Архитектор Дарья Парамонова — о сносе самостроя как поиске национальной идентичности Автор книги «Грибы, мутанты и другие: Архитектура эры Лужкова» рассказала The Village, нужны ли Москве торговые палатки у станций метро

Архитектор Дарья Парамонова — о сносе самостроя как поиске национальной идентичности

Главной городской темой дня в Москве остаётся снос около 100 самостроев рядом со станциями метро, который произошёл в ночь на 9 февраля. В результате город лишился продуктовых палаток, бакалей, небольших ресторанов и других коммерческих объектов, которые были возведены ещё при мэре Юрии Лужкове. Сторонники сноса называют эти объекты уродливыми и портящими облик города, а противники объясняют, что вместе с самостроями мы лишились важной составляющей городского малого предпринимательства и одновременно сотни мест, где каждый день покупали необходимое. The Village поговорил с архитектором, автором книги «Грибы, мутанты и другие: Архитектура эры Лужкова» Дарьей Парамоновой о роли самостроев в городской среде, унификации архитектурного пространства и поисках российской идентичности.

   

Дарья Парамонова

Происходящее важно сознавать как с политической, так и с экономической точки зрения. Когда в нашей стране закончился коммунизм, сменившая его рыночная экономика подразумевала, что человек может разными способами зарабатывать деньги. И сейчас разрушается важная составляющая свободы любой предпринимательской деятельности. В городском пространстве, в столице и особенно в таком городе, как Москва, человеку места не остаётся. Город воспринимается исключительно как пространство для больших важных событий и масштабных проектов, а горожанин становится, прямо скажем, лишним. Так что индивидуальный предприниматель, на котором держится рыночная экономика, видимо, перестаёт вписываться в городскую экономику.

Когда в 1992 году коммерческая деятельность получила абсолютную свободу, каждый стал обладателем права на свободную предпринимательскую деятельность. Она задаёт правильный масштаб — в урбанизме и архитектуре мы называем это human scale, имея в виду проектирование пространств человеческого масштаба. Пространству парада и гигантской площади мы противопоставляем человеческую фигуру — так при попытке создать город для человека в нашем архитектурном дискурсе возникают уже навязшие на зубах велосипеды и фонарики.

Но мы забываем, что пространство должно создаваться в первую очередь вовсе не за счёт скамеечек и пешеходных зон, а за счёт элементарных условий для свободной экономической деятельности человека. Вы же не можете запросто арендовать площадь огромного торгового центра, чтобы продавать там свою продукцию. А ведь это отсутствие того самого human scale, который воспринимают исключительно с эстетической точки зрения, пытаясь возместить его отсутствие велодорожками и прочей дребеденью. Никто не спорит, что понастроенные в девяностые годы павильоны действительно местами уродливы. Но все эти постройки послужили очень важным условием для предпринимательской деятельности. Может быть, следовало правильно расставить эти павильоны, обеспечить возможность предпринимателю размещаться на первых этажах жилых домов — но даже такой, как есть сейчас, ненавистный самострой является важным показателем настоящей свободы человека в рамках рыночной экономики. Её искореняют, с одной стороны, по эстетическим соображениям, а с другой стороны — удобно, когда площадь можно отдать по-настоящему крупной бизнес-акуле.

После первого этапа сноса ларьков у метро властям так и не удалось создать условия для ретейла. Но это и понятно. Представьте, что у вас больной желудок и из-за этого плохой цвет лица, а вам, вместо того чтобы лечить желудок, начинают припудривать нос. В Москве сейчас всё развивается примерно по такой же схеме. Если город не претендует на то, что в нём должны жить люди, а хочет круто смотреться на открытках, то такому городу действительно не нужны никакие киоски и павильоны.

Получается символичный жест. В данном случае, когда сносят киоск, не избавляются от некрасивого объекта, а оскорбляют наше с вами право заниматься внутри города желаемой коммерческой деятельностью — то есть точно такое же право, как, например, ходить по городским улицам. Я, например, выросла в семье, которая занималась распространением печатной продукции: оба моих родителя имели высшее образование и ничуть не стыдились того, чем занимались. Это не считалось чем-то постыдным и тем более тёмным. Благодаря этой деятельности наша семья выжила в трудное время. Получается, что и киоски — полезный элемент, приносящий свою пользу городскому пространству и городской экономике в принципе. У него не менее важные функции, чем у пресловутой велодорожки. 

