29 мая, воскресенье
Москва
Войти

Crabs Are Coming в Калашном переулке Камчатский краб и баны с кимчи в тихом переулке за Большой Никитской

Crabs Are Coming в Калашном переулке

Фотографии

яся фогельгардт

С момента своего основания The Village неустанно следит за всем происходящим в городе — открытиями магазинов, кафе, ресторанов и салонов — и рассказывает о самом значимом и интересном читателям. Однако ставшая нормой погоня за новизной к 2016 году изжила себя: рассказывая об открытиях, забываешь о старых местах, которые продолжают меняться к лучшему. Теперь в нашей рубрике «Место» мы собираем как свежеоткрывшиеся, так и просто полюбившиеся нам за эти годы заведения, которые могут удивить нас и стать хорошим местом для отдыха и встреч с друзьями. В новом выпуске — локальное кафе в переулках возле Большой Никитской Crabs Are Coming.

Заработавшее осенью 2013 года кафе Crabs Are Coming начиналось с участия в «Городском маркете еды». За прилавком тогда стояла сама Мария Максименко, основательница проекта, вместе с подругой Ксенией Алексеевой. Готовили на протяжении четырёх первых маркетов тоже сами. Позже появился стационарный киоск, а в сентябре 2013-го — полноценное кафе в Калашном переулке, аккурат между шумной Большой Никитской и полупустым Никитским бульваром. Тогда же к девушкам присоединился старый друг Роман Квон, ставший шеф-поваром  заведения.

Интерьер Crabs Are Coming придумала Валя Зайцева, которая также отвечала за дизайн соседнего магазинчика «Точка I Калашный, 9», принадлежащего тем же владельцам. В кафе помещается не более 30 посетителей: столики стоят вплотную, а по вечерам бывает негде сесть. Ситуацию спасает импровизированная веранда у входа, где собираются завсегдатаи заведения и друзья основателей.

Азиатскую кухню выбрали по нескольким причинам. Во-первых, по мнению Марии, сочетание морепродуктов в азиатском исполнении — наиболее интересное и понятное. В отличие от европейской кухни, где часто используют специи и яркие соусы, перебивающие вкус краба, в Азии вкус остаётся более узнаваемым. Во-вторых, Роман Квон — кореец, и с французской кухней он познакомился, только когда учился в Москве, а после в лондонском Le Cordon Bleu.

Crabs Are Coming

адрес: Москва, Калашный пер., 9

телефон: +7 (499) 340–11–85

время работы: 10:00–23:00


Средний чек: 1 000 рублей

Поставщики крабов у Сrabs Are Coming с Дальнего Востока — откуда, кстати, и сами девушки. После добычи краб прямо на специально оборудованном судне варится в морской воде, очищается и подвергается шоковой заморозке. При такой обработке не образуется кристаллов льда, поэтому мясо по вкусу и текстуре остаётся таким же, как и мясо только что выловленного краба.

Блюда в меню появлялись постепенно: изначально для каждого маркета придумывали одну-две новинки, часть из них перекочевала в стационарный Crabs Are Coming. Самое первое и самое популярное блюдо, Crab Wrap (ролл из рисовой лепёшки с начинкой из камчатского краба, авокадо и салата), сегодня в Калашном уже не застать. По мнению Марии, найти в России нормальное авокадо невозможно, поэтому ролл пришлось исключить из меню. Равнозначная замена — рангуны с крабом, миниатюрные конверты из хрустящего слоёного теста с внушительной порцией начинки.

Кроме традиционных закусок вроде крабового салата с лапшой или острых креветок с ростками сои, в придачу к которым нужно непременно брать баны (лучшие — классический с крабовым мясом или с гребешком), в меню есть раздел с вегетарианскими блюдами и супами. Первое — отрада для тех, кто не ест мясо, но избегает пресных вег-наборов: выбирать в Crabs Are Coming придётся между увесистой лепёшкой с кимчи, шпинатом и тофу и порцией кимчи. Из основного внимания стоят яичная лапша с крабом, рис с кимчи и имбирём (последний лучше брать в том случае, если вы не боитесь по-настоящему острых блюд) и супы: с палтусом, креветками и гребешком или с минтаем.

Но главное, зачем сюда стоит идти, — краб в чистом виде: камчатский краб в панцире стоит 2 тысячи рублей (500 граммов — этим, в принципе, уже можно ограничиться), первая фаланга весом 250 грамм — 1 800 рублей, полпорции — 900 рублей. Из десертов — тапиока с миндальным молоком и манго, бананы с миндальным кремом и кунжутные палочки —подойдут, если места в кафе уже не осталось, а посидеть на веранде со стаканом кофе всё равно хочется.

Выдержки из меню

Рангуны с крабом — 420 рублей

Севиче из минтая — 300 рублей

Лепёшка с кимчи — 350 рублей

Бан с палтусом — 450 рублей

Рис с крабом и кориандром — 590 рублей

Камчатский краб в панцире — 2 000 рублей

Сливовое вино — 450 рублей

Лимонад лемонграсс — 240 рублей

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Магазин «Точка I Калашный, 9»
Магазин «Точка I Калашный, 9» Магазин владельцев кафе Crabs are Coming с продуктами на каждый день, кулинарными книгами и журналами про еду, с бытовой химией, азиатскими продуктами и небольшим кафе
Магазин «Точка I Калашный, 9»

Магазин «Точка I Калашный, 9»
Магазин владельцев кафе Crabs are Coming с продуктами на каждый день, кулинарными книгами и журналами про еду, с бытовой химией, азиатскими продуктами и небольшим кафе

Наборы для пикника в ресторанах Москвы
Наборы для пикника в ресторанах Москвы The Village собрал предложения московских кафе и ресторанов для тех, кто планирует провести майские праздники на природе
Наборы для пикника в ресторанах Москвы

Наборы для пикника в ресторанах Москвы
The Village собрал предложения московских кафе и ресторанов для тех, кто планирует провести майские праздники на природе

Lao Lee на «Новослободской»
Lao Lee на «Новослободской» Вьетнамская уличная еда по беспрецедентно низким ценам в одном из переулков на Миусах
Lao Lee на «Новослободской»

Lao Lee на «Новослободской»
Вьетнамская уличная еда по беспрецедентно низким ценам в одном из переулков на Миусах

«Бог — в деталях»: Маша Максименко — о добыче крабов, посуде Comme des Garçons и Москве
«Бог — в деталях»: Маша Максименко — о добыче крабов, посуде Comme des Garçons и Москве Владелица Crabs are Coming — о личном опыте и ресторанном бизнесе в столице
«Бог — в деталях»: Маша Максименко — о добыче крабов, посуде Comme des Garçons и Москве

«Бог — в деталях»: Маша Максименко — о добыче крабов, посуде Comme des Garçons и Москве
Владелица Crabs are Coming — о личном опыте и ресторанном бизнесе в столице

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается, — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

Подпишитесь на рассылку