства выбрали место с максимальной торгово-деловой активностью на пересечении Невского проспекта и Екатерининского канала. Маститый архитектор с 30-летней карьерой за плечами взялся за проект для щедрого заказчика и решился на работу в стиле модерн, оставив в итоге одну из самых неоднозначных построек в Петербурге.

В начале ХХ века общественные здания стремились к объемным пространствам, свету, функциональности. Так как от количества сдаваемых помещений зависела прибыль, а земля в центре города была дорогой, баланс между простором и вместительностью находили в количестве этажей. В Нью-Йорке и Чикаго это привело к возведению первых небоскребов. Но на болотистых почвах Петербурга не представлялось возможным сделать мощный фундамент. К тому же действовало ограничение по высотности в 11 саженей (23,47 метра), которое определялось высотой главной доминанты города — Зимнего дворца. Все эти аргументы — не в пользу того, что Дом Зингера задумывался как небоскреб: так станут писать уже после того, как в Нью-Йорке к изначальному зданию Singer Building добавили башню и оно составило 53 этажа, став самым высоким в мире (строительство башни закончится в 1908 году).

Примечательно, что и в Нью-Йорке, и в Петербурге требования к высотности эффектно обошли: запрет на высотное строительство относился именно к фасаду, стоящему на красной линии, а мансарда и купол уже не являются его частью. Так, в Доме Зингера мансарда седьмого этажа начиналась уже над уровнем 11 саженей. Между Павлом Сюзором и архитектором Singer Building Эрнестом Флэггом есть одно сходство: тяготение к канонам Парижской школы изящных искусств и французской архитектуре. Для здания в Петербурге изначальный проект был разработан Флэггом, а затем работу продолжил Сюзор.

Дом Зингера — смесь двух стилей. Картуши, валькирии на рострах, неожиданно проявляющиеся раковины отсылают к необарокко. Напротив, растительные орнаменты, складывающиеся в «удары бича», вырастающие из листов ирисов драконьи головы, маскароны, глазурованная плитка — уводят нас в модерн. Барокко привносит незамысловатые аллегории: одна валькирия держит жезл Меркурия (символ торговли), у другой в руке веретено (символ легкой промышленности), а под правым локтем — швейная машинка. При всей утонченности вкуса архитектора порой он тяжеловесен: фасад здания перегружен.

При этом Сюзор активно интересовался техническими новинками своего времени. Выдающимся инженерным решением Дома Зингера был его металлический каркас — двутавровые стойки и балки, которым нестрашен пожар. Сами балки монтировались техникой клепки — это прогрессивный метод монтажа (сразу вспоминается фоторепортаж Чарльза Эббетса о строительстве Рокфеллер-центра). Сюзор сотрудничал с артелью кровельщика Александра Верещагина. Мансарда сконструирована как арочная ферма с опорой на железобетон, а купол является частью всей мансардной конструкции. С большой вероятностью при его проектировании основывались на известном в России примере купола World Building в Нью-Йорке.

Детали каркаса, чугунные литые батареи (отопление, как и сейчас, было автономным) изготавливались на заводе Сан-Галли. Другая техническая новинка от Ф. К. Сан-Галли — механизмы для самоочищения кровли путем подачи пара — к сожалению, не нашла широкого применения в Петербурге. Декор и техническое новшество одновременно — изделия из ковкой бронзы мастерской Карла Винклера. Они оформляют фасад снаружи, а лестницы и лифтовые двери — внутри.

Для понимания приоритетов архитектора характерен и пример с лифтом: компания «Зингер» предполагала расположить в главном вестибюле с Невского проспекта четыре лифта и продублировать их пожарной лестницей, но Сюзор посчитал оптимальным сделать два лифта и яркую барочную мраморную лестницу. Украшенная ковкой бронзой с модерновым орнаментом, она кажется чрезмерной. Хотя здание и соткано из примечательных инженерных решений, они спрятаны за своеобразной эстетикой ар-нуво в интерпретации Сюзора.

Определенно, реконструкция здания в начале нулевых подчеркнула техничную сторону модерна. Световые дворы обрели навесы на уровне выше мансарды, и теперь мы можем оценить клепанные короба снеготаялок и глазурованную плитку Villeroy & Boch. При реставрации утраченную плитку заменяли специально заказанной на тех же заводах, которые до сих пор функционируют. Появившееся после реконструкции сплошное остекление надстроенных этажей, соседствующее с пятиэтажными полотнами глазурованной плитки в атриумах, делает помещение еще больше и светлее.

Компанию «Зингер» и ее арендаторов в этом здании уже в декабре 1919 года сменит Дом книги. Магазин займет первые два этажа, многочисленные издательства — с третьего и выше. По сути, здание никогда не меняло своей функции, оставаясь торговым и конторским/офисным. Сегодня, благодаря реставрации, раскрыты эстетическая составляющая функциональных деталей и потенциал модерна. На фасаде об этой динамике нам напомнят разве что купол и огромные окна: квадратные сплошные стекла в пол на первом этаже — смелое решение для 1904 года.

Дом Зингера — это в первую очередь авторское видение петербургского архитектора Павла Сюзора в момент перехода от эклектики к модерну и невиданного прогресса в технологиях строительства. Вся новизна, легкость, функциональность модерна — главным образом внутри, в наполненных светом обычных петербургских дворах-колодцах. Фасад снаружи, напротив, тяготеет к эклектике и стремится доминировать. Это противоречие таит в себе большой потенциал к постоянному переосмыслению. По той же причине невозможно остаться равнодушным к Дому Зингера.


Дом книги

Наталья Богобоящая

главный бухгалтер Дома книги

В Доме книги я работаю почти пять лет. Рабочий день, как у любого топ-менеджера, ненормированный. Мой кабинет находится на третьем этаже. Обедаю обычно в ресторанчике неподалеку. В здании есть кафе «Зингер», туда можно иногда зайти, выпить чашку неплохого кофе.

