20 января, четверг
Москва
Войти
Люди в городе13 января 2022

Екатеринбуржцы из Казахстана — о том, как не сразу поверили, что на родине идут протесты

Екатеринбуржцы из Казахстана — о том, как не сразу поверили, что на родине идут протесты

Во время новогодних праздников в Казахстане прошли протесты. Все началось 2 января — тогда жители города Жанаозена вышли на улицы из-за того, что 1 января в два раза повысилась цена на сжиженный газ, которым заправляют большую часть автомобилей региона. На акциях также стали звучать призывы к политическим реформам. Например, лозунги «Шал, кет!» («Старик, уходи!»), обращенные к бывшему президенту страны Нурсултану Назарбаеву, который оставался главой Совета безопасности страны и сохранял за собой значительный объем полномочий.

В течение нескольких дней протестные акции распространились по стране, местами перерастая в беспорядки и столкновения с силовиками. Например, в Алматы на несколько часов был захвачен аэропорт, разгромлены здания администрации и резиденции президента. Несколько дней в стране не работали мессенджеры, интернет включали только в определенные часы.

Полную хронологию протестов можете прочитать у наших коллег из Казахстана. В итоге не только снизились цены на газ, но и сменилось правительство, а также ушел в отставку бывший президент страны Нурсултан Назарбаев с последнего официального поста, который он сохранял за собой.

The Village Екатеринбург пообщался с екатеринбуржцами, которые переехали на Урал из Казахстана. Кто-то из них не понимает, почему произошли протесты, кто-то винит в них агрессивных провокаторов из аулов, а кто-то просто надеется, что это не приведет к внутреннему расколу республики.

Во время новогодних праздников в Казахстане прошли протесты. Все началось 2 января — тогда жители города Жанаозена вышли на улицы из-за того, что 1 января в два раза повысилась цена на сжиженный газ, которым заправляют большую часть автомобилей региона. На акциях также стали звучать призывы к политическим реформам. Например, лозунги «Шал, кет!» («Старик, уходи!»), обращенные к бывшему президенту страны Нурсултану Назарбаеву, который оставался главой Совета безопасности страны и сохранял за собой значительный объем полномочий.

В течение нескольких дней протестные акции распространились по стране, местами перерастая в беспорядки и столкновения с силовиками. Например, в Алматы на несколько часов был захвачен аэропорт, разгромлены здания администрации и резиденции президента. Несколько дней в стране не работали мессенджеры, интернет включали только в определенные часы.

Полную хронологию протестов можете прочитать у наших коллег из Казахстана. В итоге не только снизились цены на газ, но и сменилось правительство, а также ушел в отставку бывший президент страны Нурсултан Назарбаев с последнего официального поста, который он сохранял за собой.

The Village Екатеринбург пообщался с екатеринбуржцами, которые переехали на Урал из Казахстана. Кто-то из них не понимает, почему произошли протесты, кто-то винит в них агрессивных провокаторов из аулов, а кто-то просто надеется, что это не приведет к внутреннему расколу республики.

Илья Могилевцев

сооснователь коммуникационного агентства «Осмысле»


О том, почему не был дома два года

Я родился и вырос на севере Казахстана в городе Рудном. Он находится буквально в 550 километрах от Екатеринбурга, на машине можно доехать за 10 часов. В школе я собирался стать программистом и в 2017 году поступил на направление «Фундаментальная информатика и информационные технологии» в УрФУ. Решил учиться в России, потому что собирался стать стартапером и хотел попасть в комьюнити, а в Казахстане это совсем не развито. Тем не менее, спустя год учебы я понял, что программирование — не для меня. Мне не нравится долго сидеть за компьютером и заниматься монотонной работой. Поэтому я перевелся на другой факультет и начал изучать мировую экономику.

Раньше я ездил домой к родственникам раз в полгода — во все периоды, когда у меня не было пар в университете. Но на данный момент я не был дома два года из-за пандемии. Я могу приехать в страну в любой момент, но может появиться проблема с тем, как оттуда возвращаться: границу могут закрыть, и не факт, что получится вернуться обратно, а учитывая наличие бизнеса, такое развитие событий будет очень критичным, ведь я не смогу заниматься операционной деятельностью: ходить на встречи с клиентами, контролировать съемки, назначать встречи сотрудникам.

Как не мог дозвониться до родителей

4 января мы с друзьями ездили кататься на сноубордах в Пермь и я оставался практически без связи. Утром следующего дня мы были дома, и помню, что видел новости о протестах в Казахстане, но не обратил на них внимания, потому что решил, что ничего серьезного или страшного не происходит. Позже днем мне позвонил папа и даже не упомянул, что в Казахстане идут протесты. Тогда я не мог долго говорить, а когда перезвонил через пару часов, то не смог дозвониться до него и вообще хоть до кого-нибудь из родственников. Именно в тот день в республике впервые отключили связь, а еще прошли самые жесткие протесты с грабежами и поджогом машин (К вечеру 5 января протесты распространились на территорию всей страны, бывшая столица Алматы оказалась фактически под властью протестующих. — Прим. ред.). В тот день я так и не смог ни до кого дозвониться, поэтому просто начал мониторить информацию о происходящем в СМИ. Еще 5 января у моего брата был день рождения, но поздравить в итоге не получилось.

Возможно, акции обрели такой масштаб, потому что у народа довольно быстро получилось добиться снижения цен на газ и отставки правительства

6 января у меня получилось связаться с родственниками. Они рассказали, что на севере мало протестных акций: в соседнем городе — региональном центре Костанае — протесты прошли тихо, а в самом Рудном буквально несколько человек вышли на улицы. Во время разговора мама крикнула моей сестре в другой комнате: «Позвони папе и расскажи, что интернет заработал. Надо снимать все деньги с карт». Родители рассказали, что банкоматы не работают и в магазинах почти не принимают безналичную оплату. Еще, по их словам, на нашем градообразующем предприятии даже зарплату выдали наличными, потому что все работало с перебоями. А в маленьких магазинах продукты стали давать постоянным покупателям в долг.

Во время протестов я немного переживал за своих родственников, так как из новостей понял, что на севере Казахстана спокойно. Только я не мог понять, как и почему протесты происходят — не видел и не чувствовал каких-то предпосылок к таким акциям. Конечно, в целом экономическая ситуация на родине хуже, чем в России, но никто из друзей или родственников не рассказывал, что все критически плохо или что у людей есть протестные настроения. Возможно, акции обрели такой масштаб, потому что у народа довольно быстро получилось добиться снижения цен на газ и отставки правительства, видимо поэтому они решили потребовать чего-то большего.

Тимур Саулебаев

сомелье Sekta Organiс Wine Bar


Чем похожи Екатеринбург и Павлодар

Я живу в Екатеринбурге уже 10 лет — в 2012 году меня пригласили открывать в первый в городе винный бар, затем позвали еще в несколько интересных проектов, поэтому я остался здесь и не стал возвращаться на родину. А родился и вырос я на севере Казахстана — в Павлодаре, он находится в 400 километрах от Омска. Это маленький город, но по менталитету он очень похож на Екатеринбург: там так же развита промышленность, много мест для заключения, а еще сложилась суровая и рабочая ментальность, которая идет из мужского воспитания — например, ценится ответственность за свои слова и поступки.

В последний раз я ездил в Казахстан в 2020 году на похороны моей мамы. После этого из-за пандемии у меня не получалось съездить на родину к друзьям, брату и сестре. Тем не менее, о протестах я узнал сразу же — не столько из новостей, сколько из чатов с друзьями и родственниками в мессенджерах.

Почему друзья не участвовали в протестах

Население на севере Казахстана практически никогда не участвует в конфликтах, но я все равно волновался. Особенно когда в республике стали ограничивать сотовую связь и интернет, и я не мог связаться с братом и сестрой. Даже собирался поехать в Казахстан самостоятельно, чтобы проверить, все ли в порядке. Дело в том, что мой брат работает в МЧС на руководящей должности по пожарной безопасности. Во время митингов оружие достают не сразу — сначала используют водометы и пожарные машины. Поэтому я волновался за то, что брата тоже отправят работать на протестах, а из-за отсутствия связи не мог связаться с ним и понять, все ли хорошо. Позже оказалось, что его действительно отправили работать на протесты, но они прошли мирно, поэтому не пришлось задействовать технику.

Собирался поехать в Казахстан самостоятельно, чтобы проверить, все ли в порядке

Мои друзья из Алматы и Павлодара не участвовали в волнениях. Во-первых, у всех есть семьи и не хотелось рисковать, во-вторых, по большей части мои друзья — предприниматели, у которых все хорошо с доходом и для них неактуально протестовать из-за высоких цен и отсутствия денег.

Все начиналось как мирные акции протеста, где акимы (губернаторы областей в Казахстане. — Прим. ред.) выходили к населению, выслушивали их недовольство, вступали в диалог и принимали меры, чтобы стабилизировать ситуацию. По сути, правительство сразу пошло на уступки, но в митингах вместе с мирными горожанами участвовали и агрессивно настроенные. Последние спровоцировали то, что протесты распространились по всему Казахстану, а на юге приняли радикальный характер. Даже мои друзья из Алматы рассказывали, что сначала акция проходила мирно и получилось установить диалог с властью, но мамбеты (уничижительное прозвище казахов — выходцев из сельской местности, аулов. — Прим. ред.) начали действовать агрессивно и стали зачинщиками беспорядков.

Мария Коковина

специалист по строительству


Почему не видела новости о протестах

Я родилась в центральной части Казахстана — небольшом городе Балхаше, который сейчас относится к Карагандинской области Казахстана. В 2000 году отец отправил меня заканчивать 10 и 11 класс к родственникам на Урал, чтобы я получила российский аттестат и могла с большей вероятностью поступить в российский университет. В итоге в 2007 году я закончила УПИ и осталась жить в Екатеринбурге, а пять лет назад и мои родители переехали в наш город. Тем не менее, до сих пор они не меняют гражданство и остаются гражданами Казахстана. Другие родственники продолжают жить в разных городах Казахстана, поэтому до пандемии мы приезжали на родину раз в год, чтобы отдохнуть и со всеми встретиться. Однако из-за коронавируса не были в Казахстане уже три года.

О протестах на родине я узнала не из новостей, а после звонков от родственников с вопросами, получилось ли дозвониться до кого-то в Казахстане

В этом году во время новогодних праздников мы с мамой и ребенком уехали отдыхать в Сочи, где жили в месте практически без связи. Поэтому о протестах на родине я узнала не из новостей, а после звонков от родственников с вопросами, получилось ли у меня дозвониться до кого-то в Казахстане. Протесты оказались абсолютно неожиданными, как гром среди ясного неба. Сначала я даже не поверила в серьезность ситуации — в новогодние праздники ты отдыхаешь, и кажется, что все находятся в благостности. Однако затем я начала мониторить новости и убедилась, что мои родственники передали все как есть.

В моем родном городе тоже прошли протесты, но это были мирные акции. Тем не менее, в них участвовала примерно половина населения Балхаша. По рассказам брата, который сейчас продолжает там жить, демонстранты просто прошли по заранее оговоренному маршруту: никто не хотел развязывать драки или устраивать мародерство на пустом месте, все просто хотели показать свою политическую позицию — несогласие с ценами на газ и действующим правительством.

Про казахский Донбасс

Центральную и северную часть Казахстана всегда считали обрусевшей, поэтому здесь протесты прошли более спокойно, чем на юге. В южной части республики сложилась ярко выраженная клановость, и многие жузы (исторически сложившиеся объединения казахских родов. — Прим. ред.) активно начали участвовать в протестных акциях из-за своего горячего темперамента. И хотя серьезные протесты на юге были ожидаемыми в силу национальных особенностей Казахстана, мы с родственниками все равно переживали из-за того, что происходит на родине.

Еще во время конфликта с Донбассом в Украине говорили о том, что скорее всего произойдет «казахский Донбасс». Думаю, что еще какое-то время протесты на родине будут продолжаться. Но хочется верить, что на этой почве не произойдет раскола внутри страны и мы не столкнемся с повторением сценария в Украине.

Читайте там, где удобно


Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Владельцы яхт и катеров
Владельцы яхт и катеров В разгар летней жары владельцы личных яхт, катеров и лодок — самые счастливые люди в городе. The Village узнал, насколько сложно содержать собственное плавсредство и как ими пользуются горожане
Владельцы яхт и катеров

Владельцы яхт и катеров
В разгар летней жары владельцы личных яхт, катеров и лодок — самые счастливые люди в городе. The Village узнал, насколько сложно содержать собственное плавсредство и как ими пользуются горожане

Великий хост: Кто принимает каучсёрферов в Москве
Великий хост: Кто принимает каучсёрферов в Москве Каучсёрферы из разных стран, бесплатно предоставляющие жильё друг другу, рассказали The Village, как принимают гостей, у кого останавливались сами и почему готовы оставлять ключи от дома незнакомцам
Великий хост: Кто принимает каучсёрферов в Москве

Великий хост: Кто принимает каучсёрферов в Москве
Каучсёрферы из разных стран, бесплатно предоставляющие жильё друг другу, рассказали The Village, как принимают гостей, у кого останавливались сами и почему готовы оставлять ключи от дома незнакомцам

Японка, датчанин, кореец и аргентинец — о Екатеринбурге
Японка, датчанин, кореец и аргентинец — о Екатеринбурге Иностранные туристы рассказывают The Village о путешествии на Урал
Японка, датчанин, кореец и аргентинец — о Екатеринбурге

Японка, датчанин, кореец и аргентинец — о Екатеринбурге
Иностранные туристы рассказывают The Village о путешествии на Урал

«Мы — исключение из исключений». Как живут открытые ЛГБТ-пары Екатеринбурга
«Мы — исключение из исключений». Как живут открытые ЛГБТ-пары Екатеринбурга The Village пообщался с уральцами, которые не боятся публично говорить о своей ориентации
«Мы — исключение из исключений». Как живут открытые ЛГБТ-пары Екатеринбурга

«Мы — исключение из исключений». Как живут открытые ЛГБТ-пары Екатеринбурга
The Village пообщался с уральцами, которые не боятся публично говорить о своей ориентации

Тэги

Сюжет

Люди

Событие

Места

Новое и лучшее

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Первая полоса

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии
Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Думаю, как все закончить: «Все прошло хорошо» — мастерский фильм Франсуа Озона об эвтаназии

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Туалетный шик: В каких московских ресторанах самые интересные уборные

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро» С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»
Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»

Велопрогулка по промозглой Москве в клипе «Макулатуры» на новую песню «Нутро»
С первого «сборника хитов» группы — «Избранное»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика» Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее
Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»

Дискриминация и секс-позитивность: Подкаст The Village «Неновая этика»
Рассказываем, как чекать свои привилегии и стать этичнее

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина
Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Джапанди, рамен и тайяки: Японское бистро J’Pan на улице Забелина

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России Главное из интервью Алексея Навального журналу Time
Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России

Жизнь в тюрьме, судьба оппозиции и будущее России
Главное из интервью Алексея Навального журналу Time

«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»
«Я сделал вазэктомию»

«Я сделал вазэктомию»

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча
Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Куда идти прямо сейчас: Гастрокритики и фуди советуют места для идеального бранча

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)
Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки

Скидки, за которые надо платить: Почему программы лояльности превратились в подписки
И какие новые варианты появились недавно (есть даже на поездки в метро)

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас
«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Событие» Анни Эрно: Почему история нелегального аборта во Франции 60-х актуальна и сейчас

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

«Пять гребаных лет за говно»
«Пять гребаных лет за говно» Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки
«Пять гребаных лет за говно»

«Пять гребаных лет за говно»
Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки

Подпишитесь на рассылку