Как всё устроено: Дежурная у эскалатора Дежурная у эскалатора анонимно рассказала The Village о своей стеклянной будке, пассажирах метро, которых она видит каждый день тысячами, и о том, почему дежурные не дают справок.

Как всё устроено: Дежурная у эскалатора

 

О рабочем месте

Я сижу в этой стеклянной будочке по 8 часов, три дня через один выходной. Перерыв у меня один раз за день — час или полчаса нам дают. Сразу сначала бежишь в туалет, мы туда за рабочее время один раз ходим, потом идёшь в комнату для персонала метро — разогреваешь еду, которую себе принёс. Обедаешь и обратно скорее на рабочее место. Я работаю на «Смоленской», у нас тут эскалатор длинный-длинный, еле успеваешь за перерыв всё сделать.

Будка у нас довольно удобная — вы не смотрите, что у меня стульчик стоит такой старый, тут хотя бы ноги можно вытянуть. Вот меня посылают работать на «Киевскую», там не развернуться. Будка заканчивается там, где стул, не знаешь, куда себя девать. Хотя вот контролёрам наверху, которые у турникетов сидят, поставили новые будки, да ещё и печки установили. Мы тоже всё ждали-ждали изменений, а потом сами сложились и приобрели печку: холодно было сидеть зимой — жуткое дело!

Только плитка жарила сильно, и неудобно было каждый раз корячиться, чтобы её включить-выключить. А потом помощник машиниста Сашка какой-то агрегат приспособил — и у нас тут под рукой теперь пульт управления с двумя кнопочками. Когда холодно, нажимаешь на кнопку — печка включается. В общем, благодать сейчас.

В будке есть три рубильника для выключения эскалаторов. Выключать их при каком-то опасном случае должна я, а включать я не могу — это делает только машинист эскалатора, даже у его помощника нет таких полномочий. У меня с машинистом прямая связь по телефону. Другой телефон у меня для связи с дежурной по станции и ещё один для связи с центральным диспетчером, который сидит на «Комсомольской». Мы его называем «центральная хата».

Ещё есть микрофон — я предупреждаю людей, чтобы держались за поручни, когда включается эскалатор; говорю, чтобы становились на каждую ступеньку, и так далее. У нас целая книжечка с фразами, которые мы можем произносить.

 

О людях

Людей я не рассматриваю в отдельности, для меня это просто фигуры, неопределённая масса, я уже давно привыкла видеть столько народу. Как-то рядом с эскалатором стоял человек, ждал кого-то, всматривался, потом подошёл ко мне и говорит: «Как вы тут сидите, у меня за 3 минуты голова закружилась».

Что люди делают на эскалаторах? Едут, читают, целуются, бывает, — это хорошо, а то мусорят. Это постоянно происходит. Кидают что-то вниз без зазрения совести абсолютно. Как-то сижу я в своей кабинке, вдруг слышу: что-то грохочет, летит сверху, металлическое, судя по звуку. Это что-то залетело в кабинку, стукнулось, отскочило к другому эскалатору и в открытое окно залетело прямо мне на колени. Я в ужасе это с себя стала стряхивать, а потом смотрю: какая-то медная деньга. Оказалось, английский фунт, до сих пор храню на память.

 

 

 

 

Другой раз газетка
просто сама в руки прилетает, сверху сваливается

 

 

 

 

Я работаю тут уже 12 лет, при мне никто на эскалаторе серьёзно не пострадал, хотя опасные случаи были. Как-то ехал мужик с чемоданом. Он поставил чемодан и едет спокойный. А сумки-то надо держать! Потому что ступеньки иногда подпрыгивают. И вот, конечно,  чемодан вдруг подскочил и покатился. Вот он катится, переворачивается, такой страшный треск! А в чемодане оказалась огромная гранитная плитка. Она вывалилась, начала взрываться, подскакивала до потолка и снова падала. Вот страх мне был, даже эскалатор не сразу сообразила остановить. Плитка долго ещё грохотала и падала. Прибежала дежурная, и мы с ней вдвоём сгребали все эти осколки. А хозяин чемодана убежал от страха и чемодан не прихватил. Хорошо хоть никто не пострадал.

Проблемы чаще всего бывают с пьяными и со старушками. Они садятся на ступени, могут заснуть, отключиться, и не добудишься их; бывает, падают и других людей роняют. Часто проблемы с китайскими делегациями. Их же очень много всегда, большие экскурсии. И вот они друг за другом, друг за другом, кто-то из них пошатнулся, упал — и все начинают по цепочке. Только что ехали нормально, через минуту смотришь: все сложились, упали — и смех и грех.

 

О сложностях

Работа у нас нервная, конечно, из-за всех этих случаев. Не так давно к нам пришла новая женщина работать. Она говорит: «Я сижу и смотрю пристально на верх эскалатора, слежу, чтобы ничего не произошло, готова в любую минуту всё отключить. И всё примерно в одну точку смотрела, а тут перевела взгляд вниз и вижу, что там старушка упала, лежит руками вперёд и руки уже подъезжают к гребёнке». Она эскалатор остановить успела, но на работу больше не пришла.

Самый бич для нас — это дремота. Я вот недавно приболела, но всё-таки вышла на работу, чуть глаза прикрыла от боли в ухе, а меня уже заметила дежурная по станции. Тут же звонит и выговаривает, что я сплю на рабочем месте. Ещё 20 % от премии сняли, а я ведь даже не спала.

Как бороться с дремотой? Читать, разгадывать кроссворды нельзя ни в коем случае. Другой раз газетку хочется посмотреть, но только заглянешь, дежурная уже звонит — вон на нас ведь камеры направлены. Другой раз газетка просто сама в руки прилетает, сверху сваливается. Ты подбираешь, чуть заглянешь в неё, но знаешь, что нельзя, и скорее убираешь.

 

 

 

 

Хорошо, у неё на голове причёска большая — она-то и спасла

 

 

 

 

Впрочем, с дремотой нам беспокойные пассажиры помогают бороться. Только закроешь глаза — кто-то обязательно стукнет по стеклу. Хулиганы, конечно, но я говорю им спасибо большое, что разбудили. А вот недавно у нас окно в будке разбили. Напарница у меня работала; наверное, у неё тоже закрылись глаза, а какой-то мужик проходил мимо и как даст по стеклу! Стекло разбилось, на неё посыпались осколки. Хорошо, у неё на голове причёска большая — она любит себе всего накручивать, — причёска-то её и спасла.

 

О табличке «Дежурная справок не даёт»

Эту табличку придумали не мы. Я, например, люблю давать справки, так хочется пообщаться иногда! Мы сидим как курицы сонные, понимаете, это тяжело, а кто-то что-то спросит, и сон пропадает.

Ко мне часто подходят с опаской, ожидают, что я на них сейчас накричу. Жалобным таким голосом говорят: «Ой, извините, а к вам нельзя обратиться?» Я говорю: «Да не волнуйтесь, конечно, обращайтесь, только скорее, пока дежурная не увидела». Но табличку убрать нельзя, чтобы не очень-то люди чувствовали себя свободно, ведь особо болтать я не могу, моя цель следить за пассажирами.

Ещё ко мне как-то раз кавээнщики приходили, им для сюжета надо было, чтобы я ответила на какие-то вопросы на камеру — я с удовольствием им помогла. Сейчас уже несколько лет прошло, так они иногда заглядывают ко мне, здороваются, приходят поболтать.

 

О вопросах и претензиях

Какие к нам могут быть вопросы? Только как пройти или проехать. Часто иностранцы подходят. Английского языка я не знаю, но он на карте показывает, куда ему надо, а я жестами, как проехать. В общем, с интуристами находим общий язык.

Люди бывают недовольны, когда у нас, например, два эскалатора работают, а один в резерве. Ко мне подходят: «Пустите второй эскалатор, у вас же очередь образовалась». И пока он это говорит, очередь уже обычно рассасывается. Я его спрашиваю: «Посмотрите, там же пусто, для кого пускать?» Он растерянно молчит. Очередь собирается на одну минуту, когда приехал поезд. И быстро рассасывается. А у нас есть чётко прописанный график, когда какой эскалатор работает: для будней, для выходных, есть часы пик, есть спад пассажиров. И мы не можем по желанию пассажиров эскалаторы пускать.

Или ещё бывает, когда какая-то экстренная ситуация, ты эскалатор резко выключаешь. Потом к тебе подходят пассажиры с претензиями: почему вы нас не предупредили. А у меня при выключении нет времени на то, чтобы кого-то предупреждать, мне надо быстро сработать, чтобы никто не пострадал.

