Этим летом не все дети отдыхали (или отдыхали не все время) — некоторые решили и поработать. The Village поговорил с четырьмя подростками о том, зачем и куда они пошли работать и как после первой зарплаты стали относиться к деньгам. Монологи детей дополнили их родители: они рассказали, как смотрят на то, что их дети трудятся, и вспомнили, когда начали работать сами.

Текст

Елена Барковская

Иллюстрации

анаит Оганян

Маша

хелпер и персональный ассистент


Начала работать в 15 лет

Моя первая работа — хелпер в сувенирном магазине в центре Петербурга, где продавались матрешки, меха, золотые украшения и янтарь. Хелпер — это что-то вроде консультанта, который всегда на подхвате: он общается с клиентами, рассказывает о разных товарах, помогает что-то найти. Я говорю по-испански и по-русски, с английским у меня тоже все нормально — даже в 15 лет уровень был достаточный, чтобы свободно общаться с иностранцами. Надо было выучить еще основные слова на китайском, но я довольно быстро с этим справилась и в целом понимала речь. Работа мне очень нравилась, я научилась подходить к абсолютно чужим людям, пропало смущение.

Этим летом я работала со съемочными группами как персональный ассистент. Команды снимали маленькие сюжеты к чемпионату мира по футболу. Эта работа была уже ради опыта: много общения с иностранцами, в том числе с мексиканцами. Я впервые поехала одна в Москву, чужой для меня город: надо было понять, как ориентироваться в метро, когда нужно поесть, как согласовывать расписание с другими людьми.

После этой работы у меня поменялось отношение к деньгам и ко времени, я почувствовала себя более обособленной и ответственной. Поняла, например, что, возможно, лучше купить какую-то вещь дороже, но она будет служить дольше. Кроме того, мне стало ясно, что время и навык имеют цену: если я умею водить машину и общаться на двух иностранных языках, то мои услуги будут стоить больше, чем если я знаю только один.

Есть мнение, что пока есть возможность не работать, надо быть ребенком и не лезть вперед. Но нельзя всех сравнивать: для меня, например, работа была важна. Мне надо было посмотреть, что я что-то могу, что не останусь никем. Было важно заглянуть туда, удостовериться, что впереди не темная яма или мутное пространство, которое я не могу охватить. Возможно, я романтизирую работу, но я занималась ей в большей степени не из-за денег — для меня это был такой обряд инициации в этом мире.

Милена

мама Маши

Работать в подростковом возрасте — нормально, если ребенок этого сам хочет. Думаю, это желание чему-то научиться, попробовать себя. Я все лето после 9-го класса работала в археологической экспедиции. Да и стала работать сразу после школы, потому что училась в институте на вечернем отделении.

Бывает, что подростки вынуждены работать, но у нас в семье в этом не было необходимости. Мы уже примерно три года ежемесячно выделяем детям определенную сумму, превышающую траты на завтраки, обеды и транспорт: так им не приходится просить денег на собственные нужды — например, на кино. Мы не следим, что дети покупают: я им доверяю, и кажется, что если они в чем-то будут сомневаться, то спросят.

В прошлом году мы завели им банковские карточки, на которые ежемесячно поступают деньги: они могут заплатить за репетитора или за визит к врачу, купить что-то из еды. Так что дети часто оплачивают что-то, а мы, взрослые, не тратим время на то, что они могут сделать сами.

Женя

сотрудник парка приключений в Канаде


Начал работать в 17 лет

Я живу с родителями в Канаде, поэтому устроиться на работу в парке было довольно просто: я отправил резюме по электронной почте, которая была указана в объявлении. Эта работа сезонная — с конца апреля по начало октября, — поэтому большая часть учебы остается незатронутой.

Приключения в парке, где я работаю, — это канатные дороги, стенки для скалолазания и зиплайны. Моя задача — экипировать клиентов, объяснять им правила, прикреплять к страховке и следить за безопасностью. Посетителям мы продаем не сервис, а впечатления. Нужно сделать так, чтобы люди получили максимальное удовольствие, а для этого нужно найти баланс между серьезностью и дружелюбием.

Расписание смен мы выбираем сами в приложении: вводим даты, в которые свободны, и нам подбирают подходящее время. Я зарабатываю 12,25 канадских долларов в час и работаю примерно 5 дней в неделю по 7 часов. Выходит ориентировочно 420 долларов в неделю (это примерно 20,5 тысяч рублей. — Прим. ред.). Большую часть заплаты я откладываю, а трачу в основном на развлечения: кино, кафе и фестивали.

Свою работу я очень люблю и считаю ее лучшим вариантом летнего заработка: прекрасный коллектив, свежий воздух, приятные клиенты. Трудности в основном бывают связаны с погодой: 30–35 градусов жары могут сильно сказаться на моей продуктивности и настроении.

Для меня финансовая независимость является основной причиной поиска работы: хочется как можно быстрее снять бремя карманных денег с родителей, а также иметь возможность свободно распоряжаться собственными деньгами. Вообще, работа — это отличная тренировка перед взрослым миром. Зарабатывая самостоятельно, я быстро понял, что деньги уходят очень быстро, а копятся долго и с трудом. Плюс ты понимаешь, как трудно заработать, работая только руками, а не головой (работа в парке или кофейне) — из-за этого появляется желание учиться. Родители, кстати, одобряют мою работу, но с условием, что она никогда не будет мешать учебе — последняя всегда должна быть в приоритете.

Коля

стажер в садовом центре


Начал работать в 15 лет

В начале этой весны у меня были проблемы с карманными деньгами, поэтому я решил устроиться на работу. Как-то вечером папа предложил пойти работать к нему в центр, и я согласился. В мои обязанности входит выполнять поручения начальников (в данном случае продавцов): например, полоть растения, пересчитывать их, переставлять с места на место. За месяц (обычно я работаю с десяти утра до четырех вечера с перерывом на обед) я зарабатываю примерно 20-25 тысяч рублей. Часть зарплаты я откладываю, другую трачу на подарки родным.

Моя работа нравится мне тем, что есть с кем поговорить, есть те, кто может поделиться опытом. Самый весомый минус — до работы долго ехать, но в итоге у  меня появились карманные деньги, и я занял свободное время летом, а не просто занимался ерундой или отдыхал.

Василий

отец Жени и Коли

Я сам начал работать в 13 лет — поехал в Краснодарский край на сбор овощей и фруктов — и потом продолжал трудиться каждое лето. Помню, что свои первые заработанные деньги потратил довольно быстро: привез подарки и уже в Москве купил маме часы. Она хранит их до сих пор.

К работе в подростковом возрасте я отношусь положительно и не понимаю, почему большие магазины и компании берут в основном с 18 лет. Такая работа учит ответственности и самостоятельности, появляется новое общение и материальная свобода — пусть даже на время. Думаю, что для подростка подходит любой несложный физический труд, который не сопряжен с опасностью. Опять же, подбирать работу стоит исходя из интересов самого ребенка: если это спорт, то можно пойти консультантом в спортивный магазин, если же он любит читать — то в книжный.

Дима

промоутер


Начал работать в 16 лет

Я раздавал приглашения на выставку. С негативом ко мне никто не относился: есть, конечно, некоторые люди, которые за 10 метров отмахиваются рукой — типа «не надо», но особо никто не заговаривает, только старички иногда спрашивают, что это. Так что эта работа подойдет всем, и людям с комплексами тоже: ты ведь просто стоишь и раздаешь листовки.

Час работы стоит 250 рублей, раздавать нужно по времени, а не какое-то конкретное количество листовок (два парня, которым я давал листовки, говорили, что им платили меньше — 150 или 200 рублей в час). Вообще раздача, по идее, контролируется: я как-то в конце рабочего дня увидел девушку, моего работодателя, которая сидела на скамейке и смотрела на меня.

Зачем я пошел работать? Это нетрудно, а деньги нужны всегда: на шмотки, на мелкие расходы. Да и достались они мне не за такую сложную работу и за короткий срок, так что я подумал, что зарабатывать — вполне реально.

К своим деньгам я отношусь менее бережно, чем к тем, которые мне давали родители. Это потому, что сталкивался с такими ситуациями в жизни, когда надо прикладывать усилия, а это неприятно: преодолеваешь себя, когда тренируешься или когда убираешься дома. Я отчетливо представляю, как папа, например, сидит на работе, и как ему бывает неприятно, но он это делает, чтобы были деньги. И вот он мне их дает, а я их потрачу на какую-нибудь ерунду... Я это понял, когда на день рождения брату подарили телефон: я знал, сколько он стоит и сколько папа зарабатывает за день, и посчитал, сколько он трудился за него. Вообще это неприятно, что родителям приходится столько терпеть, чтобы обеспечивать детей.

Мария

мама Димы

Работа в подростковом возрасте — это круто! В моей юности, в нашем маленьком городе работу подростку было найти невозможно, а очень хотелось иметь свои деньги. И дело не в том, могли или не могли мне что-то купить родители, а в особенном удовольствии не объяснять никому, почему именно эта вещь тебе сейчас необходима: просто взять и купить ее. Только на первом курсе, в 17 лет, когда я начала учиться в Москве, я смогла найти подработку — продавала воздушные шарики в парке аттракционов.

Я считаю, что до 18 лет никто работать не обязан. Но если подросток сам хочет, то пожалуйста. Я была рада за среднего сына Диму, когда он нашел небольшую подработку и потом с радостью потратил заработанные деньги на модные вещи. Но первые деньги из детей в нашей семье стал получать старший сын: с 9 по 11 класс ему давали спортивную стипендию, потому что два года подряд он становился чемпионом России. Я считаю, что эти деньги тоже можно считать заработком: профессиональные спортсмены по-настоящему работают круглый год на тяжелых тренировках, не видят выходных и каникул, отказываются от очень многого ради побед.

Так вот, когда мы узнали о стипендии, передо мной встала масса вопросов: должен ли ребенок теперь самостоятельно оплачивать какие-то обязательные траты типа проезда и завтраков-обедов в школе? А одежду? Или это должно остаться на нас, а стипендию он может тратить на дополнительные желания? Если это все остается на нас, то может быть, он будет вкладывать в бюджет семьи часть стипендии? Правда, сказать сыну, который безумно много времени и сил потратил на то, чтобы выиграть сложные и престижные соревнования: «Отдавай-ка нам половину своей стипендии», — было неловко.

Все разрешилось само собой: когда дома было туго с деньгами, сын покупал продукты, где-то половину своих обязательных трат оплачивал сам, только за свои деньги ходил в кино и кафе. Я тогда сидела в декрете, денег все время не хватало, и он часто подкидывал мне на какие-то мелочи. А один раз почти полностью отдал стипендию на мои медицинские процедуры (они были дорогими, потребность в них возникла неожиданно, а денег перед зарплатой просто не было) и отказался принимать, когда я хотела ему вернуть эту сумму позже.