Популярный мессенджер Telegram не работал больше трех часов. Роскомнадзор сразу сообщил о том, что пока дело не в его блокировках, сбой объяснили проблемами с электроснабжением в дата-центре. Однако впоследствии ФСБ изменила приказ и обязала мессенджеры (в том числе Telegram) предоставить данные (ключи шифрования) за 10 дней. Ранее Ранее Роскомнадзор дал сервису 15 дней, но они ещё не истекли. Сегодня Telegram не работал в России, США, Европе, СНГ, Средней Азии и Южной Африке. The Village поговорил с авторами популярных телеграм-каналов, работа которых строится именно в Telegram.


Семен Ефимов

автор канала «Русский маркетинг»

Кроме Telegram у нас есть еще группы в VK (25 к) и Facebook (4 к). В Telegram самый большой охват, поэтому я всегда сначала выкладываю что-то в «Телегу», потом портирую в остальные соцсети.

С коммуникацией у нас случился полный провал: рабочие чаты у нас в Telegram, вся рабочая переписка и чаты с коллегами тоже там. Когда мессенджер упал, возникло ощущение, что остался без рук: по привычке заходишь в него, чтобы записать что-то или скинуть ссылку в Saved Messages, а он не работает. Благо в VK остались какие-то чаты и диалоги, поэтому на время перешел туда. Но в целом без Telegram довольно тяжело, потому что уже слишком привык к нему.


Никита Могутин

главный редактор издания Mash

Mash, к счастью, не зависит от одной конкретной площадки, поэтому мы спокойно продолжаем нашу работу на других: VK, Facebook и others. Отвалившийся Telegram — это, конечно, неприятно, но не смертельно.

Да, некоторые материалы, которые мы готовили чисто под Telegram, мы сейчас будем публиковать на наших других площадках. Часть материалов, разработанных исключительно под него, пришлось и вовсе отменить до лучших времен.


Павел Гнилорыбов

главный редактор «Архитектурных излишеств»

«Архитектурные излишества» с июля 2017 года стали не только любимым детищем, мы активно проводили офлайновые мероприятия (например, «Алкокраеведческие чтения»). У меня есть другие свои площадки, по совокупности они примерно равны «Излишествам», но там немного иная подача материала. Если не будет этого волшебного мессенджера, возникнет ощущение тлена и пустоты. Как цветочек, который только что расцвел, а ты его усиленно поливал.

Теоретически при наихудшем сценарии в сутки мы теряем 80–120 тысяч просмотров. Если Telegram, одну из последних нормальных площадок для самовыражения, закроют, мы не успеем бэкапнуть десятки контактов наших читателей, с которыми уже разговаривали про общие проекты. От Латинской Америки до Тулы. У «АИ» нет запасного аэродрома в виде Facebook или группы в VK. Пока многие медиа и проекты осваивали Telegram лишь как дополнительный инструмент, мы сразу взяли и пошли туда.

Но мы не полноценная редакция, а просто компания друзей с общими интересами, поэтому мы можем вообще ничего не постить два дня, а можем завалить ленту, если хотим. С рекламы мы ничего не потеряли, так как не ставили ее в эти сложные для нашей страны дни. Другие потери оценить сложно, вдруг прямо сейчас какой-то человек хочет прислать инфу про заброшенную усадьбу Сасовского района или попросить информационно помочь с защитой какого-нибудь дома?


Автор телеграм-канала «Сталингулаг»

Оглянитесь по сторонам, почитайте новости, посмотрите, как живут люди в регионах, и вопрос «Что делать после блокировки Telegram?» сразу отпадет. Лучше спросите себя, как будете выживать, когда страну накроет полномасштабный *** (ужас), который уже виден невооруженным глазом.

У меня же твиттер, который читают более 1,2 миллиона. Без телеграма буду писать карандашом в блокноте и выкладывать фотографии.


Алексей Йесод

журналист и сооснователь канала «Красный Сион»

Такой краткий сбой не оказал никакого влияния на нашу редакцию: благодаря отсутствию традиционной редакционной иерархии у нас каждый автор сам себе хозяин и держит медиаплан у себя в голове, планерки у нас редко проходят, так что на них сбой тоже не сказался. Без Telegram мы можем общаться в Facebook, если что и по телефонам созвониться несложно, но такой необходимости пока не возникало.

Средний пост в прайм-тайм в нашем канале без всяких репостов (которые у нас тоже нередки) набирает до 5 тысяч просмотров за три часа. Обычно с 12:00 до 15:00 появляется не меньше двух постов. Вот такие потери от сбоя мы понесли.

Конечно, полностью исключать блокировку нельзя, но Telegram стал настолько привычным и важным инструментом не только журналистов, но и чиновников, что верится в это слабо. Если это произойдет, мы попытаемся развить одну из наших групп в другой соцсети или задумаемся о стэндалон блоге — это, пожалуй, самый надежный вариант на сегодня. У нас есть представительства практически во всех значимых сетях, на данный момент наиболее активна группа в VK и блог в «Дзене». Про их популярность рано говорить: флагманом нашего бренда остается канал в Telegram.


АВТОР ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛА «Незыгарь»

«Незыгарь» представлен только в Telegram, иные площадки мы не используем. Благодаря сбою мы получили дополнительно три часа отдыха и спокойно работали над текущими темами, работали с корреспондентами. Временной промежуток с 12:00 до 15:00 для нас не принципиально важен. В целом мы не расстроились, и на бизнес сбой не повлиял.

Мы не верим в блокировку Telegram. Он сегодня — коммуникационная площадка, которую использует государство и большинство чиновников (например, сбой Telegram привел к отмене конференц-колла Пескова с журналистами); Telegram создал себе репутацию как некий тест на наличие свобод; наконец, альтернативы ему пока нет, и непонятно, куда уйдет вся публика и какие риски возникнут при этом.

При этом у силовиков нет сегодня срочного запроса на блокировку Telegram. Все конфликты вокруг мессенджера связаны скорее с чиновничьими и бизнес-интересами. Кстати, по нашей информации, администрация президента сегодня также не находит оснований для закрытия Telegram.


Подписывайтесь на телеграм–канал The Village в Telegram