Архитектура21 августа 2020

Как выглядит образцово отреставрированный дом Наркомфина И как сложится судьба нового элитного жилья

Как выглядит образцово отреставрированный дом Наркомфина

Дом Наркомфина — одно из самых известных зданий в мире. Построенный в 1930 году по проекту архитекторов Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса, этот футуристический дом (строго говоря — комплекс зданий) на второй линии шумного Новинского бульвара — образцовое конструктивистское здание, ставшее прототипом для тысяч домов, которые строятся в стране и во всем мире до сих пор. Его черты можно найти и в вашей панельке в Чертанове, и в баухаусовских зданиях в Германии и Израиле, и в бруталистских ЖК в Лондоне, и в послевоенных модернистских зданиях, и в бизнес-центре Захи Хадид на Шарикоподшипниковской, и в построенном со вкусом загородном доме. Встроенные шкафы и техника, сама концепция квартиры-студии — корни всего этого можно отыскать в этой пятиэтажке на Пресне.

Чтобы к нему пройти, нужно петлять по переулкам между высоткой на Кудринской, посольством США, усадьбой Шаляпина и «Новинским пассажем». Не говоря уже о том, что за почти век эксплуатации здание перестроили так, что неподготовленный прохожий с трудом смог бы отличить его от хрущевки. И не отличал. Знаменитая история с открытия «Новинского»: мэр Москвы Юрий Лужков говорит, указывая на дом Наркомфина: «Какая радость, что в нашем городе появляются такие замечательные торговые центры, не то, что этот мусор».

Разрушающееся, перекрашенное в казенный желтый цвет, с заложенными колоннами-ножками, на которых здание словно парило над землей, — его узнавали только те, кто хотел. («Это — памятник архитектуры!» — с гордостью говорил мне мой друг, живший в доме Наркомфина в последний год перед его продажей). Но в год 90-летия здания все изменилось: завершилась трехлетняя реставрация дома по проекту девелопера «Лига прав» и архитектурного бюро «Гинзбург архитектс», основанного внуком архитектора дома Алексеем Гинзбургом. И пока что это лучший пример реставрации в городе.

Дом Наркомфина


Адрес

Новинский Бульвар, 25, корп. 1

Год постройки

1930

Архитекторы

Моисей Гинзбург, Игнатий Милинис

Стоимость кв.

от 23 миллионов

«Без ложной скромности скажу, что все получилось», — рассказал мне по телефону директор «Лиги прав» Гарегин Барсумян. Из видимого: дому вернули исходный белый цвет, убрали пристроенный первый этаж — здание теперь снова словно парит, привели в порядок остекление. Остальное — детали, но важные: двери, лестничные перила, ручки, полы, светильники, оконные шпингалеты, батареи. Их восстанавливали по фотографиям и книге Гинзбурга «Жилище», в которой он подробно описал дом Наркомфина. Алексей Гинзбург, который вместе с отцом Владимиром работал над проектом реставрации с середины 1980-х, называет этот метод «архитектурной археологией».

«Открытием стал поручень на крыше и парапете, — рассказал он. — Его не было видно на фотографиях, но мы нашли рабочие чертежи этого поручня. И когда сняли многочисленные слои старых материалов, то увидели отверстия, куда крепились стойки для этого элемента».

Гинзбург говорит, что ему было важно «изменить подход к реставрации памятников». «Этот проект является консервационным, то есть все сохранившиеся подлинные элементы здания защищены и оставлены в своем первоначальном виде. Реплики же выполнены так, чтобы была видна разница между старым и новым», — рассказал архитектор «Strelka mag». Снаружи это мало заметно, подход становится заметен внутри здания: то тут, то там можно заметить наслоения краски или старое перекрытие, или царапины на лестничных перилах — к сожалению, совсем нестандартная для Москвы и России практика.

И, вопреки всем предубеждениям, относительно успешная: все квартиры в доме раскупили еще до окончания реконструкции. Многое можно было сделать по-другому, признает девелопер («это был первый опыт, мы не всё смогли просчитать»), но в целом результатами застройщик оказался доволен. «Нельзя говорить о том, что проект суперуспешен в финансовом смысле, — говорит руководивший реставрацией Барсумян. — Но та финансовая модель, которая была выстроена, позволила отреставрировать дом и выйти [из проекта] с достаточно положительным итогом».

О чем это говорит? Прежде всего о том, что ничего не обязательно сносить. Нас десятилетиями приучали и продолжают приучать к тому, что реставрация — это невыгодно. Проще снести гостиницу «Москва» и построить ее заново (похуже). Проще снести «Военторг» и построить его… ну, не совсем его, но что-то ужасное наподобие. Проще снести «Детский мир» до фасадных стен и построить его заново. И это только самые знаковые примеры.

«Для нас было важно изменить подход к реставрации памятников, — говорит Гинзбург. — Очень мало остается подлинного, потому что с советских времен нам всем внушали, что старые вещи не имеют никакой ценности, важно лишь то новое, что мы создаем. Это довольно опасный путь: в итоге мы не понимаем, что было в прошлом, не можем даже это повторить, не говоря о том, чтобы „сделать лучше“. Такая инерция существует где-то в подсознании. Советской школы уже нет, а подобное мышление остается, и сталкиваешься с ним, общаясь и с людьми, ратующими за сохранение исторического города. Поэтому этим проектом я хотел показать пример».

