28 мая, суббота
Москва
Войти

Гуляем вокруг Пяти углов с «Арсением Крестителем» Говорим о гаражном роке, культе тела и 90-х

Гуляем вокруг Пяти углов с «Арсением Крестителем»

The Village и Spotify продолжают рубрику «Музыка районов», и теперь мы переместились с ней в Петербург. Гуляем здесь с интересными нам артистами по их любимым местам. Внутри каждого текста вас ждет карта и плейлист — с ними вы можете повторить маршрут наших героев под выбранную ими для прогулки музыку.

Автор

Артем Макарский

Семь часов утра — довольно необычное время для интервью: «Не наше время», — говорит Арсений Морозов, выходя из машины. И тем не менее они с Дианой здесь, потому что фотограф решил, что это лучший момент для съемки в городе: на улицах почти нет людей, а солнце светит довольно ярко — мы ждали его почти неделю.

Перед фото Арсений надевает шарф и шапку и добавляет, что теперь ему не хватает только пакета. Как мне объясняют, это из эфира на «Эхе Москвы»: там говорили, что петербуржцы ходят вместо сумок с пакетами. Тут же Арсений вспоминает и неформальное прозвище фанатов «Зенита» «мешки», вошедшее в обиход из-за нестандартного мерча команды.

Я живу в районе, который выбрал Арсений для прогулки, поэтому во время интервью говорю о некоторых местах и сам: например, о дворе на Правды, посвященном «Волшебнику Изумрудного города». Арсений в ответ рассказывает о том, что Правды так названа в честь первого тиража отпечатанной здесь газеты, а Социалистическая называлась Ивановской (или Иоанновской) — раньше на ней была церковь Крестителя. Почему-то мне кажется очень важной эта деталь, которая многим показалась бы забавным совпадением.

В разговоре мы часто касаемся темы увядания Петербурга. Но когда я спрашиваю, чувствует ли Арсений его своим городом, он отвечает: «Вариантов нет. Это нулевая точка».

Вариантов нет — это же можно сказать и про его политическую позицию. Для тех, кто помнит выступления Арсения, например на митинге в защиту Химкинского леса, нет ничего удивительного в том, что его личный маршрут оказался политизированным. Его, к слову, можно продолжить в сквере Маневича на Щербакова, но начнем мы с более музыкальной точки.

О провинциальности Петербурга

Дворы на Загородном, 35

Петербург, безусловно, прекрасен, но сейчас он сползает в болото. Это чувствуется везде: от покосившегося ограждения набережной Фонтанки до обшарпанных углов почти в каждом доме (если внимательно всмотреться). Это, конечно, придает шарма для гостей города, но мне, как местному жителю, хотелось бы, чтобы город процветал.

В последние несколько лет становится заметно, что по инфраструктуре Петербург не столичный, а провинциальный город. Здесь теперь все так же, как и во всей стране, кроме Москвы. Поэтому нам нравится ездить в туры по России — мы везде как дома.

В принципе, сейчас разруха — это логично, ведь, как пел Высоцкий: «Когда стране твоей горестно, позорно иметь успех». Но хоть Петербург и уходит под лед, следы запустения в виде граффити на стенах очень радуют. Раньше их столько не было. Раньше казалось, что это может быть только во дворах, а теперь оно везде. И это очень круто, ведь это искусство.

Я родился на Черной речке, а рос на проспекте Просвещения, и в школу я ходил там. Сейчас Просвет растет на глазах, микрорайоны меняются, увеличиваются, и получается, что того места, к которому я что-то испытываю, уже нет. Значит, мои чувства на самом деле ложные. Центра это касается в меньшей степени, здесь практически ничего не меняется. Но жить в центре мне бы не хотелось, в квартирах в центре есть какой-то мрачняк. Еще из детства у меня стойкая ассоциация, что из всех этих бесконечных арок в центре воняло мочой.

У нас здесь репетиционная точка. Для музыканта точка — второе по важности место после дома. Когда приезжают знакомые, мы обычно ходим в этих окрестностях. Тут военные дома, вот тут вообще «Военторг» находится — а раньше здесь были конюшни Семеновские полка. Рядом — бывшая слобода лейб-гвардии. Расположение улиц в ней запоминали по фразе «Разве можно верить пустым словам балерины» — Рузовская, Можайская, Верейская и так далее.

Так получается, что все митинги идут сюда. Мне кажется, так в этом году многие открыли для себя эти дворы. Мы обычно в день митинга сюда приезжаем и отсюда выходим на площадь.

Теперь возможность оказаться в тюрьме стала такой материальной

О митингах с мамой и страхе тюрьмы

Пионерская площадь

Вот эта прекрасная площадь — плац Семеновского полка, где казнили петрашевцев. Здесь была инсценировка казни Достоевского, когда его приговорили к смертной казни, но не расстреляли. Здесь повесили первомартовцев, убийц Александра II — Перовскую, Желябова и других.

Я ходил сюда еще в 2008 году на митинг. Протестующие тусовались вокруг памятника, сверху летал вертолет, а территория была оцеплена внутренними войсками. Они как омоновцы, только в хаки — в стиле Death in June одеты, в общем. Сейчас вместо них Росгвардия.

Чичваркин еще стебал петербургских интеллигентов, потому что они до сих пор не определились, за Навального они или нет. У меня мама как раз из таких — ей не нравится риторика Навального. Она была со мной на митинге, сказала: «Они считают нас за быдло» — и ушла. А я немного потолкался тут — и тоже пошел. И вот я возвращаюсь домой, открываю «Фонтанку» — и узнаю, что через десять минут после моего ухода началось адское насилие. И то, что сейчас все время все митинги в итоге приходят сюда, меня триггерит.

До последнего митинга я ходил на все акции, но сейчас поход уже избирательный. Теперь возможность оказаться в тюрьме стала такой материальной. Я не слушал «Кровосток» в детстве, мне не близка тюремная эстетика, и я пока не готов за колючку.

Об отношениях с театром

Театр юного зрителя

У меня батя был режиссером-полулюбителем. А я не очень театральный человек.

В детстве ходил в ТЮЗ, но плохо помню на что. Зато хорошо запомнил гастроли МХАТа. В последний день показывали «Изображая жертву» Серебренникова. В туалете я встретился со Львом Додиным (худрук и директор Малого драматического театра, один из главных людей театрального Петербурга. — Прим. ред.). Это я к тому, что это было настолько круто, что даже Додин пришел. В конце был милицейский монолог, и какие-то бабушки стали выходить из зала, конечно. А в конце выходит Табаков вместе с Серебренниковым и говорит: «Вот, раньше, в чеховские времена, театр говорил языком Чехова, а сейчас говорит современным языком». Это было довольно серьезное переживание. На эти гастроли, как казалось, было очень важно сходить. За делом Серебренникова я, конечно, следил.

Вообще театральная тема мне не очень интересна. Хотя я работал младшим администратором в театре Корогодского в 2003 году.

О желании быть звукарем и создать инди-группу

Институт кино и телевидения

В Институт кино и телевидения я ходил на курсы, готовился туда поступать на звукаря. Но там была одна сплошная физика. А я в жизни не решил ни одной задачи по ней. Мне все время помогал мой кореш, и он в итоге туда поступил, а я не смог. У меня еще отец умер в том году. И я пролетел с экзаменами. А стал ли в итоге друг звукорежиссером, я не знаю — ни с кем из школы больше не общаюсь.

Маршрут прогулки Арсения Морозова

Здание, конечно, шикарное. Этот огромный Иисус, фреска «Иисус, благословляющий детей». Это должно было быть что-то вроде приходского училища с храмом, в честь Александра III и посвященное Александру Невскому. Деньги собирали всем народом на благое дело. Не знаю, как сейчас, но раньше внутри было место, где можно было курить. Темно, правда, и очень готично.

Кстати, Леля Нордик (петербургская экофемактивистка, фотограферка и журналистка. — Прим. ред.), задержанная у ТЮЗа, окончила этот институт. У нас была группа, сейчас этот состав странно себе представить — с Лелей и Феликсом Бондаревым. Это была инди-поп-группа по всем канонам 2000-х. Леля играла на барабанах, а я с Феликсом на гитаре и басу, я уже не помню, кто на чем точно играл. И это была моя единственная группа, где пели по-английски. У каждого было по песне, у меня тоже была песня на английском, но я там просто надергал что-то из Томаса Элиота.

Я пытался культивировать толстость, сверхпотребление

О первых инструментах и гаражном роке

Пять углов

В этом районе в основном доходные дома. Дом с башней на Пяти углах — один из них. Знаю, что два верхних этажа принадлежат какому-то художнику. Ужасно попсовое место, но Петербург надо развивать и с туристической стороны.

Тут еще напротив Пяти углов магазин на Загородном [«Мир музыки»], где я купил свои первые инструменты. Я туда пришел с мамой в 2003 году и купил комбик, примочку, два провода, гитару, ремень, чехол, струны — все в кредит, кроме медиатора. Потом пошел работать в магазин по продаже дисков на Просвещения, чтобы все выплатить.

Еще я работал на Апрашке в магазине сети «505» — самой популярной в городе. Туда приходил Князь (участник группы «Король и шут». — Прим. ред.), искал диски Theory of Sounds, там на обложке трезубец еще был. Он очень интересовался гаражом и панком из этой серии типа The Cramps. Я тогда и сам искал гаражный рок и в этом магазине впервые увидел диск The Crushers — первой российской гаражной группы.

Когда выходил Crazy Frog, его разбирали как свечи в церкви, по 200 штук за день. Все это закончилось ужасно, потому что начали ходить фээсбэшники по поводу пиратской продукции. А потом диски просто исчезли, и все.

В принципе, у меня такая история со всеми формальными работами. У меня есть ощущение, что нет ничего более нестабильного, чем обычная работа. Судьба отбирает у тебя все. Ты постоянно сталкиваешься с такими вещами, на которые ты не можешь никак повлиять. Вот я работал в театре — умер Корогодский, что ты будешь делать? Театр не закрылся, но многое потерял.

Когда я работал на заправке BP, она на моих глазах отходила Сечину (в 2013 году британо-российскую компанию ТНК-BP полностью поглотила «Роснефть». — Прим. ред.). Я смотрел это тогда в новостях по «России 24». Мне не хотелось работать на Сечина, я хотел работать в британской компании.

О 90-х

Толстовский дом

Толстовский дом — это северный модерн, его построил полурусский-полушвед. Стиль северный модерн — это предтеча того самого скандинавского дизайна, смесь природы, сказочных мотивов, необработанных природных материалов и этническо-бурзумной темы. Здесь в 90-е жил Маневич, заместитель губернатора Петербурга. Его расстреляли из «калаша», когда он выезжал из дома и поворачивал на Невский с улицы Рубинштейна.

Для меня убийство Маневича — символ разгула преступности того времени. В 2000-х была сильная разница с 90-ми, но сейчас она сглаживается. Только ссаньем еще пока из арок не пахнет, но скоро начнет. Город еще был в лесах все время, в коконе, в паутине из этих зеленых штук — все достопримечательности в них были. Дольше всего так простоял Спас на Крови. Когда его открывали, был практически праздник. Только при Матвиенко город начал подниматься более-менее. А сейчас — местами норм, но стоит отойти от каких-то прокачанных мест — начинается жесть.

О культе тела и капитализме

Spar на Владимирском проспекте

Spar просто восхитительный, мы всех приезжих туда водим как в кафе. На задний двор всегда фриганы-хардкорщики ходят за едой. А за столиками здесь просто весь петербургский бомонд. Даже достоевский бомонд, скорее, они все там оттопыриваются, устраивают скандалы: почему закрыт туалет, почему нет воды. Собирают бесконечное количество пива и сидят. Причем некоторые делают вид, что они нормальные — сидят в три часа ночи с кофе. Днем мы там не бываем, только после пяти. В час пик здесь просто треш.

Есть один мужичок, он всегда сидит у окна в заведении «Кофе на кухне». Такой, в возрасте, профессор, преподаватель кино, кажется. Мы видели его здесь ночью — он смотрел Шульман с телефона. Я еще порадовался, что сам ее послушал таким образом за пару часов до того.

Я ничего не ем с 20:00 до 12:00, сижу на интервальном голодании. Я пытался культивировать толстость, сверхпотребление. Но теперь приходится худеть, поскольку Диана говорит, что на сцене это не очень смотрится. Меня бесили качки и вообще культ тела, потому что телесность надо уничтожать путем разложения, при помощи булок и фастфуда. Потому что тело — это не капиталистический инструмент для достижения чего-либо, а то, от чего надо избавиться.

Редакция выражает благодарность «Театру юного зрителя», Институту кино и телевидения, сети супермаркетов SPAR, Bomu за помощь в организации съемки.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Гуляем с Елкой по Дорогомиловскому району
Гуляем с Елкой по Дорогомиловскому району Говорим о пафосе, ЗОЖ и Кутузе
Гуляем с Елкой по Дорогомиловскому району

Гуляем с Елкой по Дорогомиловскому району
Говорим о пафосе, ЗОЖ и Кутузе

Гуляем с Рахимом по «Москва-Сити»
Гуляем с Рахимом по «Москва-Сити» Говорим о работе на рынке в детстве, мечте о жизни в «Сити» и брендах
Гуляем с Рахимом по «Москва-Сити»

Гуляем с Рахимом по «Москва-Сити»
Говорим о работе на рынке в детстве, мечте о жизни в «Сити» и брендах

Гуляем с Варварой Шмыковой по Мещанскому району
Гуляем с Варварой Шмыковой по Мещанскому району И говорим о славе, астрологии и отказе от токсичных людей
Гуляем с Варварой Шмыковой по Мещанскому району

Гуляем с Варварой Шмыковой по Мещанскому району
И говорим о славе, астрологии и отказе от токсичных людей

Тэги

Сюжет

Люди

Событие

Места

Бренды

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Подпишитесь на рассылку