В середине мая в Петербурге открыли движение по мосту через остров Серный (ему присвоили имя инженера-механика Августина Бетанкура). Переправа соединяет Петровский остров (Петроградский район) с островом Декабристов (Василеостровский район). Мост через остров Серный — давний инфраструктурный проект, который реализовали к чемпионату мира по футболу.

Переправа Бетанкура — далеко не единственная стройка на острове: здесь активно возводят элитное жилье и апарт-отели. Петровский остров, скорее всего, повторит судьбу своего соседа — Крестовского острова, который стал, по определению историка архитектуры Вадима Басса, «коммуналкой миллионеров».

The Village поговорил с жителями и резидентами Петровского острова о том, как исчезает привычная среда обитания.

Фотографии

Виктор Юльев

Фотографии с воздуха

Роман Киташов

Под мостом

Петровский — остров в дельте Невы между четырьмя другими (Петроградским, Крестовским, Декабристов и Васильевским) — до недавнего времени был чем-то вроде городской деревни с элементами промышленной окраины. Сейчас это остров строек. В феврале на Петровском продали под застройку предпоследний участок. К 2025 году на острове площадью в 132 гектара планируют возвести полтора миллиона квадратных метров, здесь поселят 20 тысяч новых жителей. На Петровском строят ЛСР, Setl City, RBI и другие. Это дома бизнес- и элит-класса с видом на Малую Неву и Малую Невку. Старожилы острова — люди, работавшие на местных предприятиях — обитают в коммуналках, ветхих квартирах, бывших общежитиях.

Все — недалеко от нового моста Бетанкура. Неразводной шестиполосный мост с вело- и пешеходной дорожками разрезал Петровский остров на две части. Несмотря на открытие 13 мая, под переправой продолжаются отделочные работы: рядом все еще функционируют строительные городки, в центре каждого — нарядная стенгазета с фотографиями передовиков компании «Пилон».

Если идти со стороны станции метро «Спортивная», мимо опустевшего стадиона «Петровский» (футбольная жизнь переместилась на новый стадион «Санкт-Петербург»), с правой стороны будет парк, с левой — мини-пляж у пруда: в жаркий день здесь загорают и жарят шашлыки, зимой — ходят на лыжах. Это остатки былой пасторали. Далее — новостройки. На переправе Бетанкура висит баннер: «Новый мост любимому Петербургу». В окнах жилой семиэтажки, расположенной в 65 сантиметрах от моста, висит императив: «Путин, помоги!»

Почти под мостом — аккуратное конструктивистское здание: еще один жилой дом с продуктовым магазином (чуть ли не единственным на весь остров). На балконе молодой человек развешивает выстиранное белье: «Мост не мешает — я целый день на работе. Слышно его, наверное, тем, кто с другой стороны живет. Тут коммуналка, 26 комнат. Пластиковые окна нам в марте поставили. По мосту я уже ходил. Мост как мост, ничего особенного».

Недалеко — жилая водонапорная башня с флигелем: единственное, что осталось от построенного в конце XIX века городка Сан-Галли — «базы отдыха» для рабочих. Рядом грохочет стройка: возводят апарт-отель премиум-класса. В парадной — объявление в прозрачном файлике: «В вашем доме выполняются работы по замене окон на металлопластиковые». Во дворе — олдскульный «Москвич» и дорогие автомобили жильцов соседних домов.

Если идти вглубь острова — мимо деревянного особняка Гота, Дома ветеранов сцены, судостроительной фирмы «Алмаз» — попадете на территорию Речного яхт-клуба. Зимой это был странный сонный, как будто наспех, хаотично покинутый мир — с началом сезона он оживает.

Пройдите насквозь, до конца — и с пристани откроется вид на три главные мегаломанские стройки 2010-х: ЗСД, стадион на Крестовском и «Лахта-центр».

«Мы попали в политическую мясорубку»

Ремесленная, 5


Елена Федотова раньше не была активисткой, но жизнь заставила. Сейчас она — лицо Ремесленной, 5: того самого дома в 65 сантиметрах от моста Бетанкура. Иногда Елену узнают на улице.

Елена переехала с Васильевского острова в дореволюционную красно-кирпичную семиэтажку 20 лет назад — тогда здесь было семейное общежитие пивзавода «Бавария», на котором она работала. Завод закрыли в 2000-е, часть построек снесли несколько лет назад. Бывший сайт «Баварии» превратился в хранилище порнофильмов. В 2005 году здание общежития передали городу, теперь по документам тут коммуналки. В них живут 63 семьи. На этаже Елены — 11 комнат, общая кухня, общий туалет, общая ванная комната — с созвездиями плесени на потолке: не помог даже ремонт (на днях стало известно, что прокуратура признала дом непригодным для проживания из-за «плесневых грибов-биодеструкторов»). На стенах в коридоре — трещины и строительные маячки.

Раньше рядом с Ремесленной, 5, стоял похожий дом, № 3 — The Village рассказывал историю его жителя Валерия Ивановича Новиченко. «Мы были дружны с Валерием Ивановичем, присоединились к борьбе Ремесленной, 3, — вспоминает Елена. — Так и ходили: Валерий Иванович — с больным сердцем, и я — беременная». В апреле 2017 года Новиченко не стало, а в августе снесли его дом. Сыну Елены Федотовой пошел второй год.

В декабре 2017 года жители Ремесленной, 5, разместили на доме баннер «Мы не хотим жить под мостом» — отправили фото в популярную группу во «ВКонтакте» «ДТП и ЧП» и проснулись знаменитыми. Через пару месяцев, 14 февраля, в окнах дома загорелись большие светодиодные буквы: «Путин, помоги!» Чиновники пытались бороться с инсталляцией, «потом отстали», говорит Елена: «Но, думаю, к чемпионату заставят снять». 31 мая рядом с домом появилась большая надпись «Тут загибается народ»; через день коммунальщики ее закрасили, а в ночь на 4 июня жители восстановили граффити и рядом добавили еще одно — «Тут задыхается народ».

13 мая курирующий постройку моста вице-губернатор Игорь Албин встретился с жителями Ремесленной, 5: «впервые», как отмечает Елена. Сама она не присутствовала на встрече, соседи передали диалог: «Албин спросил, кто финансирует эти наши баннеры. Жители сказали: сами. Он посоветовал перестать, а лучше потратиться на новую мебель».

Вице-губернатор пообещал расселить Ремесленную, 5, до конца лета. На момент подготовки текста трое жильцов получили смотровые листы — в том числе Елена. Ей предлагают переселиться в Парголово. «Первый вопрос: где это? Я никогда раньше не была в Парголово», — говорит героиня.


Елена Федотова

жительница Ремесленной, 5

Здесь был зеленый остров. Деревня в центре города. На улицу можно было чуть ли не в тапочках и халате выходить. А потом начался строительный ад. Сейчас вы видите красивую урбанистическую композицию. Они все так горды, что сделали этот мост. А мы в прямом смысле жили на строительной площадке, это был ежедневный кошар. Надеемся, что нас расселят, никого не обидев.

Мы попали в политическую мясорубку. Мост через остров Серный — очень старый проект, и наш дом шел под расселение. Мы давно были на чемоданах, но потом проект заглох. А сейчас строительство приурочили к ЧМ.

Мне лично строители сказали, что они такое уродство еще никогда не строили. Пилоны должны были быть в два раза выше — заставили обрезать. Якобы из-за того, что нарушают архитектуру, а на самом деле, как мне рассказали, с какой-то точки Васильевского острова из-за высоких пилонов не было бы видно газпромовскую башню («Лахта-центр». — Прим. ред.).


«Остров просто уничтожили»

Петровский, 14


Владимир Малашин — «бесплатный председатель» (как он сам себя называет) ТСЖ «Петровский-14». Это шесть домов, заселенных более 10 лет назад. Жильцы не очень активны: обычно на собрания ТСЖ приходит не более пяти человек, на последнее не пришел никто. Впрочем, из-за обильных строек многие жильцы комплекса постепенно перебираются за город — на выходные или навсегда.

В интернете ЖК называют элитным, но Владимир говорит: за последнее время стоимость квартир в комплексе снизилась. «Квартира стоила около 28 миллионов, стала стоить 20 миллионов. Но у нас вообще весь рынок просел. Конкретно из-за строек на острове цена недвижимости упала на 10–15 процентов точно». Еще в интернете пишут, что проект ЖК разработала «Студия-44» Никиты Явейна и авторы называют стиль комплекса «неоконструктивизмом». Но, по словам Владимира, заканчивали проект уже без Явейна.

Малашин живет в комплексе с самого начала — говорит, что в 2007 году этот район «был самым интересным с точки зрения жилья»: «Рядом — Крестовский остров, парковая зона, хорошая доступность. Во всех отношениях это место было прекрасно». Здесь же у Владимира адвокатская фирма. Соседняя вывеска — почетного консульства Австралии, арендующего в ЖК помещение. В кабинете адвоката — портрет Путина. Владимир Малашин ругает губернатора Полтавченко: «Такое ощущение, что губернатор вообще ничего не понимает в своем деле. Он только и может, что организовать крестный ход в 12 часов дня по Невскому. А вот не позволять главному архитектору города работать на застройщика он не в состоянии. У нас худший губернатор за всю историю государства российского».

Владимир — коренной ленинградец. Он из военнослужащих: отслужил 25 лет. Считает, что управленец из числа военных мог бы навести порядок в городе.

Мост Бетанкура адвокат оценивает положительно: говорит, это единственное, что на острове «сделали для людей»: «Теперь отсюда можно быстро уехать, это плюс. Они сделали кошмар и сделали мост, чтобы из кошмара уехать».


Владимир Малашин

председатель ТСЖ «Петровский-14»

Остров, на мой взгляд, просто уничтожили. Его больше нет. Есть только многоквартирные дома, которые строятся безумно, без архитектуры. Кто-то просчитывал, как здесь будут жить люди, как отсюда будут выезжать машины? За примером далеко ходить не надо: позади наших домов, рядом с прудом — апартаменты. Как люди будут оттуда выбираться, неизвестно: с одной стороны — детский сад, с другой — три подземных паркинга. Кто разрешил строить это безобразие?

Не надо строить на островах высотные дома. Сделали бы элитные максимум до пяти этажей. Дорожки, парки. Строители бы только заработали.

Мы пытаемся выжить в этих тяжелых условиях. Но жители нашего дома не из тех, кто выходят с инициативами, движениями против. Мы понимаем, что толку от этого нет. Ждем, когда сменят губернатора, — может, что-то изменится.


«Из сауны мужчины полуголые выходят»

Петровский, 20


За мостом Бетанкура находятся несколько жилых домов Канатной фабрики Гота (в новое время — завод «Канат»), в том числе дореволюционное трехэтажное кирпичное здание, в котором живут Ольга и ее семья. В основном здесь коммунальные квартиры. Муж Ольги говорит, что расселения домов ждали еще с Олимпиады-80. Потом надеялись на мост через остров Серный, но никого так и не расселили.

А пару месяцев назад вдруг пришли «две женщины от города» — и пообещали, что Новый год жильцы встретят в новых квартирах. В Шушарах. Конкретный адрес, правда, не назвали. «Что-то строить здесь собираются. Ходили слухи, что торговый комплекс. Думаю, это логично, так как жилья на Петровском будет много, а магазинов нет совсем», — добавляет Ольга. Мнения жильцов разделились: кто-то — за переезд, кто-то — хочет остаться.

«Люди привыкли — у нас как большая деревня. Все друг друга знают. Во двор выйдешь — поздороваешься. Когда кто-то чужой, сразу заметно», — рассказывает Ольга. Недавно «деревенский» покой нарушила VIP-сауна — ее построили во дворе дома на Петровском, на месте фабричной прачечной. Народу в тихой части острова прибавилось: «Выходит компания с криками, навеселе. Могут ночью фейерверки во дворе запустить. Шашлыки жарить. Рядом детская площадка, а из сауны мужчины полуголые выходят. Это, конечно, ужас». Жильцы вызывали полицию — не помогло.


Ольга

жительница Петровского проспекта, 20, корп. 5

Очень жалко и обидно за жильцов дома на Ремесленной, 5. Нам самим эта стройка мешала. Постоянный шум, единственный проезд часто занят большегрузными машинами. Около полутора месяцев назад полностью перекрыл въезд во двор кран, я в это время ехала из детского сада с трехлетней дочкой, у нее поднялась температура выше 39 градусов. Торопилась, чтобы вызвать неотложку. Пропускать не хотели, сказали — ждите минут 30. Пришлось позвонить в службу «112» и мужу. Из полиции никакого звонка так и не было. Хорошо, муж работает рядом, быстро приехал и разогнал. А это было в 13:30, наверное...

Я живу на Петровском острове с 2001 года, муж дольше. Сначала жила в уже снесенном доме на Ремесленной, 3, потом на Ремесленной, 5, сейчас на Петровском, 20. Так получилось, что далеко не переезжала: мне здесь очень нравится. Нравилось. Раньше тут была тишина и покой. Много зелени кругом. Не надо далеко ходить, чтобы отдохнуть на природе.

Все изменилось, когда открыли автомобильный Большой Петровский мост (соединяет Петровский остров с Крестовским; раньше мост был деревянным, в 2010 году его разобрали и построили новую переправу. — Прим. ред.). Раньше сюда приезжали только на работу, машин было немного. Когда открыли мост, движение увеличилось.


«Обеспеченные ребята устраивают автогонки»

Петровский, 13


«Когда открылось автомобильное движение по Большому Петровскому мосту, наш дом потерял покой, — продолжает тему директор Дома ветеранов сцены им. М. Г. Савиной Наталия Чибирева. — Каждую ночь тут устраивают автогонки. Набирают скорость на мосту и гоняют по Петровской площади. Рев такой, что сотрясается дом. Причем это обеспеченные ребята на очень хороших машинах. При костюмах, при галстучках». Полгода назад кто-то из «обеспеченных ребят» на мерседесе влетел в ворота домового храма. Страховая компания возместила ущерб, но ворота пока не восстановили.

