Грузовик подъезжает к куче разноцветных баков, а двое мусорщиков безразлично сваливают все заботливо отсортированные отходы в один общий контейнер. И это правильно, хотя такая картина регулярно вызывает скандалы в соцсетях, а люди чувствуют себя обманутыми. The Village показывает путь мусора от контейнера в вашем дворе до перерабатывающего завода.

Текст:

Алена Дергачева
Ольга Карасева
Кирилл Руков

Фото- и видеосъемка:

Анастасия Пожидаева

1


Почему все сваливают в один мусоровоз

Весь центр Москвы сейчас объезжает всего один грузовик для вторсырья. И, как ни странно, этого достаточно: в ЦАО мусорщики приезжают раз в два дня, и за смену мусоровоз опустошает 250 контейнеров для раздельного сбора — они как раз успевают наполниться. Обычный мусор при этом забирают чаще (по закону — каждые сутки, в теплое время), но для вторсырья нормативов не существует, поэтому график мусорные компании выбирают себе сами. Как и форму баков, их количество и даже сам принцип разделения отходов. В итоге у пяти разных мусорных компаний в пределах МКАД стоят совершенно разные контейнеры: где-то жителей просят отделять только «сухие» отходы от «мокрых» (то есть от органики: еды и напитков), а где-то — собирать раздельно пластик, стекло, бумагу и металл.

За любыми «сухими» отходами при этом все равно приезжает по одной машине, и все сваливают в единый бак — потому что вторсырье неизбежно отправляется на досортировку. Без этого тонны сырья при переработке будут испорчены из-за одного осколка стекла в партии бутылок, а забирать отдельно пластик и стекло на нескольких мусоровозах дорого и нерационально.

К 2017 году

мусорные компании в Москве должны были собирать 100 % вторсырья с жилых районов — об этом прямо написано  в условиях госконтрактов, вот только эти условия никогда не выполнялись.

В 2012–2014 годах несколько компаний-операторов выиграли конкурсы на вывоз мусора в Москве — на общую сумму более 142 миллиардов рублей.

В Юго-Западном и Западном округах этим занимается «МКМ-логистика». Контракт в Центральном и Северном округах получила компания «Эколайн». Юго-Восточный и Зеленоградский округа обслуживает «МСК-НТ». В Северо-Восточном и Восточном округах работает «Хартия», а в Северо-Западном округе — «Спецтранс». Еще в 2015 году «РБК» нашел среди владельцев этих компаний родственников чиновников и олигархов.

В Южном округе Москвы тендер не проводился (эксперты связывает это с наличием мусоросжигательного завода), а в Новой Москве сейчас работают по отдельным «территориальным схемам».

Сейчас в России перерабатывается только 4–5 % всего мусора, остальное отправляется на свалки, официальные или стихийные. В Greenpeace считают, что площадь всех мусорных полигонов в стране уже достигла 4 миллионов гектаров — это четыре острова размером с Кипр. Митинги против свалок в Московской области в 2018 году даже породили масштабное протестное движение — мусорные бунты, со своими лидерами  и политическими амбициями. Мгновенно решить эту проблему нельзя: уменьшить поток на полигоны можно, только внедряя грамотный раздельный сбор.

С начала этого года Московская область уже перешла именно на двухпоточную систему сбора: контейнеры ставят для «сухих» отходов и для «мокрых». К первым относятся, например, бумага, стекло, пластик, металл, текстиль, которые перерабатывают, а ко вторым — остатки еды и то, что ею загрязнено. В Москве единой системы пока нет (ее только обещают создать). Двухпотоковый сбор использует, например, «Эколайн» (оператор по вывозу в ЦАО и САО). Представитель компании Елена Вишнякова объясняет, что к такой системе легче привыкнуть человеку, который раньше вообще ничего не сортировал: «Большинство москвичей живет в небольших квартирах, где не получится поставить несколько контейнеров для разных видов отходов, а при двухпотоковой системе можно просто сложить все перерабатываемые материалы в одну большую коробку».

Впрочем, иногда дворники сгружают мусор из переполненного бака для «сухих» отходов в общий контейнер, смешивая с «грязным» мусором. На такие случаи действительно стоит жаловаться в мусорную компанию, название которой написано на контейнере или грузовике.

2


Где все это сортируют

Станция сортировки в Отрадном

У «Эколайна» есть две огромные сортировочные станции: в Отрадном и Долгопрудном. Именно сюда мусоровоз привозит вторсырье из баков у вашего дома, если вы живете в центре или на севере Москвы. У других мусорных компаний тоже есть свои сортировки. The Village рассылал всем одинаковые запросы, но только «Эколайн» согласился провести открытую экскурсию по станции.

Только

20 %

всего собранного вторсырья на самом деле можно переработать

(об этом заявляет «Эколайн», другие компании вообще не предоставляют таких данных). Остальное — это мусор, который люди выбрасывают, не обращая внимания на маркировку, либо материалы испорчены водой, грязью, плесенью и остатками пищи.

