29 мая, воскресенье
Москва
Войти

Что продают в переходах у метро после реформы уличной торговли «Трусы — самый ходовой товар»: что можно найти на «Павелецкой» и «Курской»

Что продают в переходах у метро после реформы уличной торговли

Три года назад The Village уже покупал товары в переходах у метро. Сейчас мы повторили эксперимент и посмотрели, что осталось от прежних ларьков и как изменился их ассортимент после окончания реформы уличной торговли.

Изменения в работе ларьков начались в 2010 году, когда Сергей Собянин стал мэром, а завершились в сентябре. Теперь мэрия сдает места под торговлю через аукционы и без посредников. С апреля по сентябрь в подземных переходах сдали больше 400 киосков.

Сразу бросается в глаза, что киосков в переходах стало меньше, однако по-прежнему здесь можно встретить нелегальные рынки с фруктами и овощами. Полностью исчезли павильоны в переходе у «Библиотеки имени Ленина» и на «Савеловской». Изменился и перечень товаров, которые можно купить. Раньше возле метро можно было съесть хот-дог или какую-то выпечку, а сейчас точек с общепитом нет практически нигде. Зато по-прежнему осталось много дешевой женской одежды. Средняя цена в таких магазинах — приблизительно 300 рублей.

Фотографии

Ксения Смыр

Фотографии

Евгения Чапайкина

«Павелецкая»

В переходе у Павелецкого вокзала заняты почти все доступные места для торговых точек. Больше всего продают спиннеры разного цвета и формы. Например, спиннер в виде доллара, знака Бэтмена, компаса, штурвала и красной советской звезды. Также в магазинах предлагают пополнить баланс, купить флешки, аккумуляторы, туристические магниты и статуэтки, ручки, одежду, матрешки, женскую косметику и краску для волос, игрушки, дезодоранты, кошельки, иконы и многое другое.

Продавец женской одежды, выходец из Средней Азии, рассказывает, что женские трусы — самый ходовой товар: «Их раз надел, потом — выбросил». В это время пенсионерка примеряет шарф за 200 рублей и приходит к мнению, что синий для нее резковат. Хозяйка соседнего магазина одежды зазывает покупательницу внутрь:  «Идемте, девушка, я вам уступлю — скидку сделаю. Подберу детские трусики, и у вас будет как будто дорогой комплект».

Владелец магазина, в котором продаются ножи вперемежку со спиннерами, рассказывает, что успешно работает здесь больше 20 лет. За аренду он платит 200 тысяч в месяц и ни на что не жалуется. Самое дорогое ружье в его лавке стоит 17 тысяч рублей. Самый дешевый товар — спиннер за 90 рублей.

«Тверская»

Большая часть торговых рядов в переходе на «Тверской» закрыты. С IV квартала 2016 по II квартал 2018 года москвичи вынуждены ходить мимо сплошного жестяного забора. Работают лишь примерно шесть магазинов, в половине из которых продается одежда. В наличии только женские вещи, но в одном магазине продавщица нашла мужскую синюю «футболку с длинными рукавами». Чтобы удобнее было мерить вещи, между магазинами прибиты небольшие зеркала.

Проходившая мимо женщина хвалит шарф, который я купил: «Молодчинка, хорошо, что у тебя уже есть свой вкус, и подарки покупаешь в правильном месте».

Также работает точно такой же, как в переходе на «Павелецкой» магазин мелкой электроники и спиннеров. Неподалеку стоят разноцветные автоматы с напитками из Японии, которые не пользуются большой популярностью. Есть и церковная лавка — единственное место, где отказываются выдавать чек, потому что «товары обмену и возврату не подлежат». Женщина невысокого роста в коричневой шляпе советует покупать небольшие деревянные иконы: «Я брала и те, и эти. Деревянные очень хорошие: приятные и цена недорогая — всего 650 рублей».

«Авиамоторная»

Магазины в переходе у «Библиотеки имени Ленина» исчезли, по всей видимости, навсегда, поэтому я пошел к станции метро «Авиамоторная». Помимо обычных магазинов, встроенных в стену, здесь посреди перехода развернулся нелегальный рынок. Кукурузу, клубнику, огурцы, дыни и прочие продукты продают в металлических тележках из супермаркетов. Продавец кукурузы рассказывает, что порой их гоняют полицейские: «А что делать, рынок наверху закрыли, поэтому пока торгуем здесь. Если полицейские приходят, мы вдвоем берем тележку и бежим наверх по ступенькам».

Рядом с рынком женщина продает игрушки из пакета. Медведь стоит 450 рублей (через пять секунд продавщица сбрасывает цену до 400), а «зайчонок — новая модель» продается за 600. В остальном товары в переходе стандартные: те же спиннеры, японские напитки, флешки, китайская обувь, одежда и так далее. Здесь можно найти «туфли, сабы, макасины», кулон в форме звезды Давида, рюкзаки, украшения, игрушки в виде ждунов, нижнее белье и сувениры. Также продается «антизонт», о котором продавщица отказывается рассказывать: «Меня каждый второй о нем спрашивает. Вы лучше посмотрите в интернете, что это такое. А то просто спрашиваете и уходите, а нам уже три месяца выходных не дают». (антизонт - это новый вид зонта, который открывается определенным способом)

Густо накрашенная продавщица украшений не понимает, зачем нужно давать чек, и поэтому сомневается, что мне стоит продавать синие бусы. Около одного из магазинов одежды скопилось шесть человек. Женщина из очереди разочарованно отвечает на вопрос о качестве магазина: «Да разве это хороший магазин».

«Курская»

Вместо перехода на «Савеловской», из которого убрали все магазины, пришлось отправиться на «Курскую». В длинном привокзальном тоннеле всегда много людей, они идут единым быстрым потоком — так плотно, что сложно кого-то обогнать. У ларьков, которых в переходе всего десять, останавливаются единицы. В переходе всегда шумно: громкие ритмы барабанов сменяются песней «Выйду ночью в поле с конем», которую играет уличный музыкант на флейте.

Здесь тоже продают только женскую одежду, и товары стоят прямо в переходе — около магазинов выставлены несколько половинчатых манекенов и один в полный рост. Магазин обуви якобы работает последний день — потом в продаже будут только «колготочные изделия». Изначально китайские ботинки стоили 1 800 рублей, теперь их отдают за 250. Рядом продают овощи, фрукты, кофе и сладости.

Мужчине азиатской внешности не нужно помещение для продажи — он торгует прямо со стола. Продаются носки, шапки, спиннеры, браслеты и прочая мелкая утварь. На стенах перехода продавец развесил рюкзаки, дождевики от 100 до 750 рублей и зонты. Рядом со столом стоят стенды с очками по 300 рублей. Большинство товаров из Китая, но продавец говорит, что это неплохо: «Вы не пугайтесь, Китай — это огромная территория».

«Китай-город»

В длинном переходе к Маросейке большая часть помещений под магазины пустует — работает лишь одна пятая из всех возможных ларьков. Только этот переход из всех в списке оформлен в едином новом стиле с использованием приятного шрифта и узоров. Продают здесь тоже в основном одежду, но лучшего качества и дороже. В магазинах стоит студийный свет, а сами они больше напоминают европейские бутики, чем привычные ларьки. Напротив них работает касса Ticketland, все тот же магазин спиннеров и электроники, в котором не советуют покупать наушники за 400 рублей, потому что они тихие.

Еще в переходе можно приобрести цветы, выпить кофе с маффином, а в магазине «Домашняя утварь» выбрать фарфоровую посуду и постельное белье. У «Домашней утвари» есть постоянные покупатели: женщина приблизительно 50 лет говорит, что не первый раз приходит сюда за коричневой «шубницей» (небольшой тарелкой для селедки под шубой), а «ее все не привозят и не привозят».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Хорошо ли продавцы в электричках хвалят свой товар
Хорошо ли продавцы в электричках хвалят свой товар Копирайтер, филолог, редактор и маркетолог оценивают тексты продавцов из электричек
Хорошо ли продавцы в электричках хвалят свой товар

Хорошо ли продавцы в электричках хвалят свой товар
Копирайтер, филолог, редактор и маркетолог оценивают тексты продавцов из электричек

Как работает система антитеррористической безопасности в метро
Как работает система антитеррористической безопасности в метро Сколько стоит система видеонаблюдения подземки и какой удар выдерживают взрывозащитные контейнеры
Как работает система антитеррористической безопасности в метро

Как работает система антитеррористической безопасности в метро
Сколько стоит система видеонаблюдения подземки и какой удар выдерживают взрывозащитные контейнеры

«Я работаю на Киевском вокзале»
«Я работаю на Киевском вокзале» Какое название вокзал носил до этого, кто следит за часами и причем тут квартира московского чиновника
«Я работаю на Киевском вокзале»

«Я работаю на Киевском вокзале»
Какое название вокзал носил до этого, кто следит за часами и причем тут квартира московского чиновника

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России
Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России Почему лекарства от СДВГ считаются в нашей стране наркотиками, как провалилась реформа здравоохранения и кто помогает гиперактивным детям
Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России
Почему лекарства от СДВГ считаются в нашей стране наркотиками, как провалилась реформа здравоохранения и кто помогает гиперактивным детям

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

Подпишитесь на рассылку