Айрат Багаутдинов — экскурсовод, инженер и основатель развивающегося проекта «Москва глазами инженера». На авторских экскурсиях он учит горожан читать здания, рассказывая, из чего они сделаны и зачем установлены именно в этом месте. Айрат выступил в Екатеринбурге с лекцией, а The Village публикует цитаты из разговора.

О сути инженерных экскурсий

Порой искусствоведу не хватает знаний об инженерии для того, чтобы грамотно проанализировать архитектуру, а инженеры вообще не берутся за анализ. Мы постарались соединить две вещи — показать, что в одном и том же здании может быть интересная идея, заложенная архитектором, и не менее интересная инженерная реализация этой идеи.

Люди слишком часто находятся в виртуальном мире, они оторваны от материальной среды города. Знать, что в доме жил выдающийся деятель — это хорошо, но еще лучше знать, что этот дом является первым железобетонным зданием в городе или использует, например, стальной каркас. Это помогает лучше прочувствовать его.

Архитектура — парадоксальное искусство. С одной стороны, оно ближе всего к людям, потому что не надо идти в музей или открывать книгу, а достаточно пройти по улице, по которой вы ходите каждый день. А с другой стороны, это искусство очень абстрактное — большинство людей не умеют его расшифровывать, в отличие от литературы или даже живописи. И наша миссия — научить людей расшифровывать язык архитектуры, чтобы здания, которые окружают нас, заговорили и диалог с горожанином происходил постоянно.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

ОТ ДОМА МЕЛЬНИКОВА ДО ПРЕСНЕНСКОГО МОСТОРГА⠀ ⠀ СОСТАВЛЯЕМ ВЕЛОСИПЕДНУЮ АНТОЛОГИЮ МОСКОВСКОГО АВАНГАРДА⠀ ⠀ Архитектура советского авангарда – один из главных поводов для гордости за нашу страну в XX веке. Она вошла во все мировые учебники по архитектуре, и тысячи иностранцев приезжает в Москву, чтобы увидеть особняк Мельникова или дом Наркомфина.⠀ ⠀ Пора и нам разобраться в собственном городе. На четырехчасовой велоэкскурсии мы узнаем, что такое архитектурный авангард, как родилась и почему умерла эта архитектура, кого можно считать главными мастерами течения. Выясним, какими могли быть нереализованные проекты Дворца труда, Наркомтяжпрома, Дворца Советов.⠀ ⠀ Нас ждут выдающиеся работы Константина Мельникова – Бахметьевский гараж и цилиндрический дом-мастерская. Также в маршруте: Дом Наркомфина, ДК Зуева, Пресненский мосторг, Хлебозавод имени Зотова, Дом Центросоюза знаменитого французского архитектора Ле Корбюзье.⠀ ⠀ Билеты доступны по ссылке в сторис.

Публикация от Москва глазами инженера (@engineer_history.ru)

О Екатеринбурге глазами инженера

Мы думали над тем, чтобы запустить в Екатеринбурге инженерные экскурсии. Но пока не нашелся тот человек, который бы откликнулся на это предложение, потому что этот проект требует большой вовлеченности местного представителя.

Среда Екатеринбурга сформирована авангардом. Мне нравится, что делает Никита Сучков, что в рамках дней конструктивизма проходит большое количество экскурсий по этому направлению. Мы тоже много занимаемся авангардом, поэтому привлекали бы коллег продвигать их маршруты по Екатеринбургу с помощью нашего проекта.

Мне бы хотелось что-то сделать про Плотинку, Исеть с ее историческими мостами, про первый завод, про купол цирка с его уникальной для России конструкцией, показать, какую роль они выполняли изначально. В вашем регионе инженерная тематика должна быть представлена, прежде всего, промышленной историей — Нижний Тагил, Уралмаш и так далее.

В Екатеринбурге я бы воплотил детские инженерные экскурсии и мастер-классы, потому что этот формат уже отработан. Мы с детьми строим мост да Винчи, по которому можно ходить. Все настоящее. Все работает. Это очень важно для инженерных сооружений. Мы учим читать архитектуру, понимать эволюцию инженерной мысли. Не просто расширять их кругозор, эрудицию, духовный мир, а воспитывать у них осознанное отношение к городу.

Любовь идет рука об руку со знанием. Если ты не знаешь город, то ничего не почувствуешь. А через любовь люди будут лучше сохранять пространство для будущих поколений: ходить на митинги, подписывать петиции, принимать участие в постановке на учет объекты под охрану и элементарно не будут заниматься вандализмом и мусорить.

Телебашня в Екатеринбурге должна была появиться в реестре культурного наследия, так как вокруг нее уже выстроились городские связи. Это похоже на историю с Шуховской башней. Если бы ее убрали, то район бы развалился, потому что она его держала. В вашем случае, мне кажется, город тоже визуально немного развалился без нее. Конечно, она была не завершена, но видно, что частично город планировался под нее.

Городское пространство может меняться, если того требует экономическая ситуация. Главное, чтобы это было по закону.

Екатеринбург более-менее однороден. Но я очень плохо отношусь к строительству небоскребов здесь — эта история бессмысленная и беспощадная. На Урале нет такой сумасшедшей плотности как в Нью-Йорке, здесь довольно много территории, можно строить вширь. Зачем нужно было создавать эти концентрации людей, автомобилей на одну единицу площади — совершенно не ясно. Это привело к появлению другого облика города.

Небоскребы — тупиковый жанр, они точно умрут. Многие страны отказываются от высотных строительств, потому что их сложно содержать, у них невыгодный выход площадей. И если мы посмотрим, что в архитектурном сообществе Англия, Канада, Франция и другие западные страны начинают говорить об отказе строительства небоскребов, а в России мы только приходим к ним, то сразу чувствуется некоторое отставание.

читайте ТАМ, ГДЕ УДОБНО:


Обложка: Людмила Андреева