The Village продолжает рассказывать, сколько зарабатывают и на что тратят деньги люди разных профессий. В новом выпуске — промышленный альпинист. Все высотные работы — от мытья окон до монтажа сложных конструкций — имеют право выполнять только промышленные альпинисты, имеющие сертификат и специализированное оборудование. В профессию идут и любители риска, которые увлекаются спортивным альпинизмом в горах, и просто желающие заработать. День работы промальпа может стоить от пяти до восьми тысяч в зависимости от сложности работ. При этом промышленный альпинизм связан с существенным риском: человек может пострадать или даже погибнуть от падения с высоты, в результате обрушения на него материалов или ударов о конструкции.

Мы узнали у мужчины, который 12 лет занимается промышленным альпинизмом и берется за все виды работ, как он справляется с чувством страха, готовит оборудование и планирует свой бюджет.

Профессия

Промышленный альпинист

Доход

В среднем 160 000 рублей


Расходы

25 000 рублей

Аренда жилья

30 000−45 000 рублей

Продукты

35 000−45 000 рублей

Содержание семьи

5 000−10 000 рублей

Отпуск

10 000 рублей

Одежда

10 000−15 000 рублей

Снаряжение и инструмент

20 000 рублей

Автомобиль

На высоте и в тени

Живу и работаю я в Петербурге, но сам из Краснодара. Как-то я шел по улице и увидел ребят, которые висят на здании и что-то там делают. Тогда я даже не знал, что профессия промышленного альпиниста вообще существует. В армии я проходил обучение по горной подготовке, мне это было интересно, поэтому я посмотрел, как они работают, а потом просто подошел и спросил, что и как. Они объяснили, куда нужно обратиться, чтобы отучиться и получить специальность.

В первую очередь нужно пройти медицинское обследование, которое подтвердит, что тебе здоровье позволяет работать в промальпе. Например, тебя раскручивают на центрифуге, а потом нужно пройти по одной линии, так проверяют вестибулярный аппарат. Но никаких очень серьезных требований к здоровью, как для запуска в космос, нет. Потом медкомиссию нужно будет проходить каждые три года.

Тебя раскручивают на центрифуге, а потом нужно пройти по одной линии, так проверяют вестибулярный аппарат.

Для того, чтобы получить удостоверение промышленного альпиниста, необходимо пройти специальные курсы. Сейчас стоят они в районе 10−15 тысяч рублей. У меня было три дня теории, а потом практика, где показывают применение узлов, которые учили на теории, спуск и подъем, спасательные работы на высоте. Достаточно двух дней, чтобы ты усвоил это, посмотрел, как и что, после чего тебе дают удостоверение промышленного альпиниста и можно идти устраиваться на работу.

Промышленных альпинистов набирают в клининговые компании и строительные фирмы. Но по моим наблюдениям, большинство все же работает на себя — это либо индивидуальные предприниматели, либо самозанятые, либо люди, которые просто периодически халтурят. За все 12 лет, что я занимаюсь промышленным альпинизмом, официального стажа у меня наберется всего лишь около года. В компаниях оплачивают обучение и выдают оборудование, но зарплата там заметно ниже. Так что бо́льшая часть альпинистов пока находится в тени, а работу они ищут по объявлениям и через знакомых.

«Касты» альпинистов

Контингент в нашу профессию идет самый разный. Есть и любители риска, которые приходят из спорта и уже имеют навыки работы на высоте, есть бывшие пожарные и спасатели МЧС. Но очень много тех, кто приходит только ради денег, ведь считается, что у нас очень большие зарплаты. Люди из стран ближнего зарубежья начинают работать практически без подготовки. Но такое желание заработать толкает на риски и приводит к несчастным случаям. Веревку вокруг себя обмотал — и пошел сбивать сосульки на скользком карнизе.

Очень много тех, кто приходит только ради денег, ведь считается, что у нас очень большие зарплаты.

Я всегда говорю, что промышленный альпинизм — это еще не сама работа, а только способ доставки тебя наверх, чтобы там как раз ты и мог работу выполнить. Надо же не просто на здании повисеть, а еще, например, вымыть окна, повесить баннер, покрасить что-то. Специальности бывают разные — маляр, монтажник, сварщик, электрик.

У альпинистов есть чуть ли не касты, основанные на том, какие работы они выполняют. Самое простое — это мыть окна, этим занимается большая часть альпинистов. Вешать гирлянды и другие украшения перед Новым годом — это монтаж, он требует более высокой квалификации. Но монтажники уже не занимаются, к примеру, герметизацией. Есть еще универсалы, как я. Мы все умеем, за все беремся и работаем круглый год. К тому же чем больше разных работ ты можешь выполнять, тем выше у тебя будет заработок.

Для разных «каст» альпинистов есть свои прибыльные сезоны. Перед Новым годом — гирлянды, зимой и летом — окна. С начала весны и до декабря работа в любом случае будет. А вот в январе, феврале и марте заказов очень мало, и не все сезонники это время готовы перетерпеть. Человек отучился, снаряжение купил, но ничего не зарабатывает три месяца и потому просто бросает промальп и идет заниматься чем-то еще.

Страх и риск

Самый высокий этаж, на который я поднимался — 33-й. При этом мне всегда страшно, я вообще очень боюсь высоты. Особенно страшно мне было в первый раз, когда поднимался на высоту в армии. Но там не было варианта отказаться: страшно, не страшно — тебя заставят. А на работе себя заставлять приходится самостоятельно. В моем случае желание зарабатывать деньги сильнее страха. Где еще меня возьмут на работу с такой зарплатой, я не представлю. Это надо директором предприятия быть или свой бизнес делать. Каждый раз себе об этом напоминаю, и страх отходит на второй план. Со временем ко всему можно и нужно привыкнуть. Бывает, что долгое время работаешь на не очень высоких этажах — четвертом, пятом, а потом после пары месяцев поднимаешься на 25-й, и начинается мандраж.

Мне всегда страшно, я вообще очень боюсь высоты.

Несчастные случаи в работе промышленных альпинистов бывают, причем достаточно часто. И в нашей команде люди получали травмы, к счастью, летальных исходов не было, хотя я знаю людей, которые погибли на работе. Вот совсем недавно собирали деньги на похороны одного из наших коллег, сорвался с 27-го этажа.

Многое зависит от работ, которые ты выполняешь. Самое рискованное — обрушать бетонные и кирпичные конструкции и трубы, монтаж, сварка, огневые работы. Может что-то оплавиться, окалина упадет. На больших высотах мы зависим от погодных условий, особенно от ветра. Десять лет назад в Алма-Ате альпинисты погибли из-за ветра. Им спутало веревки, они не могли спуститься, и людей ветром просто разбило о витраж.

Под свою ответственность

Если ты хочешь работать комфортно и не переживать по поводу своей безопасности, то снаряжение должно быть соответствующим, а стоит оно дорого. Для начала достаточно собрать минимальный набор, обойдется он примерно в 30−40 тысяч рублей. Если сэкономить на веревке, не купить каску или взять драную обвязку, то риск пострадать гораздо выше, чем у того, кто использует хорошее качественное снаряжение. На моем опыте многие получали травмы и даже увечья буквально из ничего, потому что пренебрегали безопасностью. Я сам недавно вешал гирлянды, и в глаз попала стружка. Очки не надел — и вот результат.

Если сэкономить на веревке, не купить каску или взять драную обвязку, то риск пострадать гораздо выше

Основная опасность в работе промышленного альпиниста связана с риском падения с высоты. Есть много способов, как этот риск можно минимизировать: тщательно осматривать свое оборудование, иметь в наличии все инструменты, спускаться на двух веревках. Вот у меня стальной карабин упал с большой высоты, и потому я решил от него избавиться. Визуально я не вижу повреждений, но на стали могла образоваться микротрещина, и при определенной нагрузке или рывке этот карабин сломается. Покупать страховочное устройство нужно не где-то с рук, а в магазине и желательно с сертификатом и гарантией от производителя. Есть вообще люди, которые кустарно делают спусковые устройства, что-то сваривают. Мы же в России живем, здесь каждый второй народный умелец.

Одно из главных требований техники безопасности — не работать по одному. В случае сложной ситуации тебя напарник должен из нее вытащить. В больших компаниях альпинисты обычно работают группами, уже слаженными командами, а частники — парами. Еще нам помогают подсобные рабочие: например, мы сбиваем сосульки, а они внизу стоят и следят, чтобы люди не проходили в это время возле здания.

Чаты за честное ценообразование

Мы как-то вышли на цифру в пять тысяч рублей за рабочий день альпиниста. Украшения и баннеры часто вешают по ночам, и ночная смена уже стоит дороже — 6−7 тысяч.

Когда я начинал, мы красили метр стены ЗА 50 рублей, так и сейчас красим за столько же.

Раньше большой торговый комплекс приезжали украшать чехи, только недавно начали нанимать наших, и платить за эту работу тоже стали меньше. Цены в магазинах растут, а у нас зарплата — нет. Еще когда я начинал, мы красили метр стены ЗА 50 рублей, так и сейчас красим за столько же.

До 2010 года снег массово не чистили, и в ценах никто не ориентировался. Тогда квадратный метр стоил 80 рублей, а сейчас — 20−25 рублей, причем некоторые готовы чистить и за 8 рублей. Надо понимать, если ты не сделаешь за эти деньги, то сделают другие. Скоро будем, как таксисты, бастовать или, как шахтеры, сядем и начнем касками стучать.

У промышленных альпинистов есть свой профсоюз, куда можно вступить и платить членские взносы. В телеграме и вотсапе образовалось несколько чатов. Стараемся там договориться, за какую сумму на какую работу соглашаться. Есть еще тайные чаты, например тех, кто размещает объявления на Avito. Звонит заказчик одному альпинисту, другому — пытается узнать, где дешевле. И первый, с кем он связывается, пишет в чат: «Я назвал этому человеку цену в 10 тысяч за монтаж баннера». Остальные, кому звонит этот заказчик, называют такую же цену. Но это тоже не особо эффективно: не все, кто подает объявления, в этом чате состоят, и заказчик как-нибудь найдет дешевле, только потом все равно мы поедем переделывать.

Доход

У альпиниста, который работает свыше пяти лет, заработная плата будет на уровне 80 тысяч. Те, кто работает еще дольше, знают свое дело, могут получать от 100 тысяч. Многое зависит от специальности. Я вот и крашу, и сваркой занимаюсь, и монтажом, и мойкой. Специально ничему не учился, все навыки освоил уже в процессе. Потому моя средняя зарплата — 160 тысяч.

При этом работаю я практически каждый день: 29–30 дней в месяц в сезон и 25 дней, когда заказов мало. Выходные у меня выпадают только на те дни, когда на улице непогода — пошел дождь, и высотные работы мы проводить не можем. Заработок от погоды тоже сильно зависит. Бывает зима снежная, и ты чистишь снег, убираешь сосульки, нет снега — и нет работы.

Работаю я практически каждый день: 29–30 дней в месяц в сезон и 25 дней, когда заказов мало.

Я завел ежедневник и записываю туда каждый день, чем я занимался и сколько мне за это заплатили. Так я отслеживаю, какие виды деятельности более прибыльные, в какие месяцы больше заказов. На основе своих подсчетов уже даже могу выбирать, на какие работы соглашаться, а на какие нет. При этом важно подсчитывать не то, сколько ты заработал, а то, сколько ты получаешь. Есть разница: например, работы выполнены в этом месяце, а компания заплатит только в следующем. Многие считают зарплату неправильно — только то, что получили в сезон, когда был пик активности заказчиков.

Мой напарник всего шесть лет работает, а у него уже грыжа появилась, врачи говорят, что надо бросать промышленный альпинизм. Однажды сверху упала металлическая балка и сломала ему руку. Теперь ему тяжело работать. Допустим, надо что-то делать с перфоратором, а он не может его долго держать — рука болит. Думаю, максимум он еще два-три года проработает, а я еще лет 20 собираюсь работать. Здоровье хорошее, ничего не болит. Знаю людей, которые и в 50, и в 60 лет занимаются промышленным альпинизмом. Конечно, задумываюсь о том, что надо переходить на умственный труд — передавать опыт, обучать начинающих.

Расходы

У меня есть семья — жена и двое детей. Дочкам пять и семь лет, но у них запросы, как у взрослых: вот сейчас хотят айпады. Жена тоже работает, но получает копейки. Она товаровед в сети магазинов, зарабатывает 25–27 тысяч рублей. На такую зарплату только одни макароны можно есть. Так что основные семейные расходы на мне, на них уходит 35–45 тысяч рублей.

В этом году тратил много на снаряжение и инструмент. Нужно все периодически обновлять, еще я купил что-то более новое и совершенное. Та же страховочная привязь — 33 тысячи рублей. В месяц в среднем уходит на все это 10–15 тысяч. Рабочая одежда тоже стоит дорого и при этом часто изнашивается. Нужно минимум два сменных комплекта: то испачкал, то порвал, то испортил. Помимо летней, обязательно покупаю комплект зимней, чтобы висеть и не мерзнуть. Комбинезон теплый стоит порядка 15 тысяч рублей, а за один месяц можно и два раза его поменять. Вот зима только началась, а мне пора уже покупать новый комбинезон. Была работа, связанная с герметиком и малярными работами, уже испачкал его так, что меня в приличный торговый центр в таком виде не пустят.

Отпуск — хорошее дело, но я в нем последний раз был лет шесть назад. А вот жена и дети летают каждый год.

На съем жилья уходит 25 тысяч рублей. На продукты каждый день мы всей семьей тратим примерно 1 000−1 500 рублей — в месяц это 30–45 тысяч. Поскольку я езжу на машине, нужны бензин, обслуживание, одно-другое. Так тысяч 20 набегает.

Отпуск — хорошее дело, но я в нем последний раз был лет шесть назад. А вот жена и дети летают каждый год. Обычно их отпуск попадает именно на то время, когда у меня много заказов. Мне просто невыгодно лететь куда-то, тратить деньги на отдых, на съем жилья, пока оно пустует, да еще и потеряю те деньги, которые мог бы заработать. Уже с весны начинаем откладывать и выбирать, куда им можно было бы поехать в этом году

Моя работа связана с профессиональными болезнями. Они меня пока обходят стороной, но нужно иметь сумму в запасе, чтобы в случае возникновения проблем можно было потратить на лечение. Да и жить на что-то нужно, пока не можешь работать. Надо еще и о собственном жилье задуматься, так что со следующего года буду откладывать. Серьезно настроился на это.