29 мая, воскресенье
Москва
Войти

Парк Бродского в усадьбе «Веретьево» Пятнистые олени, природная библиотека и светские рауты

Парк Бродского в усадьбе «Веретьево»

— Только не забудьте репеллентами попшикаться!

— А у нас с собой нет…

— На месте все будет! Это же Гнатюк — у него все under control.

Так нас встречают в арт-усадьбе Веретьево. Ее владелец — Андрей Гнатюк, известный пиартехнолог и политолог, президент холдинга «Группа ИМА». С начала 90-х компании холдинга выигрывают множество госконтрактов (среди заказчиков комитет государственных услуг Москвы, Федеральная налоговая служба, Управление делами президента и другие): «На московском пиар-рынке их называют королями госзаказа», — писала в большой статье про «Группа ИМА» Таисия Бекбулатова. Так что неудивительно, что в Веретьево все продумано вплоть до репеллентов: по слухам, здесь бывали не только журналисты The Village, но и элита — включая министров.

На территории Веретьево раньше был пионерлагерь, где Гнатюк отдыхал в детстве. Повзрослев, предприниматель выкупил территорию и устроил на ней собственную зону отдыха: иногда здесь проводят светские рауты, а иногда просто сдают номера в аренду. На днях в Веретьево открылся большой парк — его придумал архитектор Александр Бродский. Путеводитель по парку писал Григорий Ревзин, а библиотеку подбирала Анна Наринская — у Андрея Гнатюка все действительно under control. Корреспондент The Village Павел Яблонский провел в Веретьево два дня, изучил усадьбу и парк, и рассказывает, что он там увидел.

Арт-усадьба «Веретьево»


Как добраться

на электричке до станции Талдом (дальше на такси)

или на машине (парковка бесплатная)

Цена

от 3 600 до 16 900 рублей

за ночь

Мост с крышей 
Крапивник

Пионеры, парнушка и современное искусство

Современное искусство и окологосударственные деньги в современной России всегда идут рука об руку: «Гараж» — Роман Абрамович, V-A-C — Леонид Михельсон, «Арт-Овраг» — Анатолий Седых и так далее. Андрей Гнатюк — тоже человек со вкусом: в интервью он рассказывал, что его издательство «ИМА-Пресс» первым напечатало Бердяева и «митьков»: «У нас был своеобразный клуб, вокруг которого крутились все: музыканты, художники, писатели, авангардисты».

С людьми из этого круга Гнатюк общался и в Веретьево, где проходили не только встречи с важными людьми, но и арт-фестивали. Например, в 2008 году здесь состоялся первый публичный перформанс Андрея Кузькина — «По кругу»: художник расхаживал кругами по застывающему бетону четыре часа, пока не выбился из сил. Сам бетонный круг все еще находится в Веретьево — если чуть-чуть покопаться, можно даже найти куски ботинок Кузькина, торчащие из бетона. Неподалеку от круга — «Прибытие трактора» Арсения Жиляева («Важное объявление — у Арсения только что открылась выставка в МОМА на Гоголевском, приходите, не пожалеете», — сообщает всем во время прогулки арт-менеджер Коля Спайдер).

В усадьбе много арт-объектов: они случайно разбросаны по территории, перемешиваясь с облупившимися советскими статуями пионеров. В остальном, здесь есть все: баня, столы для пинг-понга, гамаки, рощи, пляжи, пруды, красивые лужайки и домики, пионерские костры, площадки для футбола и волейбола — не хватает только кружков, и тогда Веретьево можно было снова назвать полноценным пионерским лагерем (правда, уже для взрослых).

В целом, здесь много иронии над советской эстетикой: корпуса все еще носят названия вожатых и пионеров, статую мальчика с горном никуда не убрали — не хватает только пионерских галстуков на шеях гостей, как на Bosco Fresh Fest в позапрошлом году (забавно, что его делает Илья Куснирович — сам владелец Андрей Гнатюк дружит с его отцом: в Веретьево даже есть именная комната Михаила Куснировича). Есть в усадьбе и странные явления: например, баня, которую с претензией на каламбур называют «парнушкой» или гигантская статуя-фонтан с фигурами самого Гнатюка и его друга: две фигуры в банных простынях стоят наподобие «Рабочего и колхозницы» с бутылкой водки в руках.

В двух шагах от усадьбы находится ферма: здесь гуляют маралы, муфлоны и пятнистые олени — их можно кормить сухарями и морковкой. Также есть и небольшое фермерское производство: сыр, молоко, масло, яйца — все это можно попробовать и купить прямо на месте.

Библиотека
Площадка с лавочкой
Дерево, проросшее сквозь дорожку

«Парк Бродского» — раскиданная над болотом библиотека

На днях в «Веретьево» открылся «Парк Бродского» — то есть, архитектора и художника Александра Бродского. Он находится чуть сбоку от усадьбы, пробраться туда не так-то просто — нужно знать тропинки. «Это парк про то, как сбежать из пионерлагеря, — пишет в путеводителе Григорий Ревзин. — Там масса мест, где можно спрятаться, и все они будто сделаны руками безобразящих пионеров из материалов, позаимствованных на участках раздраженных дачников». В отличие от порой спорного подтрунивания над пионерской эстетикой в самой усадьбе, «Парк Бродского» — верх минимализма, изящества и вкуса.

Вообще, парком это назвать сложно: по сути, это длинная разветвляющаяся дорожка, сделанная из дощатых мостков, которые поднимают ее над ландшафтом: я видел такие тропы в Японии и Финляндии — там их прокладывают в горах и над болотами (Ревзин в путеводителе также вспоминает японского архитектора Дзюнья Исигами, создавшего чем-то похожий парк Art Biotop Water Garden у гор Насу). Здесь тоже когда-то было болото — отсюда и мостки. Основная идея парка — как можно меньше видоизменять природу: растения здесь не стригут, а упавшие на дорогу деревья не убирают — лишь слегка подрезают ветки. Единственное искусственное вмешательство — гигантские лопухи, местами высаженные по краям тропинки. В остальном все довольно дико: иногда например, тропинка почти скрывается в зарослях крапивы — приходится как-то протискиваться. Тропинка вообще узкая: всего в четыре доски. Сам Гнатюк, мужчина довольно крупный, просил Бродского сделать шесть досок — дескать, на четырех не получится даже разойтись с встречными прохожими. На что Бродский ответил, что расходиться нужно спинами — чтобы животы свисали в сторону обочины. В целом же парк предназначен для одиночных прогулок — гулять там группами просто-напросто неудобно. Да и само его устройство настраивает на некий медитативный лад.

Время от времени деревянные мостки выводят прохожего к арт-объектам — впрочем, почти все они функциональные (то есть с ними или в них можно что-то делать, а не просто смотреть со стороны). По большей части функция связана с чтением — то тут, то там тематически расставлены книги. Их выбирала критик Анна Наринская. Ну, например, в какой-то момент вам встретится «Дом отшельника» — крохотный домик с печкой и кушеткой, чем-то напоминающий «Удаленный офис» Александра Константинова в Никола-Ленивце. Все книги в доме — про одиночество и отшельничество: «Женщина в песках» Кобо Абэ, «Сто лет одиночества», Мишель Уэльбэк — всех и не упомнишь. Главное, что подбирая книги, Наринская совершенно не настаивала на каком-то сверхинтеллектуальном подходе — здесь каждый найдет, что почитать.

Мост с крышей
Мост с крышей
Обсерватория
Наше место (Большая береза)

Ближе к началу тропы есть бар — «Тир Дианы Мачулиной». Насчет того, стоит ли выпивать в парке, были некоторые разногласия, но все-таки бар открыли: там в коробках можно взять разные «алкосеты» — от хереса до шотландского виски. Слева от барной стойки — библиотека алкогольной литературы. Я был с похмелья, поэтому быстро отвел взгляд от полки, успев зацепить только «Москва — Петушки».

Пройдешь чуть дальше по мосткам, и вот он, «Пиратский грот», — еще одна локация для чтения, правда уже совсем маленькая. Грот расположен прямо под тропой (к нему ведет миниатюрная лестница сбоку), и места там буквально на пару человек. Что еще раз напоминает о том, что парк предназначен для одиночных, максимум парных прогулок. Лучше всего это чувствуется в «Обсерватории» — пожалуй, самой видной постройке Бродского. Напоминающая то ли элеватор для зерна, то ли гигантскую деревянную бочку, «Обсерватория» заметно выше других конструкций — туда нужно карабкаться. Поднявшись по нескольким крутым лестницам (потолок зеркальный, но лучше в него не смотреть, а то упадешь), оказываешься в комнатушке один на один метр, все с той же печкой посередине (как носить дрова — вопрос открытый). Книжная концепция «Обсерватории» — русская поэзия.

Вообще, разделение библиотек на смысловые блоки — не единственная идея книжного обустройства парка. Например, сам Бродский предлагал везде раскидать совершенно случайные книжки — от учебников по алгебре до дешевых детективов. Но все-таки решили придерживаться более строгого концептуального подхода. Впрочем, что будет дальше, не ясно: книги уже начали перемещаться между разными постройками, а часть и вовсе стащили. Как поступать в таком случае — непонятно. Сам Гнатюк считает, что воровство книги — явление полезное, которое пресекать не нужно. А собравшая библиотеку Наринская книги жалеет и отпускать не хочет. Но парк только открылся и правил пользования у него пока нет.

Подполье
Дом отшельника
Дорога вверх
Пантеон. Дерево поперек дороги

Разумеется, в архитектуре парка полно исторических отсылок. Какие-то заметны невооруженным глазом — крыша одной из беседок выполнена в форме римского «Пантеона» — то есть, с дыркой по центру. Другие поймет далеко не каждый — например, «Мост с крышей» — это отсылка к Палладиеву мосту в Царском селе.

Некоторые решения давались не сразу. Например, вначале лодочная станция (да, через парк проходит и несколько широких ручьев), выполненная в форме лимонной дольки, плотно прилегала к берегу. Затем Бродский посмотрел на нее — и решил, что станцию надо отделить от берега: так вокруг нее вырыли ров и построили мостик.

А еще у парка есть один грозный враг — сосед по участку, настроивший совсем близко к тропе странные бревенчатые избы с развевающимся над ними российским флагом. Кое-где имение соседа видно, но самый просматривающийся ракурс все же перекрыли: построили вдоль забора гигантскую зеркальную стену. Порой солнце отзеркаливало, и рядом вспыхивала трава: ничего, провели систему полива. Это же Гнатюк — у него все under control.

Один из главных вопросов, которыми задаешься после посещения парка — а как все это сохранить? Ведь книги, спрятанные под тонкими навесами, — сгниют, как и мостки — часть из которых уходит под воду во время половодья. Сейчас владельцы готовы обеспечивать и освещение всех тропинок, и своевременную замену деревянных досок и, в общем-то, что угодно. Что станет с парком без ежеминутного надзора? Скорее всего, его довольно быстро перемелет природа — и тогда уже облупившиеся пионеры в самой усадьбе покажутся долговечными. Но, кажется, хрупкость парка посреди болота — нашей главной скрепы, как пишет Ревзин, — и есть его главная черта: «Попытка сохранить благоговейно дистанцию от болота приводит к тому, что мы лишь глубже в него проваливаемся». И, конечно, можно держать все под контролем, дистанцироваться от власти и наблюдать радикальные перформансы — но затем все равно пить белое вино в элитной усадьбе и гулять по изящному парку, который в какой-то момент разрушится под натиском болота. 

Фотографии: Юрий Пальмин / Парк Веретьево

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

5 хороших мест для работы за городом
5 хороших мест для работы за городом Куда уехать из Москвы, чтобы поработать на природе вдали от футбола
5 хороших мест для работы за городом

5 хороших мест для работы за городом
Куда уехать из Москвы, чтобы поработать на природе вдали от футбола

Дом отдыха: Приятные загородные отели недалеко от Москвы
Дом отдыха: Приятные загородные отели недалеко от Москвы Прогулки с косулями, баня и свежий воздух
Дом отдыха: Приятные загородные отели недалеко от Москвы

Дом отдыха: Приятные загородные отели недалеко от Москвы
Прогулки с косулями, баня и свежий воздух

Как обустроить съемную дачу
Как обустроить съемную дачу Сняли дом на лето? Поздравляем! Теперь осталось продумать детали
Как обустроить съемную дачу

Как обустроить съемную дачу
Сняли дом на лето? Поздравляем! Теперь осталось продумать детали

Тэги

Сюжет

Люди

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Первая полоса

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

Подпишитесь на рассылку