27 мая, пятница
Москва
Войти
Спецпроект
10 декабря 2021

«Идея смотреть архитектуру в темноте казалась безумной» Как изучение города удалось превратить в перформанс и успешный бизнес

«Идея смотреть архитектуру в темноте казалась безумной»

Каждый день в Москве проходят десятки событий, которые меняют жизнь города и его обитателей. В совместном проекте с платформой для организации мероприятий Timepad мы решили узнать, кто стоит за ними и что мотивирует предпринимателей на их создание. Мы уже рассказали историю Анны Красинской, управляющего директора InLiberty и ДК «Рассвет», и основателя сообщества «Культ крыш» Ивана Мусинова. На очереди — Сергей Никитин-Римский, основатель проектов «МосКультПрог» и «Велоночь». Он рассказал о моде на городские экскурсии, развитии бизнеса без рекламы и эксперименте с изучением архитектуры в темноте.

Сергей
Никитин-Римский

основатель проектов «МосКультПрог» и «Велоночь»,
создатель новых городских форматов

За интерес к Москве я могу поблагодарить свою бабушку: она водила меня гулять по историческим местам, а папа собирал книги о Москве. Так я с детства погрузился в архитектуру. Позже, когда учился на историческом факультете МГУ, занялся окраинами столицы, полюбил их и стал туда возить друзей — из этого появился «МосКультПрог». Суть его в следующем: я приглашал архитекторов и историков показывать районы, которыми они занимались или выросли в них. Скоро проект вышел за пределы Москвы. Александра Пиир написала вдохновляющий текст про проходные дворы Васильевского острова, и вот мы уже там, нас ведут по дворам и рассказывают: здесь скрывался такой-то хулиган, здесь милиционеры его ждали, здесь была большая помойка, а за сараями играли дети… Я видел и вижу «МосКультПрог» как формат встречи с учеными, чтобы они делились своими находками — нередко удивительными — с более широкой аудиторией.

«МосКультПрог» начался в 1997 году и находился в некоммерческой фазе первые 12 лет своего существования, мы делали события в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Великом Новгороде, Твери и даже Риме. Все я устраивал на свои средства, никто ни за что не платил, никто не получал гонорар, никто не продавал билеты, но все получали удовольствие. Собиралось много людей — представьте себе прогулку по Тверской, на которой 150–200 человек. Никакой рекламы мы не давали, о нас узнавали благодаря сарафанному радио. Впрочем, и сейчас ситуация мало изменилась — большинство тех, кто к нам приходит, слышит о нас от знакомых.

Сильный рост произошел в начале 2000-х: пришло новое поколение, которому захотелось узнать про город. Люди писали, люди записывались. Мы, к сожалению, тогда не занимались формированием клиентской базы, что было неосмотрительно. Всегда присутствовало ощущение, что те, кому это надо, найдут нас и придут на следующие события.

Недавно я пытался подсчитать примерное количество проектов, которые я сделал в Москве, — вышло около 150. Все они прошли лишь один раз. При этом часто для наших событий создаются сценарии, перформансы, специальный реквизит. «Красный Вольфрам» — единственный проект «МосКультПрога», который повторяется (спектакль-экскурсия о первой советской лампочке и берлинских рабочих на московском Электрозаводе; вошел в лонг-лист премии «Золотая маска — 2022», а также номинирован на «Путеводную звезду» как туристическое событие года. — Прим. ред.). Мы делали его в новом формате, который разрабатывали несколько лет. Сами мы это называем «историодрама», в одно слово. Суть заключается в том, что каждый участник прогулки одновременно является и зрителем, и участником происходящего. При этом за год существования спектакль претерпел большие изменения. Мы добавили несколько новых сцен, сильно усилили интерактивность. Все время идет поиск, при этом недавно мы сыграли уже 145-й спектакль.

Сильный рост произошел в начале 2000-х: пришло новое поколение, которому захотелось узнать про город.

Фотограф — Наталья Летунова

Цены на билеты на наши прогулки варьируются. Какие-то события оплачивают наши партнеры, и они бесплатны для участников, как, например, было в этом году в Иванове. Билеты на «Красный Вольфрам» стоят 2 000–2 900 рублей. Мы стараемся делать проекты, в которых издержки минимальны. Часть из них связана с продвижением продукта.

Каждый мой проект начинается с исследования, и, как правило, на каждом работает своя команда. Я ищу людей, которые хорошо разбираются в определенной местности, а уже от знания начинается творчество. Мы не делаем классические экскурсии. Мне интереснее создавать ситуации, чтобы раскрыть место и вызвать впечатления от увиденного. У каждой локации есть свой golden hour — момент, когда она раскрывается на все сто. Где-то это тихий закат, где-то шумный день. Для каждого места я ищу этот момент.

Я окончил кафедру источниковедения МГУ, много времени провел в архивах в России и Италии, работая над своими книгами. В своих прогулках я часто использую документы. Одна из первых была по Ленинскому проспекту: я тогда раздал людям документы, которые им нужно было читать напротив определенных зданий. Это были фрагменты советских статей об архитектуре Ленинского. И в них в гипертрофированной форме ею восхищались. Мы читали описание роскошного дворца, чуда современной архитектуры, а видели обычный дом с коммунальными квартирами. Во многом образ советской Москвы построен на мифах. Поэтому всегда интересно пользоваться документами и сопоставить эти данные с мнениями жильцов.

Все наши продукты — культурно-развлекательные. Есть словосочетание (когда-то его подсмотрел) «просвещенный гедонизм». Это когда ты получаешь удовольствие от интеллектуальных эмоций. Проекты, которые я делаю с коллегами на протяжении десятков лет, как раз связаны с такими эмоциями. Сейчас мы запустили в Музее Москвы Лабораторию двороведения. Каждый месяц приходят люди, выросшие в определенном районе или просто интересующиеся его историей, происходит беседа, которая сопровождается музыкой, чтением стихов, перформансами (следующая будет 23 декабря про Сокольники).

Мы не делаем классические экскурсии. Мне интереснее создавать ситуации, чтобы раскрыть место и вызвать впечатления от увиденного.

Для меня Москва, как и многие другие мегаполисы, состоит из множества островов и слоев. Москва делится реками, шоссе, промзонами, заборами. Создаются островки, у которых есть свой ритм, и они меня очень привлекают как объект исследования и осмысления.

«Велоночь» — проект, который я придумал в 2007 году (проходит в формате ночной велосипедной прогулки по городу с комментариями архитекторов и краеведов, а также под специально написанную музыку. — Прим. ред.). Это был эксперимент, и многим коллегам и друзьям сама идея — смотреть архитектуру в темноте — казалась безумной. Кому это может понравиться? Но оказалось, что это забавно, интересно, весело и необычно. Проект существует на стыке академической лекции и приятного велопроменада. На первой «Велоночи» было около 100 участников, а дальше проект рос очень быстро. В 2013 году на заезд по Южному округу собралось 9 тысяч человек. После этого мы приняли решение, что участие в проекте должно быть платным. Появление билетов привело к тому, что само мероприятие стало более организованным. К большинству «Велоночей» мы пишем музыку, готовим перформансы и инсталляции. Это проект, который прошел по мегаполисам России и Европы, был в США. Мы с нетерпением ждем завершения пандемии, чтобы продолжить нашу работу.

Любое событие можно готовить как бесконечно долго, так и довольно быстро. Казанскую «Велоночь» мы собрали за 2,5 месяца. Это, я считаю, мало. Я предпочитаю, когда есть около полугода на размышления, сбор материалов и команды. Тогда получается событие многослойное, разнообразное по содержанию и эмоциям. «Красный Вольфрам» во многом удался, потому что в архитектуру Электрозавода я влюбился в детстве и интересовался им много лет.

Фотограф — Алан Вруба

«ВелоНочь» была экспериментом, и многим коллегам и друзьям сама идея — смотреть архитектуру в темноте — казалась безумной

Захватывающая сложность в моей работе — создание убедительного нарратива. Чтобы наша мысль передалась аудитории. Очень часто мы делаем вещи довольно специальные. Например, «Индустриальная велоночь» в Иванове — проект, посвященный промышленной архитектуре. На событие пришло более 2 тысяч человек, и это в условиях пандемии. Очевидно, что нам удалось убедить людей, что эта часть наследия тоже может быть увлекательной.

Конечно, всегда бывают бюрократические сложности. Увы, в России есть тенденция все закрывать на ключик. Администрация Тульской области полгода не могла подобрать пространство для спектакля, потому что невозможно было уговорить собственников участвовать в художественном проекте. От этих трудностей проигрывает культурная жизнь.

Для того чтобы продавать билеты через собственные ресурсы, мы не нанимаем программистов, а пользуемся уже готовыми решениями. Например, на сайте «Красного Вольфрама» можно посмотреть все предстоящие события с виджетом Timepad. Во время пандемии меня тронуло, что сервис отменил комиссию на возврат билетов. Это было очень по-человечески. Мне кажется, у Timepad большой потенциал для развития и много преданных друзей.

Как Timepad помогает организовывать события

Timepad помогает предпринимателям из креативной индустрии проводить мероприятия, собирать контакты, принимать платежи, следить за аналитикой, рассылать письма клиентам, встраивать виджеты оплаты в соцсетях и на сайте. Платформой пользуются как крупные организаторы, так и маленькие: через нее можно продавать билеты на тренировки по йоге, образовательные курсы, экскурсии, свопы, стендапы, спиддейтинги, бранчи и любые другие офлайн- и онлайн-мероприятия.

Истории
других героев

Анна
Красинская

Читать

Иван
Мусинов

Читать

Материал подготовлен
при поддержке

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Подпишитесь на рассылку