The Village продолжает рассказывать, как разные семьи планируют свои доходы и расходы. В новом выпуске — семья программиста и бухгалтера с тремя детьми. Поскольку у жены есть финансовое образование, ведение бюджета она взяла на себя, даже несмотря на то, что муж, программист и руководитель IT-компании, зарабатывает больше. Мы узнали, как в этой семье решаются вопросы, связанные с деньгами, и почему родители считают, что должны купить жилье всем своим детям.


Антон, 43 года

Программист и руководитель IT-компании

Доход: 150 000–220 000

Екатерина , 43 года

Бухгалтер-фрилансер

Доход: 30 000–40 000

Основные расходы


60 000 рублей

Продукты и товары для дома

10 000 рублей

Коммунальные платежи

23 000 рублей

Образование детей

20 000 рублей

Одежда

5 000 рублей

Здоровье

10 000 рублей

Автомобиль

10 000 рублей

Спонтанные покупки

27 000 рублей

Кредит

20 000–50 000 рублей

Накопления

От школы до семьи

Антон: Познакомились мы 1 сентября, когда пришли в десятый класс.

Екатерина: В этом году у нас 19 лет официального брака, мы уже давно вместе. Последние два года в школе мы учились в одном классе, но не встречались, а просто дружили. После школы мы приехали в Петербург поступать в институты, я — в ФИНЭК, а Антон — в Политехнический университет.

Антон: Как-то после каникул я вернулся из родного города в Петербург, и меня друг позвал к себе в гости. Я приехал, и там была Катя. Сначала даже немного удивился: мы, получается, познакомились второй раз.

Екатерина: Поскольку мы были в чужом городе и друг друга знали, то продолжили общаться, а потом начали встречаться.

Антон: Уже когда мы окончили институт, решили, что пора начинать взрослую жизнь и съезжаться. Сняли квартиру и переехали туда.

Екатерина: Уже тогда мы понимали, где будем жить. Мы почти сразу же вложились в строительство дома, нам очень помогли наши родители. Года три мы снимали квартиру, пока строился тот дом, куда мы должны были переехать. Конечно, сдачу дома задержали, так что наш переезд откладывался, потом мы делали ремонт, так как квартира сдавалась без отделки, а в это время у нас уже родилась старшая дочь. Мы переехали, еще несколько лет доделывали ремонт, зато мы и сейчас живем в этой квартире.

Антон: Наше начало карьеры пришлось на конец 90-х и начало 2000-х. Я тогда запускал первый в мире термоядерный реактор, работал в НИИ, хотел писать кандидатскую, в общем, болел душой за науку. Но денег мне не платили, и, когда родилась дочь, мне пришлось уволиться и искать другую работу. Тогда я и ушел в IT. По первому образованию я физик плазмы, я получил второе высшее, переквалифицировался в программиста.

Домашняя бухгалтерия

Екатерина: Я сейчас работают на дому, веду бухгалтерию нескольких компаний.

Антон: Я открыл свою фирму и занимаюсь разработкой программного обеспечения.

Екатерина: Собственно, одна из компаний, с которыми я работаю, это и есть фирма мужа, так что я в курсе всех финансов. Считать деньги я очень люблю. У меня есть таблица в Excel, которую я веду уже много лет. Сначала я сформировала ее под себя, год от года она трансформируется, но в нее по-прежнему попадают все наши доходы и расходы.

Антон: Когда мы думаем купить что-то крупное, мы, конечно, сверяемся с нашим бюджетом. Поскольку я айтишник и вообще люблю гаджеты и мобильные приложения, я сам для себя написал программу для айфона и теперь веду подсчет финансов там.

Екатерина: Я тоже поставила эту программу на телефон, но пользуюсь по старинке своей таблицей. Нам на двоих удается зарабатывать 260 тысяч в месяц. Основной доход, конечно, Антона. Поскольку я работаю неполный день и дома, у меня выходит не так много денег. После третьего декрета я решила не выходить на постоянную работу — никак не получалось по времени. Сейчас дети подросли, сыновьям семь и 11 лет. Старшей дочери 18 лет, она учится в Санкт-Петербургском политехническом университете на программной инженерии. До часу дня мальчики в школе, и я в это время могу заниматься делами. Дальше работа уже идет эпизодически.

Антон: Получается, что оленя с охоты приношу я.

Екатерина: А я этого оленя разделываю и готовлю. Я веду семейный бюджет, плачу по счетам, распределяю траты. Естественно, все большие покупки мы обсуждаем вместе, но стараемся себя и детей не ограничивать, тратить деньги и на хобби, и на отдых, и на образование.

Антон: Жить вместе мы начинали в далекие 90-е и нулевые, когда денег не было совсем и делить было особо нечего. Если у кого-то что-то появлялось, мы это делили на двоих. По молодости все вообще воспринимается по-другому.

Екатерина: Тогда мы и привыкли все складывать в один общий семейный бюджет, который и распределяется под моим руководством и с участием Антона.

Антон: Потом, когда стали появляться удобные банковские продукты, мы завели один счет с двумя картами. При этом мы почти отказались от наличных денег, только если приходится заказывать какую-то доставку.

Екатерина: Мы также пользуемся кредитными картами. Тратим средства банка, но потом возвращаем все в льготный период.

Машина, шуба, вклады

Екатерина: Больше всего мы тратим на питание и на дом — то есть все, что мы покупаем в супермаркетах. Это примерно 60 тысяч в месяц. Коммунальные платежи — около 10 тысяч. Кажется, что это много, но нас пять человек, живем мы в трехкомнатной квартире. Очень большая статья расходов — это образование детей, на него уходит около 23 тысяч. Старшая дочь учится на платном отделении, это 18 тысяч в месяц. Факультет престижный, раскрученный, а потому дорогой. Мальчики ходят на курсы английского, информатики, подготовки к математическому лицею. Это примерно 5 тысяч в месяц.

Антон: С пятого класса как раз начинаются специализированные школы, нам это все предстоит.

Екатерина: На одежду, косметику у нас на всех уходит порядка 20 тысяч. На лекарства и посещение врачей в среднем 5 тысяч. Младшего ребенка приходится часто водить к стоматологу. На машину в месяц тратим 10 тысяч. Это страховка, техническое обслуживание и бензин.

Антон: Мы считаем, сколько обходится ее использование в месяц, неважно, один раз пришлось заплатить за несколько лет за ремонт или каждую неделю тратишься на бензин.

Екатерина: Еще 10 тысяч — это непостоянные траты на наши хобби, подарки, мелкий ремонт, покупки недорогой бытовой техники. У нас есть вклады и небольшие инвестиции — пакет акций больших и известных компаний. Это то, что мы отложили «на черный день». Также мы копим на отпуск, хотя с ним сейчас сложно. Нас пять человек, приходится отдыхать частями или ездить на машине. В прошлом году съездили в Казань, и нам очень понравилось.

Антон: Вот говорю Кате: «Давай тебе шубу купим!» — а она: «Денег нет!»

Екатерина: Я вообще человек прижимистый. Ну вот когда Антон последний раз менял машину, нашей предыдущей было всего три года. А тут он приходит и говорит: «Вышла новая модель!»

Антон: Маркетологи виноваты — позвонили и пригласили на тест-драйв, а я на это падкий.

Екатерина: По этому вопросу мы спорили долго, но в итоге муж пошел и купил. С другой стороны, зачем тогда нужны деньги, если их не тратить.

Детские деньги

Екатерина: Младшим детям мы выдаем карманные деньги — по 100 рублей в неделю.

Антон: Если со старшей дочерью мы обсуждали денежные вопросы, то мальчики учатся всему сами на примере компьютерных игр. У младшего есть игра, в которой он должен зарабатывать деньги в пиццерии: покупать ингредиенты, печь пиццу, развозить ее. На внутриигровую валюту он может покупать какие-то дополнительные вещи — самокат, мотоциклы, машины для более быстрой доставки. Он там научился очень ловко считать, и, когда у них была контрольная, он быстро считал в уме и выдавал ответ. Чувствуется, что он, будучи в первом классе, уже понимает ценность денег и научился копить. Когда родители, бабушки, дедушки ему дарят что-то, он все откладывает и может накопить, а не потратить все на какую-нибудь безделушку.

Екатерина: Все встроенные покупки дети делают на свои карманные деньги.

Антон: В моем детстве много чего хотелось, но было недоступно — либо оно не продавалось в магазине, либо у родителей не было денег. А сейчас у детей вообще все есть. Я думал, как побаловать и удивить их. У детей сегодня есть новый мир встроенных игровых покупок, который они воспринимают серьезно. Важно, чтобы дети проецировали цены в игре на реальный мир: от чего тебе придется отказаться в супермаркете, чтобы получить вещь в игре.

Екатерина: Старшая дочь, как и я, довольно прижимистая.

Антон: У нее деньги в детстве хранились в трехлитровой банке. Лет до 16 она больше копила, чем тратила. Лет в 14 она очень хотела айфон, долго откладывала, потом получила на день рождения определенную сумму.

Екатерина: Она отдала деньги нам, и мы на них купили тот самый айфон. Но мы в семье считали, что она купила его себе сама.

Антон: Могла бы прогулять, потратить на кафе, но все же она их сберегла.

Екатерина: Сейчас дочь стала уже большая, и мы ей купили в кредит квартиру. За него мы отдаем 27 тысяч в месяц. Мы очень удачно вложили средства материнского капитала, и со следующего месяца у нас платеж сильно уменьшится. Сейчас у нас не получается накопить и купить квартиру без кредита.

Антон: Теоретически это звучит здорово: отправить детей во взрослую жизнь, чтобы они там становились самостоятельными и учились жить без чужой помощи, будто кинуть их в воду, чтобы они научились плавать. Но на практике пришлось бы держать ребенка при себе, чтобы он жил с родителями, пока не заработает на свою квартиру. Мы считаем, что нужно дать минимальный набор — жилье, образование.

Екатерина: Мы живем в Петербурге, а квартиры здесь дорогие. Это будет старт, а чем выше он, тем легче карабкаться дальше.

Антон: Я смотрю по знакомым, нашим ровесникам, кто как начинал и чего достиг. Кому родители много дали еще в детстве, все эти люди добились успеха. Не было такого, чтобы они опустили руки и сказали: «Мне этого достаточно». А вот кого учили жить скромно, они так и живут, боясь как-то высунуться из этой раковины и проявить себя.

Екатерина: Детям нужно стремиться получать достойное образование, чтобы стать успешными и самостоятельными.

Антон: Кроме того, профессии, в которых можно много зарабатывать, требуют сложного входа. За кассой в фастфуде можно и в 18 лет получать 25 тысяч, но чтобы стать аналитиком в «большой четверке», нужно поработать год бесплатно, постажироваться.

Екатерина: Мы озвучили нашу позицию детям — мы даем только старт. С мальчиками мы собираемся повторить ту же схему, что и со старшей дочерью. Мы содержим детей, только пока они учатся. После того как ребенок закончит учебу, он становится самостоятельным. Жилье у них будет, но им придется самим заботиться о том, что есть, носить, на чем ездить, на что содержать квартиру. Безусловно, мы сможем помочь, но только на возвратной основе.