Как стало известно сегодня, в августе Telegram изменил свою политику конфиденциальности, добавив туда возможность передачи данных спецслужбам. «Если Telegram получит судебное распоряжение, которое подтверждает, что вы подозреваетесь в терроризме, мы можем раскрыть ваш IP-адрес и номер телефона властям», — говорится в обновленной политике мессенджера. О случаях раскрытия данных пользователей Telegram обязуется рассказать в полугодовом отчете. The Village решил разобраться, насколько опасны эти изменения для рядовых российских пользователей, стоит ли задуматься о смене мессенджера тем, кто не хочет оказаться под колпаком у спецслужб, и перестанут ли российские власти блокировать Telegram.

Что говорит основатель Telegram


Павел Дуров

основатель Telegram

Этим летом мы создали полноценную политику конфиденциальности Telegram, чтобы соответствовать новым европейским законам об охране личных данных.

В политике конфиденциальности мы оставили за собой право передавать IP-адрес и номер телефона террористов соответствующим службам по решению суда. Независимо от того, будем ли мы когда-либо пользоваться этим правом, такая мера должна сделать Telegram менее притягательной площадкой для тех, кто занимается здесь рассылкой террористической пропаганды.

Может ли это изменение привести к прекращению попыток блокировки Telegram в России? Думаю, что нет, по двум причинам:

 В России от Telegram требуют не номер и IP-адрес террористов по решению суда, а нечто принципиально иное — доступ к сообщениям, причем всех пользователей.

 Telegram в России находится вне закона; ежедневно блокируются сотни IP-адресов в попытках пресечь доступ к сервису. В этой связи какие-либо обращения от российских служб мы не рассматриваем, и наша политика конфиденциальности не касается ситуации в России.

Поэтому продолжаем сопротивление.


Что думают эксперты

Сергей Кулешов

заместитель генерального директора «1С-Битрикс»

Telegram, как мы видим, начал шагать навстречу властям. Не думаю, что это только из-за России и РКН, подобные требования применяются сейчас в большей части стран.

Вопрос безопасности тут звучит странно — безопасности от чего? От раскрытия вашего номера телефона и IP-адреса в случае, если вы террорист? В данном случае это будет решать суд, а не спецслужбы. Да и вообще, вопрос манипуляции законом — это все же другая плоскость.

Обычному пользователю не о чем беспокоиться, если он не собирается организовывать теракт.

Обычному пользователю не о чем беспокоиться, если он не собирается организовывать теракт.

Касательно сравнения с другими мессенджерами с шифрованием: их много, но это никак не влияет на требования к ним государств, связанные с борьбой с терроризмом и преступностью. Переходить куда-то большого смысла не имеет, все мессенджеры обязаны предоставлять данные. Кто-то просто еще не успел с этим столкнуться или не так публичен. Telegram вообще занимает очень открытую позицию, что вызывает уважение. Кто еще из мессенджеров готов публично признать факт раскрытия данных?

Следует ли теперь ожидать снятия блокировок Telegram в России? А вот это мы в ближайшем будущем и узнаем. И следить будем внимательно. Заранее говорить о том, устроит ли эта позиция наши спецслужбы, сложно.


Александр Калинин

руководитель Центра реагирования на инциденты информационной безопасности (CERT) Group-IB

Простого пользователя изменения никак не коснутся — тайна переписки не нарушается. Любой не очень активный пользователь сам оставляет в сети огромное количество персональной информации о себе — получить и проанализировать их намного проще.

Принципиальной разницы между Telegram и другими мессенджерами, например, Signal, не будет.

Конфиденциальность переписки ни в Signal, ни в Telegram скомпрометирована не была. Signal, как популярный за рубежом мессенджер, также имеет свои Политики Конфиденциальности, в которых прописано, что в случае получения законного запроса они могут передать сведения правоохранительным органам.

Мгновенного снятия блокировок Telegram в России ожидать точно не следует, так как выдача мессенджером по запросу суда ограниченного набора технических сведений об аккаунте (IP, телефонный номер пользователя) — это не передача ключей шифрования переписки, выдачи которых добивалось ФСБ. В кампании по блокировке

Telegram в России победителей не оказалось. Но теперь, хочется верить, конфликт удастся урегулировать в рамках правового поля.