 

Мы в очередной раз сносим то, что было построено кем-то до нас, и пытаемся начать жить с очередного понедельника. Если говорить о российской идентичности — она именно в этом

 

Да, самострои появлялись в своё время как грибы — то есть хаотично, интуитивно, вне всякой стратегической логики. Они возводились там, где это было необходимо предпринимателю, и там, где их расположение было по-настоящему выгодным. Может быть, снести их теперь — эстетически правильное решение, но ведь на месте уродливого павильона появится ещё более уродливый общественный туалет и плитка, а горожане уныло пойдут в какой-нибудь большой супермаркет покупать резиновые огурцы. Приблизительно по такому принципу это и будет работать. А ведь было бы разумнее перенять опыт самостроя, а не игнорировать его.

Уже возникло движение в поддержку «лужковской архитектуры»: многие, в том числе и я, не стесняются защищать то, что всем не нравится. Впрочем, я защищаю это не затем, чтобы всё осталось как было, а потому, что признаю за самостроем право быть нужным там, где он стоит. Для многих снос ларьков стал катастрофой — жителей центра продуктовый ларёк в самострое очень часто буквально спасает. Стоило бы защитить деятельность таких объектов. Мы же зачем-то постоянно скатываемся в модернизм в самом худшем смысле этого слова. От него жизнь не становится лучше. А притворяться идеальными на выстриженных газонах — очередная утопия, в которую мы влезаем совершенно бездумно.

Конечно, в городском пространстве должен проходить процесс унификации — хотя бы затем, чтобы ничего не раздражало. С другой стороны, применять европейский метод в Москве порой нерационально, ведь наша скрупулёзно очищаемая от самостроя архитектура зачастую не представляет никакой исторической ценности. Мы пытаемся восстановить исторический стандарт, но часто восстанавливаем некую современную версию того, как должен выглядеть исторический фасад. Мы в очередной раз сносим то, что было построено кем-то до нас, и пытаемся начать жить с очередного понедельника. Если говорить о российской идентичности — она именно в этом. Мы всё время хотим вернуться к неведомому и неосознаваемому даже нами самими историческому периоду, начиная снова и снова с чистой рубахи — своего рода синдром алкоголика. На самом деле, мы не знаем, что для нас является историей и что из себя представляет то, к чему мы так хотим вернуться. Мы не можем принять, что у города могут быть не очень красивые места, которые при желании можно украсить с помощью простых решений. Самострой так и возникал — в поисках простого решения и контакта с потенциальным клиентом.

Другими словами, к нынешнему сносу самостроя можно отнестись как к продолжению нашей старой доброй традиции разрушать до основания и строить заново. Может быть, благодаря сегодняшней кампании в Москве что-то и появится, но за этим стоит эффект «Диснейленда» — всё картонное, чистенькое и красивенькое, а внутри нет ничего настоящего. Мы можем выстроить себе ещё один псевдоисторический город и наслаждаться своей псевдоисторией, гуляя под псевдоисторическими фонарями вместо того, чтобы просто перенимать исторический опыт. Другими словами, стоило бы прекратить пятиться вперёд и таким образом постоянно смотреть в прошлое. Боязнь современности приводит к тому, что мы, цепляясь за прошлое, тормозим движение вперёд. А пора бы смириться с тем, что всё на свете восстановить нельзя.

В нашем обществе присутствует ностальгия по советской истории, которая так просто нас не покинет. Поэтому сложно себе представить, что мы в одночасье начнём строить современные европейские здания — нам просто сложно. У всех у нас болит: а кем бы были мои предки, если бы пережили 1917 год, а кем были бы мои родители, если бы не погибли в 1937-м, и так далее. Для того чтобы мы перестали играть с историей, должно пройти ещё лет сто пятьдесят, и тогда прошлое по-настоящему сможет остаться в прошлом. Это сродни амнезии, когда мы вроде что-то и помним, но не очень понимаем, что конкретно. Занимаясь сносом самостроев, мы возвращаемся не к конкретному историческому периоду, а к своего рода монстру, набранному из воспоминаний-флешбеков: из них мы лепим исторический образ, симулякр. Причём с одной стороны мы создаём исторического монстра, а с другой — постоянно оглядываемся на Запад. Для прихода к чему-то своему нам нужно всё на свете критически фильтровать, и при этом, критически осмысляя, что-то оставлять в прошлом. Нечто новое сможет родиться на понимании широкого международного контекста вещей, происходивших за 60 лет советской истории, и переосмыслении того, что мы сейчас пытаемся переврать в истории современной.

