Я пытаюсь изменить провинциальный город The Village поговорил с Юлией Кривцовой о создании общественных пространств в Ярославле

Я пытаюсь изменить провинциальный город

Ярославль — один из старейших городов России, в котором наибольшее внимание традиционно уделяют историческому культурному наследию. Но за последние десять лет благодаря неравнодушным активистам в городе стали появляться фестивали и выставки современного искусства, а также новые общественные пространства. The Village поговорил с жительницей Ярославля Юлией Кривцовой, решившей изменить облик родного города, о её целях, деятельности и планах на будущее.

Как всё начиналось 

 Меня зовут Юлия Кривцова, мне 36 лет, и с 2006 года я делаю городские проекты в Ярославле. Ярославль — мой родной город. В нём я родилась, выросла, училась на факультете культурологии, защитила диссертацию по теории и истории искусства, работала в центре современного искусства. Также долгое время профессионально занималась современным танцем. Именно на танцах я познакомилась с архитектором Серёжей Кремневым, с которым мы впоследствии решили менять наш город к лучшему. 

Вместе с танцевальной группой мы участвовали в различных международных проектах, много путешествовали. К примеру, в течение трёх месяцев работали в постановке хореографа Карин Cапорта во Франции. Путешествия позволили нам не только посмотреть мир, но и узнать, как работают различные институции культуры в других странах, как люди воспринимают современное искусство. По возвращении в Ярославль, где современное искусство не вызывало такого интереса, мы захотели изменить ситуацию. 

Первым выходом в город был показ видеоарта на Стрелке — так называется место соединения реки Волги с её притоком Которосль — в рамках деятельности центра современного искусства, где я на тот момент работала координатором. Несмотря на то что показ был удачным, руководство центра негативно восприняло нашу с Серёжей инициативу. По их мнению, все мероприятия должны были проходить в стенах центра, а не где-то в городе. Впоследствии это разногласие наложилось на другие конфликты и недопонимание, и центр для нас закрылся. А через год вообще перестал существовать. Прекращение сотрудничества стало точкой отсчёта, ведь мы лишились единственной площадки и всех ресурсов. Тогда Серёжа сказал мне: «Слушай, но ведь у нас есть город!» — и мы занялись городскими проектами. 

Команда

Первоначально мы с Серёжей делали всё вдвоём: искали площадки, проводили различные мероприятия — от выставок и кинопоказов до перформансов и фестивалей. Но уже скоро к нам стали присоединяться люди. Первой была Настя Прошутинская, которая предложила нам работать с европейской волонтёрской программой EVS (European Voluntary Service). Мы зарегистрировались, рассказали о своей организации и деятельности. Совсем скоро к нам стали приезжать волонтёры со всего мира. Для нас они были не просто дополнительными руками, а полноценными членами команды. Эти ребята усиливали в нас веру в возможность и необходимость преобразований в городе, в нашу свободу.

Следом за Настей пришла её подруга Наташа Николаева, которая как раз вернулась из Германии, где проходила волонтёрскую практику. Долгое время мы работали вчетвером, плюс волонтёры (три-четыре человека). Позже к нам присоединялись другие заинтересованные люди, но, как правило, через время они уходили в свои проекты. Мне кажется, что решение изменить город значительно изменило и нашу жизнь. Вместе с Серёжей мы сняли студию, часть которой стала нашим домом, а другая — офисом организации, где проходили небольшие мероприятия, встречи, работали волонтёры.  

Нам очень повезло с людьми, которых мы встречали на своём пути. К примеру, когда нашей организации понадобилось официальное оформление, появился Владимир Захаров, который подарил нам юридическое лицо. Это довольно интересный момент — в своей дипломной работе он описал концепцию развития территории «Красного Перекопа» (старейший в России текстильный комбинат, расположенный в Ярославле. — Прим. ред.) и планировал создать некоммерческую организацию, которая бы стала посредником между разными силами района. Получилось так, что этой организацией стали именно мы — «Региональное агентство творческих инициатив». 

Работа в агентстве — моя основная деятельность. Также я читаю лекции, провожу проектные семинары и консультации. За десять лет существования нашей организации было только полтора года, когда я не проводила в агентстве полный рабочий день. Тогда мне предложили работу в муниципальном управлении культуры. Сначала я отказывалась, но потом решила рискнуть, чтобы получить новый опыт и узнать, как работает система изнутри. Одним из первых поручений стала разработка программы развития культуры в Ярославле. Несмотря на то что это был удивительный опыт, долго работать в мэрии я не смогла и вернулась к постоянной деятельности в НКО. 

Первые проекты

С самого первого дня мы старались находить интересных и близких нам по духу партнёров. Так, например, одним из первых проектов стала выставка «PaRome: прибытие в Ярославль итальянского искусства», которую мы организовали совместно с Итальянским институтом культуры в Москве. Директор этого института изучал в Ярославле русский язык. Узнав о нашей деятельности, он предложил поработать вместе. Итальянские коллеги предоставили необходимые материалы — фотографии и кино. Мы же занялись поиском подходящего пространства и уже скоро нашли клуб — полностью стеклянное здание, которое находилось во дворе в центре города. Выставка проходила одновременно и внутри, и снаружи. Во дворе художники создавали инсталляции по итальянским мотивам, здесь же проходили мастер-классы по итальянскому языку, а вечером — показы итальянского социального кино. 

После PaRome мы участвовали в городском фестивале франкофонии, где познакомились с актёрами французского театра из Пуатье. После нескольких встреч мы решили делать совместный проект — перформансы в городской среде. Сначала они приехали к нам, а через год мы отправились к ним. 

Вскоре мы сделали ещё один проект с Итальянским институтом — выставку «Образы мифа», посвящённую Александру Македонскому. Сначала мы думали отказаться от этой идеи, так как нас в первую очередь интересовало современное искусство. Но один из волонтёров, Дэвид Ризенберг, узнав о предложении, сказал: «Александр Македонский всегда бросал вызов — сначала миру, а теперь вам!» И мы решили принять этот вызов и сделать выставку о великом полководце как проект современного искусства. Нашли зал областной библиотеки и превратили его в подобие военного лагеря. Из холстов, на которых были напечатаны итальянские фрески с изображением Александра Македонского, сделали шатёр. Пригласили преподавателей по психологии, философии, истории и иностранным языкам, чтобы они могли читать лекции в шатре на темы, связанные с полководцем. Наши друзья расспросили на камеру прохожих об Александре Македонском и сделали из этого фильм. 

Чтобы провести любую выставку, нужны деньги. Поэтому обычно мы стараемся находить сразу нескольких партнёров, которые могут делать небольшие взносы. Например, для проведения выставки «Образы мифа» мы связались с турагентством, центром иностранных языков и магазином горных велосипедов. В результате на выставке можно было увидеть информацию о туре по странам, в которых бывал полководец, информацию об изучении иностранных языков и горный велосипед, на котором можно было перейти через любой перевал. 

Очень редко мы становились настоящими партнёрами с площадками, на которых делали свои проекты. Наши предложения всегда нарушали их привычный покой. Но со временем нас начали приглашать, просили советов о том, как выйти в город или к аудитории. 

Первое время мы делали по четыре-пять проектов в год. В среднем каждый проект требовал около месяца подготовки. Все заработанные деньги шли на реализацию наших идей, почти никогда не удавалось выделить деньги на заработную плату. С 2008 года наша политика немного изменилась, так как мы решили делать не много маленьких мероприятий, а один масштабный фестиваль длиною в месяц. 

«Архитектура движения»

В Ярославле с 1992 года проходил фестиваль «Искусство движения и танца на Волге». Это был российско-американский проект, который финансировали американские фонды. На две недели к нам в город привозили танцовщиков со всего мира — было очень здорово. Но в 2008 году наступил кризис, фестивалем уже никто не хотел заниматься всерьёз. В результате вместо масштабного мероприятия была только одна площадка в Доме культуры. Люди даже просили вернуть им деньги за билеты. В качестве решения мы предложили возродить фестиваль, но эта идея не получила поддержки. Тогда мы стали думать о своём проекте — о прогулках и новых маршрутах по Ярославлю. В итоге получился фестиваль под названием «Архитектура движения». 

Первая «Архитектура движения» проходила в течение трёх дней. Всем желающим выдавали карты с маршрутами. На каждой карте были обозначены точки, в которых что-то происходило: это мог быть показ современного танца, дискуссия или лекция, причём в самых неожиданных местах, например на подземной автостоянке или в башне во дворе. В промежутках мы устраивали встречи в кафе, где участники могли познакомиться друг с другом и обсудить свои впечатления. На следующий день участников ждал совершенно новый маршрут. Наш фестиваль-путеводитель дал людям возможность лучше узнать родной город и посмотреть на него с другой стороны. 

