«Мы жили в вагончике на автостоянке»: Зачем Екатеринбургу группа дневного пребывания детей The Village рассказывает истории родителей-одиночек, которым не справиться без помощи «Аистенка»

«Мы жили в вагончике на автостоянке»: Зачем Екатеринбургу группа дневного пребывания детей

Несколько лет назад Яна, мать-одиночка, влюбилась в мужчину и стала жить с ним. Когда родился второй ребенок, муж потребовал у Яны отдать ему материнский капитал и начал шантажировать тем, что полностью содержит. Целый год отец бил мать на глазах у детей и угрожал ножом, пока однажды не бросил семью на съемной квартире вместе с его долгами. Еще год Яна жила в непригодном для жилья вагончике на автостоянке, у пьющих родителей, которые работали там сторожами. Когда дети начали болеть, Яна нашла в интернете центр «Аистенок». В тот же день вместе с детьми она перебралась в его кризисную квартиру. Чтобы найти новое жилье, Яне нужно восстановить все утерянные документы и устроиться на работу. А пока у малышей нет путевки в детский сад, и уже не платят пособие, у семьи есть единственный шанс на нормальную жизнь — группа дневного пребывания, которую создал «Аистенок» для детей из семей с затрудненным жизненным положением.

Содержание такой группы в месяц обходится организации в 60 000 рублей: средства уходят на методические материалы, детскую канцелярию, развивающие игрушки, продукты питания, средства гигиены и зарплату сотрудников. Сейчас группа живет на деньги, которые люди добровольно переводят центру на их официальном сайте. Помочь «Аистенку» можно 22 апреля на фестивале «Благомаркет» в Екатеринбурге. Тогда еще какое-то время в «садике» будет уютно и тепло, а те, кому больше некого просить о помощи, смогут спокойно работать и знать, что с их детьми в это время все хорошо. The Village побывал в группе дневного пребывания детей и рассказывает истории ее подопечных: Александра, что в одиночку воспитывает двоих детей, и Яны, с которой началась наша история.

Александр

отец двоих детей

О ситуации

Мой старший сын Коля появился двенадцать лет назад, когда я женился на женщине с тремя детьми. В школе я не учился, писать умею на уровне ребенка, поэтому мог работать только грузчиком. Но в тот момент я понял, что даже на такой работе можно зарабатывать достаточно денег, чтобы прокормить семью. Позже жена умерла от рака. Ее детей забрали родственники и увезли в Курган, а я остался с Колей один. Весь первый год я вел аморальный образ жизни: работал и пил, пил и работал. Сестра водила Колю в садик, а я иногда появлялся дома и смотрел за сыном. Потом я смог перестать пить, взялся за воспитание ребенка. Еще через время встретил женщину — маму Ани, девочки, которую я сейчас вожу в группу дневного пребывания «Аистенка».


Когда ребенок родился, мать уехала получать за него деньги от государства, но запила и пропала


У моей новой женщины была дочь Маша — на год младше Коли. Шесть лет мы с Колей и Машей жили втроем, и я один растил их обоих. С мамой были проблемы: дома ей были не шибко рады, и появлялась она там лишь временами. Однажды она пришла и сообщила мне, что беременна. Стала убеждать, что от меня, но я сразу понял, что она врет. Кроме Маши, у нее где-то был еще один ребенок, от которого она отказалась прямо в роддоме, но аборт мы делать не стали. Когда ребенок родился, мать уехала получать за него деньги от государства, но запила и пропала. Отцовство на Машу мне так и не дали, поэтому девочку вскоре забрали в детдом. Я остался воспитывать Колю и недавно родившуюся Аню.


Бывало, не было даже пачки макарон. Все «друзья» с машинами и квартирами, которых я просил помочь, сразу же куда-то пропадали


Об «Аистенке»

Об «Аистенке» мне рассказали в органах опеки, еще когда не было Ани — я состою на учете неблагополучных семей как отец-одиночка. Питание и самые дешевые памперсы обходились мне очень дорого — каждые три дня нужно было тратить на дочку тысячу рублей. В то же время нужно было одевать, обувать и водить в школу старшего. Когда Маша болела, а мать пила, я не работал и сидел дома с детьми. Бывало, не было даже пачки макарон. Все «друзья» с машинами и квартирами, которых я просил помочь, сразу же куда-то пропадали. Мне приходилось ходить по знакомым и занимать у них на лекарства по 20 рублей. Поэтому, когда с детским питанием и памперсами мне стал помогать «Аистенок», стало намного спокойнее.

Сейчас моей младшей дочери Ане три года. С февраля каждое утро я отвожу ее в группу дневного пребывания «Аистенка». Это дает мне возможность оставить дочь под присмотром, а самому зарабатывать для семьи деньги. Сейчас я пытаюсь устроиться на другую работу, и на днях поеду заключать договор с новым работодателем. Я смогу работать полный рабочий день и лучше обеспечивать семью, а в мае нам уже должны дать место в садике. Организация мне очень помогает. Дочери здесь тоже нравится — здесь у нее есть друзья, поэтому она рвется сюда постоянно.

Алла Осипова

психолог «Аистенка»

Группа дневного пребывания детей появилась в февраля 2012 года, но последние три года, до этой весны, она не работала. В августе 2015 года мы выпустили всех ребят, которые на тот момент к нам ходили, а воспитатель ушла в декретный отпуск. В марте нам снова стали говорить о необходимости существования такой группы, поэтому мы возобновили ее работу. Сейчас у нас шесть детей, родители которых столкнулись с трудной жизненной ситуацией. Мы занимаемся профилактикой социального сиротства и помогаем семьям в трудной жизненной ситуации. Мы делаем это, чтобы у них не изымали детей, и чтобы не возникало мыслей от них отказаться.

Группа возникла из потребностей самих родителей: когда по достижении ребенком полутора лет государство перестает платить на него пособие, получить путевку в муниципальный детский сад родители еще не успевают. Семьи сталкиваются с проблемой, что им просто некуда девать ребенка в то время, пока они на работе. Пока дети находятся в группе дневного пребывания под присмотром воспитателей и психологов, родители могут спокойно зарабатывать деньги и решать другие вопросы. Ситуации, в которых родители приводят к нам детей, бывают разные: есть родители-одиночки, есть одинокая приемная мать, есть женщина, которая живет в кризисной квартире.

Психологи центра помогают семьям выстраивать детско-родительские отношения и решать межличностные проблемы. Сначала специалисты общаются с родителями, после — с детьми, так мы можем посмотреть на отношения комплексно, с разных сторон. Если мы замечаем в поведении ребенка что-то, на что следует обратить внимание, в тот же день мы стараемся обсудить это с родителем. Со взрослыми тоже обсуждаем режимные моменты, модели поведения, варианты поощрений и наказаний.

Яна

мать двоих детей

О ситуации

Несколько лет назад я влюбилась и начала жить с мужчиной на съемной квартире, позже у нас появился ребенок. От прошлых отношений у меня была старшая дочь — ее отец про существование ребенка не знал. Когда дочь появилась, тот был еще совсем молод и к семье готов не был, поэтому говорить ему о беременности я не стала. А после рождения младшего сына выяснилось, что его отец со мной из расчета на материнский капитал — скрывать это он даже не пытался. Целый год мы жили в аду: на глазах у запуганных детей их отец меня травил и унижал. Бывало, что с ножом в руках. Он говорил: «Я содержу тебя и твою дочь, поэтому буду делать что хочу». Однажды он просто ушел и бросил нас на съемной квартире вместе с его долгами.


В тот момент, когда я начала делать в доме ремонт и стала обрывать гипсокартон, стены искривились, и фундамент поехал


К тому времени я взяла на материнский капитал дом в Челябинской области, но он оказался непригодным для жилья. В тот момент, когда я начала делать в доме ремонт и стала обрывать гипсокартон, стены искривились, и фундамент поехал. Тогда младшему ребенку не было еще и года, поэтому работать я не могла. На улице оставаться было нельзя, поэтому единственным вариантом оставался переезд к родителям — алкоголикам, которые работали и жили в вагончике на автостоянке в районе Вторчермета.

Холодную воду из колонки приходилось греть на печке, дрова привозил хозяин стоянки. Нас охраняли две собаки, которые постоянно лаяли — из-за них к нам не мог никто попасть, сложности возникали даже с врачами. Зимой дети простыли, и мы на месяц слегли с температурой. В вагончике мы жили почти год, пока я не узнала об «Аистенке» из интернета. Тогда я позвонила в организацию и объяснила, что оказалась на улице с двумя детьми, без документов и работы, мне сразу же назначили встречу.

Об «Аистенке»

Сейчас мы с детьми живем в кризисной квартире — безопасном и тайном убежище для матерей с детьми. Месяц назад нам выделили здесь комнату и снабдили одеждой и продуктами, которые самостоятельно я купить не могу. Эмоционально я не очень уравновешенный человек, поэтому иногда у меня бывают всплески, во время которых я готова от всего отказаться. Но психологи каждый день помогают мне справляться с трудностями и наладить свою жизнь, поэтому постепенно я начинаю обретать уверенность в завтрашнем дне. В «Аистенке» людям в сложных ситуациях стараются дать стимул жить и продолжать двигаться дальше.


Два месяца назад у меня из рук вырвали сумку со всеми документами — в ней были паспорт, полисы, СНИЛС, последние деньги и карточки, поэтому первым делом мне нужно будет все восстановить


Утром я отвожу детей в группу дневного пребывания. В первый же день дети спокойно и с интересом остались до обеда. Когда я вернулась обратно, они вели себя идеально. Младший сидел на руках у воспитателя и не хотел слезать. В группе хорошая атмосфера: дети учатся помогать взрослым и начинают понимать, что иногда мама должна заниматься делами. Когда дети болели и не могли ходить в группу, психолог сама приходила к нам в квартиру и несколько часов сидел с детьми, пока я ездила заниматься делами.

Жить в кризисной квартире и водить детей в группу дневного пребывания я собираюсь до середины июня. Два месяца назад у меня из рук вырвали сумку со всеми документами — в ней были паспорт, полисы, СНИЛС, последние деньги и карточки, поэтому первым делом мне нужно будет все восстановить. К июню мне нужно будет найти работу и начать снимать квартиру. Параллельно я собираюсь искать замену купленному на материнский капитал жилью, но для этого необходимо сначала получить разрешение от органов социальной защиты Челябинской области. За такую смешную сумму — 300 тысяч рублей — найти что-то нормальное будет непросто.

О работе

Пока дети находятся в группе дневного пребывания, я пытаюсь устроиться на постоянную работу. У меня есть опыт работы уборщицей в клининговой компании — я убирала продуктовый гипермаркет, но вернуться обратно я не могу из-за астмы. Когда я работаю с бытовой химией, у меня возникают сильные приступы кашля. Кашель возвращается периодически, видимо, когда я много нервничаю. Остановить его самостоятельно у меня не получается, потому что препараты стоят от 2,5 до 5 тысяч рублей, и денег на них у меня нет. В ближайшее время я хочу пройти обследование — если диагноз подтвердят, я смогу ежемесячно получать рецепты на бесплатное лекарство. Кроме этого, я работала реализатором газет, но оттуда тоже пришлось уйти из-за кашля. Возможно, что я смогу работать уборщицей в гимназии — там бытовую химию практически не используют.

Матрена Щапова

воспитатель «Аистенка»

Родители приводят к нам своих деток к девяти утра. Мы проводим разминку и устраиваем развивающее занятие — делаем упражнения на мелкую моторику, играем в пальчиковые игры, рисуем, лепим или читаем. Дальше по расписанию — двигательная активность. Когда на улице тепло, после перекуса есть возможность погулять на улице. После обеда воспитатель сменяется — детки играют и ждут, когда их заберут родители. В том, что все дети в группе разного возраста, я вижу только плюсы: младшие смотрят на старших, начинают перехватывать у них навыки и развиваться быстрее. Детки постарше всегда рады ответственности. Им очень нравится, что я называю их помощниками и даю поручения.

Помочь группе дневного пребывания можно на сайте «Аистенка», или посетив фестиваль «Благомаркет».

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Я работаю с детьми, от которых отказались
Я работаю с детьми, от которых отказались Социальные няни — о работе с младенцами, от которых отказались родители
Я работаю с детьми, от которых отказались

Я работаю с детьми, от которых отказались
Социальные няни — о работе с младенцами, от которых отказались родители

Дети жертв Большого террора
Дети жертв Большого террора Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней
Дети жертв Большого террора

Дети жертв Большого террора
Что чувствуют и помнят те, кто добивается установки табличек в память о жертвах сталинских казней

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие
Кто живет в тайном убежище для переживших насилие Девушки, сбежавшие от насилия в семье, рассказывают о жизни в кризисной квартире
Кто живет в тайном убежище для переживших насилие

Кто живет в тайном убежище для переживших насилие
Девушки, сбежавшие от насилия в семье, рассказывают о жизни в кризисной квартире

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии
История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии Балетмейстер, бежавший от режима Саакашвили, рассказывает о жизни политического беженца в Екатеринбурге
История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии
Балетмейстер, бежавший от режима Саакашвили, рассказывает о жизни политического беженца в Екатеринбурге

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

Кто такая Маша Платонова

Стоит ли идти на выборы и почему?

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Первая полоса

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве «Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели в Москве
«Супер секси секонд», рейв-медитация и еще 30 ивентов

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Двухчасовая прогулка по Шушарам: Ищем достопримечательности

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте
Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Российский ресторанный фестиваль, открытие «Публики» на Старой Басманной и бистро «Вольность» на Ленинском проспекте

Выпил — за руль не садись
Спецпроект
Выпил — за руль не садись Как устроена профессия «трезвый водитель»
Выпил — за руль не садись
Спецпроект

Выпил — за руль не садись
Как устроена профессия «трезвый водитель»

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера
«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года

«Дюна»: Авторский блокбастер Дени Вильнёва — главная премьера года
С Тимоти Шаламе и Оскаром Айзеком и музыкой Ханса Циммера

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект
Стол к окну, микрозелень на подоконник 13 советов, как работать из дома экологично
Стол к окну, микрозелень на подоконник
Спецпроект

Стол к окну, микрозелень на подоконник
13 советов, как работать из дома экологично

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе

«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

В Петербурге нашли еще одну массовую карусель на выборах. На этот раз — в Военмехе
«Оденьтесь, пожалуйста, неброско»

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти? «Моя война — это выбрать красный или белый цвет»
Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?

Художник Кохинор превратил мастерскую в круглосуточный хеппенинг для всех. Почему на него ополчились власти?
«Моя война — это выбрать красный или белый цвет»

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках
«Церковь — открытый, гостеприимный дом»:
Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

«Церковь — открытый, гостеприимный дом»: Основатели кафе «Aнтипа» при храме — о бытии, латте и собаках

7 глупых вопросов о Вертинском
7 глупых вопросов о Вертинском Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом
7 глупых вопросов о Вертинском

7 глупых вопросов о Вертинском
Как выглядел шансон до него и что общего между Вертинским и современным рэпом

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект
Пока кредит не разлучит вас Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись
Пока кредит не разлучит вас
Спецпроект

Пока кредит не разлучит вас
Сможете ли вы решить финансовые проблемы в семье и не развестись

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень
Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

Лоферы, челси и казаки: 24 пары обуви на осень

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку Прямиком с Каннского кинофестиваля
«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку

«Дневники Цугуа»: Португальский артхаус, снятый супружеской парой на 16-миллиметровую пленку
Прямиком с Каннского кинофестиваля

Подпишитесь на рассылку