19 мая, четверг
Москва
Войти

«Для начала хотелось бы не сесть» Что говорят бывшие сотрудники «Открытых медиа», «Правозащиты Открытки» и «МБХ медиа» после блокировок

Медиа и правозащитных проектов в России становится все меньше. В среду, 4 августа, Роскомнадзор заблокировал сайты «Открытых медиа», «МБХ медиа» и «Правозащиты Открытки». На следующий день все три проекта объявили о закрытии. The Village поговорил с теперь уже бывшими сотрудниками редакций и юристами «Правозащиты Открытки». 


Юлия Ярош

бывший главный редактор «Открытых медиа» (Власти считают ее иностранным агентом)

 Вчера в «Открытых медиа» мы получили четыре письма от Роскомнадзора уже после рабочего дня, в 19:03. Эти сообщения были похожи на те, которые РКН достаточно часто присылает изданиям, требуя удалить какую-либо информацию, но в этих письмах не было ссылок на конкретные материалы. Там было написано, что на сайте содержалась противоправная информация, какая — непонятно. Сегодня наш юрист собиралась разговаривать с Роскомнадзором, но не успела. Уже в половине десятого вечера нам начали поступать сигналы, что операторы связи отключают наш сайт. Потом мы узнали из СМИ, что «Открытые медиа» заблокированы по требованию Генпрокуратуры, которая считает, что мы связаны с нежелательными организациями. После этого у нас была бессонная ночь. Мы не поняли до конца, что значит «быть связанным с нежелательными организациями»: сам проект, наше юрлицо не является нежелательной организацией, также мы никак не сотрудничали с нежелательными организациями. По мнению наших юристов, мы ничего не нарушаем, но Генпрокуратура считает иначе.

После обсуждений с юристами, стоит ли продолжать работу или нет, выбрали второй вариант. Законодательство о нежелательных организациях ужесточили, поэтому сотрудники могут получить уголовное дело без предварительной административки. В связи с тем, что нас, вероятно, начали бы постепенно выталкивать со всех платформ и отрезать от трафика, нам показалось, что все становится достаточно бессмысленным. Сегодня ночью мы согласовали с нашим работодателем Михаилом Борисовичем Ходорковским, что закроем проект. Риски для людей становятся слишком высокими. У нас работают не политические активисты, а обычные журналисты, которых интересует политика и общественная жизнь, никто из них не будет партизанить. Мы всегда хотели делать легальный проект с большой аудиторией — частично это получилось, частично нет. Эту большую аудиторию не удалось монетизировать, но мы считаем, что выполняли свою работу хорошо. Я ни о чем не жалею. Мне крайне важно, чтобы люди, которые работают со мной, были в безопасности. Я не могу заниматься новостями и расследованиями, одновременно опасаясь, что кого-то из ребят обыщут или задержат. Мы не для этого собирались.


Лора Суслова

бывший корреспондент уральского филиала «МБХ медиа»

 Мы все, конечно, понимали, что нас это ждет в ближайшем будущем. К сожалению, все места, куда бы я мечтала пойти работать, оказались в таком положении еще раньше нас. Знаю, что многие из моих коллег успели перебраться в другие страны и ищут работу уже там. Я останусь в России, останусь в профессии, буду искать возможности продолжать заниматься независимой журналистикой. Пока что возьму одну-две недели отдыха, за это время постараюсь придумать, каким редакциям я подхожу со своим опытом и позицией и какие подходят мне.

Последний год я была корреспондентом уральского филиала «МБХ медиа», до этого работала в основной редакции в Москве. Хотелось бы вернуться на федеральный уровень работы, потому что в региональных медиа ситуация удручающая. Удивило и приятно обрадовало, что почти сразу же после объявления о нашем закрытии мне начали писать со словами поддержки и предложениями работы — это обнадеживает.

Я думала, я готова к нашему закрытию, но оказалось, что это не так. Есть ощущение растерянности и некоторого опустошения, на автомате мониторю новостную ленту и думаю: «О, вот это классная новость, надо узнать подробности!» — а потом понимаю, что теперь это делать незачем. С утра созвонилась с близкими и родственниками, все они надеются, что моя следующая работа будет «более позитивная» и меньше касаться политической новостной повестки, но я совершенно не готова от нее отходить.


Кристина Астафурова

бывший редактор «Открытых медиа»

 Мы всегда были готовы к худшему развитию ситуации, особенно после того, как нескольких наших сотрудников, в том числе главреда, признали иноагентами. Давление на других коллег, в том числе «Проект», тоже не придавало оптимизма.

Для меня блокировка была внезапной, но только иррационально, на эмоциональном уровне. Я узнала о ней после того, как закрыла свою вечернюю смену в 22:00. До сегодняшнего утра (я узнала, что нас больше нет, в 8 утра) я надеялась, что все обойдется, мы найдем выход из ситуации. Но мои самые ужасные страхи подтвердились.

Такое решение о закрытии главный редактор и инвестор — Михаил Борисович — приняли, посоветовавшись с юристами. Продолжение работы было невозможным из-за рисков нашего преследования по статье о нежелательных организациях. При этом наше якобы «сотрудничество» с ними не имеет под собой никаких доказательств, мы не имели никакого отношения к деятельности «Открытой России» и другим фондам, признанным «нежелательными». Переезжать на другой сайт, как я понимаю, смысла особого нет. Его тоже заблокируют. По крайней мере, никаких решений об этом, которые можно было бы озвучить, нет.

Новые проекты пока не обсуждаются. Если они и будут, то тоже пока неясно, в какой форме их создавать, чтобы не подвергать опасности журналистов. Я сама планирую прийти в себя, отдохнуть несколько дней, выдохнуть и искать работу. Я понимаю, что путинская власть буквально заставляет людей уезжать из страны, но мне бы хотелось отсрочить это решение. Я рассматриваю эмиграцию только как самый крайний случай.


Лиза Вельяминова

бывшая журналистка «МБХ медиа»

 Мы в редакции обсуждали, как разворачивались события вокруг «Проекта», «Важных историй», The Insider и я понимала, что скоро придут и за нами, но решила, что нужно оставаться до самого конца. Для меня писать важные, критичные, проблемные и честные журналистские тексты — это один из главных приоритетов в работе, отнять у меня это невозможно. Я планирую рассылать портфолио, но многие журналисты сейчас остались без работы, а изданий, которые бы публиковали общественно-политические лонгриды, осталось мало. Поэтому я не питаю больших надежд по поводу того, что в этих медиа много вакансий, и думаю, что на время можно уйти работать в благотворительные организации.

Поскольку я все-таки социальный журналист, я вижу себя в роли социального работника, копирайтера или SMM в благотворительном фонде. Помимо этого, есть ряд хороших изданий, которые пишут о культуре, городской жизни, лайфстайле, поэтому можно попробовать себя и в этой стезе.


Зоя Светова

бывшая обозревательница «МБХ медиа»

 Я проработала в «МБХ медиа» семь лет. И это были очень счастливые годы, мне посчастливилось работать с профессиональными журналистами и с профессионалом высшего класса — главным редактором Вероникой Куцыло. Для нас блокировка не была внезапной, потому что начиная с июня началась эта атака властей на независимые от Кремля медиа. Мы видели, как «Медузу» признали иностранным агентом, а также несколько журналистов «Проекта», The Insider, «Открытых медиа». Обычно Минюст объявлял об этом в 6 часов вечера, но вчера о блокировке нашего сайта стало известно  в 10 часов. В этом смысле это было неожиданно, а так, конечно, закономерно. Перед выборами идет массивная зачистка всех медиа.

Российская власть воспринимает Михаила Ходорковского как врага, как человека, который поддерживает оппозицию и хочет изменить строй в стране. Мне очевидно, для чего проводится зачистка независимых медиа. Это парламентские выборы, которые явно не будут честными и там, вероятно, будет много нарушений. Все медиа нужно закрыть, чтобы информация была только правильной, только той, которая нужна Центризбиркому и партии «Единая Россия». Это делается для того, чтобы была нужная картинка в СМИ.

Я много лет работала в разных медиа: в журнале New Times, «Новых известиях», «МБХ медиа». На сайте «МБХ медиа» я написала много важных статей и интервью. Мы часто писали о том, о чем еще никто не писал, были вполне эксклюзивные истории и интервью. Мне жаль, что такая крутая работа закончилась, но я надеюсь, что смогу работать в другом издании.


Александр Скрыльников

бывший корреспондент «МБХ медиа»

 Я чувствую себя потерянным. Я и так нахожусь сейчас в эмиграции. Месяц назад понял, что ничего хорошего мне в России не светит: отработав на «МБХ медиа» четыре года, в том числе своим лицом, я стал легкой мишенью для людей, которые решили, что власть в стране — это они, а не народ.

Сейчас эти люди забрали не только мою жизнь и мою страну, но и мою работу. Это грустно, как и то, что, по заветам «Медиазоны», обстановка в России будет хуже. Но я сделаю все, что в моих силах, чтобы за это «хуже» ответили.

Редакция, конечно, огорчена блокировкой и закрытием, но мы все сильные люди и, какой бы формат ни приобрела наша будущая жизнь и работа, мы справимся. Лично я не собираюсь сдаваться, несмотря на временные трудности. Для меня журналистика — это и есть жизнь, ее определяющая часть, как и свобода, как и права человека. За это и буду бороться.

Какой будет работа редакции и будет ли вообще, к сожалению, не знаю. Сейчас «МБХ медиа» просто не существует. Пока будущее в этом плане для меня туманно.


Илья Рождественский

бывший корреспондент «Открытых медиа» (Власти считают его иностранным агентом)

 Признаться, идей на будущее пока никаких нет. Для начала хотелось бы не сесть. В общем, это пока все, наверное.


Анастасия Буракова

бывший юрист «Правозащиты Открытки»

 В личном качестве, как юрист готова помогать словом и делом, рассказывать о новых законопроектах и судебных процессах, разбираться здесь вместе с вами, как со всем этим жить.


Максим Гликин

бывший заместитель главного редактора «Открытых медиа» (Власти считают его иностранным агентом)

 Не уверен, смогу ли устроиться в другие СМИ в России, если вдруг потеряю это место. Раньше я делал документальные фильмы и писал книги — может, вернусь к этому, если что. О планах пока рано говорить. Думаю, они прояснятся через неделю.


Алена Борисова

бывшая юристка «Правозащиты Открытки»

 Прямо сейчас сложно что-то сказать о будущем. Мы с коллегами еще обсуждаем сложившуюся ситуацию. От дел, которые я вела в рамках проекта, отказываться не планирую, если придется, доведу их до конца в личном качестве.


Алексей Прянишников

бывший координатор «Правозащиты Открытки»

 Дела, в которых я присутствую в качестве защитника/представителя, будут доведены мною до конца уже в личном качестве, вне рамок какого-либо проекта. В частности, речь идет об уголовном деле якутского шамана Александра Габышева, в котором я участвую в качестве защитника, я просто не могу бросить это дело.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»
«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед» Журналисты «Проекта», «Открытых медиа» и активистка — о статусе иноагента
«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»

«У меня будто сердце разорвалось, а у людей тут обед»
Журналисты «Проекта», «Открытых медиа» и активистка — о статусе иноагента

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Подпишитесь на рассылку