23 мая, понедельник
Москва
Войти
Люди в городе2 ноября 2021

Производители веганской косметики и бытовой химии «Лубриканты стали особенно популярны во время карантина»

Производители веганской косметики и бытовой химии

На волне интереса к экологии, растительному питанию и осознанности на российском рынке появляется все больше производителей этичной уходовой косметики и бытовой химии. Чаще всего это продукция в перерабатываемой упаковке (или вообще без нее), которую создают без использования продуктов животного происхождения и не тестируют на животных. При этом ассортимент таких товаров уже сейчас может закрыть буквально все потребности современного горожанина: от стирального порошка и зубной пасты до сухих духов и лубрикантов.

The Village нашел пять хороших веганских брендов, которые уже добились определенного успеха и стали популярными за пределами активистского сообщества, а журналистка Анна Коварская поговорила с их создателями об идеологии, этике, причудливом нейминге, трудностях сертификации, конкуренции с крупными брендами и самых популярных товарах

Татьяна Киселева

Основательница компании Elska


Подробнее

Первое мыло Татьяна Киселева сварила восемь лет назад в Омске, когда училась на архитектора-инженера. Не доучилась. Переехала в Петербург, где запустила производство веганской косметики под маркой Elska. Сейчас ее твердые шампуни, кондиционеры, мыло, бальзамы для губ и даже духи продаются по всей России, а также в Казахстане, Беларуси и Грузии.


О твердой косметике

В нашей мастерской на Васильевском острове мы выпускаем более 50 видов продукции. Вся она — твердая. Основная линейка — шампуни и кондиционеры (в том числе шампуни для животных), а еще делаем мыло, бальзамы для губ, средства для укладки бровей и духи. Главные преимущества твердой косметики — максимальная экологичность и экономичность. Упаковки — минимум. Куска твердого шампуня хватает в два раза дольше, чем флакона жидкого такого же объема. Твердым продуктам, в отличии от жидких, требуется минимум консервантов. Например, состав сухих духов включает несколько видов растительных масел и восков, стеариновую кислоту, эфирные масла, но там нет этилового спирта, как в обычных. Благодаря этому у таких духов более деликатный аромат.

Каждый день на производстве заняты два-три человека, плюс по будням приезжают менеджеры — сборщики заказов. Каждый сотрудник у нас — универсальная единица, за ту самую линейку сухих духов отвечает отдельный менеджер, она тонкий дегустатор. 

О крафте и создании Elska

Идея крафта мне всегда была близка. Еще когда я жила в Омске, мы с подругой организовывали маркеты и ремесленные фестивали, звали производителей ювелирных изделий, одежды, кукол. Это помогло понять, что я тоже способна создать свое дело и начать производить что-то полезное. Моя первая мастерская называлась «Имбирь», сначала я сварила мыло на своей кухне, потом сделала бальзам для губ. Как-то само собой вышло, что моя продукция состоит только из растительных компонентов. Правда, сперва основой для бальзама был пчелиный воск, но, когда стала общаться с веганскими магазинами, выяснила, что веганы его не используют. Тогда я заменила воск на растительный, а бальзам от этого стал только лучше.

  Нельзя тестировать продукцию на животном материале, на подвижных клетках, например на бычьей сперме, это не считается этичным

Компанию Elska организовала уже в Петербурге, куда переехала после развода. Захотелось изменить что-то в жизни. Название бренда — древнескандинавское из фарерской группы, переводится как «любовь, любить, любимый». В скандинавской лексике вообще мало слов о любви, и вот это одно из таких редких понятий. Отсюда — северный минималистичный дизайн, за который отвечаю я. Когда слышу какой-то аромат, сразу представляю конечный продукт и его упаковку, все, вплоть до цветовой гаммы. От производственных вопросов я давно отошла, но остаюсь технологом: разрабатываю составы, контролирую все тонкости с выбором и заказом сырья, слежу за температурными режимами. По сути, я самоучка — и в бизнесе, и в производстве. Стараюсь развиваться в этих сферах и сейчас.

О сертификации веганских продуктов

Делать веганскую косметику не дороже, чем невеганскую. Просто нужен опыт и понимание процессов: нельзя тестировать продукцию на животном материале, на подвижных клетках, например на бычьей сперме, это не считается этичным.

Мы получаем декларации соответствия Таможенного союза, начали с шампуня и кондиционера для волос. Выяснилось удивительное: для твердых веганских шампуней не было техусловий прохождения сертификации. Казалось бы, такие компании, как Lush или «Спивакъ», давно выпускают твердую продукцию, но веганской сертификации у них не было. Нам самим пришлось создавать новые нормативы, мы их оставили в открытом доступе. Сейчас сертификат на один вид продукции обходится нам в 19 тысяч рублей. На наш запрос нам отправляют пакет документов, мы их заполняем, затем посылаем образцы, лаборатория производит тесты и присылает протокол испытаний. Каждый раз нам подтверждают, что наша продукция не вредит здоровью, все компоненты официально проверены.

О покупателях

Вся наша продукция — унисекс, мы уходим от гендерных сюжетов. К 8 Марта наборы не делаем. Но Новый год — это святое, наше самое прибыльное время — ноябрь-декабрь, поэтому контрагенты уже в октябре знают, какой будет новогодняя лимитированная коллекция.

Наша аудитория — люди, ответственно относящиеся к здоровью и окружающей среде. Чаще всего они сначала покупают нашу продукцию, потому что она не вредит животным и экологии, а уже потом узнают, что она комфортная и ее можно долго использовать. В основном это женщины 18–35 лет, мужчины чаще всего покупают косметику на подарки.

О продажах и преодолении страхов

Elska пока не стала крупной фабрикой, но это уже и не ручное производство — мануфактура. Пока что наша точка безубыточности — оборот в 600-700 тысяч рублей в месяц. Хотелось бы иметь финансовую подушку, откладывать, не в полный ноль работать. Но сейчас для нас событие уровня «вау» — это условно, когда мы можем встать в «Самокат». Сети вроде «Ленты», «ВкусВилла», «Подружки» пока недоступный уровень для нас. В них закупочные цены будут ниже, а у нас они и так на границе окупаемости. Для того чтобы выходить в большие сети, нужно будет увеличить объемы, понадобится другая линия оборудования, линейные разливки. Это психологически сложный шаг. Но я точно знаю, это наше будущее.

Все стадии развития бизнеса всегда были связаны для меня с преодолением страха. Страх открыть ИП, страх переехать в другой город, страх создать мастерскую. Но когда ты справляешься с этим чувством, быстро видишь результат и понимаешь, что это работает. Так я стала владелицей бренда, работаю на себя и материально независима. Но подводные камушки тоже есть. Постоянный груз ответственности. Редко получается отдыхать. Терапия у психолога. Зато мне легко дадут ипотеку или быстро откроют визу. И у меня есть мое дело, которое я развиваю, как хочу.

Андрей и Саша Половниковы

Основатели компании «Голодный леший»


Подробнее

Создатели марки «Голодный леший» Андрей и Саша Половниковы переехали в Петербург из Кирова три года назад. Сегодня их компания производит 250 наименований веганской косметики, среди хитов — зубные пасты, лубриканты и универсальная мазь «Лес».


О работе на заводе, первом самодельном мыле и переезде в Петербург

Андрей: Я сам из Кирова. После окончания университета уехал работать в небольшой городок в Новгородской области, где стал начальником участка гальваники. Тогда я впервые увидел, как в реальности работают очистные сооружения, в каких условиях трудятся люди. Например, над каждой ванной на том заводе был установлен вытяжной короб для удаления испарений - над многими ваннами, даже с соляной кислотой, эти коробы разваливались или вообще не работали. У многих сотрудников на коже были воспаления и аллергия. Но все считали, что иначе быть не может. Тогда я задумался, что я делаю, что потребляю, что лично мне нужно для жизни. Шампунь, мыло, зубная паста.

Я купил оливковое масло, щелочь и сварил мыло. Потом докупил еще масел и сделал шампунь. Техпроцессы изучал через интернет у таких же непрофессионалов. Но у меня было преимущество — химическое образование.

За сырьем ездил в Петербург, на себе привозил по 50 килограммов. Потом вернулся в Киров, где устроился работать технологом по разработке косметики в другой компании. Там требовали создавать продукты очень быстро и в большом количестве. Естественно, такой подход повышал риски брака при масштабировании, о чем я всех предупреждал. Но меня не слушали. В итоге написал заявление об уходе.

К тому моменту я уже был женат, у нас родился сын. И мы с Сашей решили начать свое дело, которое сможем сами контролировать. На старт у нас было 20 тысяч рублей.

Саша: Было очень весело: маленький ребенок, любимый муж и условия, которые бы выдержали не многие. Но был кураж от идеи, я была готова на все. Жили в Кирове прямо на производстве. Иногда ванная была занята посудой и помыться я ездила к маме. Помню, как-то мы в магазине размышляли, покупать нам грушу или сохранить деньги на сырье. Мы хотели показать миру, что веганская косметика, может быть доступной по цене, экологичной и при этом отлично работающей.

Андрей считал всё до копейки с самого начала. Мы думали, оценивали, анализировали и планировали рост даже когда не хватало на еду. Потому что только большой проект может что-то изменить в мире. Мы горели и продолжаем гореть этим проектом.

Мы поняли, что, в Кирове возможности для роста у нас ограничены. Санкт-Петербург — портовый город, и большинство поставщиков сырья — там. Кроме того там сильны идеи веганства и экологии, а значит можно найти ценных людей в команду. Решено. Подкопили денег и переехали в Петербург. Нашли помещение на Кировском заводе, потом переехали, и сейчас у нас 200 квадратных метров на Кондратьевском проспекте.

В Петербурге мы живем по-другому. Уже нет такого: утром просыпаешься, открываешь глаза, видишь стеллажи и бросаешься что-то делать. На выходных мы занимаемся спортом, медитируем, стараемся выключаться из рабочего процесса.

О популярных продуктах и аудитории бренда

Хит наших продаж — зубные пасты. Например, «Балка темных листьев» с ароматом базилика. Или «Изобилие» с витамином В12. И, конечно, заживляющий крем «Лес», который превзошел все наши ожидания. Это спасение для любой поврежденной кожи: порезы, ссадины, ожоги, трещины от сухости. Еще очень популярны лубриканты.

  За границей куча веганской бытовой химии, но когда ее ввозят в Россию, тестируют на животных. В России пока никто не может сертифицировать эту продукцию этично.

Наша аудитория не только веганы и экоактивисты. Среди покупателей — те, кто ест мясо или покупает пластиковые пакеты. Кому-то важна только экологичность, кому-то – только веганство, свое здоровье или просто нравится наш продукт. Мы сами — веганы, но стараемся сохранять гибкость ума.

Недавно вышли на Wildberries. Сомневались, думали про условия труда там, про дополнительную упаковку. Но приняли положительное решение. Потому что маркетплейсы — это будущее. Это способ рассказать о себе. Сейчас там продается около 100 наших продуктов. Пусть кто-то купит наше мыло или шампунь, проникнется эко-темой, почитает наши тексты, и может быть решит что-то изменить в своей жизни. У нас есть знакомые, которые фанатично вспыхивали экологией, веганством и выгорали. А многие из тех кто поначалу относился к этому более спокойно, осознанно, остаются верными этим идеям до сих пор.

О сертификациии стиральном порошке

Саша: За границей куча веганской бытовой химии, но когда ее ввозят в Россию, тестируют на животных. В России пока никто не может сертифицировать эту продукцию этично. ГОСТы для тестирования бытовой химии без участия животных — на клетках, in vitro, приняли в России в прошлом году. Чтобы они заработали, нужно обновить регламенты. Это долгий бюрократический процесс. Надеемся, что он скоро закончится, и мы сможем начать производить бытовую химию.

В первую очередь мы планируем выпустить порошок, средство для посудомоек и жидкие гели для стирки. Пока у нас есть твердое хозяйственное мыло, оно сертифицировано как веганская косметика; многие покупатели трут его на терке и используют вместо порошка.

О выходе на европейский рынок и отказе от упаковки

Андрей: В Питере у нас порядка 30 контрагентов, всего по стране около 250. Но это в основном маленькие идейные магазинчики. В таком секторе рост ограничен, и это начинает чувствоваться. Так что мы начинаем переговоры с более крупными компаниями, выходим за рамки «активистской» среды. Думаем в том числе в сторону Европы. Да, там огромная конкуренция. Но мы можем выйти с качественным продуктом по цене ниже, чем то, что продается там сейчас.

В Европе ценят прозрачность перед покупателем. На каждой нашей упаковке написано, сколько затрачено ресурсов, воды, электричества, труда. Человек видит, кого он поддержал рублем.

Мы продвигаем продажи без упаковки: сперва таких покупателей было немного, 5-10 %. После запуска нашего сайта их стало 30 %. Потом мы сделали раздел с расчетом, насколько zero waste выгодный формат, и сегодня половина людей покупает нашу продукцию без упаковки. Это всем выгодно: и нам, и покупателям, и природе.

Леонид и Виктория Леврана

Леонид Леврана

Совладелец марки Levrana


Подробнее

Производство компании Levrana, в которой заняты 300 сотрудников, находится в Петербурге и занимает 1500 квадратных метров, склад готовой продукции — еще 2500. Семь фирменных магазинов работают в Петербурге, два в Москве. За семь лет работы компания пришла к годовому обороту в 1 млрд рублей.


О смене фамилии

В 17 лет я прочел книжку фантаста Евгения Гуляковского «Чужие пространства». Там наступал конец света и все ждали мессию — шестилапое существо Левран, которое спасет мир. Когда я придумывал название для компании, была задача — чтобы в слове присутствовало несколько слогов и оно заканчивалось на «а». И все сложилось.

Уже год как я, моя жена и трое наших детей поменяли фамилию Романчук на Леврана. Чтобы защитить бренд. У нас больше двух лет идет суд с немецким производителем косметики Lavera. Немцы считают, что Levrana и Lavera это одно и то же. Мы потратили миллионы на адвокатов и сейчас регистрируем знак на международном уровне. Мой товарный знак — это моя фамилия. Нам нельзя запретить использовать нашу фамилию. Это теперь дело нашей семьи. И когда мне пишут, мол, вы не хотите продать компанию, я отвечаю, что сам себя продать не могу. Я хочу компанию отдать своим детям.

О росте продаж и веганских сыворотках

Мы продаем нашу продукцию по всей стране, плюс — в Киргизии, Узбекистане, Монголии, Сербии. У нас девять фирменных магазинов, мы стоим на прямых контрактах с ритейлом — от «Ашана» до «Глобуса». За семь лет каждый год имеем прирост, даже в пандемию — продажи скакнули за счет онлайна.

  Многие производители не знают, что гиалуронку часто вырабатывают из гребешков петухов. А мы используем гиалуроновую кислоту растительного происхождения, возим из Европы.

Наша визитная карточка — сыворотки, в одной только Levrana 18 видов. Почти все — по моим рецептам. У каждой разное действие, все на гидрогелевой основе для разных типов кожи, от рубцов или акне. Сыворотка «Аква», к примеру, работает против гусиных лапок, в ней 2 % гиалуроновой кислоты. Многие производители не знают, что гиалуронку часто вырабатывают из гребешков петухов. А мы используем гиалуроновую кислоту растительного происхождения, возим из Европы.

О веганстве

Levrana — наш первый и ведущий бренд с 2014 года. Почти вся продукция веганская и мы не тестируем ее на животных — но в некоторых наших продуктах есть продукция пчеловодства. Например, в бальзамах для губ есть пчелиный воск, который мы не можем ничем заменить. Пробовали апельсиновый, не получается.

Мы были ориентированы на натуральную косметику, которую делали для себя самих. И быстро стало ясно, что в большинстве случаев натуральное и веганское — одно и то же. Идея делать мыло с помощью животного жира мне всегда казалась дикой. Барсучий жир или медвежий — зачем? Ведь в растительных жирах содержится столько полезных веществ, они классно работают, зачем травить природу? Нам и нашим детям здесь жить. Но не все сразу можно сделать, например отказаться от мяса. Я не веган, и моя жена Виктория тоже. Хотя я ем мясо даже не раз в неделю, а Вика совсем перестала. Но веганы это узкий круг. Гораздо больше тех, кто хочет жить осознанно.

О создании бизнеса

Я закончил московский МИСИ, с двадцати лет работал в строительстве. Сделать свой бизнес задумывал давно. Случайно прочитал о мыловарении. Загорелся. Тогда это было популярное увлечение, домохозяйки варили разноцветное мыло из глицерина. Я быстро понял, что глицерин — это фигня, а для мыла нужны щелочь и масло. Нашел сайт для мыловаров, купил щелочь и масло ши. Дома на кухне сварил. Результат был офигенный. Мы в семье начали мыться, я еще сварил. 

Мы переехали в Петербург. Первое помещение сняли на Минеральной улице. Я еще работал в стройке — с 9 до 18, а потом шел на производство и работал на себя — варил мыло, фасовал, клеил этикетки. С утра до основной работы забирал сырье.

И вот я понял, что так дальше нельзя: нужно выбирать — или строительство, или свое дело. Жена меня очень поддержала, а она, к слову, была тогда беременна нашим вторым ребенком. Мы арендовали новое помещение, у нас появились первые сотрудники.

Я занимаюсь в компании многим. Но главное — я технолог, хоть и самоучка. Я понимаю, по какой формуле сделана каждая единица продукции. И это позволяет мне эффективно управлять компанией. Я понимаю функцию каждого сотрудника, потому что работал и мыловаром, и фасовщиком, и бухгалтером. Меня никто не может обмануть. Конечно, сейчас компания большая, ответственность делегирована, есть сотрудники, которым я доверяю. Но я понимаю, как все устроено, для меня нет белых пятен.

Об органической ферме в Мурманской области

В Мурманской области на берегу Белого моря мы построили органическую ферму. Это за Полярным кругом. Агрономы нам говорили, может, в Брянской области ферму сделаем? Но я родился в Кандалакше. Кандалакша меня зовет. Посадили гектар розовой радиолы — через три года вырастут корневища, из них будем делать экстракты. На берегу собираем бурую водоросль фукус для экстракта и будем сами производить альгинат натрия, его используют при лечении кожи, при ожогах.

А пока покупаем сырье со всего мира. Кокосовое масло импортируем из Вьетнама. Алое вера в порошке возим из Мексики. Асаи масло — из Бразилии. В Африке закупаем масло баобаба. Масло расторопши, рыжиковое, конопляное, кедровое, льняное, грецкого ореха, рапсовое, облепиховое, масло из виноградной или гранатовой косточки — все из России. Понятно, такое разнообразие выгодно для маркетинга, но на первом месте — химические характеристики, которые у каждого вида масла свои.

О сертификации Ecocert

Первый сертификат Cosmos Natural мы получили в 2017 году. Ее выдает французская компания Ecocert, они сертифицируют натуральную органическую косметику по всему миру, в том числе — веганскую. До пандемии они приезжали два раза в год. В пересчете на единицу продукции нам эта сертификация обходится в 50 копеек; вроде недорого, но когда вносишь очередной транш, понимаешь, что сумма сравнима со стоимостью приличного автомобиля.

Как конкретно проходит сертификация? На каждую партию продукции есть техкарта. Каждая итерация производства зафиксирована. Все, что попадает в котел, идет через весы и фиксируется до грамма. На основании техкарт делается бухгалтерская отчетность. Аудитор из Франции все видит в отчете: сколько и какого ты купил сырья, сколько должен был произвести, сколько сейчас продукции на складе. Первую сертификацию сложно было получать, мы полтора года потратили. Для нас очень важно подтверждать качество продукции, к тому же аудиторы помогают, рассказывают, что нужно доработать, изменить.

Кроме Levrana, у нас есть другие бренды: True Alchemy — органическая косметика; Love pets — уходовая косметика для собак, кошек, хорьков и грызунов; Bioteka — продукты питания, напитки и пищевые добавки. Для бренда Fresh Bubble мы сейчас делаем добровольную сертификацию по тому же стандарту Ecocert, самому строгому в мире. Мы хотим показать всем, что у нас биоразлагаемая продукция и мы не вредим природе. Это репутация компании.

Технолог Маша Пикалова и Лиза Широносова

Лиза Широносова

Сооснователь кооператива «Дом Солнце»


Подробнее

Екатеринбургский бренд «Дом Солнце» сделали подруги-веганки Лиза Широносова и Ульяна Быстрова. Сегодня универсальная паста для уборки, сухой стиральный порошок, мыло, бомбочки и соль для ванн, альгинатные маски, шампуни, бальзамы для губ, скрабы от «Солнца» продаются по всей России


О подкастах и веганском комьюнити

«Дом Солнце» основали мы вдвоем — я и Ульяна Быстрова. Я давно вела блог про веганство и экологию. Мы дружили с Ульяной. В 2018 году она пришла и говорит: давай делать подкасты вместе? Подкасты — это некоммерческая история, все на энтузиазме. Для нас это своего рода активизм. Нам важно, чтобы больше людей узнавали о веганстве. Благодаря нам комьюнити растет, а еще три года назад мы с Ульяной думали, что в Екатеринбурге веганим только вдвоем. Сейчас здесь много активистов и есть общий чат «Веганские посиделки». Это сближает людей, они могут задавать самые разные вопросы, делиться тем, что их волнуют. Раз в год собираемся на пикник и делимся опытом.

О запуске производства

Производство мы открыли в 2018 году. Сперва делали фруктовки — мешочки для фруктов и читали лекции о веганстве. Многие ребята на «Посиделках» рассказывали, что они заказывают веганскую косметику в Питере — и это долго и дорого. Мы поняли: в Екате никто не производит веганскую косметику и химию. Тогда мы и задумались о запуске собственной марки, сделали несколько продуктов: порошок для стирки, убтаны  и зубные порошки. Позже познакомились с технологом Машей Пикаловой, она занимается производством косметики уже 10 лет и теперь создает все наши продукты.

О веганской бытовой химии

В Екатеринбурге было проблемой найти веганский стиральный порошок, и вот мы сделали свой — «Волшебная пыль». Мы почти ничего сперва не зарабатывали, даже были в минусе. Идеи бизнеса не было — был активизм.

Сейчас мы делаем и продаем средства для чистки сантехники, порошок для стирки, хозмыло, отбеливатель, универсальную пасту «Просто космос». Главная проблема в том, что для веганской бытовой химии в России еще нет регламентов. Нам предлагают получить декларации официально, но для этого нужно использовать животных, нам такое не подходит.

  Наш главный продукт — многофункциональная паста «Просто космос», ей можно и стирать, и пол помыть, и посуду, и обувь чистить

Покупатели делятся на две части. Веганы и веганки про декларации соответствия даже вопросов не задают, они в курсе проблемы и, наоборот, благодарны, что мы не получаем сертификат и не участвуем в эксплуатации животных. А тем покупателям, которым больше важна только экологичность, мы объясняем, как делаем наши продукты. В этом смысле мы за прозрачность: не используем красителей, полностью прописываем состав на упаковке.

О популярных продуктах и ритейле

Наш главный продукт — многофункциональная паста «Просто космос», ей можно и стирать, и пол помыть, и посуду, и обувь чистить. Еще мы делаем уходовую косметику — мыло, шампуни. В Екатеринбурге мы продаем до 60 % от всего объема, в Питер много продаем, в Москву, Челябинск, на Дальний Восток тоже. В топе продаж кроме «Просто космос» — твердые шампуни и бальзамы, хозяйственное мыло, гидролаты, жидкие дезодоранты и баттеры.

Обороты выросли, когда год назад мы зашли в «Жизньмарт» — это хорошая сеть магазинов наподобие «ВкусВилл». Специально для «Жизньмарт» мы делаем бомбочки и соль для ванн, альгинатные маски, шампуни, бальзамы для губ, скраб и скоро запустим еще три продукта — под их брендом и с нашими этикетками.

О принципах работы и радикализме

Наше производство находится в самом центре города, у метро «Площадь 1905 года». Мы работаем по системе кооператива, где нет начальников и подчиненных. Каждая имеет право голоса и может как помыть пол, так и провести лекцию, презентацию, мастер -класс, провести прямой эфир, переговоры о сотрудничестве. Конечно, мы стараемся выявлять сильные стороны каждой из нас и сделать так, чтобы всем работалось в кайф.

Мы хотим, чтобы стало больше осознанных покупателей, чтобы они понимали, зачем покупают именно нашу косметику, и хотим больше веганов в комьюнити. В Екатеринбурге мы, наверное, самые известные производители веганской косметики. Знаем, говорят, что мы радикальные, но нас это не обижает. Сейчас стало обычным делом писать в шапке профиля в интаграме «Мы делаем этичную веганскую косметику» и при этом не быть веганом. Для нас это странно и нечестно. Так что пусть лучше нас считают радикалками.

Олеся Лисицына

Основательница мануфактуры Green Wave


Подробнее

Олеся Лисицына закончила юрфак, но быстро поняла, что юриспруденция не ее призвание. Первым произведенным пять лет назад продуктом была заживляющая мазь «Мразь». Сейчас мануфактура Олеси выпускает 15 продуктов уходовой косметики — мыло, мазь, солнцезащитные кремы и бомбочки для ванны, шампуни, бальзамы, кондиционеры для волос.


О пути от веганства — к косметике

Я веганка уже много лет. Когда я еще не жила в Петербурге, студенткой подрабатывала в вегетарианском магазине. Мне очень понравилось. В комьюнити оказалось много креативных инициативных людей. Правда, были и агрессивные по отношению к невеганам. Я тоже прошла свой период радикализма, но научилась быть лояльной и не делить мир на черное и белое.

Я закончила юрфак. В процессе поняла: не мое, страсти не было. Смотришь на часы и ждешь окончания дня. Но сейчас юридическое образование помогает читать договоры, изучать ГОСТы.

В Петербурге живу уже шесть лет. У меня был опыт управления кофейней и открытия магазинов веганской здоровой еды. Мне давно была интересна тема экологичных косметических средств. В 2016 году встал выбор — либо работать на кого-то, либо развить хобби и работать на себя. Выбрала второе.

О бунтарстве и мази «Мразь»

У меня в школе было «пять» по химии и по жизни я хорошо считаю. Мой первый продукт пять лет назад — мазь из трех видов масла: кокосового, ши и какао-масла, воды, эмульгаторов и пантенола, назвала я ее «Мразь». Даже моя группа во "ВКонтакте" так и называлась: мазь «Мразь». Потом я от этого названия отказалась, но некоторые грустили по бунтарскому неймингу. Это была универсальная заживляющая мазь для ухода за тату, против ожогов, ссадин, на нее был спрос. Тогда в России не было веганских аналогов, всем друзьям и знакомым зашло хорошо.

Изначально идея была в том, что я буду заказывать продукцию фармацевту, а сама заниматься дизайном, упаковывать и продавать. В итоге пришлось все делать самой. Я погрузилась в формулы. Процесс обучения дает огромный опыт. Ты изучаешь теорию, потом делаешь и думаешь: ну вот здесь наверняка можно нарушить правила. Потом понимаешь — нет, нельзя. После «Мрази» сделала твердый шампунь, потом бомбочки для ванны. Потом стала делать шоколад — варила ночами на кухне в квартире у друзей. Заказы прибывали. И в 2018 году поняла, что дальше работать дома нельзя, и арендовала помещение для производства. Название компании Green Wave пришло само. Я родилась на Азовском море. Волны со мной с рождения.

О многозадачности и популярных продуктах

Сейчас производство организовано в Петербурге на Лермонтовском проспекте. Там работают трое сотрудников. Я занимаюсь почти всем: сырьем, юридическими моментами, кадрами, финансами, контролирую стратегические моменты вроде изменения законодательства, назначаю зарплаты.

  Главные хиты — средства для уборки и лубриканты. Последние делаем съедобными и с разными вкусами — карамель со стевией или персик. Лубриканты стали особенно популярны во время карантина.

Мы производим 15 продуктов. Уходовую косметику: мыло, мазь, солнцезащитные кремы и бомбочки для ванны; для волос — шампуни, кондиционеры и маски. Бытовую химию: жидкое средство и кондиционер для стирки, средство для мытья посуды. Главные хиты — средства для уборки и лубриканты. Последние делаем съедобными и с разными вкусами — карамель со стевией или персик. Лубриканты стали особенно популярны во время карантина.

Сегодня у нас несколько десятков контрагентов по всей России. В ближайшее время будем расширять линейку моющих средств, среди пользователей соцсетей есть запрос на средство без аромата.

О мотивации и гармонии

Производство веганской косметики — не та сфера, куда приходят, чтобы обогатиться. Это история про убеждения, азарт, идею. Когда я запустила производство, жила на 15 тысяч в месяц. Все одна делала: готовила, упаковывала, развозила продукцию. Зато какая была мотивация! В процессе вышла замуж, теперь за производство отвечает мой муж. Это моя правая рука, поддержка и опора. Общее дело сближает. Вместе радуемся и вместе огорчаемся. И экономим вместе, раньше — буквально на всем.

Самая главная идея моего бизнеса — гармония. Моя продукция продается в перерабатываемой упаковке или без, она не тестируется на животных и не включает ингредиентов животного происхождения, безопасна для человека и окружающей среды. Этим принципам нелегко соответствовать. На поиск той же упаковки уходит много времени. Нужно сперва найти этичные материалы, потом умудриться заказать нужное количество, а не партию в 50 тысяч, которую нам будет негде хранить. Разные виды пластика по-разному маркированы: например «шестерку» так просто не сдашь, «семерку» вообще не принимают, ее не переработать. Мы используем ПЭТы, которые можно сдать у дома, или «двойки», которые  хорошо перерабатываются; алюминий и стекло. 

Если года три назад в сфере веганских продаж был «Дикий Запад», то сейчас бизнес понемногу легализуется. В первую очередь это касается изменения самосознания производителей, моих коллег по цеху. Это радует. Но нужно понимать, что крафтовые производства пытаются противостоять крупным брендам. У меня, например, чувствительная кожа, однажды я купила эко-веганскую маску от крупного производителя, а от нее руки окрасились. Если бы попыталась добиться справедливости, скорее всего, их адвокаты сослались бы на индивидуальную непереносимость. Когда ты маленькая компания, репутационных рисков больше.

Фотографии: обложка, 18, 19, 20, 21, 22, 23 – Сергей Потеряев, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 24, 25, 26, 27, 28, 29 – Виктор Юльев

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Приходя сюда на работу, нужно забыть про семью и личную жизнь»: Cотрудники Wildberries — об условиях труда в компании
«Приходя сюда на работу, нужно забыть про семью и личную жизнь»: Cотрудники Wildberries — об условиях труда в компании
«Приходя сюда на работу, нужно забыть про семью и личную жизнь»: Cотрудники Wildberries — об условиях труда в компании

«Приходя сюда на работу, нужно забыть про семью и личную жизнь»: Cотрудники Wildberries — об условиях труда в компании

Волонтеры, которые заменяют собой государство
Волонтеры, которые заменяют собой государство
Волонтеры, которые заменяют собой государство

Волонтеры, которые заменяют собой государство

Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок
Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок «Алиса это придумала, чтобы кайфануть самой в безопасной среде. Но что-то пошло не так»
Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок

Как две петербурженки запустили серию этичных секс-вечеринок
«Алиса это придумала, чтобы кайфануть самой в безопасной среде. Но что-то пошло не так»

Тэги

Сюжет

Места

Бренды

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Подпишитесь на рассылку