   

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Новейшие проекты звёздных архитектурных бюро
Новейшие проекты звёздных архитектурных бюро The Village собрал недавно построенные здания самых актуальных современных архитекторов
Новейшие проекты звёздных архитектурных бюро

Новейшие проекты звёздных архитектурных бюро
The Village собрал недавно построенные здания самых актуальных современных архитекторов

Спасти и сохранить: Нужен ли Москве квартал «Погодинская»
Спасти и сохранить: Нужен ли Москве квартал «Погодинская» The Village узнал, как жилось в конструктивистском посёлке его бывшим обитателям, а также выяснил, возможно ли сохранить здания, предназначенные под снос
Спасти и сохранить: Нужен ли Москве квартал «Погодинская»

Спасти и сохранить: Нужен ли Москве квартал «Погодинская»
The Village узнал, как жилось в конструктивистском посёлке его бывшим обитателям, а также выяснил, возможно ли сохранить здания, предназначенные под снос

Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России
Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России The Village поговорил с бывшим преподавателем «Стрелки» о том, насколько удачными оказались московские нововведения
Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России

Польский градостроитель Куба Снопек — о пяти годах жизни в Москве и отъезде из России
The Village поговорил с бывшим преподавателем «Стрелки» о том, насколько удачными оказались московские нововведения

В Москве снесли торговые павильоны у метро (обновлено)

Накануне истёк срок, отведённый на добровольный демонтаж самовольных построек

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Евгений всюду ищет мины

«Уходи, ты надоел»: Николай Овчинников — против Моргенштерна и русского хип-хопа

Первая полоса

Архсовет разрешил построить 400-метровую башню у Москва-Сити

Как будет выглядеть новый небоскреб?

Как отреагировали коллеги Алексея Коростелева на его увольнение с «Дождя»

А также что сказал главред телеканала Тихон Дзядко и сам Коростелев

Skillbox Limited проводила массовые сокращения и называла это «естественным оттоком»

На компанию впервые подали в суд за увольнение

На Авито нашли противотанковые бетонные пирамиды — их ставят на границе с Украиной

Проверьте, доставляют ли их в ваш город

Замдиректора московской школы донесла на учеников за «пропаганду ЛГБТ»

Что теперь грозит школьникам?

«Мандарины и тушенка»: Ночлежка устраивает сбор новогодних подарков для бездомных людей

Какие вещи нужны больше всего и куда их приносить?

Крупнейший сайт с фанфиками Фикбук будет следовать новому закону о запрете «ЛГБТ-пропаганды»

Почему?

Как стать волонтером в Ереване
Как стать волонтером в Ереване И помогать пострадавшим от войн, подросткам, эмигрантам из России и экологам
Как стать волонтером в Ереване

Как стать волонтером в Ереване
И помогать пострадавшим от войн, подросткам, эмигрантам из России и экологам

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь Отправлять обогреватели в Экибастуз и слушать Pompeya
Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь

Что делать в Алматы и Астане? Выпуск № 3, декабрь
Отправлять обогреватели в Экибастуз и слушать Pompeya

Последнее слово Ильи Яшина*. Редакция считает важным опубликовать эту речь целиком

(*признан властями иностранным агентом)

Генпрокуратура заявила СК, что россиян нельзя экстрадировать по статье о «военных фейках»

Почему?

«Мы потеряли возможность открыто говорить о себе»: «КилькоТ-Действие» запустил кампанию в поддержку ЛГБТ-людей

Вы тоже можете прислать свою историю

Россия попала в мировой топ-5 по числу новых случаев ВИЧ

Какие еще страны оказались в этом рейтинге?

Что делать в Москве и Питере в декабре?
Что делать в Москве и Питере в декабре? Успеть на выставку Саши Мадемуазель и помогать «Дому с маяком»
Что делать в Москве и Питере в декабре?

Что делать в Москве и Питере в декабре?
Успеть на выставку Саши Мадемуазель и помогать «Дому с маяком»

От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года
От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года Бар «Витя», кабаре «Шум», Московский рынок и инклюзивный «Вход с улицы»
От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года

От гениальных рюмочных до гигантских фуд-холлов: 12 петербургских открытий 2022 года
Бар «Витя», кабаре «Шум», Московский рынок и инклюзивный «Вход с улицы»

Силовики под видом покупателей на «Юле» задержали москвича и отвезли в военкомат

Где он сейчас?

В Москве могут ликвидировать востоковедную Библиотеку имени М. А. Волошина

Кто в этом виноват?

Жительницу Казани оштрафовали за плакат «Я люблю своего папу»

В отделе полиции силовики издевались над девушкой

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»
Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству

Как лейтенант КГБ спал с мужчинами, а затем пытался сдать их начальству
Отрывок из книги «Закрытые. Жизнь гомосексуалов в Советском Союзе»

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечноПолная история

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно

Как Паша Техник раз за разом выбирает смерть, потому что хочет жить вечно Полная история

Полицейские силой забрали студентов Финашки из общежития в военкомат

Где они находятся сейчас?

Редакция выражает солидарность с телеканалом «Дождь». Их запрет в Латвии необоснован

Поступать по совести важнее, чем просто казаться «последовательным»

Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад?
Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад? В Турции, Грузии, Армении и Сербии
Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад?

Вы уехали всей семьей. Как устроить ребенка в школу или детский сад?
В Турции, Грузии, Армении и Сербии

Цены на мандарины в Петербурге выросли более чем на 50%

Почему подорожали цитрусовые?

Какую погоду стоит ожидать в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде на этой неделе

Доброго понедельника!

Матвиенко предложила оснастить все сельские клубы баянами и гармонями за госсчет

Сколько это может стоить?

В челябинском детсаду попросили не одевать детей в Бэтмена на новогодние утренники

И предложили альтернативу

Глава СК Бастрыкин получил премию «юрист-правозащитник года»

Угадайте, какую премию получил чиновник из «ДНР»?

Сайты Elle, Elle Girl и Elle Decoration прекратят работу

Московские рестораны из списка Michelin не смогут подтвердить свой статус в 2023 году

Смогут ли они упоминать об уже полученных звездах?

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»
Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга

Театр в ДНР украл пьесу у ижевского драматурга
Директор считает, что отказ дать права — это «геноцид детей Донбасса»

«Счастлив это рвать»: В Хабаровске уничтожили книги, «пропагандирующие ЛГБТ»

Что говорят об этом сами активисты?

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА
«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны

«Тайны ФИФА»: Лев Левченко — о том, как смотреть чемпионат мира во время войны
И сериале Netflix про коррупцию в ФИФА

Эксклюзив The Village: Библиотеки прямо сейчас прячут от читателей книги иноагентов

Их уже нельзя заказать онлайн и взять на месте

В России появятся казачьи факультеты

Какие предметы будут изучать студенты новых направлений?

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole
10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года

10 главных ресторанных открытий Москвы 2022 года
Очереди в Sangre Fresca, атмосферная «Библиотека» в Переделкине и Amy на месте Saxone + Parole

Бар в Петербурге уволил официанта, который носил жетон с символикой ВСУ

Как быстро отреагировало руководство заведения и при чем тут «Мужское государство»?

Официанты и бармены остались без работы

Почему сейчас ресторанному бизнесу не нужны новые сотрудники?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24? «Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
«Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию

В «Черную пятницу» россияне потратили более 13 миллиардов рублей

На обвиняемую в распространении «фейков» про армию России Викторию Петрову давят в СИЗО через ее сокамерниц

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химииЧто ей делать?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии Что ей делать?

«Почта России» запустила доставку одежды из Европы. Также стало известно, кто займет место H&M в торговых центрах

МИД закупил подарки для оставшихся в России иностранных дипломатов — Baza

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси