Я — «саранча», и горжусь этим Редактор The Village Сергей Бабкин, проживающий в Гольянове, отвечает жителям Патриарших прудов

Я — «саранча», и горжусь этим

Вчера, 27 июля, «Афиша Daily» выпустила материал-дискуссию «Как вернуть мир на Патриаршие пруды: спорят Гафин, Ливси, Асс и другие соседи». В нём известные обитатели Патриарших обсудили конфликт, который развернулся в районе в начале июля. Тогда на Малой Бронной улице появились растяжки с текстом: «Собянин! Жители требуют тишины!» — так местные жители попытались обратить внимание властей на шум, раздающийся из заведений в ночное время. В результате уже несколько недель заведения на Патриарших закрываются раньше, чем прежде, — в 23:00.

Круглый стол, посвящённый поиску разрешения накопившихся проблем, и сам стал поводом для конфликта. Участники разговора прямо возложили вину в сложившейся ситуации на приезжих и назвали их «саранчой» и «шариковыми». Всё это вызвало гнев москвичей в социальных сетях.

Редактор The Village Сергей Бабкин, проживающий в считающемся одним из самых неблагополучных районов Москвы, Гольянове, отвечает на упреки жителей центра.

Сергей Бабкин: Мои бабушка и дед жили в районе Патриарших прудов. В 1960-х у них появилась возможность переехать в квартиру побольше. Между районом Красная Пресня и только что построенным «спальником», который сейчас называют Гольяновым, они выбрали последний: там только что появилось метро «Щёлковская», рядом — лес, а вот на Пресне окна выходили на зоопарк, и крики и запах его обитателей моим предкам не понравились. Они не знали, что скоро в Гольянове построят автовокзал и к рубежу веков район станет считаться одним из самых неблагополучных в Москве. Правда, в начале 1990-х они всё равно уехали в Геленджик. А в их квартире сейчас живу я.

На моей лестничной клетке четыре квартиры. Одну из них снимает семья из Дагестана. Они тихие и вежливые люди. В другой — интеллигентная, но максимально нервозная и проблемная семья. В третьей — учительница немецкого с мужем и дочкой. Они очень приятные. Четырьмя этажами ниже раньше жила бывшая журналистка, которая до смерти курила крепкую «Яву». Она меня очень любила и однажды подарила мне на день рождения двухтомник «Мифы народов мира», в написании которого принимал участие Алексей Лосев. Сейчас эта энциклопедия куда-то потерялась, но я не теряю надежды её найти.

Недалеко от меня живут знакомые художники, кураторы, режиссёры, промоутеры, дизайнер Wonderzine Катя и наверняка ещё много творческих людей. Недалеко от меня живут мигранты из Средней Азии и с Кавказа. Недалеко от меня живут на улицах бомжи, которые стекаются к автовокзалу: среди них — маленькая танцующая женщина и пожилой мужчина, который все фразы произносит на вдохе. Недалеко от меня живут множество людей, которых раньше назвали бы мещанами, а кого-то, должно быть, назвали бы пти-буржуа. Мы все — те самые «шариковы», которые мешают утончённым жителям Патриарших, что навязали нам дихотомию «центр — окраина». И я считаю, что задача каждого москвича — разрушить эту оппозицию.

Около метро — толпы с автовокзала. Картавый человек кричит: «Марля, кому марлю?» Рядом — мужчина, который стоит на коленях и читает Библию нараспев. Утром из окна я вижу поток людей, который направляется из глубины района в сторону метро: «шариковы» едут на работу и на учёбу. В местном книжном самый популярный раздел — канцтовары, но там же можно купить сборник Артюра Рембо или книги издательства Ad Marginem. За более редкими книгами нужно ехать в центр — но там же не только книги, но и соответствующая тусовка. Продавцы какого-нибудь «Циолковского» тоже ездят на работу из Жулебина. Мы все живём в единой городской сети. Все районы (даже те самые «спальники») разные, но всех объединяет то, что везде живут люди.

Я хожу за продуктами в «Пятёрочку», но это не значит, что я не способен оценить «сложную» еду. У меня за окнами громко кричит живая музыка из пивбара «Саяны», но в моём же доме есть вполне себе приличное кафе. Когда я говорю, что я «в городе», — это значит, что я не у себя в квартире. Я вечный кочевник: в метро я провожу по полтора-два часа в день. Там я читаю книги, слушаю новую и старую музыку или просто рассматриваю других людей. Мы все — граждане нашего города.

Я могу занять себя в Гольянове: сходить в национальный парк «Лосиный остров» или позвать друзей к себе домой. Я могу занять себя чуть дальше от него: в 20 минутах ходьбы — памятники архитектуры XVII века и Измайловский парк. Я могу занять себя в немного безумном районе между «Электрозаводской» и «Бауманской»: там есть и современное искусство, и чебуречные, и архитектура, и тихие дворики. Я могу занять себя внутри Садового кольца: всем понятно, чем.

Лучше быть гражданином всего города, чем феодалом в своей крепости. Транспортная система Москвы позволяет нашим телам хаотично передвигаться по всей столице. Это удивительный город с богатыми, бедными и какими-то непонятными районами. Он принадлежит нам, каждая его часть. И мы — это и вы, и я, и все остальные: от Шатуры до Кремля.


Обложка: Михаил Голденков

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Гольяново вошло в тройку худших мест планеты для туристов

Московский район пропустил вперёд только квартал Столипиново в Пловдиве и столицу Колумбии Боготу

Гольяново вошло в тройку худших мест планеты для туристов
Московский район пропустил вперёд только квартал Столипиново в Пловдиве и столицу Колумбии Боготу

Огни моего гетто: Жители Гольянова о своём районе
Огни моего гетто: Жители Гольянова о своём районе Драки в школах, ограбления, рваные норковые шубы, живописный пруд и много зелени — The Village узнал у обитателей Гольянова, чем примечателен их район
Огни моего гетто: Жители Гольянова о своём районе

Огни моего гетто: Жители Гольянова о своём районе
Драки в школах, ограбления, рваные норковые шубы, живописный пруд и много зелени — The Village узнал у обитателей Гольянова, чем примечателен их район

The Village исследует ночную жизнь на окраинах Москвы
The Village исследует ночную жизнь на окраинах Москвы Эльбрус Джанмирзоев и Лигалайз на танцполе, коктейль «Голубая лагуна» и караоке в Гольянове, Митине и Новокосине
The Village исследует ночную жизнь на окраинах Москвы

The Village исследует ночную жизнь на окраинах Москвы
Эльбрус Джанмирзоев и Лигалайз на танцполе, коктейль «Голубая лагуна» и караоке в Гольянове, Митине и Новокосине

«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших
«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших The Village проследил историю противостояния местных жителей и ресторанного бизнеса в центре Москвы
«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших

«Собянин! Жители требуют тишины!»: Разрешился ли конфликт на Патриарших
The Village проследил историю противостояния местных жителей и ресторанного бизнеса в центре Москвы

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»

Спать хотя бы семь часов каждую ночь

Можно ли восстановить волосы, сожженные термо-инструментами или при осветлении?

Петербург переходит на режим QR-кодов. Как это будет работать?

Первая полоса

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет» Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве

Спать хотя бы семь часов каждую ночь
Спать хотя бы семь часов каждую ночь Чтобы укрепить иммунитет и просто хорошо выглядеть
Спать хотя бы семь часов каждую ночь

Спать хотя бы семь часов каждую ночь
Чтобы укрепить иммунитет и просто хорошо выглядеть

Можно ли восстановить волосы, сожженные термо-инструментами или при осветлении?
Можно ли восстановить волосы, сожженные термо-инструментами или при осветлении?
Можно ли восстановить волосы, сожженные термо-инструментами или при осветлении?

Можно ли восстановить волосы, сожженные термо-инструментами или при осветлении?

Петербург переходит на режим QR-кодов. Как это будет работать?

«Кольщик, наколи мне QR-код»

Петербург переходит на режим QR-кодов. Как это будет работать?
«Кольщик, наколи мне QR-код»

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната
Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната
Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Квартира в сталинке на Пролетарской. Неидеальный ремонт, натуральные материалы и тайная комната

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

30 лет «золотого треугольника»: Как изменился район Петербурга с самой статусной недвижимостью

Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Промо
Без ведра с водой и отжима тряпки руками Почему стоит задуматься о покупке электрошвабры
Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Промо

Без ведра с водой и отжима тряпки руками
Почему стоит задуматься о покупке электрошвабры

Как искать работу после долгого перерыва
Как искать работу после долгого перерыва И выходить на нее, если вы отвыкли от пятидневки и постоянных нагрузок
Как искать работу после долгого перерыва

Как искать работу после долгого перерыва
И выходить на нее, если вы отвыкли от пятидневки и постоянных нагрузок

Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи
Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи
Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи

Что такое апсайклинг: Как 6 российских брендов переосмыслили старые вещи

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Как превратить хобби в успешный бизнес
Промо
Как превратить хобби в успешный бизнес И выгодно продавать тай-дай, фенечки и открытки
Как превратить хобби в успешный бизнес
Промо

Как превратить хобби в успешный бизнес
И выгодно продавать тай-дай, фенечки и открытки

«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»
«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»
«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»

«Как можно было сделать такую искаженную карту гастрономической Москвы?»: Гастро-критики — о звездах и рейтинге «Мишлен»

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Промо
Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью
Промо

Ботфорты, резиновые сапоги и военные ботинки: Какую обувь носить осенью

Как устроена работа частного детектива

Как устроена работа частного детектива«За 500 рублей можно легко узнать у таксиста, о чем его пассажир говорил по телефону»

Как устроена работа частного детектива

Как устроена работа частного детектива «За 500 рублей можно легко узнать у таксиста, о чем его пассажир говорил по телефону»

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Как устроена жизнь в особняке-коливинге Colife

Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре
Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре
Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре

Венецианская чикеттерия Giulietta, Please, Stop Crying на Никитском бульваре

Подпишитесь на рассылку