В Доме книги — три этажа. Помимо общедоступных пространств, это офисные помещения: они разделены по принципу отделов, которые в них находятся. Выглядят как обычные служебные помещения — общедоступный Дом книги гораздо интереснее, особенно первый этаж. Внутри очень многое восстановлено (в рамках реконструкции 2000–2006 годов. — Прим. ред.), но есть и оригинальные элементы: например, в зале на первом этаже сохранилась колонна; многие хрустальные светильники (совершенно потрясающие!) — оригинальные. Поддержание интерьеров здания требует большой работы. Постоянно идут ремонты — и мелкие, и крупные: так, несколько лет назад восстановили в определенных местах напольные покрытия. Мы со своей стороны очень трепетно относимся к зданию.

Дом книги живет вместе с городом, Невским проспектом: мы постоянно наблюдаем, как меняется поток посетителей. Часто это связано с внешними факторами. Например, в этом году было очень мало туристов из Китая и значительно меньше, чем раньше, — из стран Западной Европы. А вот поток российских туристов стабилен: они всегда приезжают сезонно, «вспышками». Кроме того, у нас есть любимая лояльная группа — это питерская интеллигенция, они много лет вместе с нами, поддерживают нас, несмотря на то, что у них бывают непростые времена.

На мой взгляд, Дом Зингера — здание фантастически прекрасной архитектуры. Это магическое место. Каждый день, приходя на работу, мы смотрим на эту красоту и получаем положительный заряд.

Жанна Леонтьева

юрист Дома книги

В Доме книги я с осени прошлого года. В мои обязанности входит полное юридическое сопровождение деятельности компании — от хозяйственной до договоров поставки (у нас около двух тысяч поставщиков).

Рабочий день у меня с 10 до 19 часов. Я занимаюсь бодибилдингом; с утра, если нет вечерней тренировки, успеваю сбегать в спортзал и к десяти приехать на работу. Обед с 13 до 14 часов — предпочитаю в это время выйти, погулять, освободить голову. А так у меня каждые два с половиной часа — обязательное питание: это режим, за которым я слежу. Организовать его не сложно, все на потоке: заранее готовлю пищу дома и приношу в контейнерах, или перекусываю в кафе, или покупаю в магазине.

Рабочее место у меня стандартное, оно находится в приемной генерального директора. Мне нравится, что в Доме книги я рядом с интересными людьми и новинками. Обычно, когда прихожу на работу, пользуюсь центральным входом в магазин: чтобы посмотреть, какие есть новинки, вдохнуть книжный аромат. Последнее, что я прочитала, — «Происхождение» Дэна Брауна, сейчас перечитываю «Братьев Карамазовых».

Любимое место в Доме Зингера — атриум. Здесь мы проводим переговоры. Его атмосфера располагает к размышлениям. Очень красиво по стилистике.

Мы находимся в самом центре города, и поток посетителей здесь постоянный. В любом случае сохраняем исторические элементы помещения в том виде, в каком они были на момент строительства. Дом Зингера — памятник архитектуры, который принадлежит городу; в связи с этим есть разные обременения. Главное из них — целевое использование помещения: например, мы не можем реализовывать какие-либо товары, помимо тех, что продаются в Доме книги. Кроме того, должны соблюдать сохранность всех элементов, у нас есть обременения по покрытию стен, полов. За соблюдением этих требований следит КГИОП: они вправе зайти в любой момент и посмотреть, все ли в порядке.

Оксана Белова

старший продавец Дома книги

В Доме книги я работаю три с половиной года. Считаю, что продавец — лицо магазина, так что наша главная задача — обслуживание покупателей. Мы должны каждого посетителя превратить в постоянного: найти подход, выявить потребности — удержать. Контингент клиентов у нас стабильный, многие люди старшего возраста ходят в магазин по несколько десятков лет. Конечно, очень хочется, чтобы, помимо этого контингента, была постоянная аудитория 30–40-летних — это люди, занятые самореализацией, материально обеспеченные: мы могли бы и для них быть культурной базой.

В наши обязанности входят постоянное поддержание порядка на рабочем месте, своевременное пополнение запасов, оперативные выкладки на столах, «кубиках», в торцах. Плюс должны следить за столами, которые находятся во входной зоне, — они очень важны: там есть стол новинок, стол «Выбор Дома книги» и стол бестселлеров магазина. Естественно, мы обязаны обновлять ассортимент, следить за ценами, участвовать в инвентаризации и так далее.

Я работаю на цокольном этаже Дома книги. Тут находятся отделы истории, философии, психологии, религии, бизнес-литературы, социально-экономической, а также книги по кулинарии, досугу, компьютерная литература и так далее.

Некоторые покупатели любят посидеть с книгой: есть стол и три стула в отделе искусства, но на всех желающих их не хватает. С одной стороны, я понимаю, что для людей это проблема, с другой — у нас же не библиотека. Мы можем проконсультировать — человек купит книгу и спокойно прочитает ее дома. Сама я читаю только дома. В какой-то момент мы перестали брать книги на обед: их нужно сохранять. Кому приятно покупать потрепанную книгу?

Магазин работает с девяти утра до полуночи, а в летнее время — до часа ночи. Это очень удобно для посетителей: можно зайти до или после работы. Мы работаем по скользящему графику: кто-то два дня через два, кто-то — пятидневку по восемь часов. Расписание составляется так, чтобы люди по максимуму пересекались в рабочее время. На моем этаже в отделе психологии работают два человека, в медицине — тоже два, в социально-экономической литературе — три. Это мало. Коллектив не сугубо женский: у нас на этаже трое молодых людей, во входной зоне работают очень хорошие мальчики. Легенда Дома книги — Александр Геннадьевич, который здесь уже 40 лет.

Если работаем в утреннюю смену, приходим до открытия магазина: идем через служебный вход на набережной канала Грибоедова — там нас встречает охранник, который проверят, чтобы не просочился никто чужой. Если я прихожу в то время, когда магазин уже открыт, иду через центральный вход.

Что касается обеда: мы всегда договариваемся, кто во сколько уходит, так как даже два продавца, одновременно уходящие на обед, уже критично. Многие ходят в «Пироговый дворик» или в столовую на канале Грибоедова. В магазине сувениров «Полянка» можно купить кофе и выпечку. При желании можно воспользоваться кафе «Зингер» (находится на втором этаже Дома книги. — Прим. ред.), это одно из моих любимых мест, особенно столик у окна с видом на Казанский собор.

Дом Зингера — это символ, бренд города. Наверное, он бы не вписывался в застройку Невского проспекта, если бы архитектор воплотил первоначальную задумку — здание по типу нью-йоркского Зингер-Билдинг. Но наши власти вмешались и, чтобы не портить ансамбль, немного подогнали под общий стиль. Мне кажется, Сюзор хорошо выкрутился: здание — в модерне, над шестым этажом — мансарда, которая оканчивается легким куполом и сферой. Кстати, любимый вопрос посетителей: можно ли попасть на крышу? Я там была: выбрала самый лучший день, 9 Мая, чтобы увидеть салют. Идти туда можно только с охраной, не в зимнее время, небольшой группой. В купол, насколько я знаю, тоже можно попасть.


«ВКонтакте»

Павел Калайдин

ведущий разработчик «ВКонтакте»

Я петербуржец, окончил Политехнический университет. К команде «ВКонтакте» присоединился летом 2015 года: ребята написали, что есть интересная задача, — не хочешь пообщаться? Оказалось, мои знания подходят, и я устроился работать.

Сейчас делаю ленту новостей: когда вы заходите во «ВКонтакте», сразу попадаете ко мне и моей команде — это один из главных разделов сайта. Мы делаем ранжирование постов, пытаемся понять, что интересно пользователю и так далее. В большой команде, которая отвечает за машинное обучение, сейчас человек 20, включая мобильных разработчиков; а конкретно в ленте новостей — нас шестеро.

Мне кажется, у нас в офисе есть разделение по этажам. Например, я принадлежу к седьмому этажу. Сейчас все меняется, потому что компания очень сильно выросла, — мы будем мигрировать, переедем на пятый этаж, это разделение исчезнет. Сейчас на пятом этаже сидят мобильные разработчики — так исторически сложилось. На шестом — рекламная разработка. На четвертом и частично шестом — инфраструктура, бэкенд.

О седьмом этаже расскажу подробнее. Слева находимся мы, также там работают системные администраторы — это тихий офис, где сидят сосредоточенные ребята. Еще здесь была рекламная разработка, бизнес-продукты, но сейчас они временно переехали на шестой.

Мое любимое место на седьмом этаже и в целом в здании — «круглая» переговорка. Тут базируется моя команда во время внутренних хакатонов среди сотрудников, а также здесь мы проводим собеседования. Еще одна переговорка — в «пыточной» комнате, но в ней редко что-то происходит из-за плохой акустики. На этаже также есть «ленинская комната» (что-то типа кухни) — это такое место, которое никто не бучит (не бронирует. — Прим. ред.), там всегда можно что-то быстро обсудить. Или прийти в выходной, а тут кто-то в PlayStation играет — комната очень домашняя (раньше помещения на седьмом этаже арендовала компания X5 Retail Group, команда «ВКонтакте» оставила дизайн «круглой», «пыточной» и «ленинской» комнат. — Прим. ред.).

Купол — суперприкольное место, но туда не ходят очень часто, потому что зимой там холодно, а летом жарко (в куполе всего одна маленькая форточка). При этом там есть вай-фай, лежат пуфики, поэтому при желании можно работать. Мы любим наблюдать оттуда закаты. Когда забираешься на самый верх купола, к шару, появляется страх, что он отвалится и, как в фильме ужасов, будет с грохотом катиться вниз. Есть внутреннее приложение, которое позволяет менять подсветку купола в зависимости от ивентов: например, синий — в День информирования об аутизме, зеленый — в День святого Патрика. Всегда можно найти какое-то событие. Помню, была идея менять подсветку, когда обновляется сайт. Но так как он обновляется очень часто, у нас купол мигал бы каждые пять минут — от идеи отказались.

Я обычно работаю где-то с 12 до 22 часов. Живу недалеко от Дома Зингера, в пяти остановках на троллейбусе. С питанием у нас организована крутая схема, которую я еще нигде не видел: есть специальные карточки, на которые перечисляют деньги, ими можно расплатиться в ближайших заведениях. Мне, например, очень нравится ресторан Hamlet & Jacks в Волынском переулке — будь моя воля, я бы туда ходил каждый день (и ходил бы, но одному скучно). По пятницам все едят что-то, заказанное на весь офис, — обычно пиццу и бургеры. Это возможность увидеть всех коллег, с которыми мы обычно пересекаемся только на очень больших встречах. Естественно, всегда можно перекусить на кухне: там есть круглосуточный доступ к овощам и фруктам, хлебу, колбасе, сыру, красной рыбе и прочему.

У нас суперфрендли охрана на входе в бизнес-центр, это прикольно. Несмотря на то что они очень суровые ребята, которые постоянно отбиваются от туристов (они пытаются попасть в Дом книги, дверь в который расположена в 10 метрах), охранники всегда очень дружелюбны и всех сотрудников знают в лицо. Я регулярно с ними общаюсь, особенно летом — во внутреннем дворике есть велопарковка, а чтобы в него попасть, нужно позвонить секьюрити и попросить открыть калитку.

С Домом книги удобно, что там есть нужный мне банкомат. И еще я знаю такой лайфхак: если сделать заказ в интернет-магазине Дома книги (с получением на месте), выйдет на 10 % дешевле. При этом ты просто спускаешься, идешь в отдельную кассу, где никогда нет очереди, и платишь. Я так регулярно делаю.

Считаю, что Дом Зингера — очень красивое здание. Еще одно такое же красивое — Универмаг у Красного моста (Au Pont Rouge. — Прим. ред.). Альтернатив вообще нет.

Александр Швец

старший разработчик «ВКонтакте», руководитель отдела «Антиспам»

Я оказался в команде семь лет назад: начинал с удаленной работы в модерации. Три года назад, когда стал разработчиком, начал работать в офисе. Когда ушел Павел Дуров (в 2014 году. — Прим. ред.), а с ним и часть команды, нам пришлось сильно поменяться. Сейчас с нами 90 разработчиков — и «ВК» развивается очень стремительно.

Я очень много переезжал внутри офиса: раньше сидел на седьмом этаже, потом на пятом, в итоге — на четвертом. Это крайний офис справа с видом на Казанский, там сидят шесть разработчиков. У нас две команды: моя и Миши Кошкина, у каждого — по два человека. Практически весь этаж связан с бэкендом — мы называемся «бэк-офисом»: это внутренняя сторона «ВКонтакте». Мы занимаемся разделами и интерфейсами для команды, чтобы было удобнее управлять сайтом и помогать пользователям. Например, антиспамом, модерацией, поддержкой, восстановлением профиля и другими направлениями. То, что совсем не видно или опосредованно видно пользователю.

У меня нет точного распорядка дня: не знаю, что такое просыпаться в 08:30 и прибегать на работу к девяти утра. В зависимости от того, во сколько я лег спать (а из-за работы я ложусь довольно поздно), рабочий день может начинаться в 10, 12, 13 часов. Я живу на Васильевском острове, добираюсь на общественном транспорте. Внутри здания мы практически не используем лифты: на четвертый этаж можно и пешком дойти. Перемещаюсь в основном внутри здания: если нужно поговорить с системными администраторами, иду на седьмой этаж, если у меня встречи — в переговорки на пятом этаже. На шестом этаже по четвергам проходят занятия по английскому языку для всех желающих (еще есть французский и немецкий). А так я по большей части сижу около компьютера на своем рабочем месте. Но бывают дни, когда приходится бегать между этажами, — потом видишь на айфоне, что сегодня ты набегал на 29 этажей.

Проход в офисе — по отпечаткам пальцев (их снимают при приеме на работу). Есть и пропуск по карточкам, но чаще все пользуются отпечатками. Такая система, мне кажется, была всегда. Сейчас устройства обновили и они быстрее считывают отпечатки. Отдельных помещений для курения у нас нет и, думаю, никогда не появится. Наши соседи, я замечал, выходят покурить рядом со зданием.

У охранников внизу бизнес-центра вечная проблема с людьми, которые пытаются пройти через «крутилку» (вращающуюся дверью — Прим. ред.) в магазин сувениров или Дом книги. Охранникам приходится их пропускать, объяснять, что они не туда попали… Я, уже когда прохожу, понимаю, что за мной идет человек не из «Зингера» (примерно знаю, кто здесь работает), — и вижу грустное лицо охранника.

В «Зингере» мне больше всего нравится купол. Из него видно почти все достопримечательности в центре Питера: Казанский, Адмиралтейство, Петроградку, Спас на Крови, Гостиный двор. Сюда в нерабочее время можно привести друзей (конечно, не экскурсии на 15 человек).

С одной стороны, здание достаточно старое, но при этом нет ограничений по дизайну интерьеров — мы можем влиять на то, как выглядит офис. Например, взять и повесить большой логотип «ВКонтакте». Клево? Клево.

Ирина Денежкина

руководитель направления технических интеграций «ВКонтакте»

Я работаю во «ВКонтакте» с 2011 года (тогда я училась на четвертом курсе факультета прикладной математики СПбГУ). Изначально занималась общением с пользователями в нашей поддержке, которая славится любовью к людям и качеством ответов. Чуть позже — общением с пользователями, которые разрабатывают что-то на нашей платформе. В итоге дошла до своей текущей должности. Занимаюсь общением с разработчиками, помогаю интегрировать сторонние сервисы, последние два года — в штабе «ВКонтакте» в Доме Зингера (большинство специалистов поддержки работают удаленно).

Офис постоянно меняется, потому что меняется сама команда, появляются новые подразделения. Количество сотрудников растет, и пространство регулярно перестраивается. У нас есть такая распространенная шутка про то, что тяжело найти отдел кадров, который несколько раз переезжал. Сейчас на пятом этаже висит табличка: «Поздравляшки, вы нашли руководителя отдела кадров!» По мере того как эволюционирует сама команда, эволюционирует и пространство, в котором она находится.

На то, чтобы точно запомнить, кто где сидит, обычно уходит пара месяцев. Я работаю на четвертом этаже вместе с коллегами, которые отвечают за техническую часть разработки «ВКонтакте». Здесь занимаются API, платежами, служебными сервисами вроде восстановления доступа и поддержки. Опенспейсов тут нет — отдельные уютные кабинеты на четыре-семь человек.

Я приезжаю в офис на метро, поднимаюсь обычно на лифте — ленюсь ходить пешком даже по таким роскошным лестницам. Захожу за чаем (кухня рядом на этаже) и приступаю к работе. Периодически поднимаюсь к коллегам на другие этажи что-то обсудить, но по большей части провожу день в своем кабинете или на встречах.

Самое знаковое и мое любимое место — купол, откуда открывается красивый вид. Как правило, сами мы туда не ходим, только если приводим гостей. Я как-то раз чуть не сломала ногу, когда мы водили экскурсию по офису для новых сотрудников поддержки: оступилась и едва не улетела в лестничный проем — меня спасли в последний момент.

На пятом этаже, где окна выходят на канал Грибоедова, по вечерам всегда очень хорошо слышно уличных музыкантов. Кажется, мы уже выучили наизусть их небогатый репертуар. Бывает, одновременно играют сразу несколько групп. В основном что-то из «Сплина», Цоя. Бывают коллективы, которые исполняют хороший зарубежный джаз, но редко.

Местоположение Дома Зингера просто отличное. Это центр города, отсюда видны разные мероприятия, парады — можно наблюдать за ними с лучших зрительских мест. Сюда приходишь как на праздник: красный ковер, торжественные лестницы — мне кажется, это мотивирует. Ну и, конечно, сам факт того, что ты работаешь в здании, которое является одним из символов Петербурга, на которое смотрят в восхищении, — добавляет ответственности и придает сил.

Павел Князев

руководитель департамента дизайна «ВКонтакте»

Я работаю здесь уже три года. Участвовал в конкурсах на дизайн, которые начал проводить Павел Дуров в 2012 году, несколько лет усиленно пытался попасть в команду — тогда еще учился в старших классах школы. Я всегда разделял идею и ценности проекта; для меня это очень личное, потому что продуктом пользуются все мои друзья, семья (ну и еще 100 миллионов человек, конечно). Выиграл несколько конкурсов подряд, получал призы, но не приглашение на работу. В какой-то момент написал Андрею Рогозову (управляющий директор социальной сети «ВКонтакте». — Прим. ред.). Он предложил мне работу над одним проектом в качестве тестового задания.

Я отвечаю за дизайн в целом: начиная от продуктовых интерфейсов (как выглядят сайт, приложение) до работы с художниками, которые рисуют нам стикеры, иллюстрации. Также занимаемся дизайном мерча, промороликов, баннеров. Например, недавно купили фирменный шрифт, который должен ассоциироваться именно со «ВКонтакте». Мне, как руководителю, приходится решать очень много вопросов: не только рисовать самому, но и взаимодействовать с командой дизайнеров, разработчиками.

В департаменте дизайна — шесть человек. Я самый старший — мне 24 года. Так получилось, что все мы самоучки, которые целенаправленно пытались сюда попасть. При приеме на работу смотрим на умения, скиллы, но в первую очередь — на желание, взгляды, амбиции. Нам важно, чтобы человек подходил нам по духу. Плюс у нас в компании не принято ругаться, употреблять алкоголь, курить — на это тоже обращаем внимание.

Мы находимся на пятом этаже дома Зингера: здесь также расположена практически вся команда разработки, есть большая кухня, спортзал с душем, переговорки, места для отдыха. И даже спальное место. Я лично им не пользовался, но некоторые сотрудники перед крупными запусками остаются ночевать прямо в офисе.

Свой рабочий день начинаю с завтрака на большой кухне: там очень красиво, особенно когда светит солнце. Есть фрукты, овощи, йогурты, различные сухие завтраки. Обычно за завтраком можно обсудить рабочие моменты, придумывать идеи. Затем иду на рабочее место, оно достаточно простое: большинству для работы нужны только ноутбук и доступ в интернет. Некоторые ребята делают свои рабочие места комфортнее, украшая их растениями, игрушками, плакатами. У меня на столе можно найти открытку из Шри-Ланки, магнитики из Лондона и Калифорнии, игрушечную машинку, комикс и три разных фигурки Грута из «Стражей Галактики». Мы все сидим рядом, постоянно друг с другом общаемся. В перерывах между работой иногда ходим в спортзал. Он у нас не очень большой, но там все есть: настольный теннис, настольный футбол, снаряды, боксерская груша, массажное кресло. Если кому-то этого недостаточно, компания может оплатить абонемент в любой спортзал города.

Также у компании есть договоренности с ближайшими ресторанами. Любимое место моей команды — ресторан Biblioteka. Там приятно внутри, уютно, всегда быстро и дружелюбно обслуживают. И у них есть большие столы — а мы нередко ходим обедать большими компаниями, это очень удобно.

С другими резидентами Дома Зингера особо не общаемся — у нас очень разный график. Да и в башне, кроме нас, сейчас особо никого нет. В Доме книги, конечно, бываем: часто покупаем там книги в подарок — и выбор больший, и близко, и по духу подходит. А недавно коллеги подарили мне на день рождения электросамокат — одно из главных средств передвижения как по городу, так и в офисе. У нас большие опенспейсы, длинные проходы — иногда устраиваем гонки.

Дом Зингера очень красивый. Бывает интересно найти место внутри него, где ты еще не был. Здание находится в центре города и является главным местом встречи для многих горожан и туристов. Это сердце города. В принципе, о «ВКонтакте» можно сказать то же самое.

Чтобы прочитать целиком, купите подписку. Она открывает сразу три издания

1
месяц
690 ₽
[12 €]
1
год
6900 ₽
[120 €]
Куда идут деньги подписчика

На связи The Village. Мы и есть «вайс на русском». Мы всегда им были, а теперь делаем наш интернет-журнал по подписке. Купите её, чтобы мы продолжали рассказывать вам эксклюзивные истории. Это не дороже, чем сходить в барбершоп.

