Текст

Ирина Корнеевская

Термин «контейнирование» известен в России благодаря психологам — популяризаторам теории привязанности. Когда ребенок не может справиться со своими эмоциями, родитель должен помочь ему их пережить: успокоить, выслушать и объяснить, что это за чувства. Этот прием используют родители, для которых в отношениях с ребенком важна эмпатия и сонастроенность. Против него — те, кто опасается вырастить неженку. Психолог Сергей Кистенев рассказал The Village о том, на что родители обычно не обращают внимания.


Сергей Кистенев

врач-психиатр, поведенческий психотерапевт

Контейнирование эмоций — это просто очередной тренд. Его бэкграунд здоровый и хороший, но это не открытие: просто, как всегда бывает с новыми теориями, произошел перекос и гипертрофия. По сути, контейнирование — это вбирание эмоций ребенка и помощь в их переживании, не более того. И родители, которые сознательно подходили к воспитанию детей, так всегда и делали: жалели ребенка и были с ним рядом, когда ему трудно.

Как контейнировать эмоции правильно?

О необходимости контейнирования много говорит теория привязанности: этот прием нужен, чтобы мать лучше чувствовала ребенка. Контейнирование — хорошая штука, но ровно до того момента, пока не переходит в абсурд. Часто разными теориями воспитания увлекаются тревожные родители, которые пытаются найти в книгах некую безопасность и подтверждение своей позиции: да, я хорошая мама и правильно воспитываю ребенка. Тревожный родитель читает про контейнирование: если ребенок плачет, надо вобрать его эмоции — и начинает использовать этот прием и когда нужно, и когда не нужно. Следуя теории привязанности, многие люди не совсем понимают, когда надо переставать контейнировать и как научить ребенка переживать эмоции. Бесспорно, мать учит многому. Но маленький ребенок — не только часть матери, он еще и часть самого себя. Однажды наступает момент, когда он должен учиться переживать эмоции сам.

Зачем учить ребенка ответственности?

Контейнирование должно быть не просто актом передачи эмоций от одного человека другому, оно должно в конечном итоге приводить к какому-то действию. Принять эмоции — это только первый шаг. Второй, необходимый, который многие не делают, — научить ответственности. С трех-пяти лет ребенок социализируется среди детей и должен понимать, что его могут обидеть и поступить с ним несправедливо. Он должен учиться переживать свои сильные эмоции и нести ответственность за свои действия, а также понимать, что его эмоции зависят только от него, а не от успокаивающих объятий с мамой, в которых все плохое исчезает.

Нужно дать ребенку возможность самому пережить эмоции, объяснить, что они уместны и нормальны. Когда ситуация уже эмоционально пережита, ребенок с помощью родителя способен более взвешенно подойти к ее решению: «Мы немножко погрустили, а теперь давай думать, как мы будем с этим разбираться. Что тебе нужно делать, чтобы больше не допустить такую ситуацию или исправить случившееся?» Маленькому ребенку родитель должен предложить варианты действий: он сам выберет подходящий, исходя из своего темперамента или по другим причинам. Более старшему ребенку важно разобраться с проблемами самому — чтобы сделанный выбор обязательно переходил в действие.

Что произойдет, если этого не сделать?

Если первый этап, контейнирование, есть, а второго, решения проблемы, нет, ребенок не становится сознательным и ответственным. В этом случае велика вероятность того, что в будущем он продолжит жаловаться и искать себе контейнер, а не постарается взять себя в руки и решить проблему самостоятельно. У человека просто не будет этого навыка. Рассказать о своей проблеме другому — нормально, это способ ее пережить. Но взрослый человек отличается от инфантильного тем, что он не ищет контейнер для своих эмоций в других людях, он понимает свою ответственность и способен выбрать, как будет реагировать на проблему.

Полезно ли контейнирование взрослым?

Контейнирование применяется не только в воспитании детей, оно вообще часто встречается во взаимодействии людей, и это не всегда хорошо. Чаще всего контейнерами становятся люди, которые этого не хотят: их просто поймали и слили эмоции. Контейнирование у взрослых должно быть приемлемо для обоих участников. Один человек не должен всю жизнь работать контейнером, потому что в конечном итоге он превращается в мусорный контейнер. Если кому-то нужна ваша помощь и вы хотите помочь, это неплохо. Но если вы видите, что поток жалоб продолжается, а человек не намерен искать решения, нужно это пресекать. Главный способ справиться — предлагать свою помощь, только когда о ней просят, и ограничивать время: «Я готов слушать пять минут, но потом, к сожалению, у меня дела».

Что, если не использовать этот прием вообще?

Если эмоции ребенка не контейнировать, ничего особенного не случится. Он в любом случае научится управлять своими эмоциями, возможно, просто чуть позже, возможно, немного неправильно. Но контейнирование — не рецепт от бед. Любой родитель может иногда запутаться, ошибиться и сказать «ты испугался», хотя на самом деле ребенок разозлился. Дети пойдут в садик или другие детские коллективы, там будут и обиды, и страхи, и дети сами научатся их переживать — потому что они растут. Жалеть, поддерживать и любить ребенка можно без очень умных и сложных слов — этого вполне достаточно.


Обложка: Даша Скребцова