«Не стоит пугаться того, что вы покупаете имущество, которое нужно ремонтировать, — продолжает Барсумян. — Это потом ложится на плечи стоимости квадратного метра. Наш пример показывает, что эта схема работает».

Остаются два момента. Первый — не превратится ли дом в новую Остоженку — красивую архитектуру, в которой никто не живет. К этому есть предпосылки: несколькими квартирами в доме владеет бывший чиновник администрации президента Олег Говорун. «Я общался и общаюсь практически со всеми собственниками и просто счастлив от того, что именно эти собственники стали владельцами квартир. Потому что каждый из них видит ту ценность, которая есть в доме, — говорит Барсумян. — Что это новаторский дом, что дом ценен своей архитектурой. Я уже неоднократно говорил, что мы с Алексеем Гинзбургом как-то вывели формулу, что люди, которые покупают здесь квартиру, покупают не просто квартиру, а предмет современного искусства». «Дом начинает жить полноценной жизнью, которая присуща жилому дому. Это и есть дань памяти. Признание тех людей, которые этот дом сотворили. Не может быть лучшего применения для памятника, который является жилым домом».

Второй вопрос — как раз про память. По числу репрессированных дом Наркомфина занимает второе место после «Дома на набережной». Пока вопрос открыт — захотят ли упоминаний об этом новые жильцы дома, хотя бы для установки табличек «Последнего адреса».

В сам дом попасть еще нельзя, хотя застройщик и обещает сделать «какие-то моменты для возможного посещения дома на экскурсии». Поэтому пока что на него можно посмотреть только со стороны — и это того стоит. Дом Наркомфина больше не секрет.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Лужковская архитектура, которую мы любим и ненавидим
Лужковская архитектура, которую мы любим и ненавидим От дома-яйца до «зиккурата» в Оружейном
Лужковская архитектура, которую мы любим и ненавидим

Лужковская архитектура, которую мы любим и ненавидим
От дома-яйца до «зиккурата» в Оружейном

Самое важное в московской архитектуре 2010-х
Самое важное в московской архитектуре 2010-х От инстаграм-домов и общественных пространств до последних лужковских построек и провалов программы «Моя улица»
Самое важное в московской архитектуре 2010-х

Самое важное в московской архитектуре 2010-х
От инстаграм-домов и общественных пространств до последних лужковских построек и провалов программы «Моя улица»

Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»
Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт» Не просто коллекция автобусов и «москвичей»
Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»

Посмотрите на то, как будет выглядеть новый музей «Московский транспорт»
Не просто коллекция автобусов и «москвичей»

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Новое и лучшее

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?

Как проверить, есть ли у вас долги

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?

Первая полоса

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?
Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю? Фильмы с «Кинотавра», концерт «Кровостока» и фестиваль «Слезы авторки»
Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?

Чем заняться в Москве в последнюю теплую неделю?
Фильмы с «Кинотавра», концерт «Кровостока» и фестиваль «Слезы авторки»

Как проверить, есть ли у вас долги
Как проверить, есть ли у вас долги А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью
Как проверить, есть ли у вас долги

Как проверить, есть ли у вас долги
А также кто прописан в вашей квартире и пользуется вашей цифровой подписью

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет
Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет Кто она такая и чем грозит ее высылка
Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет

Главной защитнице мигрантов Валентине Чупик запретили въезд в Россию на 30 лет
Кто она такая и чем грозит ее высылка

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве
Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве
Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Где покупать винтажную мебель и декор для дома в Москве

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?
Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно? «Невозможно знать наверняка, что вы не репостите экстремистские материалы»
Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?

Правозащитников судят за посты пятилетней давности. Это законно?
«Невозможно знать наверняка, что вы не репостите экстремистские материалы»

Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова
Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра
Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова

Последний показ «Идеального мужа»: каким был главный спектакль Константина Богомолова
И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интернатаИ теперь живут вместе

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната

Москвичи, которые выбрались из психоневрологического интерната И теперь живут вместе

Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Спецпроект
Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки
Спецпроект

Шансон или Шарлот: Сможете ли вы отличить романсы Вертинского от поп-музыки

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой Объясняют активисты и феминистская исследовательница
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
Объясняют активисты и феминистская исследовательница

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

«Я живу в ЖК „Пресня Сити“»

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Гуляем с «Позорами» по Басманному району Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве
Гуляем с «Позорами» по Басманному району

Гуляем с «Позорами» по Басманному району
Говорим о лучших репточках, пении вагиной и томском пиве

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны
Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Как понять, что отношения в вашей семье были ненормальны

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану

Трибьют Velvet Underground, сериал Apple по Айзеку Азимову и путеводитель по Узбекистану
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы
Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Промо

Выпустить нитки и сделать декоративные дырки
Как носить вещи осознанно и продлевать их срок службы

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен Даркнет, 228 статья и учеба в Америке
Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен

Интервью с Катей Селенкиной — режиссеркой фильма «Обходные пути». Его главный герой — кладмен
Даркнет, 228 статья и учеба в Америке

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти «Это наш гомеопатический домик»
Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти

Дача дизайнера-деконструктора в Ленобласти
«Это наш гомеопатический домик»

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты И все эти чудеса в России
Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
Спецпроект

Вертолет над вулканами, пляжи «Баунти» и поиск аметистов: Тревел-блогеры подбирают горожанам путешествия мечты
И все эти чудеса в России

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»
«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева
Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

Подпишитесь на рассылку