The Village — это журнал про преодоление, травмы, протесты, панк, образ жизни, искупление и смелость оставаться собой. Эксцентричная журналистика про наших людей и для наших людей — где бы мы ни оказались теперь. Получайте регулярные дайджесты The Village по событиям в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване, Белграде и других городах. Читайте наши репортажи, расследования и эксклюзивные свидетельства. Мир — есть все, что имеет место. Мы остаемся в нем с вами.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я работаю в Москва-Сити»
«Я работаю в Москва-Сити» Крупные корпорации, выкупающие целые башни, владельцы апартаментов и стартапы на 20 квадратных метрах — узнали, кто арендует рабочие места в комплексе небоскребов
«Я работаю в Москва-Сити»

«Я работаю в Москва-Сити»
Крупные корпорации, выкупающие целые башни, владельцы апартаментов и стартапы на 20 квадратных метрах — узнали, кто арендует рабочие места в комплексе небоскребов

«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК»
«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК» Необычная форма здания, секретные лаборатории, зимний сад и бассейн — The Village побывал в Беляеве, чтобы узнать, как работают в Институте биоорганической химии
«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК»

«Я работаю в НИИ, похожем на спираль ДНК»
Необычная форма здания, секретные лаборатории, зимний сад и бассейн — The Village побывал в Беляеве, чтобы узнать, как работают в Институте биоорганической химии

«Я работаю в здании Центрального телеграфа»
«Я работаю в здании Центрального телеграфа» От залов с сотнями машин до коворкинга и ресторанов — узнали о том, как работается в одном из самых примечательных зданий на Тверской
«Я работаю в здании Центрального телеграфа»

«Я работаю в здании Центрального телеграфа»
От залов с сотнями машин до коворкинга и ресторанов — узнали о том, как работается в одном из самых примечательных зданий на Тверской

«Я работаю в особняке Матильды Кшесинской»
«Я работаю в особняке Матильды Кшесинской» Сотрудники Музея политической истории России — о соседстве с мечетью, портрете Сталина за решеткой и шумихе вокруг фильма «Матильда»
«Я работаю в особняке Матильды Кшесинской»

«Я работаю в особняке Матильды Кшесинской»
Сотрудники Музея политической истории России — о соседстве с мечетью, портрете Сталина за решеткой и шумихе вокруг фильма «Матильда»

Новое и лучшее

Добро пожаловать в мир инста-фотосессий из разрушенного Мариуполя. Зачем блогеры это делают?

«Я не отдаю кредиты, уехав из России»: Пять историй

Как бережно заканчивать секс

Как двое петербуржцев запустили грибную ферму в обычной квартире

От Жеглова до Голунова. Почему «Майор Гром» — это пропаганда?

Первая полоса

Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла
Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла Девушка хотела жить и любить, но 5 февраля 2010 года с крыши на Петроградке сбросили снег
Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла

Петербургский лёд 13 лет убивал Милану Каштанову. И вот она умерла
Девушка хотела жить и любить, но 5 февраля 2010 года с крыши на Петроградке сбросили снег

Что делать в Стамбуле в феврале?
Что делать в Стамбуле в феврале? Балет, благотворительный стенд-ап и турецкий синти-поп с народными мотивами
Что делать в Стамбуле в феврале?

Что делать в Стамбуле в феврале?
Балет, благотворительный стенд-ап и турецкий синти-поп с народными мотивами

77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты
77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты Но полиция в Петербурге все-таки взялась за неё. Почему она не боится?
77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты

77-летняя художница Осипова рисует картины против войны и до сих пор ходит на пикеты
Но полиция в Петербурге все-таки взялась за неё. Почему она не боится?

«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны»
«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны» Четыре истории жизни эко-сознательных людей после 24 февраля
«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны»

«Я не вижу смысла сортировать мусор во время войны»
Четыре истории жизни эко-сознательных людей после 24 февраля

Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя
Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя «Гвоздики не растут на асфальте — их туда положили»
Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя

Николай Овчинников слушает новый альбом группы «Каспийский груз» и разоблачает себя
«Гвоздики не растут на асфальте — их туда положили»

Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах
Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах Учимся искать места, где смотрят армянские доки, французскую классику, новинки с сабами и кинокомиксы
Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах

Почему кино в Ереване показывают не только в кинотеатрах
Учимся искать места, где смотрят армянские доки, французскую классику, новинки с сабами и кинокомиксы

Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре
Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре Пытки и авангардный театр — все в одном подвале
Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре

Компромисс или соучастие? Перечитываем «Чилийский ноктюрн» — повесть Роберто Боланьо про жизнь при диктатуре
Пытки и авангардный театр — все в одном подвале

Курс истории в вузах сильно изменится. О чём будут говорить со студентами? (Спойлер: о войне в Украине и плохом НАТО)

Курс истории в вузах сильно изменится. О чём будут говорить со студентами? (Спойлер: о войне в Украине и плохом НАТО)

«Гоголь-центр» в честь десятилетия запустил онлайн-платформу с записями спектаклей

«Продолжаем быть вместе, пусть пока виртуально»

«Гоголь-центр» в честь десятилетия запустил онлайн-платформу с записями спектаклей
«Продолжаем быть вместе, пусть пока виртуально»

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?Верховный суд уточнил, что под статью о порно якобы подпадают и они

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?

Могут ли дикпики в личке или нюдсы в соцсетях привести к уголовке?
Верховный суд уточнил, что под статью о порно якобы подпадают и они

МВД потребовало от родственников экоактивиста Аршака Макичяна покинуть Россию за три дня. В чем дело?

«Это суд против всего нерусского населения России»

МВД потребовало от родственников экоактивиста Аршака Макичяна покинуть Россию за три дня. В чем дело?
«Это суд против всего нерусского населения России»

Что делать в Белграде в начале февраля?
Что делать в Белграде в начале февраля? Кинофестиваль о ментальном здоровье и концерт Mujuice
Что делать в Белграде в начале февраля?

Что делать в Белграде в начале февраля?
Кинофестиваль о ментальном здоровье и концерт Mujuice

Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса»
Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса» 9 главных трендов индустрии
Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса»

Как устроен современный кинофестиваль? Рассказываем на примере «Сандэнса»
9 главных трендов индустрии

Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных
Репаблик
Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных Откровенное интервью читайте на Republic
Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных
Репаблик

Русский офицер Ефремов вернулся с войны в Украине — и уехал в Мексику. Теперь он рассказывает, как пытают пленных
Откровенное интервью читайте на Republic

В парламенте Грузии опять заговорили об отмене безвизового режима для россиян

В парламенте Грузии опять заговорили об отмене безвизового режима для россиян

В России приостановили выдачу загранпаспортов нового образца. Опять. Когда она возобновится?

В России приостановили выдачу загранпаспортов нового образца. Опять. Когда она возобновится?

Что делать в Грузии в начале февраля?
Что делать в Грузии в начале февраля? Концерты, лекции и благотворительные ивенты
Что делать в Грузии в начале февраля?

Что делать в Грузии в начале февраля?
Концерты, лекции и благотворительные ивенты

Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?
эксклюзив
Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?
Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?
эксклюзив

Студент написал диплом нейросетью ChatGPT и рассказал об этом в твиттере. На него уже донесли. Что теперь сделает РГГУ?

Что делать в Ереване в начале февраля
Что делать в Ереване в начале февраля Помогать Карабаху, ходить на Оксимирона и смотреть Джармуша
Что делать в Ереване в начале февраля

Что делать в Ереване в начале февраля
Помогать Карабаху, ходить на Оксимирона и смотреть Джармуша

В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...»
В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...» Реальный Чернухин хочет засудить тех, кто оклеветал его имя
В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...»

В поисках «Дениса Чернухина» — самого одиозного z-поэта, автора «Словно хуй дроченый...»
Реальный Чернухин хочет засудить тех, кто оклеветал его имя

Силовики изымают антивоенные картины Елены Осиповой в петербургском офисе «Яблока»

Что происходит?

Силовики изымают антивоенные картины Елены Осиповой в петербургском офисе «Яблока»
Что происходит?

В Москве задержали и оштрафовали американку, которая гуляла с теленком по Красной площади. С кем останется животное?

В Москве задержали и оштрафовали американку, которая гуляла с теленком по Красной площади. С кем останется животное?

Что делать в Москве и Питере в начале февраля?
Что делать в Москве и Питере в начале февраля? Музыка времен оккупации и танцкружок для слабослышащих
Что делать в Москве и Питере в начале февраля?

Что делать в Москве и Питере в начале февраля?
Музыка времен оккупации и танцкружок для слабослышащих

Двое москвичей поддержали Украину в уличном опросе на тему войны. Теперь их проверяют на «дискредитацию»

Двое москвичей поддержали Украину в уличном опросе на тему войны. Теперь их проверяют на «дискредитацию»

В России отменяют концерты Инстасамки — этого добиваются общественники и Екатерина Мизулина. Чем им не угодила рэп-дива?

обновлено

В России отменяют концерты Инстасамки — этого добиваются общественники и Екатерина Мизулина. Чем им не угодила рэп-дива?

В краснодарском ресторане задержали супругов из-за того, что они обсуждали войну (!). Как такое возможно и что им грозит

В краснодарском ресторане задержали супругов из-за того, что они обсуждали войну (!). Как такое возможно и что им грозит

OnlyFans перестал открываться в России. Рассказываем, как сервис для взрослых с февраля пытается избавиться от россиян

обновлено

OnlyFans перестал открываться в России. Рассказываем, как сервис для взрослых с февраля пытается избавиться от россиян

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезно

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезноЧто это такое и кто вообще этим пользуется?!

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезно

Некоторые люди переезжают «по звездам» — это релокационная астрология. Да, серьезно
Что это такое и кто вообще этим пользуется?!

Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь
Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь Мы провели эксперимент и убедились в этом сами
Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь

Фут-фетишисты захватили «Авито». Женщины сталкиваются с домогательствами, когда просто хотят продать обувь
Мы провели эксперимент и убедились в этом сами

Куда исчезло российское кино о бандитах?
Куда исчезло российское кино о бандитах? «Брат», «Бумер» и «Бригада» вышли 20 лет назад — а что сейчас?
Куда исчезло российское кино о бандитах?

Куда исчезло российское кино о бандитах?
«Брат», «Бумер» и «Бригада» вышли 20 лет назад — а что сейчас?

Подросткам разрешили митинговать! Молодых людей собрали у здания МИД РФ перед приездом американского посла

Подросткам разрешили митинговать! Молодых людей собрали у здания МИД РФ перед приездом американского посла

«МИРный арт-протест». В Петербурге пройдет выставка плакатов 77-летней активистки Елены Осиповой

«МИРный арт-протест». В Петербурге пройдет выставка плакатов 77-летней активистки Елены Осиповой

Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так
Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так Вот реальный список мест, где есть ограничения
Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так

Пропагандисты говорят, что заведения Тбилиси якобы тотально не пускают россиян. Объясняем, почему это не так
Вот реальный список мест, где есть ограничения

Генпрокуратура признала «Медузу»* нежелательной. Как продолжать читать издание и оставаться в безопасности? Разбираемся

Генпрокуратура признала «Медузу»* нежелательной. Как продолжать читать издание и оставаться в безопасности? Разбираемся

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?Короткая история Олега Кашинцева

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?

«Неправильный силовик»: Ради чего майор полиции уволился и стал оппозиционером?
Короткая история Олега Кашинцева

☮️ О войне по воскресеньям. Выпуск 29 января

5 минут — для самого важного, что случилось на войне за неделю

☮️ О войне по воскресеньям. Выпуск 29 января
5 минут — для самого важного, что случилось на войне за неделю

Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад
Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад Рассказываем вместе с проектом «После России»
Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад

Кабаре, бани и русский ресторан: каким был эмигрантский Стамбул 100 лет назад
Рассказываем вместе с проектом «После России»

11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО
11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО «Дали 12 суток за то, что сказал слово „блядь“»
11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО

11 штрафных изоляторов. Перечитываем письма Алексея Навального из ШИЗО
«Дали 12 суток за то, что сказал слово „блядь“»

«У меня совершенно не получаются антивоенные песни»
«У меня совершенно не получаются антивоенные песни» Евгений Федоров из Tequilajazzz — об эмиграции, протесте и говнарях
«У меня совершенно не получаются антивоенные песни»

«У меня совершенно не получаются антивоенные песни»
Евгений Федоров из Tequilajazzz — об эмиграции, протесте и говнарях

«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому
«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому «Моя голова отчаянно хочет это забыть, но камера не позволит»
«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому

«20 дней в Мариуполе» — фильм, который нужно увидеть каждому
«Моя голова отчаянно хочет это забыть, но камера не позволит»

9 альтернативных кофеен Стамбула
9 альтернативных кофеен Стамбула Где искать зерно от локальных обжарщиков, V60, кемекс, пуровер и веган-латте
9 альтернативных кофеен Стамбула

9 альтернативных кофеен Стамбула
Где искать зерно от локальных обжарщиков, V60, кемекс, пуровер и веган-латте

«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют»
«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют» Как детей со всей России принуждают работать на нужды фронта
«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют»

«Я не хочу и не могу шить вещи, в которых кого-то убьют»
Как детей со всей России принуждают работать на нужды фронта

Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить
Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить Исправляемся. История трансгендерной треш-блогерши, о которой все говорят
Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить

Мы никогда не писали про Дашу Корейку. Теперь её хотят запретить
Исправляемся. История трансгендерной треш-блогерши, о которой все говорят

Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло
Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло История объединения «Хронотоп»
Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло

Как независимый театр переехал в Армению и что из этого вышло
История объединения «Хронотоп»

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?А зачем тогда уехавшие активисты митингуют? Давайте спросим их самих

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?

Антивоенные протесты за рубежом ничего не меняют?
А зачем тогда уехавшие активисты митингуют? Давайте спросим их самих

«Я не могу уехать сейчас»
«Я не могу уехать сейчас» Короткие истории обычных людей, которые хотели бы эмигрировать — но не делают этого
«Я не могу уехать сейчас»

«Я не могу уехать сейчас»
Короткие истории обычных людей, которые хотели бы эмигрировать — но не делают этого

Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру
Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру Айтишников заменят нейросетями? Пузырь лопнул? Рассуждает Лев Левченко
Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру

Google, Twitter, Facebook сокращают тысячи сотрудников по всему миру
Айтишников заменят нейросетями? Пузырь лопнул? Рассуждает Лев Левченко

Как бережно заканчивать секс

Как бережно заканчивать сексВсе о практике afterса́rе, рассказывает Милана Логунова

Как бережно заканчивать секс

Как бережно заканчивать секс
Все о практике afterса́rе, рассказывает Милана Логунова

Суд ликвидировал Московскую Хельсинскую группу — старейшую правозащитную организацию России. За что?

Суд ликвидировал Московскую Хельсинскую группу — старейшую правозащитную организацию России. За что?

Московский музей снял с выставки картину из-за безобидного лозунга «Митьки никого не хотят победить». В чем дело?

Московский музей снял с выставки картину из-за безобидного лозунга «Митьки никого не хотят победить». В чем дело?

Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении
Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении От «Полиграфа» в здании старой типографии до сверхнового «Коридора»
Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении

Техно-Ереван: Главные ночные клубы столицы Армении
От «Полиграфа» в здании старой типографии до сверхнового «Коридора»

В Москве за уклонение от армии задержали 16 граждан Армении. Кто эти мужчины и что им теперь грозит?

В Москве за уклонение от армии задержали 16 граждан Армении. Кто эти мужчины и что им теперь грозит?

«Спутник1985» закроет единственный магазин. Что будет с брендом уличной одежды дальше?

«Спутник1985» закроет единственный магазин. Что будет с брендом уличной одежды дальше?

Проректор духовной академии Петербурга искал по соцсетям геев и противников церкви среди студентов. Как про это узнали?

Проректор духовной академии Петербурга искал по соцсетям геев и противников церкви среди студентов. Как про это узнали?

Российских водителей хотят обязать бронировать дату и время пересечения границы. Почему сейчас?

Российских водителей хотят обязать бронировать дату и время пересечения границы. Почему сейчас?

Гид по рынкам Белграда
Гид по рынкам Белграда Знаменитые «Каленич» и «Байлони», модный маркет «Палилула», китайский рынок в Новом Белграде и крупнейший блошиный рынок Сербии
Гид по рынкам Белграда

Гид по рынкам Белграда
Знаменитые «Каленич» и «Байлони», модный маркет «Палилула», китайский рынок в Новом Белграде и крупнейший блошиный рынок Сербии

Алексей Сандыков — первый русский депутат в парламенте Армении. Вот его интервью The Village
Алексей Сандыков — первый русский депутат в парламенте Армении. Вот его интервью The Village Про молокан, выдачу политических беженцев и релокантов
Алексей Сандыков — первый русский депутат в парламенте Армении. Вот его интервью The Village

Алексей Сандыков — первый русский депутат в парламенте Армении. Вот его интервью The Village
Про молокан, выдачу политических беженцев и релокантов

Трэш-блогеру из Москвы грозит дело по статье о «пропаганде ЛГБТ». За что?

Трэш-блогеру из Москвы грозит дело по статье о «пропаганде ЛГБТ». За что?

«Подписные издания» купили помещение бывшей «Академкниги». Там откроется новый букинистический магазин

«Подписные издания» купили помещение бывшей «Академкниги». Там откроется новый букинистический магазин

Вечеринка с Бейонсе, Кендалл Дженнер и Клавой Кокой в Дубае. Почему тусовку критикуют и хихикают над ней в интернете?

Вечеринка с Бейонсе, Кендалл Дженнер и Клавой Кокой в Дубае. Почему тусовку критикуют и хихикают над ней в интернете?