 

О зарплате

Оклад у нас 14 тысяч рублей. Работают, конечно, только пенсионеры — ты и пенсию получаешь, и зарплату, и у нас ежемесячные премии и надбавки. В общем, жить можно. Мы только об одном мечтаем, чтобы нам рабочий график сделали, как у контролёров наверху. Они работают по 12 часов, зато два через два. А мы по 8 часов, но три через один. За один выходной не успеваешь толком ничего сделать, ведь надо и намыться, и на рынок съездить, и приготовиться к работе. Нам давно обещают, но всё никак не сделают — так было бы удобно.

Иллюстрации: Сергей Родионов

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как всё устроено: Свадебный фотограф
Как всё устроено: Свадебный фотограф Работающий на свадьбах фотограф анонимно рассказал The Village о том, как заработать полмиллиона рублей за съёмку, зачем валять жениха и невесту в грязи и что делать с пьяными родственниками.
Как всё устроено: Свадебный фотограф

Как всё устроено: Свадебный фотограф
Работающий на свадьбах фотограф анонимно рассказал The Village о том, как заработать полмиллиона рублей за съёмку, зачем валять жениха и невесту в грязи и что делать с пьяными родственниками.

Как всё устроено: Работа участкового
Как всё устроено: Работа участкового Участковый, работающий в одном из районов Москвы, анонимно рассказал The Village о том, на что жалуются местные жители, где прячутся армии нелегалов и кто портит статистику.
Как всё устроено: Работа участкового

Как всё устроено: Работа участкового
Участковый, работающий в одном из районов Москвы, анонимно рассказал The Village о том, на что жалуются местные жители, где прячутся армии нелегалов и кто портит статистику.

Как всё устроено: Работа риелтора
Как всё устроено: Работа риелтора Московский риелтор анонимно рассказал The Village о том, кто подогревает цены на квартиры, почему сделка может сорваться в последний момент и зачем нужны «свои люди» в ФСБ.
Как всё устроено: Работа риелтора

Как всё устроено: Работа риелтора
Московский риелтор анонимно рассказал The Village о том, кто подогревает цены на квартиры, почему сделка может сорваться в последний момент и зачем нужны «свои люди» в ФСБ.

Как всё устроено: Работник загса
Как всё устроено: Работник загса The Village поговорил с человеком, который на работе слышит только «да», и выяснил, кто пишет речи на свадебных церемониях и почему в загс не стоит брать детей.
Как всё устроено: Работник загса

Как всё устроено: Работник загса
The Village поговорил с человеком, который на работе слышит только «да», и выяснил, кто пишет речи на свадебных церемониях и почему в загс не стоит брать детей.

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Первая полоса

Силовики попытались попасть в квартиру активистки Полины Титовой через окно соседки. Потом просто постучались и ушли

Длиннющая очередь на границе России с Грузией закончилась — Северо-Кавказская таможня

Силовики пришли с обыском к математику Сергею Шпилькину. Он не раз доказывал, что выборы в России фальсифицируют

Антоха МС победил в суде! Теперь он не должен 2,5 миллиона рублей своему бывшему продюсеру за исполнение своих песен

После объявления мобилизации москвичи начали срочно продавать квартиры. Еще и с большой скидкой

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска «Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
«Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»

Этот момент настал. H&M закрывает магазины в России

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

Срочно в Израиль
Срочно в Израиль Экстренные советы по эмиграции и репатриации
Срочно в Израиль

Срочно в Израиль
Экстренные советы по эмиграции и репатриации

Спектакль «Первый хлеб» — состоится. По словам представителей «Современника», в постановку не успели ввести актера

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

На дочь журналистки Ирины Славиной составили протокол о «дискредитации армии» из-за пикета в память о матери

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

В Казани одиннадцатиклассница пыталась поджечь военкомат в знак протеста против *****

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

С начала мобилизации из России уехали от 600 000 до 1 миллиона человек — Forbes Russia

Ссылка дня: Аудиосборник «Рассказы про эмоции» от актеров «Гоголь-центра»

Полицейского, который избил подростка во время «антинаркотического рейда», приговорили к трем годам колонии

Трафик в торговых центрах упал в среднем на 20 %

Товар дня: Пакеты-повестки в магазине «Веселая затея»

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован