Домик в Коломне: Почему здания рядом с Новой Голландией хотят снять с охраны Стоит ли ожидать джентрификации исторического района Петербурга

Домик в Коломне: Почему здания рядом с Новой Голландией хотят снять с охраны

Коломна, исторический район Петербурга, — своего рода «спальник» с красивыми домами XIX — начала ХХ века и обилием коммуналок. Урбанисты, исследовавшие район в рамках проекта SAGA несколько лет назад, выделяли основные социальные группы местных жителей: пенсионеры, мамы с детьми, собачники и алкоголики. В начале 2010-х часть Коломны попала под проект реновации — с расселением коммуналок и организацией пешеходных зон. Амбициозные планы не сбылись — и о проекте стали забывать.

Однако недавно рядом с Новой Голландией снова началась интересная активность. Несколько домов собираются лишить статуса памятников и снять с охраны. Если это случится, заинтересованному застройщику будет проще снести здания и построить новые объекты, воссоздав лишь лицевые фасады. Жилая и коммерческая недвижимость в новых домах, скорее всего, будет дороже — и в Коломну потянется обеспеченная публика. Таким образом завершится джентрификация района — начавшаяся после того, как в Новой Голландии на смену военным пришла модная аудитория.

Но это лишь один из возможных сценариев. Мы поговорили с экспертами о том, почему великолепные внешне дома не признают памятниками и стоит ли ждать эксгумации проекта «Северная Коломна».

Фотографии

Виктор Юльев

О каких домах рядом с Новой Голландией идет речь

В 2016 году подрядчик Смольного — компания «ЛенСтройУправление» — предложила снять с охраны девять домов рядом с Новой Голландией. По ряду зданий в итоге пришли к консенсусу: из реестра памятников их действительно исключат. Это дом Никонова (наб. Адмиралтейского канала, 7); дом Брюн (ул. Декабристов, 49); жилой дом на Английском проспекте, 17–19.

Еще два объекта из девяти, вероятно, все же станут памятниками: это склады и мастерские Мариинского театра (пер. Матвеева, 3, корпус 2, А и Б) и запасной дом великого князя Павла Александровича (ул. Писарева, 6–8, А и В).

Самый, пожалуй, спорный объект — дом Штиглица на набережной Адмиралтейского канала, 29: «ввиду его особой важности отдельно рассмотрят 24 октября на Совете по сохранению культурного наследия», сообщил The Village депутат ЗакСа Борис Вишневский. Дом хотят исключить из реестра памятников, среди прочего, из-за двухэтажного пентхауса, надстроенного в 2011 году. Градозащитники — против.

Наконец, еще три дома рабочая группа при Совете по сохранению культурного наследия на днях так же, как и «ЛенСтройУправление», рекомендовала исключить из реестра памятников.

Набережная Адмиралтейского канала, 3

— Дом Блейхмана на набережной Адмиралтейского канала, 3. Это жилой дом 1884 года, архитекторы — Александр и Юлий Бенуа. В 2000-е над ним появилась нелегальная мансарда. Из-за нее, а также из-за советского капремонта, который фактически уничтожил интерьеры, дом, скорее всего, снимут с охраны.

— Дом Веретенниковой на Английском проспекте, 3. Здание 1913 года, в котором сейчас находится Институт военного образования университета имени Бонч-Бруевича. Исключить из списка памятников хотят из-за значительной утраты интерьеров.

— Дом Кранкенгагена на набережной Адмиралтейского канала, 17. Здание 1900 года, в котором раньше находился Государственный керамический институт. «Из всех объектов, о которых идет спор, — этот, казалось бы, бесспорный кандидат в памятники. Остановите на улице 100 человек: 99 скажут, что это памятник, — говорит заместитель председателя санкт-петербургского отделения ВООПИК Александр Кононов. — Кстати, сейчас в нем активно выкупаются помещения, там идут работы, очень похожие на подготовительные: рабочие вычищают мусор, сносят временные перегородки. Есть ощущение, что этот объект готовят к неким активным действиям».

Пока рано говорить, что все три дома обязательно исключат из реестра памятников. «Обычно КГИОП (Комитет по охране памятников. — Прим. ред.) подписывает распоряжение, руководствуясь решением рабочей группы при Совете по сохранению культурного наследия. Теоретически существует возможность добиться рассмотрения экспертиз на заседании Совета — там рекомендация может быть иной, и, конечно, она более весома, чем рекомендация рабочей группы, — объясняет координатор движения „Живой город“ Юлия Минутина. — Мы будем пробовать добиться рассмотрения дома Кранкенгагена и дома Веретенниковой на общем заседании Совета».

Английский проспект, 3
Набережная Адмиралтейского канала, 29

Если дом перестал быть памятником, что с ним случится?

Дома у Новой Голландии пока что числятся в списке выявленных памятников. Это временная категория охраны, под которую в 2001 году попало несколько тысяч городских объектов. Руководитель центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов поясняет, что «процесс зачистки» этого списка не локализуется в Коломне — он идет по всему городу: «Его движущая сила — желание КГИОП разобраться со списком и по возможности его сократить. По крайней мере, сделать так, чтобы все объекты были в понятном статусе».

Даже если дома в Коломне лишатся статуса памятников, они все равно останутся в границах зоны охраны объектов культурного наследия. Однако тогда под охраной окажутся только лицевые фасады этих зданий. «Если такой дом будет разобран, застройщик обязан восстановить лицевую часть, — говорит Александр Кононов. — А вот дом-памятник снести нельзя — за это предусмотрена уголовная ответственность».

«Как мы видим, и статус объекта культурного наследия далеко не всегда спасает здание от надстройки или даже сноса памятника или его частей, — добавляет Юлия Минутина. — В принципе, эти дома выходят на улицу, а значит, они достаточно строго охраняются действующим законом Санкт-Петербурга, защищающим исторические здания. Все эти объекты находятся в зоне с самым строгим режимом охраны. Другое дело, что в таких зданиях не охраняются интерьеры, а в особняке Веретенникова, к примеру, они сохранились. Это значит, что историческую печь или перила можно будет демонтировать — и воспрепятствовать этому практически невозможно. Также намного менее строго будут охраняться дворовые постройки; а ведь зачастую за лицевыми корпусами скрываются волшебные петербургские дворы, которые формируют облик города в неменьшей степени, чем фасады».

Набережная Адмиралтейского канала, 17

При чем тут проект «Северная Коломна»

В 2012 году победителем конкурса на реновацию центра Петербурга стала «Студия 44», возглавляемая архитектором Никитой Явейном (недавно она же выиграла конкурс на лучший проект музея «Оборона и блокада Ленинграда»). В частности, власти планировали преобразовать территорию у Новой Голландии — в проекте она называется «Северная Коломна» (исторически такого топонима не существует). В интервью Явейн признавал, что после реновации состав местного населения качественно изменится в пользу более богатых слоев, то есть центр фактически джентрифицируется.

«Вся программа затевалась под федеральные деньги. Их не дали, законодательство изменить не позволили», — напоминает Александр Карпов. «Та программа закончена. Обследование почти не выявило аварийных зданий, нуждающихся в расселении», — добавляет Борис Вишневский.

И все же у экспертов, с которыми поговорил The Village, есть предчувствие, что похороненный было проект еще может сыграть свою роль. «Все девять экспертиз по Коломне с отрицательным заключением сделали по контракту к комитетом по строительству (экспертизы подготовила компания „ЛенСтройУправление“. — Прим. ред.). Этот же комитет заказывал историко-культурные экспертизы по всем выявленным объектам в границах пилотных территорий („Конюшенная“ и „Северная Коломна — Новая Голландия“. — Прим. ред.). Формально все это, безусловно, сделано в рамках одной программы», — говорит Александр Кононов.

«Что касается фактов: довольно странно, что именно в квартале рядом с Новой Голландией такой большой процент экспертиз выявленных объектов культурного наследия с отрицательным заключением. Эта территория с развитием Новой Голландии становится все более привлекательной для инвестиций, — добавляет заместитель председателя санкт-петербургского отделения ВООПИК. — Показателен пример с домом Проппера (Галерная ул., 40 — Прим. ред.), который подвергся радикальной реконструкции. Остались лицевые части, выходящие на Галерную и Адмиралтейский канал, а внутри все практически снесли и вычистили, приспособив для современной коммерческой жизни пространства».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как живут кварталы неслучившейся реновации в Петербурге
Как живут кварталы неслучившейся реновации в Петербурге Жильцы хрущевок в Московском районе, которые несколько лет назад должны были снести, — о своей повседневности и программе реновации
Как живут кварталы неслучившейся реновации в Петербурге

Как живут кварталы неслучившейся реновации в Петербурге
Жильцы хрущевок в Московском районе, которые несколько лет назад должны были снести, — о своей повседневности и программе реновации

Как устроено здание «Бутылка» на Новой Голландии
Как устроено здание «Бутылка» на Новой Голландии Вторая пиццерия Camorra, филиал «Бекицера», книжный магазин «Гаража», эффектный круглый двор со сценой и новая парковая зона вдоль Мойки
Как устроено здание «Бутылка» на Новой Голландии

Как устроено здание «Бутылка» на Новой Голландии
Вторая пиццерия Camorra, филиал «Бекицера», книжный магазин «Гаража», эффектный круглый двор со сценой и новая парковая зона вдоль Мойки

Что происходит с историческими дачами на Каменном острове
Что происходит с историческими дачами на Каменном острове От полусгнившей дачи Гаусвальд до резиденций президента: настоящее и будущее 15 особняков в самом элитном районе Петербурга
Что происходит с историческими дачами на Каменном острове