На самом деле, статистика «годности» собранного вторсырья колеблется от района к району — в «более сознательных» можно отправить на переработку до 60 %. В «Эколайне» рассказывают, что аккуратнее всего сборные сетки наполняют там, где жители сами попросили поставить такие контейнеры: в Центральном округе — это Басманный и Тверской, а в Северном — Хорошевский, Аэропорт и Бескудниковский районы. В число сознательных попали также жители Хамовников.

Отходы здесь выгружают на специальную площадку и выкладывают на конвейерную ленту. Шумно, круглые сутки летают чайки — они доедают остатки еды, игнорируя попытки работников их прогнать. Возле станции работают специальные звуковые установки, которые имитируют крики соколов, но их заглушает шум работающей техники.

Затем отходы подаются на транспортер и отправляются в кабину предварительной сортировки. Тут сотрудники вручную отбирают все, что может повредить механизмы: ткань, пленку и стекло. Сепаратор перетряхивает отходы, чтобы отделить мелкие элементы и органику, а с помощью магнита извлекают батарейки и металлические предметы.

Сортировочная станция «Эколайн» в Отрадном

Дальше отходы по ленте конвейера идут на ручную сортировку. Каждый сортировщик выбирает те фракции (составные материалы — например, бумагу, пластик или стекло определенного цвета), за которые он отвечает, всего 20 видов. «Эколайн» собирает и сложные предметы, за которые многие другие компании не берутся, например, аэрозольные баллончики и упаковку тетрапак. На станции люди работают круглосуточно, смены длятся по восемь часов с технологическими перерывами. Всего здесь около 300 сотрудников, в каждой смене 86 сортировщиков. 

Наконец, рассортированные отходы попадают в накопительные ячейки. Когда каждая из них наполняется, содержимое поступает на ленту прессования и попадает в пресс-компактор. Итоговые брикеты весом в полтонны собирают на складе: макулатура, ткань и тетрапак хранятся в специальном сухом помещении, а пластик складывают просто на улице. В таком виде брикеты ждут, когда их купят. Тогда они поедут на следующие заводы в цепочке — к самим переработчикам, для которых это уже совсем не мусор.

3


Сколько реально перерабатывают

Тверской завод вторичных полимеров

«Эколайн» отправляет сырье более чем 20 компаниям: например, батарейки везут в Челябинск на завод «Мегаполисресурс», часть упаковки тетрапак перерабатывают в Новгородской области, а остальное — в Тамбове. С пластиком работают в Нижнем Новгороде, Калуге, Петербурге и Твери. The Village отправился на Тверской завод вторичных полимеров, чтобы проследить путь мусора до конца.

Уже знакомые брикеты из пластиковых бутылок привозят на завод, выгружают и оставляют в специальном помещении.

Работники разбивают брикеты и, если это необходимо, отправляют бутылки на мойку. Иногда бутылки измельчают вместе с крышечками, а моют только готовые хлопья — все зависит от того, заказ на какой вид готового сырья получил завод.

Переработчики готовы принимать загрязненное сырье, но не больше 15 % от партии. Впрочем, переработать бутылку, в которую наливали клей или краску, все равно не получится — слишком большой риск, что при нагревании бутылка воспламенится. Не берут и светящиеся бутылки из-под энергетиков. На завод пластик везут и с полигонов, где тоже есть небольшие сортировочные станции. Пока система раздельного сбора работает не слишком хорошо, и основную часть сырья завод все же получает со свалок. 

На заводе бутылки проходят еще один этап ручной сортировки — их разбирают по цветам. Сами бутылки из прозрачного пластика (ПЭТ) дробят до состояния хлопьев. В месяц завод производит 1,2 тонны таких хлопьев — из 1,8 тонны грязных бутылок.

Крышечки и колечки от тех же бутылок или флаконы из-под моющих средств проходят процесс экструзии. Их сначала расплавляют до однородной массы, вытягивают ее в длинную пластиковую макаронину, а потом нарезают ее на маленькие частицы-гранулы. Хлопья и гранулы — это уже готовый материал для производства новых предметов из пластика. 

В итоге хлопья из ПЭТ-бутылок получаются нескольких цветов — прозрачные, зеленые, коричневые и голубые. По договоренности с заказчиком на заводе могут сделать и разноцветную смесь. С крышечками и флаконами — то же самое. Например, чтобы сделать трубу для ливневой канализации, нужны флаконы из-под моющих средств.

Что в итоге делают из отходов

Из партии одинаковых пакетов можно произвести точно такие же пакеты, из стеклянных бутылок одинакового цвета — точно такие же бутылки. При этом часто из старых вещей производят что-то совершенно новое. Так, из 400 винных бутылок можно сделать комплект стекловаты для изоляции дома, из такого же количества алюминиевых банок — один детский велосипед, из 25 пластиковых бутылок — одну флисовую куртку, а из одного килограмма газет — десять рулонов туалетной бумаги.

Одни материалы можно перерабатывать бесконечно, другие с каждым разом теряют свои свойства. Такое постепенное понижение качества называют даунсайклингом, или каскадированием. Об этом мы рассказываем в соседнем материале.

Перейти