Александра Боярская, посол Nike+ в России The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Героиню этого выпуска мы сфотографировали на улице Обручева

 

На Александре (27 лет): очки Sunpocket; медали Tiffany и Alex Monroe; платье «Форма»; ремень COS; кроссовки Nike; часы Sismeek; сумка Nike

 

 

Стиль и магазины

Я очень редко себе что-то покупаю, потому что вещи в моём шкафу образуются сами: от брата, из винтажных магазинов, ещё откуда-нибудь. Чаще всего это не новые вещи. Платье просто оказывается у меня, я его ношу и обожаю, а потом выясняется, что его купила жена брата и отдала мне, потому что оно оказалось ей велико. Наверное, когда у меня будет чуть больше времени и чуть меньше фокуса на беге, я снова с любовью буду выбирать себе рубашечки и всякие штучки, но сейчас проблема шопинга передо мной в принципе не стоит. Единственная сложность — покупка джинсов. На мне сидят только самые дешёвые, из Marks & Spenser, которых никогда нет в магазинах. Но они всегда попадают на распродажу в Лондоне, где их можно купить за десять фунтов.

Если мне всё-таки что-то очень понадобилось, я захожу в «Хохловку», Twins Shop, в Monoroom. Если там ничего не окажется, я пойду в Uniqlo, а потом зайду на Asos или к брату домой, чтобы покопаться в его вещах. Но заказываю что-то редко: я постоянно куда-то летаю, поэтому мне проще купить всё самой, тем более что я люблю одежду мерить. Я предпочитаю не новые вещи, потому что в мире уже существует очень много вещей, зачем делать и покупать новые? Кроме того, я люблю всякие дырочки, потёртости. Я четыре с половиной года прожила в Лондоне, и купленный там на блошином рынке странный огромный свитер за два фунта всё ещё со мной, а из приобретённой новой одежды я не взяла в Москву ничего. Ещё с постподростковых времён, со времён работы в «Афише», у меня учащённо бьётся сердце при слове «секонд-хенд», даже если речь о московских. Но я туда не захожу, потому что одежды у меня и так много.

 

В Лондоне всем наплевать
на чужой внешний вид. Люди ходят
в том, что им нравится

 

Больше всего я люблю платья, у меня их куча: из COS, из винтажных магазинов, отовсюду. Тем более что они все отлично сочетаются с кроссовками. Мои покупки — это сиюминутное решение, но когда я что-то меряю, я это, как правило, покупаю. Если я вижу, что вещь мне идёт, я её куплю и в ней сразу уйду, и поэтому у меня нет вещей, которые я никогда не надевала. Больше всего я люблю магазины в районе East End в Лондоне. Там атмосфера намного спокойнее, чем в Москве, и тебе не кажется: «О, я вроде бы плохо выгляжу, что мне купить, чтобы стало лучше?!» В Лондоне всем наплевать на чужой внешний вид. Люди ходят в том, что им нравится. Это успокивает, и я покупаю вещи, которые мне действительно идут, а не просто соответствуют тенденциям или чьему-то мнению или куплены под действием FOMO (*fear of missing out). И в Москве я их ношу потом с таким же настроением.

 

 

Медали, Tiffany и Alex Monroe

Каждая участница женского марафона Nike в Америке получает медаль, которую всегда делает Tiffany. Пожарный в смокинге вручает её на финише. Эти медали — за октябрьский забег в Сан-Франциско и за апрельский марафон в Вашингтоне. А цепочка с тремя медалями — за забег We Own The Night, который состоялся неделю назад в Лондоне. Их делал Алекс Монро, в качестве исключения. В Европе для женских забегов медали делают местные дизайнеры, и эту делал англичанин Алекс Монро. По-моему, такие медали — редкий случай, когда награду можно с гордостью носить, а не просто вешать на гвоздик.

   

Платье, «Форма»

Моя подруга, которую я знаю уже лет 14, открыла шоу-рум «Хохловка». Платье как раз оттуда. Слово «Форма» само по себе ничего для меня не значит, но я очень долго искала то самое чёрное платье с голой спиной. Просто потому, что мне, наверное, нравится моя спина.

   

Nike FlyKnit Racer

Беговые кроссовки — это почти единственное, на что я готова тратить любые деньги. Эти марафонки я купила в Портленде, их довольно сложно было найти даже в Америке. Они меняют расцветку в зависимости от освещения: на солнце они почти зелёные, в помещении — розовые. Кроссовки оказались редкими: я покупала их за обычные для этой модели 150 долларов, а сейчас они уже стоят $1 000 на eBay. В этой паре я бежала полумарафон в Гонконге в феврале.

   

Сумка, Nike

Я очень люблю хэштеги, потому что они помогают создать свой собственный фильтр реальности. Тегом #elevatewomensrunning и #rurc пользуются девушки-бегуны в Instagram. А сумки сделали в честь онлайн-акции и забегов, которые проходили восьмого марта по всему миру. Тег переводится примерно как "дай дорогу женскому бегу". Звучит довольно дико, но это более-менее суммирует то, чем я очень много занимаюсь.

   

Очки, Sunpocket

Тоже странная Instagram-история. Эти очки я купила в Opening Ceremony. Я их носила, а потом у меня сломалась складная дужка. Я очень расстроилась и выложила фото в инстаграм с тегом #sunpocket. Мне написал владелец бренда, мы разговорились, а потом он прислал мне целую коробку очков. Сейчас у меня девять пар разных цветов — от классических полностью чёрных до вот этих, limited edition, которые вышли один раз и перевыпускаться не будут. Поэтому и дужка одна другого цвета — пришлось «одолжить» её у другой пары.  

   

Ремень, COS

Я не люблю дорогие вещи, а COS — это проверенный вариант: если ты заходишь за чёрным свитером или обычным платьем, ты сможешь купить там именно то, что хотел.

   

Часы, Sismeek

Они со сменными ремешками, их мне подарили. Sismeek — маленький французский бренд, если бы я знала, сколько эти часы стоят, я бы их не смогла принять в подарок. Но ребята, которые занимаются маркой, как-то очень нежно мне их преподнесли. Теперь я всё думаю, чем бы им отплатить.

   

Браслеты 

Радужный — это Rainbows & Unicorns Running Club. Это онлайн-комьюнити для девушек, которые бегают или хотят начать бегать: по сути, большая группа поддержки и опоры, где можно спросить совета, узнать что-то про забеги, поделиться своей историей или найти компаньона для пробежки, например, в Стамбуле.

 

Про город

Я вернулась в Москву из Лондона, потому что мне хотелось тут работать и жить. У меня тогда было довольно странное представление о том, с кем я буду общаться после возвращения. Я перестала поддерживать контакты почти со всеми старыми знакомыми, начала заниматься своей историей, у меня полностью сменился круг общения. Только в Москве у меня получается по-настоящему близко общаться с людьми, даже если они живут в других странах. Такой вот парадокс. Москва для меня — это люди в первую очередь, и ещё — возможности, шансы, открытые горизонты.

В Москве я гораздо более востребованна. Тут у моего голоса словно есть вес, меня знают. А в Лондоне мне придётся заново идти по карьерной лестнице, которой у нас пока просто нет в моей сфере. Там на каждую творческую Сашу найдётся тридцать пять миллионов таких же творческих Саш, нужно будет доказывать, чего ты стоишь, и это очень топорный процесс, если мы говорим про большие компании. Либо это хождение по головам, что не в моем характере.

Москва — город достаточно практичный. Люди общаются с теми, с кем они что-то придумывают или делают. Здесь нужны точки соприкосновения чуть глубже, чем «он классный, и она классная». Как только ты теряешь общую работу, ты понимаешь, насколько близким был тебе человек: он либо остаётся в твоей жизни, пусть даже в меньшем объёме, либо вообще исчезает. У меня осталось несколько старых друзей, но общение с ними уже не зависит от географии. Если же я уеду отсюда, то, думаю, вернусь в Лондон. Мне кажется, это гораздо более комфортный город, чтобы заводить детей и семью. К Москве у меня никаких претензий нет, но есть вполне осознанная печаль за будущее нашего государства.

Если бы мы снимали не здесь, мы бы снимали в парке Горького. Именно из-за бегового клуба в парке Горького я переехала сюда из Англии. А вторым местом силы является как раз моя работа. То, чем я занимаюсь, для меня очень важно. В Москве мне многое нравится, например ландшафтный парк на Волоколамской. Обожаю Сокол, Песчаные площади, люблю Павелецкую, где прожила два года. Люблю вместе с трамваем, который ездил под моими окнами. Из заведений больше всего люблю паб Hub, потому что там мне уютно. Там самая адекватная атмосфера в Москве. Ты можешь прийти туда с книжкой, с ноутбуком, поесть или потанцевать — неважно. По музыке это где-то рядом с неплохими хип-хоп-вечеринками в Солянке пятилетней давности — по крайней мере, в моей памяти.

 

Мне кажется, в Москве люди
недобрые и невежливые
потому,
что ничего особенно хорошего
в жизни
на осознанном уровне
у них не происходит

 

Мне бы хотелось, чтобы люди убирали за своими собаками. И вообще, разумеется, хотелось бы поменьше грязи. Ещё в Москве нет разнообразия: маркетов еды и кафе масса, но они все немного одинаковые. То есть всего много, а выбора толком нет. Мне, наверное, не хватает мест, близких мне по атмосфере, но это скорее проблема благосостояния населения, а не кафе. Аналог моего любимого кафе Five Leaves в Бруклине — это московский «Уголёк», но там сидят совершенно другие люди. Если же говорить про какое-то большинство, то это просто люди, люди как люди. Мне кажется, в Москве люди недобрые и невежливые потому, что ничего особенно хорошего в жизни на осознанном уровне у них не происходит. Почти всем не помешала бы внимательная терапия: в нашей культуре не очень развита идея ценности жизни, счастья в простых маленьких событиях и возделывания своего палисадника на радость окружающим. 

 

Фотографии: Михаил Голденков

 

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Наталья Синдеева, генеральный директор телеканала «Дождь»
Наталья Синдеева, генеральный директор телеканала «Дождь» The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Героиню сегодняшнего выпуска мы сфотографировали на «Красном Октябре»
Наталья Синдеева, генеральный директор телеканала «Дождь»

Наталья Синдеева, генеральный директор телеканала «Дождь»
The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Героиню сегодняшнего выпуска мы сфотографировали на «Красном Октябре»

Маша Тарелкина, соучредитель The Burger Brothers
Маша Тарелкина, соучредитель The Burger Brothers The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Новую героиню мы сфотографировали около дома 4/10 на Садовой-Триумфальной улице
Маша Тарелкина, соучредитель The Burger Brothers

Маша Тарелкина, соучредитель The Burger Brothers
The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Новую героиню мы сфотографировали около дома 4/10 на Садовой-Триумфальной улице

Александр Блосяк, иллюстратор
Александр Блосяк, иллюстратор The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Героя этого выпуска мы сфотографировали во дворе в Бобровом переулке
Александр Блосяк, иллюстратор

Александр Блосяк, иллюстратор
The Village фотографирует москвичей в их любимом сезонном комплекте в том месте, которое им особенно дорого. Героя этого выпуска мы сфотографировали во дворе в Бобровом переулке

Тэги

Новое и лучшее

Эксклюзив The Village: Запрет на выезд из России можно проверить на черном рынке

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Кафе Birds в Белграде

Криптовалюта — все еще удобный способ вывода денег. Варианты для уехавших

Гид по магазинам Стамбула: От местного ЦУМа до винтажных лавочек

Первая полоса

Официанты и бармены остались без работы

Почему сейчас ресторанному бизнесу не нужны новые сотрудники?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24? «Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот
И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?

И нашим, и вашим: Что не так с non/fiction№24?
«Восемь. Донбасских. Лет», истории об аутизме и автофикшн Эми Липтрот

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?

Кто такие Лена и Катя, написавшие «Лето в пионерском галстуке»?
Харьков, каминг-аут, лесопилка и хейтеры

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев
Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 5, декабрь
Смотреть аналоговое кино, слушать группу «Интурист» и дарить новогодние подарки детям беженцев

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве?Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Как пытают в Москве?

Как пытают в Москве? Можно ли вообще добиться правосудия? Исследование «Команды против пыток» и The Village

Можно ли отказаться идти на войну через суд?

Собрали все известные случаи

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химииЧто ей делать?

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии

Бывший студент ИТМО годами преследует учительницу химии Что ей делать?

«Почта России» запустила доставку одежды из Европы. Также стало известно, кто займет место H&M в торговых центрах

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь Изучать коррупцию и ездить на велосипеде
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 5, декабрь
Изучать коррупцию и ездить на велосипеде

У метро «Проспект Просвещения» в Петербурге появился шар, который подозрительно похож на фигуру с Alibaba

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила»Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Показываем куски манги «Человек-бензопила»

Показываем куски манги «Человек-бензопила» Петр Полещук выясняет: это безумный слэшер или религиозная притча?

Сырки «Б. Ю. Александров» вернутся на прилавки

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине
«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой

«Забрать свой цинк». История Ольги Гуровой
Психолог лаборатории опознания трупов из Чечни теперь работает с жертвами войны в Украине

Какие фильмы поддержит Минкульт в 2023 году в первую очередь

Совфед одобрил закон о запрете митингов у зданий органов власти и церквей

Сотрудники склада Ozon в Подмосковье заболели менингитом. Госпитализировано более 10 человек

Совфед одобрил пакет законов о запрете «пропаганды» ЛГБТ, педофилии и смены пола в кино, книгах, рекламе и СМИ

Popcorn Books больше не издают и не продают квир-книги. Завтра последний день, когда их можно купить

«За него все подписали и теперь везут в военную часть в Твери». Данила Шершева из «Кружка» забрали в армию

В «Черную пятницу» россияне потратили более 13 миллиардов рублей

На обвиняемую в распространении «фейков» про армию России Викторию Петрову давят в СИЗО через ее сокамерниц

МИД закупил подарки для оставшихся в России иностранных дипломатов — Baza

«Яндекс» запустил тариф «Вместе» для поездок с незнакомцами в такси

Сколько пожертвовали москвичи на строительство православных храмов за 12 лет

Спрос на iPhone 14 в России упал в 2,5 раза по сравнению с продажами гаджетов предыдущей модели

В Minecraft появился постсоветский зимний двор — с пятиэтажками, гаражами и турниками

Какая погода ожидается в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване и Белграде в начале декабря

В 1976 году Путин провел обыск за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на Петропавловке

Студентку, рассказавшую о принудительных гуманитарных сборах, исключили из техникума

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются
«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта

«Мама, я дома»: Как мать наемника ЧВК ждет сына с фронта
Ужасно, когда на войне погибают, но порой еще хуже, когда с нее возвращаются

Гид по рынкам Тбилиси
Гид по рынкам Тбилиси Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»
Гид по рынкам Тбилиси

Гид по рынкам Тбилиси
Продукты на Дезертирке и в Глдани, антиквариат на «Навтлуги», фуд-корт на Bazari Orbeliani, а еще цветочный рынок и «Золотая биржа»

В парках Москвы открылся 21 каток с искусственным льдом

«ВКонтакте» заблокировала группу «Совета матерей и жен военнослужащих»

Ведущая «Спокойной ночи, малыши» предложила привезти на фронт Хрюшу со Степашкой и попросить украинцев «остановиться»

РПЦ безвозмездно получила здание петербургской РАНХиГС. Студентов чуть не выселили

В ноябре число объявлений о срочной продаже квартир в России достигло рекорда

Little Big покинули двое музыкантов. Похоже, что группа распалась

Петербургскую тюрьму «Кресты» выставят на продажу

Московские кинотеатры «Факел», «Юность» и «Звезда» откроются в новом году

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники
В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству

В Белграде тоже можно быть полезным. Вот наш гид по волонтерству
Антивоенные сборы, борьба с патриархатом на Балканах и зоозащитники

Более 50% благотворительных фондов заявили о сокращении пожертвований

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропагандаЛучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда

Это идеальная ЛГБТ-пропаганда Лучшие фильмы, чтобы посмотреть с гомофобом, если ему не слабо

Движение Food not bombs в Москве прекратило деятельность из-за угрозы опасности

Сегодня в Тбилиси пройдет марш против сексуального насилия

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»
Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 5, ноябрь — декабрь
Участвовать в благотворительном забеге, слушать «Аигел» и смотреть «Треугольник печали»

На Бауманской горит ТЦ «Елоховский пассаж»

Сериалу «Монастырь» не выдали прокатное удостоверение. По мнению РПЦ, он оскорбляет чувства верующих

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных
Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле

Где учить турецкий язык: От онлайн-школ до бесплатных курсов в Стамбуле
Даже простое «merhaba» прибавит вам очков в глазах местных

Ночью в «Открытом пространстве» проходили обыски. Задержали более 15 человек, многие из них рассказывают об избиениях

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно
Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают

Ювелирные изделия в России скоро ощутимо подорожают
Объясняем, почему так и где купить украшения дешевле, пока не поздно

Первоклашкам предложили написать письмо «незнакомому мобилизованному» — вместо Деда Мороза

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды Пошаговая инструкция для россиян
Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды

Как разговаривать с близкими, которые стали жертвами пропаганды
Пошаговая инструкция для россиян

Цена на импортные новогодние ёлки вырастет на 25%. В Рослесинфорге предложили россиянам самим сходить в лес за елью

О героине The Village снимут сериал. Историю Светы Уголёк экранизирует студия «Среда», премьера — в 2024 году

Госдума окончательно приняла закон о запрете «ЛГБТ-пропаганды»

Лейла Гиреева, сбежавшая из дома в Ингушетии от побоев и «лечения от атеизма», на свободе. Но все еще в опасности

Ушедшую из России Lush заменит косметическая сеть Oomph

В медицинских вузах будет больше бюджетных мест

Петербуржцам запретят добывать березовый сок и вырезать надписи на деревьях

Посмотрите, как в Ереване протестуют накануне приезда Путина, Лукашенко и Лаврова