«Тысячница из глубинки»: Блогер из Двуреченска — о реальной жизни и травле в инстаграме Наталья Кирюшкина — о диагнозе дочери и отношениях с аудиторией

«Тысячница из глубинки»: Блогер из Двуреченска — о реальной жизни и травле в инстаграме

В 2017 году жительница поселка Двуреченск в пятидесяти километрах от Екатеринбурга Наталья Кирюшкина оказалась в центре громкого скандала. В своем инстаграме она в непринужденной манере рассказала, как вместе с семьей и другими жителями поселка отпраздновала Родительский день на кладбище — дети веселились, собирали конфеты с могил и ели. Некоторые пользователи соцсетей не оценили такой досуг двуреченцев и стали писать Наталье комментарии с угрозами оставить на кладбище отравленные конфеты.

Сегодня 35-летняя Наталья ведет популярный аккаунт в инстаграме с 42 тысячами подписчиков. В своих видео она показывает реальную жизнь женщины из глубинки. В центре публикаций часто оказывается ее дочь Ирина. Девочка страдает редким синдромом Прадера-Вилли, из-за которого ей постоянно хочется есть.

The Village Екатеринбург поговорил с Натальей Кирюшкиной о том, как она узнала диагноз дочери через инстаграм, почему не стесняется показывать подписчикам всю свою жизнь, как едва не стала депутатом Сысертской городской думы и какие товары никогда не будет рекламировать в своих соцсетях.

О себе и семье

В 1994 году я переехала вместе с семьей из Украины в Двуреченск. В поселке я окончила в школу, после отучилась на экономиста в екатеринбургском колледже. По профессии я не устроилась, зато долго работала менеджером по продажам на местном заводе ферросплавов.

Мне с детства нравилось приносить пользу людям, тянуло к общественной деятельности. Я участвовала во всех сельских сходах и встречах с депутатами, занималась проблемами жителей — например, отстаивала круглосуточный медицинский стационар, часто мелькала в телепередачах. В 2016 году решила избираться в депутаты Сысертской думы от КПРФ и заняла третье место из шести. Впереди оказались директор завода и директор школы из «Единой России». Я набрала 900 голосов, а они — на 100-200 больше. Во время предвыборной кампании я выступала за качественные дороги и более плотный контакт между властью и жителями.

Во время выборов я была домохозяйкой, поэтому мой административный ресурс по сравнению с конкурентами был крайне скуден. Партия помогла мне выпустить газету, но даже разносить ее по ящикам пришлось мне. Иногда помогали местные жители, которые меня поддерживали. Сегодня активной общественной деятельностью я не занимаюсь, работаю в ЖКХ специалистом по документообороту и претензионной работе. То есть по-прежнему решаю проблемы людей.

Мне нравится жить в Двуреченске. Это очень красивый поселок, расположенный на слиянии двух рек — Исети и Сысерти. У нас есть огромное водохранилище, где летом можно шикарно отдохнуть: не надо ездить на море, в Двуреченске лучше.


Не знаю, зачем приукрашивать мою жизнь и кому-то врать.
Я живу в поселке, где меня все знают


У нас с мужем Олегом двое детей: Ивану 8 лет, Ирине — 15. Сын учится в первом классе, занимается хоккеем — я возлагаю на него большие надежды. Дочь учится в коррекционном классе, она страдает редким заболеванием — синдромом Прадера-Вилли.

справка

Синдром Прадера-Вилли — врожденное генетическое заболевание. Оно возникает из-за отсутствия или недостаточного функционирования участков генов на 15 отцовской хромосоме. В младенческом возрасте при синдроме Прадера-Вилли у ребенка ослаблен мышечный тонус, нарушена координация движений, часто встречается вывих бедра. Человек, страдающий синдромом, много ест и не наедается — это связано с нарушением работы гормона, отвечающего за аппетит. В дошкольном возрасте синдром проявляется в виде задержки умственного развития. У его носителей невысокий рост и нестабильное психическое состояние. Диагностика болезни на ранней стадии помогает предотвратить развитие некоторых симптомов. В целом заболевание не поддается терапии.

Когда я говорю о красоте Двуреченска, то не лукавлю, но это не основная причина, почему я по-прежнему живу здесь и не уезжаю в Екатеринбург. Моя дочь — это все-таки особенный ребенок, который серьезно изменил мои жизненные планы и цели, умерил амбиции. Ее образ жизни подходит только для деревенской местности, где все ее знают, никто не обидит. В Двуреченске спокойно и дочери, и мне. В городе же нельзя гарантировать, что дочь будет в безопасности.

Основные трудности Ирины заключаются в питании: она постоянно хочет есть, ее сложно сдерживать. Мы с мужем просыпались по ночам, потому что Ирина вставала и шла на кухню: пришлось закрывать двери на замок. Она может открыть мусорку и есть оттуда. Как-то Ирина нашла кошачий корм на улице во время прогулки и съела его. Я очень переживаю, что когда-нибудь Ирина может отравиться. Кроме того, у нее задержка умственного развития. Но мы все равно стараемся обращаться с дочерью как с обычным ребенком, чтобы она не чувствовала себя неполноценной.

О силе инстаграма

Раньше инстаграм меня не интересовал. Я завела аккаунт в 2016 году, когда купила новый хороший телефон. Стала рассказывать о своей жизни — как есть, без прикрас и фильтров. В постах иногда мелькала моя дочь Ирина — люди оставляли, в основном, добрые комментарии. И как-то раз, это произошло год назад, одна подписчица мне написала: «Наташа, мне кажется, у твоего ребенка синдром Прадера-Вилли».

На тот момент мы не знали точный диагноз дочери. Ирина родилась с вывихом шейного отдела, что спровоцировало дальнейшие проблемы со здоровьем. Я уверена, что это была врачебная ошибка, которую, впрочем, трудно доказать. Мне тогда было всего 20 лет, я мало что в этом понимала.


Диагноз дочери я узнала из инстаграма


Когда Ирине было пять лет, ей ставили предварительный диагноз «синдром Прадера-Вилли», но потом, когда она сдала анализы, подозрение сняли. Та добрая подписчица в инстаграме сказала, что врачи все сделали неправильно. Нужно было сдать совсем другой анализ и отправить его в Москву.

Я стала изучать информацию о заболевании, меня добавили в чат, где сидят родители детей с синдромом. Мы обменялись хронологиями болезни, и я поняла, что симптомы Ирины очень похожи. Одна из мамочек подсказала, где в Екатеринбурге можно подтвердить диагноз. Мы помчались туда, все сделали, и через три недели получили результаты. Диагноз подтвердился. Потом пошли к нашим врачам. Они долго извинялись, потому что упустили время, за которое можно было исключить осложнения. Например, мы могли бы давать Ирине гормон роста, который наладил бы метаболический обмен веществ.

В нашем обществе принято осуждать интернет. Мол, там нет ничего полезного о здоровье, только вред. Но наш случай подтверждает обратное. Благодаря инстаграму я смогла подтвердить точный диагноз ребенка.

О смысле блога

Мой инстаграм начал расти с августа 2019 года. К тому времени у меня было 6 тысяч подписчиков. Мамы особых детей просили меня о них написать. Сначала мне показалось это странным: зачем кому-то моя небольшая аудитория? Но потом я решила, что у всех нас есть сопереживающие подписчики, мы можем делиться друг с другом своими проблемами. После первой рекламы инстаграма мамы особого ребенка ко мне пришли две тысячи новых подписчиков.

Именно тогда я поняла, зачем мне нужен блог. Я хочу, чтобы подписчики знали о сути заболевания моей дочери и понимали, что люди не всегда толстеют из-за повышенного аппетита, что есть еще и поломка гена, которую они не могут контролировать. Я хочу помогать людям с похожими проблемами, которые, как и я, по каким-то причинам до сих пор не знают точного диагноза. За пару лет мне удалось помочь как минимум 20 семьям.

В блоге я стремлюсь показывать жизнь нашей семьи во всех ее проявлениях — как мы радуемся и как мы грустим. Я не затрагиваю общие темы, меня интересует только то, что касается нас. Стараюсь рассказывать о нашей жизни с позитивной точки зрения и не унывать, хотя бывают и тяжелые моменты, например, когда Ирина что-нибудь учудит.

О контенте

Я выношу в инстаграм всю свою жизнь, даже фильтры не накладываю, не пользуюсь специальными программами. Более того, у меня нет четкого плана по выходу публикаций или видео. Все мои посты идут от чистого сердца. На одном видео мы танцуем с дочкой, как умеем, на другом — поем, на третьем — готовим пирог, а потом дочка жадно его ест. Я не знаю, зачем приукрашивать мою жизнь и кому-то врать. Я живу в поселке, где меня все знают и читают. Как мне смотреть им в глаза после лжи? Меня сразу пристыдят. Мой девиз: наплюй на все и будь собой.

Возможно, я хотела бы быть такой же расфуфыренной, накрашенной и худенькой, как инстаграмные модели, но я не могу изменить свою внешность или врать подписчикам. Тем более, я и так хороша. Наблюдать за звездами инстаграма мне не интересно, ведь часто их жизнь в соцсетях оказывается ложью.

Всем известна история рэпера Джигана и его супруги Оксаны Самойловой. Несколько лет все с придыханием следили за ними и их детьми, а потом выяснилось, что вся эта красивая картинка — неправда (Самойлова сообщила о разводе с Джиганом, заявив, что «все десять лет ее семейной жизни были обманом», — Прим.ред). Поэтому я подписана на блоги мам особых детей и обычных людей, которые меня поддерживают. В их соцсетях все правда.


Все мои посты идут от чистого сердца


В инстаграме, как и в реальной жизни, я не всегда веселюсь. Жизнь — сложная штука, иногда приходится грустить и делиться своими страхами. Когда я в прямом эфире говорю о чем-то неприятном и чувствую, что накатывают слезы, то я начинаю истерически смеяться, чтобы переключиться и не зареветь. Единственное табу в моем блоге — это слезы, я не считаю нужным их показывать.

Семья привыкла к тому, что я веду блог. Благодаря съемкам сториз у Ирины даже улучшилась реакция, ведь за 15 секунд ей надо успеть что-то сказать или сделать. Муж запрещает себя снимать, говорит: «Если ты хочешь быть публичным клоуном, который все показывает, то я — нет, поэтому не надо меня к этому привлекать». Поначалу он плохо относился к моему увлечению, но после того, как через инстаграм мы узнали точный диагноз дочери, стал более терпимым.

О травле

В 2017 году мы пережили серьезную травлю. В нашем поселке есть традиция — отмечать Радоницу (праздник поминовения усопших после Пасхи, — Прим. ред). В этот день люди собираются на кладбище с угощениями и сладостями, а дети ходят по кладбищу и собирают конфеты. К этой традиции привыкают с детства.

Я рассказала о нашей очередной Радонице в инстаграме. Мой пост стал распространяться, и нашлись те, кто не принял этого, — в основном, городские люди, которые считают, что собирать конфеты с могил — это дикость. Городские кладбища очень темные, неуютные и жуткие, а в деревне все наоборот. Об этом скандале писали журналисты, ко мне приезжал Шеремет из ТАУ.

Пользователи соцсетей закидали нас угрозами и оскорблениями. Их комментарии сводились к следующему: «Мы приедем на это кладбище, засунем иглы в конфеты и отравим их крысиным ядом». После этого мы три дня не выходили из дома, я была напугана, вся в слезах, ведь это были по-настоящему злые комментарии. Раньше с таким я не сталкивалась. Сейчас я бы восприняла их более спокойно.

У каждого человека — свои устои и традиции, их нужно либо уважать, либо игнорировать. Для нашего поселка и многих других Радоница — это норма, и мы не хотим меняться, если кому-то не нравятся наши традиции.


Мой пост стал распространяться, и нашлись те, кто не принял этого, —
в основном, городские люди


Во время предвыборной кампании против меня распространяли компрометирующие листовки, где рассказывали эту историю про кладбище и конфеты. К счастью, люди негативно отнеслись к этой чернухе. Тогда на меня были подписаны несколько сотен человек. Я временно сделала аккаунт закрытым, потому что ко мне добавлялись люди — около 1,5 тысячи человек. Я никого не пустила — такая популярность мне была не нужна.

О рекламе

Сейчас на меня подписано 42 тысячи человек, и мой блог уже монетизирован. В шапке профиля стоит ссылка на PR-менеджера, который решает рекламные вопросы. Обычно люди просят прорекламировать их личные блоги, я отсеиваю 80 % заявок. Я хочу, чтобы реклама была полезной для моей аудитории. Недавно я рекламировала весы и косметику — мне подарили эти товары. До карантина и кризиса ко мне хорошо шли рекламодатели, сейчас стало хуже.

Я бы точно не стала рекламировать экстрасенсов, гадалок, психологов, хотя такие люди часто просятся. Отказываю крупным блогерам, у которых более 500 тысяч подписчиков. Большая часть моей аудитории и так на них подписана, поэтому смысла в такой рекламе я не вижу.

О взаимоотношениях с аудиторией

Моя аудитория — это очень разные люди: от домохозяек до бизнесвумен. Возраст тоже разный — от 30 до 60 лет. Меня смотрят и подростки. Им интересно, как ведет себя Ирина. Все коллеги вплоть до директора подписаны на блог и восхищаются им. Людям нравится мой позитив. Одна из моих подписчиц рассказывала, как лежала в больнице после тяжелой операции, смотрела мои сториз, и ей стало лучше.

Я очень уважаю своих подписчиков, отвечаю на все комментарии. Ложусь в три часа ночи — не усну, пока всем не отвечу. У меня добрая и лояльная аудитория, хотя негативные комментарии встречаются. Я долго о них думаю, переживаю.

Я не скрываю своих эмоций и, даже когда улыбаюсь, в душе могу плакать. Поэтому у меня ник @lady_joker: снаружи — клоун, внутри — ранимый человек. Новые подписчики критикуют меня за ненормативную лексику, но со временем принимают меня такой, какая я есть. Я могу быть в меру и доброй, и грубой. Поначалу отталкиваю, а потом цепляю.


Дочь — это мой крест, который я буду нести всю жизнь,
и без позитива мне не справиться


Люди устали от глянцевых инстаграмов. Им нужны простые и жизненные истории. Мы общаемся с подписчиками, будто знакомы много лет, а на самом деле даже ни разу не виделись. Многие зовут меня в гости. Думаю, людям не с кем поделиться своими переживаниями и проблемами, а во мне они находят своего человека.

Я не скрываю, что стала популярной благодаря дочери. Не думаю, что это плохо, ведь у меня нет корыстных целей. Всем интересно, что за синдром у Ирины, почему она такая полная, что я делаю, чтобы ей помочь. Только потом подписчики говорят, что без моего участия блог был бы не таким интересным.

В инстаграме я нахожу в отдушину, я тут отдыхаю и кайфую от того, что делаю. Мне весело, и подписчики заражаются моими эмоциями. У меня довольная большая аудитория, и мне с ней комфортно. Я не ставлю целей по посещаемости и приросту подписчиков. Они сами придут по сарафанному радио.

Сейчас меня волнует будущее дочери. В следующем году она заканчивает девятый класс, и непонятно, куда идти и что делать дальше. Ближайший колледж для особых детей находится в Сысерти. Мне пришлось бы уволиться с работы, чтобы возить Ирину туда. Но кто тогда будет ухаживать за сыном?

Возможно, Ирина никогда не будет работать, но мне хочется верить, что она сможет в чем-то себя найти. Дочь — это мой крест, который я буду нести всю жизнь, и без позитива мне не справиться.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«К 25 годам я в одиночку усыновила троих детей»
«К 25 годам я в одиночку усыновила троих детей» Как живет девушка из Каменска-Уральского, которая воспитывает троих сирот
«К 25 годам я в одиночку усыновила троих детей»

«К 25 годам я в одиночку усыновила троих детей»
Как живет девушка из Каменска-Уральского, которая воспитывает троих сирот

Игорь Шуров: «Там, где просыпается цензура, снова появляется андеграунд»
Игорь Шуров: «Там, где просыпается цензура, снова появляется андеграунд» Художник свердловского андеграунда — о перестройке, митинге в защиту Ельцина и уральской биеннале
Игорь Шуров: «Там, где просыпается цензура, снова появляется андеграунд»

Игорь Шуров: «Там, где просыпается цензура, снова появляется андеграунд»
Художник свердловского андеграунда — о перестройке, митинге в защиту Ельцина и уральской биеннале

«У меня синдром Туретта»
«У меня синдром Туретта» Как живется человеку с неконтролируемым желанием издавать громкие звуки, моргать и дергаться
«У меня синдром Туретта»

«У меня синдром Туретта»
Как живется человеку с неконтролируемым желанием издавать громкие звуки, моргать и дергаться

«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold»
«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold» Катя Комлева — о злосчастной ночи и жизни после 47 операций
«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold»

«Я обварила ноги в коммунальной аварии у клуба Gold»
Катя Комлева — о злосчастной ночи и жизни после 47 операций

Тэги

Места

Прочее

Новое и лучшее

Куда пойти на этой неделе: Десятки классных событий в Москве

Уютный двухэтажный таунхаус возле деревни Большое Свинорье

Музыкальный критик оценивает все номера России на «Евровидении»

«Ты на митинги ходил?»: Метро уволило сотню сотрудников за поддержку Навального

Отказываться, если вы действительно не хотите что-то делать

Первая полоса

Куда пойти на этой неделе: Десятки классных событий в Москве
Куда пойти на этой неделе: Десятки классных событий в Москве Концерты, спектакли, лекции и городские экскурсии
Куда пойти на этой неделе: Десятки классных событий в Москве

Куда пойти на этой неделе: Десятки классных событий в Москве
Концерты, спектакли, лекции и городские экскурсии

Уютный двухэтажный таунхаус возле деревни Большое Свинорье
Уютный двухэтажный таунхаус возле деревни Большое Свинорье Чем жизнь в собственном доме отличается от квартиры
Уютный двухэтажный таунхаус возле деревни Большое Свинорье

Уютный двухэтажный таунхаус возле деревни Большое Свинорье
Чем жизнь в собственном доме отличается от квартиры

Музыкальный критик оценивает все номера России на «Евровидении»
Музыкальный критик оценивает все номера России на «Евровидении» От худшего к лучшему
Музыкальный критик оценивает все номера России на «Евровидении»

Музыкальный критик оценивает все номера России на «Евровидении»
От худшего к лучшему

«Ты на митинги ходил?»: Метро уволило сотню сотрудников за поддержку Навального
«Ты на митинги ходил?»: Метро уволило сотню сотрудников за поддержку Навального Профсоюз просит не политизировать вопрос
«Ты на митинги ходил?»: Метро уволило сотню сотрудников за поддержку Навального

«Ты на митинги ходил?»: Метро уволило сотню сотрудников за поддержку Навального
Профсоюз просит не политизировать вопрос

Отказываться, если вы действительно не хотите что-то делать
Отказываться, если вы действительно не хотите что-то делать Скажите «нет» переработкам, скучным вечеринкам и манипуляциям родственников
Отказываться, если вы действительно не хотите что-то делать

Отказываться, если вы действительно не хотите что-то делать
Скажите «нет» переработкам, скучным вечеринкам и манипуляциям родственников

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День третий — Наташа Тышкевич
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День третий — Наташа Тышкевич «Даже когда я сижу дома и смотрю на облака — это политика»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День третий — Наташа Тышкевич

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День третий — Наташа Тышкевич
«Даже когда я сижу дома и смотрю на облака — это политика»

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга
Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга
Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Хенде хох, или Вас я попрошу остаться: «Гитлер капут!» Марюса Вайсберга

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи
Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи
Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Платье-«торт»: Российские марки, у которых стоит искать нарядные вещи

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе
Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе
Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Главная пара обуви на лето: Клоги Crocs на платформе

Как не потерять деньги в фейковых магазинах
Как не потерять деньги в фейковых магазинах Как проверять сайт и инстаграм-аккаунт продавца
Как не потерять деньги в фейковых магазинах

Как не потерять деньги в фейковых магазинах
Как проверять сайт и инстаграм-аккаунт продавца

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Как найти свою цель и начать двигаться к ней Опыт известных людей прошлого
Как найти свою цель и начать двигаться к ней

Как найти свою цель и начать двигаться к ней
Опыт известных людей прошлого

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии Рассказываем про лучшие новинки недели
Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии

Новые St. Vincent и «Комсомольск», сериал с Юэном Макгрегором и книга о современной депрессии
Рассказываем про лучшие новинки недели

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска» Самом смелом в истории группы
«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»

«Мы останемся приметами времени»: Самоирония и эволюция на новом альбоме «Комсомольска»
Самом смелом в истории группы

Что такое экотревожность

Что такое экотревожностьИ как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Что такое экотревожность

Что такое экотревожность И как люди живут со страхом перед климатическим апокалипсисом 

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове «У меня все в жизни налаживается»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День второй — Володя Метёлкин в Чертанове
«У меня все в жизни налаживается»

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля
Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу

Наши ревущие 20-е: Чем заняться на фестивале «Дни авангарда», посвященном НЭПу
Рассказываем о самых интересных лекциях, экскурсиях и кинопоказах фестиваля

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке
Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

Самая маленькая хумусия в городе, повторное открытие «Дома 16» и идеальная брассери Caffé Mandy’s на Покровке

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде
«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов

«Мы не будем работать „на подсосе“»: Зачем рекламщики запускают платформу для социальных проектов
Как работает импакт-маркетинг и почему он будет везде

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Подпишитесь на рассылку