2 июля, суббота
Москва
Войти

«Мы вместе 24/7»: Пары — о том, как жить и работать рядом Истории трех пар из Екатеринбурга, которым не страшна вынужденная самоизоляция

«Мы вместе 24/7»: Пары — о том, как жить и работать рядом

Вынужденная самоизоляция стала настоящей проверкой на прочность для многих пар. Проводить так много времени вместе, работая из дома, привыкли далеко не все, поэтому избежать ссор и обид часто не удается.

The Village Екатеринбург встретился с тремя парами, которые давно живут и работают вместе — сотрудниками издания Znak.com Митей и Катей Сидоровыми, фотографом Максимом Лоскутовым и архитектурной журналисткой Дашей Мельниковой, финансистами Михаилом и Анной (имена героев изменены по их просьбе). Мы поговорили с ними о том, как обустроить совместный быт, организовать домашний офис и научиться разделять рабочие и личные отношения.

Даша Мельникова

архитектурный журналист

Максим Лоскутов

фотограф

Даша Мельникова

архитектурный журналист

Максим Лоскутов

фотограф


О начале отношений

Даша: Мы познакомились и подружились в 2013 году. Через три года, когда работали в пресс-службе фестиваля «Стенограффия», начали встречаться и жить вместе. Я тогда еще работала из офиса, а Макс — на фрилансе, он почти всю жизнь так существует. В конце 2018 года я ушла из офиса. Через несколько месяцев мы начали работать из дома вместе.

Максим: Мы часто работаем над совместными проектами: я снимаю архитектуру, а Даша о ней пишет. Переход на совместную работу из дома дался нам просто.

Об устройстве дня

Максим: Наш обязательный ритуал — это утренний кофе. За ним мы смотрим и обсуждаем новости. После пробуждения сложно сразу с головой уйти в рабочие задачи, первые пару часов мы разгоняемся. Работаем в кабинете, а в обед стараемся из него уйти, чтобы полноценно поесть или сходить куда-то в кафе. После интенсивно работаем до вечера.

Человек из дома работает точно так же, как из офиса — в том смысле, что у него есть рабочий график, и зачастую он не может посреди дня куда-то уйти погулять. При этом у нас нет четкого расписания. Важно разделять рабочее и личное время, но необязательно повторять ту же схему, что и в офисе.


Важно разделять рабочее и личное время, но необязательно повторять ту же схему, что и в офисе


Даша: Для работы у нас выделена отдельная комната, которую мы называем кабинетом. Когда у Макса нет съемок, он работает там, а я могу лежать в другой комнате с ноутбуком. Есть много статей с советами, как лучше работать из дома, но все равно учишься на собственном опыте. Со временем вырабатывается самоорганизация, понимаешь, как лучше обустроить рабочее пространство. Хотя на первых порах мне было непросто.

Максим: После работы стараемся что-то придумывать. Летом катаемся на велосипедах, зимой гуляем, ходим в кино, в бар, на лекции или выставки. Мы обязательно планируем на вечер какое-нибудь занятие, не связанное с работой.

Я привык работать из дома, а Даше, особенно поначалу, было непривычно. Ее работа над одним из самых первых проектов совпала с первым днем протестов в сквере, а поскольку наши окна выходят на это место, то работать было невозможно. Даша периодически отвлекается на какие-то бытовые вещи, но рабочий ритм уже выстроился.

Быт и притирки

Даша: У нас никогда не было конфликтов из-за бытовых вещей. При этом мы не договаривались, что, например, сегодня пылесосит Макс, а завтра я. Если у кого-то есть время, чтобы заняться домашней работой, он это делает. Бывают проекты, которые занимают огромное количество времени. Если я вижу, что Максу некогда, то могу прибраться или приготовить ужин — и наоборот. Получается, каждый занимается домашними делами примерно равное количество времени.

Чтобы жить в одном пространстве вместе, нужны более сложные навыки — умение откровенно разговаривать. Какие-то нестыковки и проблемы бывают у всех. Притирки — это нормальная история, и не надо их бояться. Не нужно замыкаться в себе и молчать, если что-то не устраивает. У нас этот период длился полгода. Мы громко и феерично ругались, но без насилия — разве что, порвали пододеяльник. А из-за чего ругались — даже и не вспомним.

Максим: На первом этапе отношений у нас были разные привычки, поведение, манера общения, кого-то что-то бесило, и мы к друг другу привыкали. У нас было правило: когда чувствовали, что закипаем, на какое-то время старались замолчать и только потом вернуться к разговору. После паузы многие из проблем казались смешными. Больше всего в этих скандалах нас бесили сами скандалы. Мы оба понимали, что это пройдет, надо просто пережить. Последние несколько лет мы довольно редко ругаемся.

Об отношениях

Даша: У нас очень много сближающих интересов — профессиональные моменты, взгляды на политику и религию, любовь к вкусной еде и дурацким шуткам. Еще очень сближает дружба против кого-нибудь. Мы не просто парень с девушкой, которые живут вместе, мы — братаны. Часто советуемся по работе. Можем критиковать работу друг друга, если это обоснованно, никто не обидится.

Максим: Когда я спрашиваю Дашу о какой-нибудь съемке, то готов, что она скажет, что это все говно. Она может дать мне прочитать свои тексты, а я могу их раскритиковать. Такой подход появился задолго до того, как мы стали жить вместе. Нам нравится работать на совместных проектах, потому что они получаются цельными и детализированными. В работе бывают конфликты, но все они решаются с «холодной головой». За время отношений мы сильно изменились: стали более организованными, спокойными.


Мы не просто парень с девушкой, которые живут вместе, мы — братаны


Дашу воспитали три женщины — мама, бабушка и прабабушка, поэтому она в детстве насмотрелась на то, что женщина — это мощь, которая должна справляться со всем самостоятельно. Из-за этого «я сама» мы частенько ругались. Она научилась делегировать задачи, с которыми я справлюсь лучше и быстрее. Например, стала доверять мне тяжеленные сумки, которые раньше носила одна с гордо поднятой головой.

Даша: После того, как мы начали жить вместе, ни разу не спали порознь. Мы проводим очень много времени вместе. Бывают дни, когда мы вообще не выходим на улицу. Но это не угнетает — всегда находятся какие-то занятия, которые нас увлекают. В конце концов, у нас есть кот, которому всегда можно придумать костюм утки. Когда вы живете вместе, то в выборе совместного досуга можно пойти по простому пути — смотреть сериалы или читать книжки и ограничиться этим. Но нельзя долго находиться в таком состоянии: жизнь превращается в День сурка.

Мы — какая-то странная глянцевая семейка: нам не требуется отдых друг от друга, мы почти не ссоримся. Макс не разбрасывает носки, пылесосит, выбрасывает мусор, хотя про парней обычно говорят другое. А вечером перед сериалом он может массировать мне ноги. Кстати, мы недавно поняли, что если начнется какой-то конфликт и массаж плеч или ног не поможет, то проблема действительно серьезная. Для нас это мерило опасности.

Максим: Из-за нашего жизненного ритма сексуальные отношения никак не изменились. Не стоит бояться, что вы будете меньше трахаться, если начнете работать и больше времени проводить вместе. Скорее, наоборот.

Советы парам в самоизоляции

Максим: Нужно уметь планировать свое время, самоорганизовываться, использовать календарь и различные приложения. Иногда мне удобнее работать ночью, потому что все спят, ничего не происходит, никто не отвлекает. В абсолютной тишине мне проще фокусироваться на нужной задаче. Как-то мы дошли до того, что оба работали по ночам, встречали рассвет — и шли спать. Но быстро отказались от такого ритма, это не идет на пользу.

Даша: Нужно уметь договариваться и озвучивать проблемы, уважать друг друга и уметь вовремя заткнуться. Если я уважаю мнение человека, огромное количество конфликтов сразу снимается. Также не стоит отвлекать друг друга от работы. Человек, который привык жить с вами только в нерабочей обстановке, может начать отвлекать на бытовые дела. В таких случаях очень важно уметь договориться.


Нужно делать партнеру приятные вещи, заботиться о человеке, с которым живешь, а не просто делить жилплощадь


Максим: Стрессовые ситуации нужно преодолевать общением. Если совсем сложно начать говорить, можно вместе напиться. Надо понимать, что каждая ссора — это какая-то невысказанная проблема. Если она озвучена, то становится задачей, которую надо решать. Не нужно слепо отстаивать свою позицию и верить в ее непогрешимость. Нужно уметь разговаривать и иногда уступать. Это не страшно. Если ты весь такой самодостаточный — то и живи один.

Возможно, будет полезно обсуждать какие-то рабочие моменты, искать дополнительные темы для разговоров и интересов, не бояться спрашивать своего партнера о том, как бы он поступил на вашем месте. Если один — бухгалтер, а второй — строитель, это будет сложно. Но если профессия позволяет, то почему бы и нет. Надо делать партнеру приятные вещи, заботиться о человеке, с которым живешь, а не просто делить жилплощадь. Я варю нам кофе по утрам, готовлю ужин вечером, и это часто спасает от напряжения.

Будущее

Даша: В начале июня мы собираемся пожениться. У нас были грандиозные планы по поводу тусовки и путешествий. Но сейчас границы закрыты, публичные мероприятия запрещены, и непонятно, что будет дальше. Но самое главное — пока непонятно, что будет с экономической ситуацией в стране. Остается только следить за новостями и подстраиваться под все изменения.

В любом случае, из-за этих проблем мы еще больше сплотимся: нас двое, поэтому мы обязательно выплывем. Если у меня станет меньше заказов, то где-нибудь вывезет Макс, и наоборот. Если кто-то из нас начнет чего-то необоснованно бояться, то второй его обязательно одернет и скажет: «Посмотри, все не так уж и плохо! Вывезем!»

«Я живу в квартире архитектора, который построил дом и район»

Катя Сидорова

референт издателя Znak.com

Митя Сидоров

технический директор Znak.com

Катя Сидорова

референт издателя Znak.com

Митя Сидоров

технический директор Znak.com


О начале отношений

Митя: Мы познакомились на работе восемь лет назад — тогда еще в редакции Ura.ru. Я уже 15 лет работал в команде, а Катя к нам только присоединилась. К тому моменту мы пережили свои прошлые отношения и хотели новых, постоянных.

Катя: То, что мы начали встречаться, — наверное, моя заслуга. Я за ним реально бегала и добивалась. Конфетно-букетный период был именно у Мити, поэтому я очень жду, что когда-нибудь он начнется и у меня. Я хотела семью и примерила фамилию Сидорова уже через полгода отношений.

Мы начали встречаться, но никому об этом не говорили. Я боялась рассказывать об этом в офисе, потому что не знала, насколько все серьезно. Думала, что после рассекречивания сразу развалимся — и будет стремно перед коллегами. Тогда я снимала квартиру полтора года, но при этом жила у Мити. Через полгода отношений мы начали постоянно жить вместе, а через год я перестала платить за свою квартиру. Помню, как тайно завозила к Мите по два-три пакета вещей, чтобы он не увидел, как много у меня одежды.

А потом у нас был корпоратив в коттедже на озерах, все начали расселяться — а мы подумали: «Ну как мы не будем спать вместе?» На утро все стали спрашивать: «У вас что, служебный роман?» Тогда мы во всем и признались, а спустя три года поженились.

О совместной жизни

Катя: Мы редко пересекаемся по работе. В редакции общаемся больше как муж с женой. Наши рабочие ритмы не зависят друг от друга. Каждый просыпается, во сколько ему удобно. Мы редко ездим на работу вместе, правда, сейчас стали чаще из-за коронавируса: я побаиваюсь садиться в такси.

Митя: Если мы собираемся, то кому-то обязательно приходится смотреть в стену, ведь туалет занят. Поэтому модель с разными рабочими ритмами более подходящая. Рабочий день у нас устроен по-разному. Я раньше больше работал вечером, поскольку заточен на это время. Сейчас график сместился, и стало все, как у людей. Со временем понял, что свободное время придумали не дураки, и от работы надо отдыхать, чтобы не терять качество.

Катя: Мы всегда работаем из офиса, хотя Митина специфика работы позволяет быть на связи из любой точки. Я же привязана к месту, потому что должна быть рядом с руководителем. Мы почти не обедаем вместе: я ухожу в ресторан, а Митя ест на рабочем месте.

Митя: Сейчас идет гастрономический пост, и я его соблюдаю. Если приходишь в ресторан, то, как правило, постного меню либо нет, либо оно ужасное. Поэтому Катя дома собирает мне еду, и я ем с коллегами на работе.


Меня бесит, когда Мити нет на работе и все спрашивают, где он


Катя: Меня бесит, когда Мити нет на работе и все спрашивают, где он. Я так боялась, что это будет постоянно — так и получилось! Иногда я вру, что не знаю, где он: пусть сами ему пишут.

Митя: После работы мы возвращаемся домой, едем по общим делам или уходим вместе погулять. Я обязательно два дня в неделю я провожу на студии — увлекаюсь музыкой. Выходные стараемся проводить вместе. На предыдущих нам было нечем заняться, и мы поехали в торговый центр, чтобы купить мне телефон. В одном сказали, что могут продать только телефон с витрины, я подумал: «Неохота. Коронавирус же!» В результате побывали во всех четырех главных торговых центрах.

Катя: Мы стараемся проводить вместе все выходные, играть в настольные игры или встречаться с друзьями. Наша общая почва — путешествия, игры, кино, еда и виски. Хотя сейчас мы оба не пьем: хорошо провели новогодние каникулы.

Митя: Мы ходим в бары и рестораны, ходим в гости к друзьям, у нас общая большая компания. За эти годы мы передружили своих друзей.

Катя: Что касается домашнего быта, то он полностью лежит на мне. Митя считает, что женщина должна заниматься бытовыми вещами.

Митя: Долгое время у нас были разногласия, которые касались бытовых вопросов: почему не помыта посуда или почему у нас грязный пол. Мы решили, что проще будет нанять уборщицу, поэтому теперь раз в неделю она к нам приходит.

Катя: Тем не менее, ежедневной готовкой занимаюсь я, Митя мне никогда не помогает. Даже когда мы готовились к интервью, я все убирала и заставила его вымыть тарелку после каши.

О плюсах и минусах жизни вместе

Катя: Однажды я говорила с папой о том, как тяжело работать вместе. Он сказал: «Тебе в любом случае уже нравится, потому что ты все время контролируешь Митю». Я пыталась возражать, но потом поняла, что он прав. Я привыкла к тому, что все знаю о Мите, ведь мы вместе 80 % времени. У нас снялось много вопросов, которые есть у пар. Мне не нужно знать, где он. Я каждый день вижу, чем он занят и в каком настроении. Это и хорошо, и плохо. Когда мы приходим домой вечером, то нам иногда бывает не о чем поговорить.

Ты вроде бы постоянно видишь человека на работе, но мало с ним разговариваешь о чувствах дома. Мы не задаем друг другу вопросы «Как ты? Как прошел день?», будто знаем ответ. Остается много недосказанного. Если на работе случается кризис, то его хочется обсудить, а мы этого не делаем. Из-за этого последние три года мы путешествуем по отдельности.


Мы долго ругались из-за немытой посуды или грязного пола. Решили, что проще будет нанять уборщицу


Жизнь в маленьком пространстве — у нас квартира-студия — и работа вместе иногда очень удручают. В ванную мы ходим по два часа каждый, потому что хочется побыть одним. Мне кажется, такое желание свойственно любому человеку. Год назад мы купили трехкомнатную квартиру, и с ней у меня связаны большие надежды. Я думаю, что благодаря ей мы станем дружнее.

Митя: Несмотря на то, что мы проводим друг с другом много времени, какие-то общие увлечения, не связанные с бытовухой и работой, конечно, должны быть. Раньше мы путешествовали вместе, у нас есть разгрузочная поездка — например, я уезжаю кататься на фрирайд. В условиях коронавируса сложно понять, что будет дальше. У нас уже сорвались несколько поездок.

О конфликтах

Катя: Ссоры возникают на бытовом уровне, они абсолютно личные. У нас паттерное поведение: я могу много времени не разговаривать с Митей, потом Митя не разговаривает со мной, потому что я с ним не разговаривала все это время. Сейчас мы стали меньше ругаться. Может быть, преодолели кризисный период. Я сильно люблю Митю, и, мне кажется, во многом благодаря этому мы все еще вместе.

Митя: Конфликты решаются как у многих: сначала — временем, потом — общением.

Катя: В отличие от Мити, я умею не переносить домашнее на рабочее — и наоборот. Если мы поссорились дома, то он может не разговаривать со мной на работе. Когда мы ссоримся на работе — например, я повышаю на Митю голос, то он также со мной не разговаривает, но уже дома.

Мы ругаемся из-за разных предметов интерьера: например, все семь лет совместной жизни сремся из-за ковра. Я ненавижу ковры, а Митя жить без них не может.

Митя: У меня раньше был бар, и ковер там висел. Он мне очень дорог, у него есть история: раньше ковер принадлежал бабушке моей соседки. Когда бар закрыли, я его сразу забрал. Рядом с этим ковром лежит ковер из «Икеи», вот он — под вопросом.

Катя: Мы ругались на всю редакцию, когда обсуждали дизайн-проект новой квартиры. Дело в том, что Митя начал делать кухню, в которой никогда не готовил. Я спрашивала: «Ты вообще хоть что-то готовил?» А он отвечал: «Не важно. Я знаю, как надо». Теперь жалеем, что потратили столько времени на эти споры.


Конфликты решаются как у многих: сначала — временем, потом — общением


Митя: Мы — два антипода: Катя более эмоциональная и требовательная, а я спокойный и немногословный. Думаю, что мы дополняем друг друга. Это одно из важных качестве в паре. Если вы будете делать одно и то же, то когда-нибудь столкнетесь и произойдет серьезный конфликт. Катя занимается уборкой, а я не лезу: все хорошо.

Катя: Как и многим женщинам, иногда мне не хватает внимания и эмоций: я требую, злюсь, обижаюсь. Иногда я иррациональна и нелогична, время от времени мне нужны жаркие итальянские эмоции, потому что не хватает обратной связи. Я часто это говорю Мите, но его все устраивает. Меня, в целом, тоже, но иногда я вспыхиваю.

Митя: Но с возрастом мы все равно стали меньше ругаться, это 100 %.

Катя: С каждым годом мы становимся взрослее. Раньше Митя думал, что дети — это фу, а сейчас мы спокойно об этом говорим и серьезно задумываемся о ребенке. Мы можем говорить о политике, о нашем городе. Мы общаемся о серьезных вещах, о которых никогда не хочется говорить — о здоровье близких, страхах. Когда мы начали встречаться, то спокойнее относились к проблемам каждого. Сейчас больше сопереживаем друг другу, помогаем решать трудности. Я могу объяснить это и возросшим доверием, которое мы сами взрастили, и эмоциональной взрослостью.

Митя: Когда становишься старше, то очевидно, что приоритеты меняются. Все зависит от того, что происходит в жизни. С того момента, как мы начали встречаться, мы сильно изменились. Например, в свое время мне очень нравилась ночная жизнь, я был ее заметной частью, но сейчас мне это совсем неинтересно.

Советы парам в самоизоляции

Митя: По большому счету, никаких лайфхаков нет. Если вы не ладите и конфликтуете из-за того, что проводите время вместе, лучше не стоит этого делать и разойтись. У нас такого не возникает — видимо, мы все-таки подходим друг другу.

Пожалуй, мой лайфхак заключается в том, чтобы не спорить. Например, если Катя говорит, что благодаря ей начались наши отношения, то я не спорю.

Катя: Мы оба любим быть дома одни. Я так офигенно сплю на кровати по диагонали, когда одна дома! Да, мы скучаем, но мы любим побыть наедине с собой. Я, например, могу посмотреть свои дебильные сериалы, и Митя не будет называть их говном. Мы ловим кайф от одиночества, и это нормально. Разгрузка друг от друга необходима.

Кроме того, нужно говорить друг с другом и не забывать признаваться в любви. Также очень важно поддерживать отношения — вместе выходить из дома, вываливаться из бытовухи. Необязательно куда-то улетать, нужно придумать свой досуг здесь и сейчас, иногда через силу. Отношения — это труд.

Михаил и Анна

предприниматели, бывшие топ-менеджеры сферы финансов


рассказывает Анна

Мы познакомились, когда я пришла на собеседование на работу в 2003 году. Мне было интересно работать с Михаилом, потому что он находился в этой сфере 13 лет, а я только в ней оказалась. Сейчас мы оба предприниматели.

О жизни вместе

На мой взгляд, люди не могут сработаться ни с кем, потому что каждый человек тянет одеяло на себя. Я не уверена в том, что мы сработались даже спустя 16 лет, но раз не разбежались, значит, все нормально.

На первом этапе отношений Михаил был начальником, а я — подчиненной. Мне говорили, что делать, а я это выполняла. При этом мне всегда доставалось больше, чем остальным. Несмотря на это, Михаил доверял мне больше, поэтому когда были кадровые перестановки и нужно было назначать второе лицо компании, он выбрал меня.

На мой взгляд, мужской мозг работает на стратегические задачи, а женский виляет в разные стороны. Это накладывает отпечаток на формирование личности. Я все время тянусь к Михаилу, чему-то учусь. Вообще, в парах всегда кто-то к кому-то тянется.

Мы стали жить вместе почти сразу после знакомства. Даже теперь постоянно узнаем друг о друге что-то новое. Ни разу не разочаровывались и не пожалели, что начали отношения. Со временем у нас появился ребенок, и наши отношения стали крепче.

О домашнем офисе

Когда работаешь дистанционно, важно наладить все процессы. Конечно, ребенка невозможно куда-то выслать. С ним нужно разговаривать, играть, кормить. Но это не трудно, если вы понимаете друг друга и можете выручить в трудный момент. Главное — это взаимопонимание. В любом случае, первое время от ребенка будут волосы стоять дыбом. Это просто нужно преодолеть.

У нас есть необходимость отдыхать друг от друга. В такие моменты мы расходимся по разным комнатам и каждый занимаемся своими делами В этот момент ребенок либо спит, либо смотрит мультики. Такое бывает редко, но случается.


Если появляется необходимость отдохнуть друг от друга, мы расходимся по разным комнатам


Смешивать работу и быт — это плохая идея. В быту нужно разделять обязанности, иначе начнутся ненужные вопросы друг другу. Если один из взрослых не работает, то быт, конечно, ложится на его плечи. Эффективность тоже никто не отменял. Но мы предпочитаем делить и чередовать обязанности. Один день тратим на совместную уборку. Еду готовим сразу на неделю, большими партиями. Вместе составляем меню.

Наши жизненные ритмы устроены по-разному, но для нас это не проблема. Главное, чтобы при этом было хорошее настроение. Бывает, когда все происходит четко по будильнику. Позавтракал, сбегал на спорт, и в 9 утра уже работаешь. Бывает и по-другому. Плохо себя чувствуешь, поздно позавтракал, поздно сходил на тренировку — и все, уже время обеда.

Советы парам в самоизоляции

Чтобы не сойти с ума, начав вдруг работать в одном помещении, я бы посоветовала изолироваться. Второй совет — равномерное распределение обязанностей. При условии, что оба родителя одинаково эффективны, это залог успеха. Я никогда не разделяла работу и личную жизнь. Для меня всегда совместная работа была плюсом.


В быту нужно разделять обязанности, иначе начнутся вопросы друг другу


Работа на дому — лишняя возможность перестроиться, посмотреть на вещи под другим углом. Не нужно очень рано вставать и куда-то ехать, мерзнуть или идти по жаре. В обед ты предоставлен сам себе, можешь решить бытовые вопросы, погулять с ребенком, приготовить еду на пару дней вперед, оптимизировать все процессы.

Плюсы домашнего офиса — доступность тактильных, сексуальных, дружеских, партнерских отношений, полное погружение в дела партнера и детей, осознание своих личных потребностей и поиски способов их достижения. Кроме того, можно оптимизировать и сокращать расходы.

Когда человек заканчивает работу в офисе, то ему нужно добраться до дома, а в работе дома такой головной боли нет. Становится в разы больше свободного времени. Главное, начинать день с правильным настроем.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:

Facebook

VK

Instagram

telegram

Twitter

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Я живу в квартире архитектора, который построил дом и район»
«Я живу в квартире архитектора, который построил дом и район» The Village рассказывает о жизни в модернистском комплексе на Антона Валека в Екатеринбурге
«Я живу в квартире архитектора, который построил дом и район»

«Я живу в квартире архитектора, который построил дом и район»
The Village рассказывает о жизни в модернистском комплексе на Антона Валека в Екатеринбурге

«Мне с ней не страшно»: Пары из Екатеринбурга — об увлечениях, что сделали их ближе
СПЕЦПРОЕКТ
«Мне с ней не страшно»: Пары из Екатеринбурга — об увлечениях, что сделали их ближе Как совместные занятия спортом позволяют открыть в партнере много нового
«Мне с ней не страшно»: Пары из Екатеринбурга — об увлечениях, что сделали их ближе
СПЕЦПРОЕКТ

«Мне с ней не страшно»: Пары из Екатеринбурга — об увлечениях, что сделали их ближе
Как совместные занятия спортом позволяют открыть в партнере много нового

«Завтра тоже дома»: Чем заняться во время самоизоляции
«Завтра тоже дома»: Чем заняться во время самоизоляции Онлайн-бары, виртуальные экскурсии и бесплатные стриминги
«Завтра тоже дома»: Чем заняться во время самоизоляции

«Завтра тоже дома»: Чем заняться во время самоизоляции
Онлайн-бары, виртуальные экскурсии и бесплатные стриминги

Вместе по одному: Обращение редакции The Village
Вместе по одному: Обращение редакции The Village Несколько слов о ситуации с пандемией в Москве
Вместе по одному: Обращение редакции The Village

Вместе по одному: Обращение редакции The Village
Несколько слов о ситуации с пандемией в Москве

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Идея была моя, но сделал это не я»

Первая полоса

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды Мы с ними поговорили
За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды

За акцию «Сегодня не мой день» на День России двух художников из Москвы задержали дважды
Мы с ними поговорили

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

Подпишитесь на рассылку