Сейчас в Доме ветеранов сцены проживает более 80 человек — это бывшие сотрудники театров, средний возраст — больше 80 лет, самая старшая жительница — 1920 года рождения. В 2012-2013 годах половину ДВС реконструировали, другую, бо́льшую, половину законсервировали до лучших времен. На законсервированной половине остался любимый ветеранами яблоневый сад. Рядом строят ЖК «Нева-хаус»: «элитные квартиры на Петровском острове».

Строительство же моста Бетанкура, по словам Наталии Чибиревой, на Доме ветеранов сцены почти не сказалось — разве что поменял маршрут любимый троллейбус № 7: раньше он соединял Петровский остров с центром города.


Наталия Чибирева

директор Дома ветеранов сцены им. М. Г. Савиной

На этом троллейбусе мы могли легко отправить своих в Александринский театр, в Филармонию, погулять по Невскому, на Дворцовую, в Эрмитаж. Сколько жители дома помнят, всегда этот троллейбус ходил. Мы, конечно, очень надеемся, что этот маршрут восстановят. Я каждый день наблюдаю: будет ли проложена снова линия троллейбусов? Обещали вернуть, пока ждем. 14-го автобуса недостаточно.

Что касается ожиданий от ЧМ-2018: наши прикреплены к 31-й больнице (находится на Крестовском острове — там же, где и стадион «Санкт-Петербург». — Прим. ред.), и в прошлом году, когда проходил Кубок конфедераций, не дали пропуски для наших машин — мы проезжали задворками. Не знаю, дадут ли сейчас — для нас это жизненно необходимо. Кроме того, после матчей многие болельщики проходят мимо нашего дома. Дворники потом вынуждены собирать пивные банки и окурки.


«Яхт-клуб в апарт-отелях и церквях не нуждается»

Петровская коса, 9


Неразводные мосты (а переправа имени Бетанкура именно такая) ограничивают заход судов с высокими мачтами. «Теперь крупным яхтам, заходящим в Неву, остался только один путь — через Большую Неву и территорию „Большого порта Санкт-Петербург“. Короткий путь через Тучков мост закрыт. А через порт идти сложнее и дольше. Но в принципе возможно», — говорит капитан яхты «Задор» Степан Федотов. И добавляет: «Но главная преграда парусам в Петербурге — это не мосты, а чиновники и застройка яхт-клубов: о них мачт и мечт сломалось куда больше».

В начале 2016 года журналистам показали концепцию застройки Речного яхт-клуба на Петровской косе. Здесь предложили возвести элитную гостиницу и спа-центр, а также 17-метровую колонну со статуей равноапостольного князя Владимира и храм — тоже во имя святого Владимира. Инициатор — Ленинградская федерация профсоюзов, инвестор — компания «ЭкоХолдинг». Яхтсмены подняли шумиху: написали три коллективных письма губернатору, представили альтернативную концепцию развития яхт-клуба (ее подготовили архитектурное бюро «Хвоя» и Студия Ивана Кожина): территорию на Петровской косе предполагалось превратить в общественное пространство.

Летом 2017 года в СМИ прошла информация о том, что на месте технической площадки яхт-клуба все же появятся апартаменты на 240 номеров. «Мы опять подняли бучу, и все работы снова приостановили», — говорит член президиума Санкт-Петербургского парусного союза (СППС) Никита Бриллиантов. 26 апреля 2018 года комитет по градостроительству (КГА) получил новое задание на проект планировки яхт-клуба: до 1 июня все заинтересованные лица должны были подать свои предложения. СППС настаивает на прежней концепции: «Яхт-клуб ни в апарт-отелях, ни в памятниках Владимиру, ни в церквях не нуждается. Ближайшая церковь к яхт-клубу — Князь-Владимирский собор (рядом со станцией метро „Спортивная“. — Прим. ред.) — всех наших верующих устраивает», — заявляет Никита Бриллиантов.


Никита Бриллиантов

член президиума Санкт-Петербургского парусного союза

Я в яхт-клубе с 88 года. Помню времена, когда здесь была глухая деревня. Раньше тут были промышленные предприятия: «Бавария», «Алмаз» и другие. Сейчас на месте заводов и фабрик строят дома. Народа на острове стало на порядок больше, и есть риск перенаселения.

Я ожидаю, что после того, как все построят, жизни на Петровском острове не будет. Недавно снесли недостроенную судоверфь — на ее месте тоже строят жилье (судоверфь находилась вплотную к яхт-клубу. — Прим. ред.). Для клуба как для спортивного объекта будут проблемы с транспортной доступностью. Они уже есть: количество машин на Петровском проспекте увеличилось в разы. А когда въедут состоятельные жильцы с двумя-тремя автомобилями на семью, как они все поместятся?