«Пусть лучше стоят уроды»: Стоит ли сносить «некрасивые» здания? The Village спросил у архитекторов и исследователей, достойны ли городские объекты уничтожения

В Москве продолжается общественная дискуссия по поводу сноса здания Таганской телефонной станции. В четверг, 22 апреля, на Покровском бульваре состоялся сход противников уничтожения этой важной конструктивистской постройки. The Village решил выяснить у архитекторов и исследователей архитектуры, есть ли в столице здания, которые, по их мнению, действительно достойны сноса, и можно ли ломать откровенно уродливые объекты.

   

Кирилл Асс, архитектор, сотрудник бюро Александра Бродского: «Сносы начались не вчера и не месяц назад и даже не с распадом Советского Союза. Достаточно вспомнить улицу Горького (ныне Тверская) и Калининский проспект (Новый Арбат). На мой взгляд, любое здание, сколь бы оно ни было убогим, представляет собой огромный сложнопредставимый труд множества людей, и вкусовые пристрастия зрителя или владельца не могут отменить этого факта. Кроме того, любое здание представляет собой слепок культуры, которая его породила, и уже одним этим представляет ценность — особенно в российской ситуации, где ценности визуальной культуры так легко меняются. Поэтому даже самые неприятные на мой вкус здания не заслуживают уничтожения. Если они так режут глаз общества, они могут быть изменены, перепланированы. Тем более что общественный вкус весьма изменчив: ещё пятьдесят лет назад архитектура эпохи модерна считалась безвкусицей, не заслуживающей внимания. Дискуссии о том, что такое-то здание — плохо, а такое-то — хорошо, могут лишь послужить оправданием для всё новых и новых уничтожений, основанных в действительности на сиюминутных изменениях моды, стремлении к быстрому обороту капиталов или символических жестах. Так что сносить ничего не нужно».

Анна Броновицкая, историк архитектуры, директор по исследованиям Института модернизма: «Я бы сделала так: дала право на жизнь в течение 40 лет всему, что построено. Пусть окупится и отработает ресурс. Надо думать и об экологии: ведь строительство и снос — важнейшие источники загрязнения среды. А дальше каждый объект должен пройти через своеобразный суд. Полезно ли здание для общества и для города? Является ли ценностью? Если ответ на эти вопросы „Нет“ — при возникновении экономических условий здание заменяется новым. Если же „Да“ — то сохраняется.

Пересмотр защитного статуса здания должен быть сложной процедурой. Вопрос в том, кто определяет эту ценность. У древних греков существовал мудрый способ голосования: комиссия определяла, кто громче кричал, — те, кто за, или те, кто против. То есть она учитывала не только численность голосующих, но и силу их чувств. Если здание или место важны для не очень большого количества людей, но сильно — то есть настолько, что они отчаянно протестуют против сноса или застройки, — это является основанием для защиты такого места. Я, конечно, мечтаю об исчезновении некоторых объектов, но после сноса киосков уже имею представление, в каких условиях это могут осуществить. Так что пусть лучше стоят уроды». 

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения «Архнадзор» и сооснователь журнала «Московское наследие»: Снос исторической застройки в исторической части города происходит с нарастающей силой. Это вообще главная тема наступившего года в области градозащиты. В конце минувшего года в Москве упразднили «сносную комиссию». Заммэра Марат Хуснуллин только сейчас, по прошествии четырёх месяцев со времени упразднения комиссии по решению суда, подтвердил, что это произошло. Теперь у нас нет механизма обсуждения заявок на снос. Никакая другая система на замену пока не предложена. И слова Хуснуллина о том, что теперь власти действуют только в рамках градостроительного кодекса, не означают ничего, кроме того, что он плохо знаком с законом об охране памятников. 

Власть интересуют только аспекты собственности. Сложно представить, что у правительства есть какая-то программа повышения архитектурного качества города. Может быть, они вам скажут, что она есть, но в действительность есть лишь взаимоотношения между городской властью и конкретными собственниками. Город, как и при бывшем мэре Юрии Лужкове, задумался, как заработать на исторических территориях. Он снова готов жертвовать историческими зданиями ради своих отношений с инвесторами, девелоперами, ради пополнения городской казны. Рост объёма сносов означает, что мы возвращаемся в 2000-е годы. Это очень узнаваемо. Те завоевания, которые мы отмечали в 2011 году (остановка сносов, отмена в административном и судебном порядке застройки центра), уходят в прошлое. Более того: выстреливают старые «лужковские» проекты застройки и возникают новые.

Юрий Григорян, архитектор, руководитель архитектурного бюро «Проект Меганом»: «Если говорить об архитектуре и внешнем облике города, то было немного случаев, когда на месте снесённого дома в Москве построили что-то лучшее, чем то, что было. Сносить дома с точки зрения устойчивого развития города совершенно незачем. В Москве, например, дома могут ломать только потому, что в них нет подземных парковок. В общем-то нашествие автомобилей — достаточно временное явление, чтобы сносить из-за него столько домов и строить на их месте непонятные объекты.

Теоретически можно вообще никакие дома не ломать, а просто использовать то, что есть. Но у нас так, скорее всего, не получится. В нашей традиции всё время борются два подхода: одни оголтело хотят всё ломать (это строители и девелоперы, которые не видят никакой ценности в старых зданиях), в то время как другие причисляют себя к европейской охранительной традиции, в рамках которой всё же нужно что-то сохранять. Но у нас не получается ни то ни другое, нет консенсуса. Сохранять не получается, потому что каждая реставрация уносит часть подлинности. Сохранение тела памятника — это не всегда сохранение его духа. Дух стирается вследствие этих бесконечных ремонтов: окна заменяются на толстые, всё перештукатуривается, перекрашивается. Это любопытная традиция, которая могла бы вылиться в какой-то подход, но он ещё никак не отрефлексирован. И то и другое носит случайный характер.

Если говорить о руководстве страны в целом и Москвы в частности, то там никто особо архитектурой не интересуется. Правительство понимает только количественный подход — сколько торговых метров или квадратных метров жилья, сколько прибыли это приносит. А качественный им не вполне близок. Как, собственно, здание выглядит — редко поднимающийся вопрос. Если бы они ломали что-то по идеологическим соображениям (например, из ненависти к конструктивизму), тогда с ними можно было бы разговаривать на этом языке. Но это, к сожалению, не так».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля»
20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля» The Village публикует съёмку квартала с современной архитектурой, который сформировался между Остоженкой и Пречистенской набережной, и говорит с архитекторами, которые изменили этот район
20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля»

20 лет Остоженке: Нужна ли Москве «Золотая миля»
The Village публикует съёмку квартала с современной архитектурой, который сформировался между Остоженкой и Пречистенской набережной, и говорит с архитекторами, которые изменили этот район

Снос Таганской телефонной станции: Что происходит с неочевидным памятником архитектуры
Снос Таганской телефонной станции: Что происходит с неочевидным памятником архитектуры The Village спросил у экспертов, что особенного в АТС 1929 года постройки и что странного в проекте здания, которое возведут на её месте
Снос Таганской телефонной станции: Что происходит с неочевидным памятником архитектуры

Снос Таганской телефонной станции: Что происходит с неочевидным памятником архитектуры
The Village спросил у экспертов, что особенного в АТС 1929 года постройки и что странного в проекте здания, которое возведут на её месте

Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию
Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию The Village подводит промежуточные итоги противостояния вокруг непризнанного памятника конструктивизма на Покровском бульваре
Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию

Почему надо спасти Таганскую телефонную станцию
The Village подводит промежуточные итоги противостояния вокруг непризнанного памятника конструктивизма на Покровском бульваре

Защитники Таганской АТС — о важности сохранения здания
Защитники Таганской АТС — о важности сохранения здания The Village расспросил участников народного схода в защиту здания о том, почему они хотят спасти Таганскую телефонную станцию
Защитники Таганской АТС — о важности сохранения здания

Защитники Таганской АТС — о важности сохранения здания
The Village расспросил участников народного схода в защиту здания о том, почему они хотят спасти Таганскую телефонную станцию

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Первая полоса

После объявления мобилизации москвичи начали срочно продавать квартиры. Еще и с большой скидкой

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска «Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
«Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»

Этот момент настал. H&M закрывает магазины в России

Спектакль «Первый хлеб» — состоится. По словам представителей «Современника», в постановку не успели ввести актера

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

На дочь журналистки Ирины Славиной составили протокол о «дискредитации армии» из-за пикета в память о матери

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

С начала мобилизации из России уехали от 600 000 до 1 миллиона человек — Forbes Russia

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

В Казани одиннадцатиклассница пыталась поджечь военкомат в знак протеста против *****

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Ссылка дня: Аудиосборник «Рассказы про эмоции» от актеров «Гоголь-центра»

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Полицейского, который избил подростка во время «антинаркотического рейда», приговорили к трем годам колонии

Трафик в торговых центрах упал в среднем на 20 %

Товар дня: Пакеты-повестки в магазине «Веселая затея»

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов