24 января, воскресенье
Москва
Войти

«Я работаю в здании бывшего быткомбината „Рубин“» «Рекламные баннеры спасали от звона колоколов из храма»

«Я работаю в здании бывшего быткомбината „Рубин“»

В рубрике «Где ты работаешь» The Village продолжает исследовать здания, которые вошли в историю Екатеринбурга. В этот раз речь пойдет о «Рубине» — комбинате бытового обслуживания, который в течение тридцати лет был одним из популярнейших мест среди советских уральцев. В 1960-е годы советское государство создало централизованный институт, который занимался сферой услуг — парикмахерскими, ателье, ремонтными мастерскими, фотосалонами. Службы быта подчинялись региональным Министерствам бытового обслуживания и прекратили существование в конце восьмидесятых.

Сегодня бытовой комбинат преобразовали в офисный центр: здесь размещаются интернет-издание ЕТВ, АО «И-сеть», которое курирует проект «Е-карты», «Своя компания», Burger King, чебуречная «Время-Ч», бар «Первый танцевальный» и множество других компаний. Девятиэтажное здание на перекрестке 8 Марта и Малышева окружают его современники— бывшие здания «ДОСААФ» и «Дома Контор». The Village рассказывает о том, как арендаторы затаскивают в здание коз и зачем сюда приходят поклонники старой чебуречной.

Текст

Маргарита Махонина

Фотографии

Сергей Потеряев

Бытовой комбинат «Рубин»

АДРЕС: Малышева, 44

ГОДЫ ПОСТРОЙКИ: 1959-1964

АРХИТЕКТОРЫ: П. Д. Деминцев, Ф. С. Таксис

СТИЛЬ: Ранний советский модернизм

КОЛИЧЕСТВО ЭТАЖЕЙ: 9

ПЛОЩАДЬ: 5627,1 кв.м.

О службах быта


Константин Бугров

Профессор кафедры Истории России УрФУ


Идея бытовых комбинатов восходит к концепции, разрабатывавшейся еще на заре советской урбанизации, в конце 1920-х годов — обобществлению быта силами государственных предприятий. Тогда обобществлению поддавались питание, гигиена, а также уход за детьми — так появились фабрики-кухни, банно-прачечные комбинаты, ясли и детские сады. А вот мелкие услуги бытового характера — в первую очередь, ремонт, пошив одежды, уход за телом — централизовать не получалось. Это традиционно была сфера артелей — негосударственных товариществ, куда входили «кооперированные кустари», «артели инвалидов», которые, например, занимались швейным делом и ремонтом. Частный бизнес был в СССР невозможен легально; а вот артели — пожалуйста.


Одно дело — волевым усилием произвести на фабрике сто тысяч сапог и распределить их среди людей через сеть магазинов. И совсем другое — обслуживать эти сапоги, ремонтировать их; это неповоротливой плановой системе удавалось плохо


Артели работали там, куда не дотягивалась рука плановой экономики. Одно дело — волевым усилием произвести на фабрике сто тысяч сапог и распределить их среди людей через сеть магазинов. И совсем другое — обслуживать эти сапоги, ремонтировать их; это неповоротливой плановой системе удавалось плохо. Что говорить: бабушка меня маленького учила: дом около «Кожгалантереи» на улице Белинского найти легко, потому что «Кожгалантерея» единственная в Свердловске. Хочешь починить кожаную вещь — к твоим услугам только одна контора.

Артели и кооперативы помогали хоть как-то справляться со сферой услуг в тяжелые 1930-е и 1940-е годы. Однако в конце 1950-х годов советское государство начало наступление на артели, и к 1960 году их заместили централизованные предприятия бытовых услуг. Теперь на базе артелей были созданы бытовые комбинаты, бытовые фабрики, управления бытового обслуживания наподобие «Рубина». Обычно они, конечно, были меньшими по размеру, частенько и не имели специальных зданий. Подчинялись они республиканским министерствам бытового обслуживания и занимались централизованным предоставлением услуг — стрижкой (О, какая в «Рубине» была детская парикмахерская! С деревянным Змеем Горынычем!), фотографией, ремонтом одежды и обуви, бытовой техники и часов, пошивом одежды. В дополнение к ним работали и отдельные, специализированные парикмахерские, ателье, фотосалоны. Но их не хватало, и наряду с дефицитом товаров существовал острый дефицит услуг.

Для небольших городов и сельской местности бытовые комбинаты были непозволительной роскошью, так что жители были вынуждены ездить в областные центры. Чтобы исправить ситуацию, в 1965 году власти запустили передвижные пункты оказания услуг. Их активно использовали до прихода филиалов служб в отдаленные районы страны. Ближе к 1980-м годам в них перестали обслуживать клиентов, а после развала СССР исчезла сама система.

О «Рубине»


Евгений Бурденков

научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга


В 1755 году на территории, где сегодня находится «Рубин», заложили первую каменную церковь Екатеринбурга — Малый Златоуст. Она простояла вплоть до 1928 года, пока новая власть не снесла ее, признав ветхой. После этого на освободившемся участке хранили материалы, необходимые для строительства Дома контор (здание напротив, через улицу 8 Марта, — Прим. ред.).


«Здесь девять этажей. Высоковато! Но это не страшно», — так описывали здание журналисты в 1963 году


Только в 1958 году при участии архитекторов «Свердловского Горпроекта» появился план возведения на этом участке бытового комбината. В него вошли около 100 помещений, которые использовали под кафе, парикмахерские, мастерские и ателье.

К строительству приступили в 1959 году. Планировалась, что его сдадут в 1963 году к Годовщине Великой Октябрьской революции, однако из-за заминок открытие центра состоялось только 8 марта 1964 года. В октябре 1963 года в «Уральском рабочем» опубликовали «репортаж из будущего» «Знакомьтесь — ЦКБО». Журналист описывает здание так: «Особенно красиво оно должно быть вечером, когда вспыхивают огни рекламы, а сквозь сплошную пилообразную стеклянную стену фасада на улицу свободно льются потоки света... Здесь девять этажей. Высоковато! Но это не страшно. Никому не придется отсчитывать ступеньки девяти лестничный пролетов: быстроходные лифты мигом доставят вас на любой этаж».

Полина Иванова

архитектор


Шестидесятые годы прекрасны периодом перехода от сталинского ампира к советскому модернизму. После смерти Иосифа Сталина в 1953 году, Никита Хрущев объявил борьбу не только культу личности предшественника, но и архитектурным излишествам. Тогда страна строила много красивых зданий, которые были не по карману народному бюджету: люди жили в бараках и коммуналках. Идея же советского модернизма заключалась в том, чтобы максимально удешевить строительство.


Долгое время на здании висела красивая надпись: «Бытовой Рубин Комбинат». Для горожан она стала топонимом: люди встречались у «Рубина», прощались и так далее


В эту эпоху разрабатывали множество типовых проектов, одним из которых стал «Рубин». Аналогичные здания появлялись в других городах страны. Тем не менее, у нас его сделали немного другим, усовершенствованным: обычно они были полностью кирпичными, без штукатурки.

Долгое время на здании висела красивая надпись: «Бытовой Рубин Комбинат». Для горожан она стала топонимом: люди встречались у «Рубина», прощались и так далее. С момента строительства внешний вид здания менялся в основном за счет средств рекламы. Сильнее всего — первые три этажа, где располагаются несколько кафе.

Тогда


Ольга Карпинская

Закройщица в ателье (работала с 1977 по 1987 год)


Я родом из Казахстана. Окончила школу закройщика-модельера в Чемене, вышла замуж, и в 1977 году мы переехали в Свердловск: мужа по распределению направили работать гражданским инженером на военное автопредприятие.

Мой родной город считался достаточно крупным, тем не менее, Свердловск поражал своим размером. Я уже начала искать работу, когда, гуляя, увидела яркую красивую вывеску «Рубин» — о комбинате не знала ничего. Меня это подстегнуло, и я подумала: «Попытка не пытка, пойду, узнаю — есть ли вакансии». Будучи с периферии, я не была уверена, что меня согласятся взять на работу, однако заведующая ателье приняла меня с испытательным сроком закройщиком верхней одежды. Дали бригаду, в которой я была самой молодой — всего 23 года. Но приняли меня как свою.


Когда я работала, на внешний фасад вывешивали портрет Ленина из лент. Снаружи это было красиво, а внутри — ужасно, нам не нравилось, потому что он закрывал панорамный вид


О работе

Бытовой комбинат — это комплекс. Но организации в нем также входили в самостоятельные объединения. Так, я фактически работала на предприятии «Свердловшвейбыт». Оно изготавливало одежду и головные уборы на заказ. В Свердловске у предприятия было три филиала, и «Рубин» — только одно из них.

Заказов было много — очередь занимали на полгода вперед. Закройщики работали по восемь часов пять дней в неделю — всего четыре сотрудника на смене. Раз в месяц кто-то один выходил работать в субботу, из-за чего получал выходной в понедельник. Обслуживались у нас и обычные горожане, и знаменитости. Периодически нам дарили билеты в театр и на различные представления. Например, так мы попали на выступление братьев Запашных.

Наш цех работал по системе «Ритм»: начальство обязывало сдавать пять заказов в день. Это значит, что за 8 часов ты должен десять раз снять мерки — пять в первый раз и пять — повторно, обмелить все, сделать скройку и сдать работу. За графиком следил отдельный сотрудник.

А еще у нас были цех женского легкого платья, корсетный, где шили белье, цех гофре и плиссе. Всего в этом филиале работали больше ста человек. Зарплата у меня составляла 300 рублей, при том что у мужа, который работал в управлении, она достигала всего 120 рублей.

О моде

В нашем филиале действовал Центр моды. В него входили конструкторский цех, лекальные хозяйства, институт метрологии — все необходимое, чтобы создавать новые фасоны. Руководитель центра много ездила за рубеж и привозила оттуда новинки — эту работу курировал московский центр. А два раза в год мы проводили отчетные показы, на которых демонстрировали новые модели. Они даже на категории делились: по силуэтам, возрасту, на мужчин и женщин, на полную и среднюю фигуру.

В нашем цехе за моду отвечала модельер Татьяна Цыганова — очень творческий человек. Всегда старалась сделать максимально современные вещи. Если к нам приходили консерваторы, которые хотели старомодные вещи, их следовало отговаривать. А когда мы не могли убедить человека, нас ругали.

Когда я только начала работать, в моде была более обтекаемая одежда. Но со временем она становилась все сложнее: приталенная, с широкими плечами, которые нужно фиксировать накладками, более нагроможденной. Пик пришелся на период с 1985 по 1989 годы. При этом ткани вообще не было. Ее, конечно, завозили в ателье в небольшом объеме, но она сразу расходилась между сотрудниками. Поэтому из нашего материала практически ничего не заказывали, а приносили его с собой.

Многие выходили из ситуации просто — шили из других вещей: из больших делали маленькие, из двух — одну. Например, часто из штор шили платья. Это даже было интересно, потому что сегодня такое провернуть невозможно. Раньше одежу стушивали — соединяли ткань маленькими ворсиночками с помощью тонких иголок и ниток, вот она и выглядела, как новая, а сейчас все на клеевых прокладках.

Тогда в Свердловске находилось множество военных частей. И военным раз в год выдавали одежду, которую они потом приносили, чтобы перешить жене на пальто. Например, офицерскую шинельную ткань — приятную на ощупь, из которой получались симпатичные вещи. А иногда — обычный драп или сукно, об который девочки ломали иголки и пальцы. Наверное, поэтому в советской одежде было столько военного.

О здании

Наше ателье располагалось на четырех этажах, с шестого по девятый —на одном этаже наш цех на восемь столов, две закройные, приемная и подиум для показов. Помещению все завидовали: центр города, окна со стеклами в пол, которые давали обзор на весь город. Видно и Цирк, и мэрию, и Плотинку. Стоишь за рабочим столом и любуешься. Кроме того, ателье было хорошо оборудовано.

С тех времен здание не сильно изменило внешний облик. Да, на нем появилась реклама, но это тоже не новость. Когда я работала, на внешний фасад вывешивали портрет Ленина из лент. Снаружи это было красиво, а внутри — ужасно, нам не нравилось, потому что он закрывал панорамный вид. И мы ждали Нового года, к которому портрет убирали.

О любимых местах

На обед мы часто ходили в чебуречную — там было много студентов, недорого — примерно 12 копеек за чебурек и 3-5 копеек за чай. Чуть реже — в столовую на втором этаже, иногда бегали в пельменную на улице Пушкина. В теплое время года можно было передохнуть на лавочке возле фонтана, который раньше стоял у комбината. Иногда туда приходила съемочная команда Свердловской киностудии: им нужен был красивый фон, которым становился «Рубин» — он же весь в стекле, а тогда таких домов было мало. Наблюдать за съемками было интересно, правда, конечный результат я нигде не видела.

Когда хотелось пройтись — гуляли до Пассажа или ЦУМа. А за прическами — в парикмахерскую, которая находилась в «Рубине». Это было удобно — мы договаривались заранее, чтобы не сидеть в очереди, и в перерыве ходили делать прически и маникюр. Парикмахерских в то время было мало: наверное, я кроме этой и не посещала другие.

Во всем здании работала внутренняя связь. Сотрудники столовой нам звонили и сообщали, когда им привозили какие-нибудь продукты. Например, мясо, которое было дефицитным, или первые огурцы в конце февраля. Мы сразу все покупали.

Об ателье

В 1987 году нам дали квартиру в Кировском районе, ребенок пошел в первый класс. Я решила, что будет неудобно ездить на работу, и перешла в другой филиал. После развала СССР ателье продолжало работать, но уже не как комбинат, а как коммерческое организация — объединение ведь распалось. Оно принадлежало городу, но это мало помогало: работы почти не стало, шили сотрудники маленькие партии какого-то белья, и в итоге ателье переехало на Шейнкмана. А в 1997 году закрылось.

Сейчас


Павел Ведерников

гендиректор АО «И-сеть» (офис на 6 этаже «Рубина»)


Я работаю в — «И-сети» компания появилась в 2009 году по заданию полпреда в УрФО: необходимо было отрегулировать тарифы общественного транспорта, чем мы и занимались первые годы работы, вводя Е-карты. За год до трудоустройства я прошел президентскую программу подготовки управленческих кадров, и на пост меня назначили из кадрового резерва. Я занимаюсь технической реализацией проектов, договорной, информационным освещением и взаимодействием со всеми директорами транспортных компаний и других организаций. Например, в 2019 году мы прошивали терминалы после изменений в транспортной схеме города и установили оборудование для банковских карт в метро.

Сегодня мы расширяем функционал карт: например, карта служит пропуском в школу, дети оплачивают ей обеды, а ряд организаций предоставляет скидки при покупках — в «Перекрестке», «Космосе», химчистках «Мистер Ландри». Для этого нужно просто предъявить карту.


Хотя периодически у нас возникают вопросы к коммунальным службам: в частности, по утрам стоит запах жареного из фастфуда


Мы много экспериментируем. Например, первыми в России перенесли формат Е-карт в брелоки. Три года сотрудничали с петербургскими создателями приложения «Кошелек», которое позволяло выбирать тариф для карт и пополнять счет. Сейчас эту работу приостановили из-за обновления приложения. С нами начинала развитие компания «Водоробот»: литр воды стоит всего 2 рубля 40 копеек из-за чего вводить прием бумажных банкнот было невыгодно. Сотрудничество закончилось в этом году из-за вандализма: компания была вынуждена поставить везде камеры, и по техническим причинам третий вид оплаты пришлось отключить. А сегодня рассматриваем возможность введения QR-кодов для оплаты, как в Китае.

Все новинки проверяю на себе. У меня два брелока, четыре банковских карты, Е-карты нескольких номиналов. Поэтому периодически добираюсь до работы и дома на общественном транспорте. Замечания есть, но все стало лучше, в том числе, у коммерческих перевозчиков. Например, автобусы ходят часто, но они маленькие.

Е-картой хотя бы раз в месяц пользуются 400 тысяч человек. Более 200 тысяч — это отдельные категории граждан, а именно многодетные семьи, пенсионеры, ветераны. Помимо Екатеринбурга, картами можно оплачивать проезд на некоторых маршрутах в Среднеуральске, Верхней Пышме и Ревде.

О здании

«Рубин» — часть моей молодости. Когда я учился в СИНХе, молодежь собиралась в местной чебуречной. Точек питания для студентов было немного, а здесь вкусно, близко и хватало стипендии.

Потом, когда я начал работать на заводе «Русские Самоцветы», который находится на 8 Марта, 37. Окна выходили на «Рубин», так что ходил сюда в мастерскую и парикмахерскую. Мне тогда очень нравился вид из окна, особенно в новогодний период. В ходу тогда были такие стрижки, как «молодежная», «бокс», «спортивная» и так далее. Стоили в районе 30 копеек.

Для «И-сети» мы рассматривали несколько вариантов, но остановились на нем, потому что до бывшего комбината легко добраться на транспорте — а это важно и горожанам, и юрлицам. В здании действует два офиса, которые делятся по работе на эти категории.

Хотя периодически у нас возникают вопросы к коммунальным службам: в частности, по утрам стоит запах жареного из фастфуда. Зато рекламные баннеры на лицевой стороне здания нам никогда не мешали: их согласовывали с арендаторами, кроме того, они спасали от звона колоколов. Еще было прикольно смотреть, какие части рекламного изображения приходились на наш офис. Больше всего мне запомнилась реклама Audi: наш офис пришелся на фары.

О любимых местах

Здесь вокруг много заведений — в них и ходим. Когда времени мало, остаемся внутри — в «Своей компании» или кофейне. Раньше мне очень нравилось кафе «Зефир» на втором этаже. Не понимаю, почему закрылось — оно ведь всегда было полным. Мы там встречи проводили, сидели с друзьями вечерами. С тех пор там недолго продержался азиатский ресторан и все — пустой этаж.

Александра Аксенова

журналист ЕТВ (офис на 9 этаже «Рубина»)


До ЕТВ меня все время кидало из стороны в сторону. Хотя журналистом я работала с 17 лет, в свое время оставила вуз на третьем курсе и начала менять профессии: была официанткой, оператором колл-центра, продавала обувь на рынке и пыталась открыть ИП, чтобы торговать хот-догами. После рождения ребенка зарабатывала копирайтингом и постепенно пришла в ЕТВ пять лет назад.

Из-за специфики издания, которое работает и в качестве интернет-газеты, и как телевидение, приходилось часто менять должности. Но если обобщать, все они относились к работе журналиста.

О здании

Я выросла в Екатеринбурге. О «Рубине» знала, и он казался огромным зданием. Не помню, чтобы я поднималась в выше первых двух этажей, но историю бытового комбината слышала. А еще знала, что он, с кучей клубов, был местом притяжения молодежи. Хотя я не особо была тусовщицей.

Например, я посещала «Пожарку» — это такое место в формате «бар и живая музыка», но музыканты в основном исполняли каверы. А до этого там были клубы «Зебра» и «Истерика», про них уже знаю меньше. Единственное, что помню — это были места, где можно было просто заговорить с кем угодно, будто ты уже знаешь этого человека. И застрять в этом разговоре до утра, при том, что музыка громкая, буквально кричишь. В этом было что-то новое для наших суровых краев, где обычно четкое разделение: тут наш столик, а тут ваш. И правило «кто девушку ужинает, тот ее и танцует» тоже было в прошлом. Угощали все и всех просто потому, что людям весело и круто.


Так однажды к нам приходили артисты цирка Гии Эрадзе вместе с шимпанзе и орангутангом. Их одели в человеческую одежду, и никто из вахтеров центра или посетителей Burger King даже не понял, кого мы ведем


Безусловно, здание старое, и проблемы у него соответствующие — вентиляция, маленькие лифты, которые не поднимаются до девятого этажа, где находится редакция. Но это все решаемые проблемы. Например, это не мешало нам в свое время приводить животных ради программы «Зверский понедельник». Так однажды к нам приходили артисты цирка Гии Эрадзе вместе с шимпанзе и орангутангом. Их одели в человеческую одежду, и никто из вахтеров центра или посетителей Burger King даже не понял, кого мы ведем. В другой раз я привезла живую козу. Пока тащила ее наверх, все шутили, что она пойдет на бургеры.

О любимых местах

Больше всего нам нравятся панорамные окна, из которых виден город. Отсюда мы наблюдали взрыв телебашни, все ДТП и пожары, где что строится и откуда идут тучи.

Отдельная история — храм Большой Златоуст, который находится через дорогу. Колокола слышны так, будто в них звонят прямо в редакции. Некоторым сотрудникам они мешают, зато мы сразу начинаем узнавать, какой сегодня религиозный праздник.

В целом, нам помогает то, что мы находимся в центре города. Например, во время ЧМ-2018 около чебуречной «Время-Ч» постоянно собирались иностранцы. Нас тогда все спрашивали: где вы знакомитесь? А нам было достаточно выйти и сесть за столик — все, жизнь кипит.

Василий Сокол

старший официант чебуречной «Время-Ч» (кафе на 1 этаже «Рубина»)


Три года назад я окончил колледж со специальностью «обработка по дереву». Полученная профессия меня не интересовала, и начал искать себя в другом. Выбор пал на работу барменом: незадолго до этого я понял, что алкоголь можно подавать очень красиво. При этом сам никогда не пил из-за непереносимости.

И первое место, где я узнал о свободной вакансии, стала чебуречная. Туда и пошел. А чуть позже немного сменил профиль, заняв должность официанта. Несмотря на то, что я вырос в Екатеринбурге, на здание «Рубина» никогда внимание не обращал. Знал только, что здесь обслуживают Е-карты.


Днем сюда приходит один тип людей, а вечером — совершенно другой


О здании

Заведение, в котором я работаю — «Время-Ч», придерживается советской стилистики. В 80-е здесь тоже находилась чебуречная, и мы старались повторить меню того времени. Хотя в меню входят и горячие блюда, и супы. Тем не менее, люди в основном идут за чебуреками — их у нас около 10 видов: со шпинатом, ветчиной, грибами, мясом...

Интересно, что днем сюда приходит один тип людей, а вечером — совершенно другой. Так, первые, это, как правило, люди старшего возраста, которые как раз вспоминают и рассказывают том, что здесь было — даже не в самом здании, а вокруг. А еще задают каверзные вопросы: например, такие же ли у нас чебуреки, как и были? Но откуда мы можем знать, какими они были. На них эта память и держится. А вечером к нам приходят молодые люди, которым нравится стилистика СССР и 90-х. Когда они входят в кураж, начинают залезать на столы и танцевать.

В зале помещается в районе ста человек. Особый наплыв мы почувствовали во время ЧМ-2018: иностранцам тоже нравилась музыка и еда. Тогда мы закрывались после 6 утра, хотя по графику максимум — 3 часа ночи. Народу было так много, что я даже не решался выходить из-за барной стойки. Все танцевали — внутри, на летней веранде. А победу команды отмечали массовой пляской. О нас до сих пор передают информацию с помощью сарафанного радио, и к нам приходят новые люди. Недавно стал заходить немец, а так испанцы, англичане и итальянцы. Еще ко мне на работу приходят родители — им нравится атмосфера. Правда чаще они навещают меня, и чтобы не отвлекать от забот, заходят редко.

О любимых местах

Как ни странно, с тем же Burger King мы хорошо ладим: бегаем к ним, если что-то кончается или нужен размен. А шеф из «Своей компании» учил меня работать на кухне. Почти каждый вечер к нам приходят сотрудники из офисов: многие знают нас по именам, хотя наши работники не носят бэйджиков. Сам я периодически хожу в кафе, которые находятся рядом с «Рубином». Здесь удобное местоположение — легко добраться и наоборот, уехать домой.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
0
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить»
«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить»Сотрудники филармонии — о своей работе, сносе жилого дома и новом корпусе
«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить»

«Я работаю в Свердловской филармонии, которую хотят расширить» Сотрудники филармонии — о своей работе, сносе жилого дома и новом корпусе

«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала»
«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала»Как в модернистском здании на Щорса создавали первые в России электронные платежи
«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала»

«Я работаю в здании Центробанка возле автовокзала» Как в модернистском здании на Щорса создавали первые в России электронные платежи

«Я работаю в здании Метеоцентра с красным шаром на крыше»
«Я работаю в здании Метеоцентра с красным шаром на крыше»Челябинский метеорит и авария на Чернобыльской АЭС глазами уральских синоптиков
«Я работаю в здании Метеоцентра с красным шаром на крыше»

«Я работаю в здании Метеоцентра с красным шаром на крыше» Челябинский метеорит и авария на Чернобыльской АЭС глазами уральских синоптиков

«Я работаю в модернистском «ЦК “Урал”», где в 90-х проходила дискотека “Каньон”»
«Я работаю в модернистском «ЦК “Урал”», где в 90-х проходила дискотека “Каньон”»Сотрудники ЦК — о детских коллективах, бандитских перестрелках и глобальной реконструкции здания
«Я работаю в модернистском «ЦК “Урал”», где в 90-х проходила дискотека “Каньон”»

«Я работаю в модернистском «ЦК “Урал”», где в 90-х проходила дискотека “Каньон”» Сотрудники ЦК — о детских коллективах, бандитских перестрелках и глобальной реконструкции здания

Комментарии

0 комментариев
Комментировать

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Митинги в поддержку Алексея Навального

«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня

Esthetic Joys, Cоррентино, выставка в Iragui — как провести неделю?

Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области

Специи Masala Traders на Даниловском рынке, ресторан Lila Asia на Сретенке и хардкорные завтраки в Underdog

Первая полоса

Митинги в поддержку Алексея Навального
Митинги в поддержку Алексея НавальногоКак люди по всей России выходят на улицы за «никому не нужного» блогера
Митинги в поддержку Алексея Навального

Митинги в поддержку Алексея Навального Как люди по всей России выходят на улицы за «никому не нужного» блогера

«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня
«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодняТотальная слежка за гражданами, культ Большого Брата и уничтожение несогласных
«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня

«1984»: Самая актуальная антиутопия сегодня Тотальная слежка за гражданами, культ Большого Брата и уничтожение несогласных

Esthetic Joys, Cоррентино, выставка в Iragui — как провести неделю?
Esthetic Joys, Cоррентино, выставка в Iragui — как провести неделю?Самые интересные спектакли, концерты, кинопоказы, лекции и вечеринки
Esthetic Joys, Cоррентино, выставка в Iragui — как провести неделю?

Esthetic Joys, Cоррентино, выставка в Iragui — как провести неделю? Самые интересные спектакли, концерты, кинопоказы, лекции и вечеринки

Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области
Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области И в них можно попасть без согласования с ФСО
Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области

Дворцы не Путина: Гид The Village по лучшим дворцам Москвы и области И в них можно попасть без согласования с ФСО

Специи Masala Traders на Даниловском рынке, ресторан Lila Asia на Сретенке и хардкорные завтраки в Underdog
Специи Masala Traders на Даниловском рынке, ресторан Lila Asia на Сретенке и хардкорные завтраки в Underdog
Специи Masala Traders на Даниловском рынке, ресторан Lila Asia на Сретенке и хардкорные завтраки в Underdog

Специи Masala Traders на Даниловском рынке, ресторан Lila Asia на Сретенке и хардкорные завтраки в Underdog

Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализм
Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализмЧто читать, слушать и смотреть на этой неделе
Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализм

Новый альбом Bicep, комедийный триллер о женской мести и книга про аквадискотеку и капитализм Что читать, слушать и смотреть на этой неделе

«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий
«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий
«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий

«Душа»: Долгожданный мультфильм Pixar о потустороннем — прагматичный и из-за этого обескураживающий

Как готовят блюда для кулинарии супермаркета
Как готовят блюда для кулинарии супермаркетаОт проверки продуктов в лаборатории до полки в магазине
Как готовят блюда для кулинарии супермаркета

Как готовят блюда для кулинарии супермаркета От проверки продуктов в лаборатории до полки в магазине

Гриль-бар Primebeef Academy: Правильные стейки с утра до вечера
Гриль-бар Primebeef Academy: Правильные стейки с утра до вечера
Гриль-бар Primebeef Academy: Правильные стейки с утра до вечера

Гриль-бар Primebeef Academy: Правильные стейки с утра до вечера

«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам
«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам
«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам

«Девушка, подающая надежды»: Несерьезный триллер с Кэри Маллиган о ледяной мести мужчинам-преступникам

«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы
«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы В галерее Jart открылась выставка Владимира Карташова
«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы

«Невинные шалости»: Как молодой художник из Новосибирска скрестил Дидро и мемы В галерее Jart открылась выставка Владимира Карташова

Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства
Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства
Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства

Квартира в стиле лофт с коллекцией современного искусства

В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожно
В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожноРассказываем, что о них известно и справятся ли с ними вакцины
В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожно

В мире то и дело находят новые мутации коронавируса. И от этого очень тревожно Рассказываем, что о них известно и справятся ли с ними вакцины

Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за посты
Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за постыИ можно ли разбогатеть на шитпостинге и лайках
Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за посты

Считаем в уме: Стоит ли регистрироваться в соцсети Minds, где пользователям обещают платить за посты И можно ли разбогатеть на шитпостинге и лайках

«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под Петербургом
«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под ПетербургомМрамор, колонны и античные девы
«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под Петербургом

«Русское барокко», или Небольшой гид по дворцам нуворишей под Петербургом Мрамор, колонны и античные девы

Я живу в «Доме со зверями»

Я живу в «Доме со зверями»Аквариум в подвале, рис на стенах и шум Чистопрудного бульвара

Я живу в «Доме со зверями»

Я живу в «Доме со зверями» Аквариум в подвале, рис на стенах и шум Чистопрудного бульвара

5 золотых ершиков, которые стоят меньше 700 евро
5 золотых ершиков, которые стоят меньше 700 евроДешевле и красивее, чем в резиденции Путина
5 золотых ершиков, которые стоят меньше 700 евро

5 золотых ершиков, которые стоят меньше 700 евро Дешевле и красивее, чем в резиденции Путина

Сегодня дома: 9 рецептов ужинов как в ресторане
Сегодня дома: 9 рецептов ужинов как в ресторане Прямо у вас на кухне
Сегодня дома: 9 рецептов ужинов как в ресторане

Сегодня дома: 9 рецептов ужинов как в ресторане Прямо у вас на кухне

«Вся наша жизнь — дворец, и ты в ней — комната для грязи»
«Вся наша жизнь — дворец, и ты в ней — комната для грязи»Дворец Путина из расследования Навального разобрали на мемы
«Вся наша жизнь — дворец, и ты в ней — комната для грязи»

«Вся наша жизнь — дворец, и ты в ней — комната для грязи» Дворец Путина из расследования Навального разобрали на мемы

Подписки «Яндекс.Плюс», VK Combo и «СберПрайм»: Кому и когда они нужны
Подписки «Яндекс.Плюс», VK Combo и «СберПрайм»: Кому и когда они нужныИ когда кешбэк может стать проблемой
Подписки «Яндекс.Плюс», VK Combo и «СберПрайм»: Кому и когда они нужны

Подписки «Яндекс.Плюс», VK Combo и «СберПрайм»: Кому и когда они нужны И когда кешбэк может стать проблемой

Подпишитесь на рассылку