Что происходит с историческими дачами на Каменном острове
От полусгнившей дачи Гаусвальд до резиденций президента: настоящее и будущее 15 особняков в самом элитном районе Петербурга

Шум, ветер, песок в квартирах и запах моря: Как живут новоселы на намыве Васильевского острова
Шум, ветер, песок в квартирах и запах моря: Как живут новоселы на намыве Васильевского острова Петербуржцы рассказывают об особенностях жизни на огромной насыпной территории в Финском заливе
Шум, ветер, песок в квартирах и запах моря: Как живут новоселы на намыве Васильевского острова

Шум, ветер, песок в квартирах и запах моря: Как живут новоселы на намыве Васильевского острова
Петербуржцы рассказывают об особенностях жизни на огромной насыпной территории в Финском заливе

Тэги

Люди

Событие

Места

Прочее

Новое и лучшее

QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии

«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино

Чем заняться в Москве на этой неделе

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран

Первая полоса

QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии
QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии Как электронные пропуска меняют жизнь в стране
QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии

QR-Россия: Запреты, протесты и новые профессии
Как электронные пропуска меняют жизнь в стране

«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино
«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино Чем заняться на выходных
«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино

«На ножах», новый сезон «Великой» и роман Тарантино
Чем заняться на выходных

Чем заняться в Москве на этой неделе
Чем заняться в Москве на этой неделе
Чем заняться в Москве на этой неделе

Чем заняться в Москве на этой неделе

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»
«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

«У меня шизофрения, и я живу нормальной жизнью»

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран
Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран Сколько стоят билеты и хорошо ли там жить
Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран

Куда россияне сейчас летят на зимовку: 10 самых популярных стран
Сколько стоят билеты и хорошо ли там жить

Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Спецпроект
Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить
Спецпроект

Время новых вещей: Глобальные тренды модной индустрии, которые нельзя упустить

Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов
Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов
Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов

Квартира на Патриарших прудах: Кино, коллекция графики и связи в мире килимов

«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы
«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы Гимн, награды и наказания для сотрудников
«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы

«Пятерочка» и орден грифона: Какой была корпоративная культура сети в самом начале работы
Гимн, награды и наказания для сотрудников

Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна
Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна И где сейчас находится рэпер
Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна

Продажа наркотиков, нелегальный алкоголь и пропаганда паразитизма: За что преследуют Моргенштерна
И где сейчас находится рэпер

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»
Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»
Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

Cruel Tie — о песнях на английском, усталости и своем новом альбоме «Simplicity You Lack»

Сколько россияне тратят на котов и собак
Сколько россияне тратят на котов и собак Что попадает в рацион питомцев и как часто они бывают у ветеринара
Сколько россияне тратят на котов и собак

Сколько россияне тратят на котов и собак
Что попадает в рацион питомцев и как часто они бывают у ветеринара

«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор
«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор
«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор

«Мой мальчик»: Как петербурженка усыновила чайку по имени Фёдор

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

«Все пройдет»: Новый миниальбом эмо-группы «Сердоболь»

От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Спецпроект
От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет» Как создавать значимые городские события
От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Спецпроект

От лекционных циклов InLiberty до культурной афиши ДК «Рассвет»
Как создавать значимые городские события

Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3
Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3 Тестируем телефон с гибким экраном за 170 тысяч рублей
Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3

Планшет пополам: Стоит ли покупать Samsung Galaxy Z Fold3
Тестируем телефон с гибким экраном за 170 тысяч рублей

Где жить в Москве на острове
Промо
Где жить в Москве на острове Новый квартал вдали от шума и в 100 метрах от воды
Где жить в Москве на острове
Промо

Где жить в Москве на острове
Новый квартал вдали от шума и в 100 метрах от воды

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Как повторить образы из «Французского вестника» Уэса Андерсона

Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего
Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего Чем хорош новый сезон «Великой»
Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего

Любовь и медведи: Как Эль Фэннинг строила прекрасную Россию будущего
Чем хорош новый сезон «Великой»

«Без доверия ничего не получится»
Спецпроект
«Без доверия ничего не получится» Как родители популярных тиктокеров относятся к их творчеству
«Без доверия ничего не получится»
Спецпроект

«Без доверия ничего не получится»
Как родители популярных тиктокеров относятся к их творчеству

Запах метро, сырого теста 
и Санкт-Петербурга
Спецпроект
Запах метро, сырого теста и Санкт-Петербурга Как ароматы вызывают воспоминания
Запах метро, сырого теста 
и Санкт-Петербурга
Спецпроект

Запах метро, сырого теста и Санкт-Петербурга
Как ароматы вызывают воспоминания

Подпишитесь на рассылку