Каждый год мы переосмысливали формат фестиваля и выбирали новую тему. Как правило, тема — результат многочисленных обсуждений, рабочих встреч и пристального внимания к тому, что происходит в городе. Благодаря такому подходу нам удавалось делать «Архитектуру движения» всегда разной. Например, для проведения второго фестиваля мы собрали единую команду вместе с людьми, которые известны в Ярославле своими проектами.
К сожалению, идей было много, а вот помощь в реализации — минимальной. Тем не менее нам удалось сделать фестиваль длиною в месяц, и каждый день в разных районах города происходило что-то интересное. 

Мы приглашали экспертов для участия в общественной дискуссии фестиваля. В первый раз это был архитектор Юрий Аввакумов, с которым мы говорили о проектировании нового движения в городе и возможности перенаправления потоков людей. На следующий год мы пригласили директора Института культурной политики Михаила Гнедовского, чтобы поговорить о культуре как об инструменте развития территорий. Ещё через год архитектор Юрий Григорян рассказывал о том, как город с большим историческим и культурным наследием может быть современным.

В Ярославле ощущается нехватка людей, способных модерировать общественную дискуссию и генерировать решения и идеи. Но так происходит не только из-за того, что экспертов нет, но и потому, что часто мы не можем узнать о них. Дело в том, что в Ярославле нет городских медиа, которые не имели бы привязки к политике и могли бы открывать интересных людей. 

Textil

Мне нравилось делать городские проекты, но в то же время я понимала, что хочу быть куратором культурного центра. Иногда я даже искала свободные вакансии, но подобных предложений в нашем городе никогда не было. В какой-то момент я поняла, что мне надо самой создать для себя рабочее место. Вместе с ребятами  мы начали искать площадки в городе, вели переговоры и в 2013 году нашли свободное помещение на действующей текстильной фабрике. Это был неотапливаемый склад из качественного кирпича и с красивым деревянным потолком.

Так как мы занимаемся социальными проектами, нам удалось заключить с руководством фабрики договор о намерении. Параллельно мы искали партнёров, которые могли бы помочь со строительством площадки. Довольно быстро появились люди, готовые оплачивать нашу аренду. Впоследствии они создали для этого дела коммерческую организацию, а к концу 2013 года подписали договор об аренде здания на десять лет. Полученные от них деньги фабрика должна была потратить на отопление, но ситуация изменилась. Несмотря на хорошее состояние, здание нуждалось в реконструкции, без которой проведение отопления невозможно. Пока мы занимались проектом реконструкции, законодательство изменилось: к памятникам регионального значения теперь применяется понятие «реставрация». В итоге наш проект уже долгое время находится на согласовании. Естественно, проволочка не понравилась нашим партнёрам, и они решили прекратить сотрудничество, но я надеюсь, что мы ещё будем работать вместе. 

Сейчас мы облагораживаем территорию фабрики и устраиваем различные мероприятия. Каждый месяц мы проводим «Городские выходные», в рамках которых стараемся бороться со стереотипом ярославцев о том, что выходные можно проводить только за городом. Мы приглашаем в «Текстиль» различные сообщества: экологов, которые устраивают игры, связанные с экомышлением, для детей и их родителей; людей, которые занимаются терапией с собаками и учат преодолевать страх перед этими животными; молодых писателей, а также многих других. На «Городских выходных» есть лекторий, ярмарка с местными лавочками, семейные кафе и игровые зоны для детей. С каждым годом к нам приходит всё больше людей — как посетителей, так и участников.

Помимо «Городских выходных», на «Текстиле» проходили конференции, мастерские, книжные ярмарки, литературные фестивали, фестивали уличного танца и театра, концерты и различные праздники. Мы стараемся идти навстречу, если чувствуем, что у людей есть запрос на какое-то мероприятие, которое будет интересно и нам.

Новый Ярославль

Перед проведением первого фестиваля «Архитектура движения» мы пытались заручиться поддержкой властей. Но в каждом из многочисленных кабинетов нас встречали с недоумением, так как не могли поверить, что молодые люди думают о городе и хотят что-то в нём делать. Со временем администрация поняла, что мы не просто играем, а действительно делаем для Ярославля что-то важное. Мы стали получать от них небольшие гранты, но говорить о реальном сотрудничестве пока нельзя. Они знают, что даже без субсидий мы не отказываемся от задуманных проектов, поэтому далеко не всегда нас поддерживают. 

С другой стороны, есть молодёжь, которой важно то, что мы делаем. Многие говорят, что Ярославль им нравится только в сентябре, когда проходит фестиваль. Здорово, что наша деятельность вдохновляет людей на собственные проекты. Например, в фестивале участвовал Игорь Кузнецов, который позже возглавил танцевальное движение буги-вуги, в рамках которого молодые люди танцуют с пожилыми в разных точках города. 

Городская администрация тоже во многом использует наш опыт. Например, на День города они сделали маршруты, которые мы проводили ещё в 2008 году. При этом событие подавалось как что-то новое, никто не говорил: «Вот у ребят был позитивный опыт, которым мы хотим воспользоваться». Подобная история и с «Городским пикником», который мы устраивали в 2011 году, а власти решили провести сейчас. 

Не знаю точно, приходят ли к нам какие-то тенденции из Москвы, у местных властей нет ресурсов на их реализацию. Но могу сказать, что мы сами ни на что не ориентировались, а просто шли от ситуации, которая была в городе. Копирование отдельных элементов мне кажется наивным: у всего есть сильные стороны, и надо не копировать что-то чужое, а развивать своё. 

Как самостоятельно изменить город?

Мне кажется, всегда нужно идти от обстоятельств. Людям, которые хотят впервые попробовать свои силы, я всегда советую начинать со своего двора. Прежде всего необходимо провести исследование: составить карту двора, посмотреть, из каких частей он состоит, какие в нём есть минусы и плюсы. Лучше выбрать сразу несколько критериев: безопасность, комфорт и так далее. Затем следует посмотреть, как именно люди пользуются этим двором по времени в зависимости от дня недели и времени года. Стоит обсудить с соседями, чем им нравится или не нравится это общественное пространство, к какой деятельности они готовы подключиться. После этой работы можно приступить к формулировке задачи преобразования. Ещё очень здорово, если человек, который хочет что-то изменить, не берёт на себя все роли, а распределяет их между другими людьми. 

Мне очень нравится идея создания общественно-культурного центра для двора. В Стокгольме в каждом квартале есть так называемые «общественные гостиные», где соседи могут собраться, провести вместе время, обсудить насущные проблемы или даже пригласить друг друга в кино или на бокал вина. У нас часто говорят о европейцах как об единоличниках, но, в отличие от нас, они понимают выгоду от тесного общения с соседями. Ведь так можно гораздо быстрее и легче решать проблемы, например, благоустройства общего двора. 

Для тех, кто хочет пойти дальше и создать культурный центр, мы составили методичку «Культурный центр в регионах», которую можно найти в свободном доступе в интернете. Основное в подобных проектах — выбрать место, которое способно быть общественным пространством. Затем необходимо найти людей и создать шестерёнки, благодаря которым центр будет работать. Дальнейшие действия зависят от обстоятельств. 

Планы

В будущем мы хотим продолжать свою деятельность, но так, чтобы молодые люди из нашей команды занимались организацией мероприятий для горожан, а мы с Серёжей больше работали в сфере искусства. Из ближайших проектов — совместный курс с онлайн-школой Института «Стрелка» Vector: вместе мы снимем видео о «Текстиле» и на этом примере расскажем, как делать городские проекты. 

Честно говоря, я всё время думаю, зачем мне всё это. Если говорить метафорически, для меня деятельность в «Региональном агентстве творческих инициатив» — это как доступ к главным городским часам, словно сам решаешь, с какой скоростью всё должно развиваться. Видеть, как благодаря твоей команде изменяется среда и люди, — волшебное чувство. Кроме того, мне очень важно было создать благоприятную среду как для себя самой, так и для других горожан. В Ярославле огромная утечка людей, и с самого начала мы с Серёжей хотели предложить творческим людям причину остаться. Мы остались. И не мы одни. 


Фотографии: обложка – институт «Стрелка», 1-8 – TEXTIL

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как сделать жилой дом из водонапорной башни
Как сделать жилой дом из водонапорной башни Бывший радиоведущий взял 1,5 миллиона в кредит и купил в Томске водонапорную башню. The Village узнал, как справиться с мэрией, голубиным помётом и превратить здание 1895 года в жилой дом
Как сделать жилой дом из водонапорной башни

Как сделать жилой дом из водонапорной башни
Бывший радиоведущий взял 1,5 миллиона в кредит и купил в Томске водонапорную башню. The Village узнал, как справиться с мэрией, голубиным помётом и превратить здание 1895 года в жилой дом

Как живёт самый богатый город России
Как живёт самый богатый город России На прошлой неделе Приморск возглавил список городов России с самым богатым населением. Фотограф The Village запечатлел повседневную жизнь этого небольшого населённого пункта в Ленинградской области
Как живёт самый богатый город России

Как живёт самый богатый город России
На прошлой неделе Приморск возглавил список городов России с самым богатым населением. Фотограф The Village запечатлел повседневную жизнь этого небольшого населённого пункта в Ленинградской области

Как живёт самый маленький
город России
Как живёт самый маленький город России The Village отправился в Тульскую область, чтобы узнать, где проходит граница между городом и деревней
Как живёт самый маленький
город России

Как живёт самый маленький город России
The Village отправился в Тульскую область, чтобы узнать, где проходит граница между городом и деревней

«Хочешь денег? — *** как бессмертный пони»: Что IKEA сделала с кировским посёлком
«Хочешь денег? — *** как бессмертный пони»: Что IKEA сделала с кировским посёлком Репортаж The Village из отдалённого российского посёлка, где выпускают мебель для шведской компании
«Хочешь денег? — *** как бессмертный пони»: Что IKEA сделала с кировским посёлком

«Хочешь денег? — *** как бессмертный пони»: Что IKEA сделала с кировским посёлком
Репортаж The Village из отдалённого российского посёлка, где выпускают мебель для шведской компании

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Проблемы диаспоры. Лев Левченко — о том, почему русские в эмиграции не здороваются друг с другом

Первая полоса

Силовики под видом покупателей на «Юле» задержали москвича и отвезли в военкомат

Где он сейчас?

Полицейские силой забрали студентов Финашки из общежития в военкомат

Где они находятся сейчас?

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»

Жительницу Казани оштрафовали за плакат «Я люблю своего папу»

В отделе полиции силовики издевались над девушкой

В челябинском детсаду попросили не одевать детей в Бэтмена на новогодние утренники

И предложили альтернативу

Матвиенко предложила оснастить все сельские клубы баянами и гармонями за госсчет

Сколько это может стоить?

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечноПолная история

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно Полная история

Глава СК Бастрыкин получил премию «юрист-правозащитник года»

Угадайте, какую премию получил чиновник из «ДНР»?

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»

Как отреагировали коллеги Алексея Коростелева на его увольнение с «Дождя»

А также что сказал главред телеканала Тихон Дзядко и сам Коростелев

«Счастлив это рвать»: В Хабаровске уничтожили книги, «пропагандирующие ЛГБТ»

Что говорят об этом сами активисты?

Эксклюзив The Village: Библиотеки прямо сейчас прячут от читателей книги иноагентов

Их уже нельзя заказать онлайн и взять на месте

В России появятся казачьи факультеты

Какие предметы будут изучать студенты новых направлений?

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole

Бар в Петербурге уволил официанта, который носил жетон с символикой ВСУ

Как быстро отреагировало руководство заведения и при чем тут «Мужское государство»?

Официанты и бармены остались без работы

Почему сейчас ресторанному бизнесу не нужны новые сотрудники?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24? «Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
«Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Сайты Elle, Elle Girl и Elle Decoration прекратят работу

Московские рестораны из списка Michelin не смогут подтвердить свой статус в 2023 году

Смогут ли они упоминать об уже полученных звездах?

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию

В «Черную пятницу» россияне потратили более 13 миллиардов рублей

На обвиняемую в распространении «фейков» про армию России Викторию Петрову давят в СИЗО через ее сокамерниц

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химииЧто ей делать?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии Что ей делать?

«Почта России» запустила доставку одежды из Европы. Также стало известно, кто займет место H&M в торговых центрах

МИД закупил подарки для оставшихся в России иностранных дипломатов — Baza

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси

Сколько пожертвовали москвичи на строительство православных храмов за 12 лет

Спрос на iPhone 14 в России упал в 2,5 раза по сравнению с продажами гаджетов предыдущей модели

В Minecraft появился постсоветский зимний двор — с пятиэтажками, гаражами и турниками

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде в начале декабря

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо