«Я живу с калоприемником» И не стесняюсь этого

Александра Куделина, улыбчивая 25-летняя девушка, живет в Санкт-Петербурге, работает менеджером, играет в большой теннис, много путешествует (даже в пандемию смогла «выбить» себе визу в Австрию) и воспитывает собаку, которая терпеть не может оставаться дома в одиночестве. Несколько лет назад Саше полностью удалили толстый кишечник из-за язвенного колита, хронического аутоиммунного воспалительного заболевания, и вывели илеостому — сделали отверстие на животе, через которое в калоприемник, бежевый дренажный мешочек, выходят естественные человеческие выделения.

Многие пациенты, прошедшие через подобные операции, воспринимают калоприемник как конец света: боятся осуждения, замыкаются, перестают выходить из дома. Но для Саши стома стала спасением. До нее, когда болезнь перешла в тяжелую стадию, она постоянно терпела мучительные боли и бегала в туалет по 20 раз в день. Сейчас она называет себя «дамочкой с пакетиком» и рассказывает о калоприемнике в инстаграме. The Village поговорил с Куделиной о жизни с инвалидностью, стигме по отношению к человеческим выделениям и реакции окружающих на стому.

Александра Куделина

Болезнь

Раньше я постоянно думала, где же побыстрее найти туалет. Живот могло прихватить абсолютно в любой момент. Возможности терпеть не было — в запасе всегда буквально секунды. Язвенный колит развивался, и в последние годы перед операцией я уже очень часто не добегала. Несколько раз подруги и молодой человек оказывались со мной в таких ситуациях: старались довести до туалета, я там пыталась отмыться, а что еще делать? Поддерживали как могли. В какой-то момент я все равно почти перестала гулять, а если и выходила, то обязательно шла в места с туалетом под боком. Если оказывалось, что он закрыт, начиналась паника. Это выматывало.

Симптомы язвенного колита — частые позывы, схватывающие боли, обильный жидкий кровавый стул — я начала ощущать пять лет назад, когда мне было 20. Болезнь прогрессирующая, но у всех проходит по-разному. Иногда на первой стадии лечения, на поддерживающей терапии противовоспалительными средствами (месалазином — Прим. ред.), случаются длительные ремиссии, но сразу скажу, что это не мой случай.

Причины заболевания до конца неизвестны: в первую очередь называют наследственность, курение и стресс. Ночами я работала администратором в отеле, а днем училась в университете: плохо спала, много нервничала. Похоже, организм отреагировал на такой режим: стала бегать в туалет по 20 раз в день, причем сразу с кровью, жутко болел живот.

В последние годы перед операцией я уже часто не добегала

Когда живот скручивало в дороге, я говорила друзьям: «Останавливаемся» или «Мне срочно нужно в лес». Но иногда становилось так больно и плохо, что я не могла ничего сказать. Правда, по мне все и так было видно: я потела, сильно щипала себе руки, чтобы переключаться на другую боль, чтобы хоть как-то перетерпеть. Ребята сразу тормозили и быстро решали, куда меня деть.

В России довольно мало платных туалетов, и слава богу! В ближайшем кафе спрашиваешь: «Можно зайти?» — и никто никогда не возражает. А вот в Европе было тяжелее. Там, чтобы сходить в туалет в магазине или кафе, нужно обязательно купить хотя бы водичку или шоколадку, а на это нужно время. Даже просто достать монету из кошелька — это уже время, а его просто нет. И приходилось объясняться: «Давайте я зайду в туалет, а потом уже спокойно куплю все, что угодно» (В Великобритании люди с язвенным колитом и болезнью Крона могут получить специальную карту «Не могу ждать» от организации Crohn’s and Colitis UK. Она как раз нужна, чтобы не терять время на долгие объяснения в очередях. — Прим. ред.).

Лечение

Первая госпитализация случилась в 2015 году, через два месяца после постановки диагноза. Затем меня госпитализировали почти каждые полгода. В больнице в среднем проводила по три недели, бывало и по пять. Пять раз мне делали переливание крови. За полгода на фоне ежедневных кровопотерь гемоглобин опускался до критических значений, из-за чего постоянно хотелось спать, не было сил, тяжело было двигаться. Поэтому требовалась медицинская помощь.

Терапевтическое лечение язвенного колита состоит из нескольких ступеней: сначала пробуешь месалазины, а затем, если они не помогают, по порядку идут гормональная терапия, имунносупрессоры — препараты для искусственного угнетения иммунитета, биологические препараты (белки, которые избирательно блокируют работу определенных цитокинов — ключевых участников воспалительного процесса. — Прим. ред.). Есть еще огромное количество диет, которые пациенты подбирают с помощью врачей.

Я прошла все стадии лечения, но никакого эффекта не было: улучшения длились всего неделю-две, а потом симптомы возвращались. Биологическая терапия, последний этап перед операцией, — это капельницы. Они очень дорогие, одна может стоить до 60 тысяч рублей, но в Петербурге их можно бесплатно получить по квоте — не все пациенты об этом знают. Мне не помогли даже два курса, которые длились полтора года. Шанс, что помог бы третий препарат, был мизерным, и я отказалась.

Врачи и так долго пытались оттянуть операцию, что логично, потому что отрезать орган всегда можно, но никто же не хочет побыстрее сделать тебя инвалидом, поэтому и пытаются вытащить сначала любыми доступными терапевтическими способами.

Перед стомированием было страшновато, хотя морально я была готова к нему: меня истощили привязанность к туалету, боли и госпитализации. Стома — это отверстие кишки, сформированное хирургическим путем. Она бывает нескольких видов, у меня илеостома — это когда толстый кишечник полностью удаляют, а тонкий подводят к животу, после чего все выделения выходят в пакетик на животе, в калоприемник.

Отрезать орган всегда можно, но никто же не хочет побыстрее сделать тебя инвалидом

Оперировали лапароскопическим путем, через проколы. В экстренных случаях делают полостные операции, после который остаются шрамы, у меня операция была плановой, поэтому все сделано очень аккуратно. Через месяц-полтора уже полностью восстановилась, еще через два поехала в отпуск на море. Хотя сперва было как-то неприятно смотреть на стому. Она похожа на огромный красный яркий прыщ размером с конфету. Страшно было до нее дотрагиваться.

На небольшом участке прямой кишки у меня остался язвенный колит. Этот участок кровоточит, и хоть я сейчас не хожу в туалет, как все обычные люди, у меня все равно бывают ложные позывы в туалет, после которых вместо кала выходит кровь. Это случается примерно раз в два дня. Этот участок оставили в надежде, что его получится залечить и в будущем сделать восстановительную операцию — в моем случае стому еще можно будет убрать.

Благодаря толстому кишечнику у человека стул сформированный, а поскольку у меня толстого кишечника нет, то и стул всегда жидкий. При восстанавливающей операции тонкую кишку соединят с прямой кишкой, и со временем тонкий кишечник возьмет на себя функцию толстого. Все может стать как прежде, хотя так бывает далеко не у всех. К сожалению, это лотерея. Некоторые начинают ходить в туалет всего по три раза в день, а кто-то — снова по десять.

Калоприемник

Есть два вида калоприемников: однокомпонентные и двухкомпонентные. В первом случае пластина, которая крепится к коже, соединена с пакетиком: просто вырезаешь в ней отверстие под размер своей стомы и приклеиваешь к животу, как пластырь. Во втором случае приклеивается сначала пластина, а на нее крепится пакетик. Я пользуюсь однокомпонентным калоприемником и меняю пакет примерно раз в три дня. Его не обязательно снимать каждый день, потому что внизу есть отверстие, через которое сливаются выделения.

Поначалу я толком не знала, как ухаживать за калоприемником. После операции пакетик мне неделю приклеивала к животу медсестра, и я тогда думала, что ничего сложного в этом нет. Но когда приехала домой, лежала в ванной и ревела там целый час — ничего не получалось. Смысл в том, что подгадать, когда из стомы выходят выделения, довольно трудно. Если испачкаешься, придется заново обрабатывать кожу и приделывать приемник. Со временем привыкаешь, и весь процесс занимает три-пять минут. Менять калоприемник лучше утром, натощак, тогда проблем с выделениями нет.

Когда приехала домой из больницы, лежала в ванной и ревела там целый час — ничего не получалось

Кожу вокруг стомы нужно тщательно обрабатывать, иначе она раздражается. Например, есть защитная пленка, ее называют «второй кожей», — покрытие, которое ограждает кожу от едких выделений, а еще стомированные люди пользуются герметиком, пудрой, очистителями и нейтрализаторами запаха. Отклеивается пластина от живота специальным спреем «Антиклей», после которого она начинает отходить от тела. Без него снимать ее очень больно. Волоски лучше сбривать, чтобы не было ощущения, что их выдергиваешь.

Сейчас я могу есть все, что захочу, но продукты, которые тяжелее перевариваются — например, орехи, грибы, кукурузу, бобовые, овощи и фрукты с толстой кожурой, — нужно тщательно пережевывать, иначе стома закупорится, и начнется непроходимость, а она сопровождается адской скручивающей болью в животе. В таких случаях часто экстренно увозят в больницу. А еще советуют попить масла, чтобы еда легче проскользнула. Мне это помогало, и до врачей дело не доходило. Вообще, в нормальном состоянии ты не чувствуешь, как пища выходит из стомы в пакетик. Просто видишь, что он заполнился, и потом сливаешь его.

Часто пациентам с таким-то заболеванием банально не у кого спросить, как правильно ухаживать за калоприемником, хирурги обычно объясняют только самые базовые вещи, без подробностей, а в интернете пишут некорректные вещи. Поэтому стомированные люди ходят с покрасневшей кожей, которая чешется, с калоприемниками, которые им не подходят и постоянно отклеиваются. Лично я о подробностях ухода узнала в «Стома-центре» в Петербурге и из чатов пациентов со стомами — здорово, что туда можно написать в любое время.

Нюансов много, все это, конечно, сложнее, чем ходить в туалет естественным образом. Но что можно сказать точно: калоприемник не сковывает движения, он бежевого цвета и совершенно непрозрачный, от него никак не пахнет. Большую часть времени пакетик вообще закрыт одеждой. Существуют даже калоприемники с угольными фильтрами, которые предотвращают вздутие мешка и позволяют носить обтягивающие вещи. В бассейне его дополнительно можно фиксировать специальным поясом. То есть жить можно полной жизнью.

Стигма

Убирать стому я пока не планирую из-за риска осложнений. Одна мысль, что снова придется бегать в туалет по 15 раз в день, пусть и без болей, вызывает у меня ужас. После восстанавливающей операции опять начинаешь зависеть от питания. Многие на это готовы, потому что изначально восприняли стому как кошмар, от которого нужно как можно скорее избавиться. Тем более, некоторых оперируют экстренно. Они просыпаются с пакетиком и впадают в панику: не понимают, как им теперь с этим жить.

Тема кишечника крайне табуирована. Считается, что выделения человека — это ужасно некрасиво, грязно, неприятно и открыто говорить о них нельзя. Я уверена: если бы пакетик не был бы связан с калом, то воспринимался бы совсем по-другому. Тяжелее всего принимают стому люди старшего возраста. Мне часто пишут их жены, мужья, дети и внуки и просят помощи, потому что из-за калоприемников их близкие замкнулись в себе, вплоть до того, что боятся выходить на улицу. Это я уже не говорю о том, чтобы пойти на пляж купаться — это вообще ни в коем случае! Как это? Показаться на людях с пакетиком? Еще с советских времен им внушали, что быть не таким, как все, нельзя, что это плохо. Сейчас, конечно, у людей с особенностями гораздо больше возможностей говорить о себе открыто, и меня радует эта тенденция.

Как это? Показаться на людях с пакетиком?

Стомированные люди получают инвалидность — вторую или третью группу в зависимости от сопутствующих заболеваний и того, временная у них стома или пожизненная. Если стому выводят на два-три месяца, то пациенты не заморачиваются с оформлением, так как это довольно долгий процесс. В остальных случаях к этому прибегают: со статусом можно бесплатно получать все уходовые средства. При этом с обеспечением в России дела обстоят не лучшим образом. Если в крупных городах почти всегда выдают все, что нужно, то в регионы попадают вещи сомнительного качества, например прозрачные или полупрозрачные калоприемники, а средств ухода часто совсем нет. Самому покупать все это дорого. Я считала, что мне одна смена пакета обходилась бы примерно в 700–800 рублей.

Сама по себе инвалидность в нашем обществе — это, к сожалению, до сих пор клеймо. Если ты инвалид, на тебе ставят крест: считают слабым, немощным, другим, поэтому «лучше ложись в больницу или сиди дома и не высовывайся». Инвалидов привыкли видеть только в медучреждениях, а о том, что многие из них дееспособны, работают и занимаются спортом, никто не задумывается.

Первые полгода после выведения стомы я ходила в открытом купальнике только за границей, потому что там всем все равно, как ты выглядишь. В России надевала закрытый, но потом поняла, что мне в нем жарко, спина потеет, а еще я хочу красивый ровный загар. На самом деле, никаких косых взглядов не замечала. Только в компании иногда спрашивали: «А что это у тебя такое?» И я спокойно объясняла. Меня окружают адекватные люди, у которых калоприемник никогда не вызывал неприязни.

Тему отношений сложно поднимать, потому что рассталась с молодым человеком всего месяц назад. Первое время ему тоже было тяжело принять стому: он не знал, какая дальше будет у нас жизнь, смогу ли я жить как раньше. Потребовалось время, чтобы он понял, что я ничем не отличаюсь от других, а после уже никаких проблем не было.

Публичность

Открыто рассказывать про стому я решила через полтора месяца после операции — создала аккаунт в Instagram. Публиковать первый пост было жутко, даже не хотела никому из близких говорить, что у меня появилась такая идея. Думала, попрошу поделиться публикацией в профильной группе про язвенный колит, тогда появятся первые подписчики с таким же заболеванием, а если дело пойдет, то тогда уже расскажу знакомым. Но уже на следующее утро на страницу подписались все мои друзья — помогли алгоритмы инстаграма.

Сначала я просто хотела показать, как живет девушка с калоприемником. Но почти сразу со мной начали консультироваться люди со стомами или те, кому предстоит операция, а я стала делиться своим опытом, ошибками, примерами неловких ситуаций — например, все стомированные пациенты сталкиваются с тем, что пакет отклеивается.

Иногда меня упрекают, что я «рекламирую» стому. Люди считают, что это неправильно, потому что нужно бороться до конца и избегать операции. В группах, посвященных язвенному колиту, многие пишут, что лучше будут десятки раз в день бегать в туалет, истекать кровью и страдать, лишь бы не этот пакетик. Мне эта логика совершенно не понятна.

Видимо, думают, что если у тебя будет висеть калоприемник, то ты автоматически станешь уродцем, а прохожие будут показывать пальцем и упрекать: «Ого! Ты ходишь в туалет не как все, вот это ты странный!» Это абсурд, потому что обычные люди никогда в нормальном состоянии не задумываются о калоприемниках, а когда их видят — не понимают, что это такое, пока им не объяснишь. Но те, кому предстоит вывести стому, продолжают считать: «Да как же так! Там же будет кал в пакетике».

Получается, люди, которые и так тяжело болеют, живут в своей микровселенной зажатости и страха. Недавно мне написала девушка, у которой скоро будет операция, и спросила: «Саш, а правда, что утром с калоприемником из дома нужно натощак выходить? А в кафе тоже лучше не есть?» Это что-то невероятное! То есть какой-то человек, причем стомированный, сказал ей, что лучше не есть с утра и на людях. Конечно, наверное, правильнее будет падать в голодный обморок, лишь бы пакетик не наполнился.

Свои страхи люди передают другим, те тоже начинают бояться и стыдиться. Получается цепочка из предрассудков, которую я стараюсь разорвать. Стому я приняла как новый инструмент для нормальной жизни и сразу решила, что буду с ней дружить. Я такая же, как и остальные, строю личную жизнь, путешествую, занимаюсь спортом, работаю. И меня теперь благодарят, что я доказываю своим примером, что жить с калоприемником можно отлично. Слова благодарности — самая большая награда для меня.

Недавно вместе с фотографом Анастасией Лысковец и дизайнером Дарьей Конфисахор мы сделали фотосессию, посвященную проблемам инвалидности. Сфотографировали меня в шариках и с разрисованным калоприемником — решили, что это такая метафора: пакетик — интересная особенность, а не клеймо, а к стоме нужно относиться легче и нет смысла закапывать себя в яму после операции. Еще разрисовали мое тело сердечками и написали на пакетике слово «лайк». Хотели показать, как мы все зависим от мнения окружающих. Люди с калоприемниками замыкаются, потому что выслушают мнения токсичных людей, которые говорят им, что они инвалиды и должны лежать дома, и, конечно, хорошо это на них повлиять не может.

В инстаграме я стараюсь рассказывать не только о стоме. Наверное, многих привела ко мне именно история с калоприемником, но надеюсь, что они остаются не из-за этого, а потому что я нравлюсь им как человек.

Фотографии: Анастасия Лысковец

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Коуч — о том, как ставить цели на новый год и достигать их
Коуч — о том, как ставить цели на новый год и достигать их А также об инструментах оценки своих результатов и пользе лени
Коуч — о том, как ставить цели на новый год и достигать их

Коуч — о том, как ставить цели на новый год и достигать их
А также об инструментах оценки своих результатов и пользе лени

15 вдохновляющих историй о преодолении
15 вдохновляющих историй о преодолении Пандемия, дискриминация, болезни и TikTok
15 вдохновляющих историй о преодолении

15 вдохновляющих историй о преодолении
Пандемия, дискриминация, болезни и TikTok

«Я пропустил 2020 год»
«Я пропустил 2020 год» Как сотрудника ФБК выкрали из квартиры перед Новым годом, отправили служить на Новую Землю без связи, и он не увидел ничего. Вообще
«Я пропустил 2020 год»

«Я пропустил 2020 год»
Как сотрудника ФБК выкрали из квартиры перед Новым годом, отправили служить на Новую Землю без связи, и он не увидел ничего. Вообще

«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»
«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами» Как учительница математики из-за болезни потеряла способность ходить и говорить, но нашла новую работу
«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»

«У меня БАС — болезнь, из-за которой я могу двигать только глазами»
Как учительница математики из-за болезни потеряла способность ходить и говорить, но нашла новую работу

Тэги

Сюжет

Бренды

Новое и лучшее

Гуляем с Алексеем Квашонкиным по «Китай-городу»

Куда пойти на этой неделе: Подборка классных событий в Москве

«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику

Как привить детям любовь к чтению

Гуляем по Пресне с Сергеем Мезенцевым

Первая полоса

Гуляем с Алексеем Квашонкиным по «Китай-городу»
Гуляем с Алексеем Квашонкиным по «Китай-городу» Говорим о реинкарнации, Собянине, «Кровостоке» и Вышке
Гуляем с Алексеем Квашонкиным по «Китай-городу»

Гуляем с Алексеем Квашонкиным по «Китай-городу»
Говорим о реинкарнации, Собянине, «Кровостоке» и Вышке

Куда пойти на этой неделе: Подборка классных событий в Москве
Куда пойти на этой неделе: Подборка классных событий в Москве Аукцион в поддержку политзаключенных, «Гунда» и 6 лет System 108
Куда пойти на этой неделе: Подборка классных событий в Москве

Куда пойти на этой неделе: Подборка классных событий в Москве
Аукцион в поддержку политзаключенных, «Гунда» и 6 лет System 108

«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику
«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику Продюсер проекта Юлия Рузманова рассказывает, зачем мы это сделали
«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику

«Музыка районов»: The Village и Spotify запустили совместную рубрику
Продюсер проекта Юлия Рузманова рассказывает, зачем мы это сделали

Как привить детям любовь к чтению
Как привить детям любовь к чтению И почему не надо при любой возможности читать им книги вслух
Как привить детям любовь к чтению

Как привить детям любовь к чтению
И почему не надо при любой возможности читать им книги вслух

Гуляем по Пресне с Сергеем Мезенцевым
Гуляем по Пресне с Сергеем Мезенцевым Говорим о зоопарках, гениальности Стрыкало, мудизме и смерти
Гуляем по Пресне с Сергеем Мезенцевым

Гуляем по Пресне с Сергеем Мезенцевым
Говорим о зоопарках, гениальности Стрыкало, мудизме и смерти

Каким получился кинотеатр «Художественный»

Каким получился кинотеатр «Художественный»

Каким получился кинотеатр «Художественный»

Каким получился кинотеатр «Художественный»

Изящное необистро Bardot на Остоженке, кофейня FL/P при ММСИ, гастроли шеф-поваров в Touche
Изящное необистро Bardot на Остоженке, кофейня FL/P при ММСИ, гастроли шеф-поваров в Touche
Изящное необистро Bardot на Остоженке, кофейня FL/P при ММСИ, гастроли шеф-поваров в Touche

Изящное необистро Bardot на Остоженке, кофейня FL/P при ММСИ, гастроли шеф-поваров в Touche

Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной
Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной Что слушать, читать и смотреть на этой неделе
Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной

Brockhampton, «Минари» и «Рана» Оксаны Васякиной
Что слушать, читать и смотреть на этой неделе

«Полторы комнаты»: Обновленная версия одного из лучших коктейльных баров Петербурга
«Полторы комнаты»: Обновленная версия одного из лучших коктейльных баров Петербурга
«Полторы комнаты»: Обновленная версия одного из лучших коктейльных баров Петербурга

«Полторы комнаты»: Обновленная версия одного из лучших коктейльных баров Петербурга

Бинджвотчинг, фаббинг и эффект Netflix: Как новые технологии меняют наши онлайн-привычки
Промо
Бинджвотчинг, фаббинг и эффект Netflix: Как новые технологии меняют наши онлайн-привычки
Бинджвотчинг, фаббинг и эффект Netflix: Как новые технологии меняют наши онлайн-привычки
Промо

Бинджвотчинг, фаббинг и эффект Netflix: Как новые технологии меняют наши онлайн-привычки

Настя Пальчикова и Полина Гухман — о «Маше», 90-х и конце русского пацанства
Настя Пальчикова и Полина Гухман — о «Маше», 90-х и конце русского пацанства
Настя Пальчикова и Полина Гухман — о «Маше», 90-х и конце русского пацанства

Настя Пальчикова и Полина Гухман — о «Маше», 90-х и конце русского пацанства

«Минари»: «Отрочество» по-корейски о мальчике на родительской ферме и силе семейных связей
«Минари»: «Отрочество» по-корейски о мальчике на родительской ферме и силе семейных связей Алиса Таёжная — об одном из главных оскаровских фаворитов этого года
«Минари»: «Отрочество» по-корейски о мальчике на родительской ферме и силе семейных связей

«Минари»: «Отрочество» по-корейски о мальчике на родительской ферме и силе семейных связей
Алиса Таёжная — об одном из главных оскаровских фаворитов этого года

Какие домашние растения заводить новичкам и как за ними ухаживать? Советуют эксперты
Какие домашние растения заводить новичкам и как за ними ухаживать? Советуют эксперты
Какие домашние растения заводить новичкам и как за ними ухаживать? Советуют эксперты

Какие домашние растения заводить новичкам и как за ними ухаживать? Советуют эксперты

Спорт для всех: Что мы знаем о новой коллекции Oysho
Промо
Спорт для всех: Что мы знаем о новой коллекции Oysho Защита от солнца, свобода движений и целых 8 вариантов длины
Спорт для всех: Что мы знаем о новой коллекции Oysho
Промо

Спорт для всех: Что мы знаем о новой коллекции Oysho
Защита от солнца, свобода движений и целых 8 вариантов длины

Почему важно правильно выбрать соседей
Промо
Почему важно правильно выбрать соседей Как люди, с которыми мы живем, влияют на наше счастье
Почему важно правильно выбрать соседей
Промо

Почему важно правильно выбрать соседей
Как люди, с которыми мы живем, влияют на наше счастье

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского» Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города

Тима Якимов из «тима ищет свет» о песнях, которые он слушал в 5, 10, 15 и 20 лет
Тима Якимов из «тима ищет свет» о песнях, которые он слушал в 5, 10, 15 и 20 лет И своем новом альбоме «Зеркало»
Тима Якимов из «тима ищет свет» о песнях, которые он слушал в 5, 10, 15 и 20 лет

Тима Якимов из «тима ищет свет» о песнях, которые он слушал в 5, 10, 15 и 20 лет
И своем новом альбоме «Зеркало»

Близкая Сибирь: Что делать на тюменских курортах
Близкая Сибирь: Что делать на тюменских курортах Горячие источники, холод и очень много истории
Близкая Сибирь: Что делать на тюменских курортах

Близкая Сибирь: Что делать на тюменских курортах
Горячие источники, холод и очень много истории

«Новые честные»: Что такое автофикшн
«Новые честные»: Что такое автофикшн И как книги без сюжета захватывают российскую литературу
«Новые честные»: Что такое автофикшн

«Новые честные»: Что такое автофикшн
И как книги без сюжета захватывают российскую литературу

Сиеста, мичелада и тропики: Мексиканский бар Mañana на Пятницкой
Сиеста, мичелада и тропики: Мексиканский бар Mañana на Пятницкой
Сиеста, мичелада и тропики: Мексиканский бар Mañana на Пятницкой

Сиеста, мичелада и тропики: Мексиканский бар Mañana на Пятницкой

Подпишитесь на рассылку