В конце мая собственник старейшего завода «Метровагонмаш» (входит в «Трансмашхолдинг») в подмосковных Мытищах начал разрушать корпуса здания. Таким образом, поймав момент, когда все активно обсуждали наступающий чемпионат мира, и немного обогнав решение о признании «Метровагонмаша» памятником культурного наследия. В феврале активисты отправили заявление на предоставление старейшему заводу соответствующего статуса. The Village поговорил с архитекторами, юристами и представителями Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры о том, чего мы лишились со сносом этого здания и что теперь грозит собственнику по закону.


Дата основания: 1897 год

Основатели: дворянин Константин Арцыбушев, потомственный почетный гражданин Савва Мамонтов и гражданин Северо-Американских Соединенных Штатов, временный Московской 1-й гильдии купец, инженер Александр Бари

Стили: индустриальный, псевдорусский и псевдоготический; позднейшие постройки ансамбля относятся к конструктивизму

Специализация: проектирование и изготовление подвижного состава для метро и железных дорог, запасных частей к подвижному составу, его капитальный ремонт и сервисное обслуживание

Почему это здание важно?

Костя Антипин

редактор канала «Архитектурные излишества»

Мытищи начали развиваться вместе со строительством Машиностроительного завода, позже ставшего «Метровагонмашем», и сегодня единственная дореволюционная застройка в городе находится за его высоким забором. Например, бывший литейный цех, примыкающий к железной дороге, был построен еще в XIX веке и в 2012 году выведен из эксплуатации. Областное отделение ВООПИиК еще в марте отнесло этот и другие цеха завода к объектам, обладающим признаками культурного наследия (копия документа имеется в распоряжении редакции. — Прим. ред.). Главное управление культурного наследия Московской области начало процесс включения всего ансамбля в перечень, но снос и любое искажение их облика в этот момент уже запрещены. Несмотря на это, в мае цеха начали сносить. Эта невосполнимая утрата для города, тем не менее, продолжает установившуюся череду подобных сносов в Московской области. Например, в соседнем Королеве несколько лет назад, несмотря на охранный статус, сносили конструктивистский дом Стройбюро Болшевской трудовой коммуны, а сейчас собираются уничтожить уникальный детский сад «Белочка».

Ольга Мельникова

председатель Королевского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК)

В Подмосковье почти нет сооружений, которые так же хорошо сохранились: подлинные интерьеры, оборудование, несущие конструкции и даже оригинальное остекление. Ансамбль имеет серьезную мемориальную ценность: во-первых, строительство завода превратило разбросанные деревни в город Мытищи. Во-вторых, архитектором нескольких производственных корпусов был учредитель Петербургского общества архитекторов Виктор Коссов — он внес большой вклад в оформление внутреннего убранства храма Христа Спасителя и даже жил в нем во время работ. Важную роль сыграли Александр Бари и Эгмонт Паррот, занимавшиеся строительством завода и техническим оснащением.

Наталья Сидорова

архитектор и партнер архитектурной группы DNK Ag

Любой российский город состоит из тонкой исторической ткани. Везде чувствуется нехватка аутентичной фактуры, поэтому ценность промышленной застройки велика. Мытищинский вагоностроительный завод — это высокохудожественное сооружение, что отлично прослеживается в сравнении с типовой утилитарной промышленной архитектурой позднего времени. Но промышленная застройка часто располагается на закрытой территории. С одной стороны, ограниченная доступность затрудняет выявление объектов культурного наследия, с другой — сохраняется изначальная функция и обеспечивается защита оригинальных элементов: фасадов, остекления, декоративных панно, деталей интерьера.

Промышленные мануфактуры были градообразующими предприятиями — как Глуховская и Морозовская (Орехово-Зуевская) мануфактуры, так и Мытищинский завод. Они интересны со стороны редевелопмента. В дореволюционные времена они представляли комплекс строений, где кроме производственных и административных корпусов, складов и котельных были дома служащих, родильные, больницы, столовые и театры — город внутри города. Поэтому после перезапуска они могут стать новыми точками притяжения. А главная ценность — подлинная историчность, от которой странно отказываться.

В чем претензии к собственнику?

Ольга Мельникова

председатель ВООПИиК

Мы собирали материал полгода и 10 февраля подали заявление для включения здания в реестр культурного наследия. В него вошли 13 зданий. Результаты обещали предоставить в течение 90 рабочих дней — 3 июля.

И за две недели до конца рассмотрения заявления начался снос. Случилось это скоропалительно. Часть цехов уже вывели из производства, но некоторые еще действовали. Так что сотрудники пришли на завод в понедельник утром, а работать негде. Многие всю жизнь провели на заводе и надеялись, что он приобретет статус памятника, даже обращались в разные инстанции. Но теперь от цехов и прекрасных архитектурных элементов почти ничего не осталось.

Там 14 июня даже проводились экскурсии, показывали архитектуру для туристического проекта «Промпоезда». А через два дня начался снос, который еще идет. Возможно, интерес «Промпоезда» мог повлиять на «Метровагонмаш», но это только предположение.

Игорь Гришин

общественный деятель

Удивительно, что в спальном районе Мытищ сохранился уникальный памятник архитектуры. Я снял его на квадрокоптер в ноябре, так как здания находятся за забором — [Ольга] Мельникова попросила меня помочь ВООПИиК в фотофиксации завода «Метровагонмаш».

Мы оформили заявку, чтобы сделать «Метровагонмаш» объектом культурного наследия. В документ вошли историческая справка, чертежи, схемы завода и примечательные детали. К ним относится и фотофиксация — изображения должны показывать здания со всех сторон света. В заявке больше 200 страниц.

Потом отправили ее в Главное управление культурного наследия (ГУКН). Первый этап — подтверждение признаков культурного наследия ГУКН. Простыми словами, историки и эксперты с длинными бородами и знаниями собирают научный совет и изучают вопрос. После этого они соглашаются или отказываются признать признаки культурного наследия объекта. Но это долгий процесс: ответ придет только в начале июля.

Также ГУКН отправило собственнику письмо, в котором просит не проводить работы на территории. Видимо, его отправили в унитаз со всей государственной важностью. Корпуса зданий стали сносить в выходные — 16 и 17 июня. Это типичная практика, чтобы горожане не сразу заметили исчезновение. Самое обидное — снос начался с важных исторических объектов.

Ответ на заявку придет в начале июля. Скорее всего, «Метровагонмаш» признают объектом культурного наследия. Но остановить снос получится только при административном давлении. Пока мы создали петицию и уже собрали около 400 подписей за день — мы используем ее как метод общественного давления. У руководства есть проблемы с техникой безопасности. Пыль от разрушений распространилась на 300 метров.

Нам могут отказать в признании сооружения памятником культурного наследия, так как его уже нет. Обратиться в суд затруднительно: в законодательстве нет прямого запрета на снос здания. Он прописан только косвенно в статье 36 Федерального закона № 73 — собственник должен приостановить работы, если сооружение имеет признаки культурного наследия. Также суд спросит: какие ваши права нарушены? А наши не нарушены. Так что этим должна заниматься прокуратура или государственный орган с такими полномочиями.

Что думает об этом «Метровагонмаш»?

Марина Бурлака

отдел по внешним связям и корпоративным коммуникациям «Метровагонмаша»

«Метровагонмаш» действительно приступил к сносу отдельных обветшавших старых промышленных зданий. Постройки не относятся к памятникам истории и архитектуры, не включены в государственный реестр объектов культурного наследия или в перечень выявленных объектов культурного наследия. Поэтому действия не нарушают законодательства. Постройки устарели морально и физически изношены, поэтому организовать производство в них невозможно. Это будет противоречить современным требованиям безопасности и технологиям. А «Метровагонмаш» уделяет большое внимание развитию комплекса и обеспечению достойных условий труда сотрудников.

Что грозит собственнику «Метровагонмаша»?

Роман Бевзенко

независимый юрист

Здание становится объектом культурного наследия после включения в специальный перечень. Поэтому со стороны закона подача заявления не парализует собственника в изменении или уничтожении своего имущества. Здесь нужно опираться на закон об объектах культурного наследия. Но в нем обнаружился пробел: отсутствует минимальный охранный режим объекта, в отношении которого подали заявление и ведется проверка. По закону охраняются только объекты, отнесенные к памятникам. Видимо, разработчикам законов не пришло в голову, что кто-то специально уничтожит свое имущество перед рассмотрением. Получается, собственник снес здания законно, но при этом поступок противоречит представлениям о достойном, честном и ответственном поведении. Это прописано в норме Гражданского кодекса РФ, статья 1 пункт 4: «Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения». Здесь очевидно сознательное уничтожение архитектурных элементов, из-за которых и подавалось заявление. Поэтому собственник обязан восстановить здания за свой счет.

Но завести уголовное дело нельзя, так как состав УК предусматривает ответственность за разрушение именно памятника, а объект им еще не является. Как по мне, самое серьезное наказание для собственника «Метровагонмаша» — признание зданий памятниками культурного наследия. Тогда он не построит новые дома для аренды, а земельный участок законсервируют.

Как можно было использовать здания цехов?

Павел Гнилорыбов

создатель телеграм-канала «Архитектурные излишества»

К собственнику завода много вопросов. Он не подумал о приспособлении территории, сделал все втихаря и лишил почти 400 тысяч людей из Мытищ и Королева крутого объекта. Конечно, убрать — это самый простой путь, сложнее придумать зданию новое назначение. После реконструкции ведь реально было бы соединить здесь культуру и промышленность по типу завода «Октава» в Туле: в одной части — музей станка, библиотека, действующая часть, а во второй — тульское хипстерье.

В Подмосковье не хватает общественных пространств, театров, лекционных залов и фуд-кортов. И «Метровагонмаш» был бы замечательным выходом. Это не новая практика реконструкции промышленных зданий. Ее хватает и здесь, и за рубежом.

Разрушительная активность по сносу «Метровагонмаша» проявилась перед началом ЧМ. Это излюбленный ход для тех, кто не хочет привлекать внимание к событию. Прохожие, как и полиция, заметили изменения не сразу. А в социальных сетях новость затерялась в потоке информации о футболе.

Обидно, что такие ситуации случаются неожиданно. «Метровагонмаш» находится близко к Москве. А если бы он располагался дальше, какой-нибудь блогер просто бы сфоткал разрушенное здание месяца через четыре, а потом все бы писали грустные комментарии. Все это больше напоминает варварство.

Игорь Гришин

общественный деятель

В Королеве была похожая ситуация: разрушили сооружение, но успели поставить на охрану, как объект культурного наследия. В момент ответа ГУКН от него остались только фасад и первый этаж. Собственника вынудили восстанавливать все за его деньги, запретили увеличивать количество этажей и менять габариты.

«Метровагонмаш» можно использовать эффективно. Никто не мешал создать городские пространства: лофты, магазины и склады или организовать штаб-квартиру компании или бухгалтерии. Или расположить краеведческий музей: сейчас он на первом этаже жилого здания, а это небезопасно. Также здесь вписалось бы элитное жилье. А вообще, это прекрасное место для IKEA — ближе, чем в Химках, и много места.

Наталья Сидорова

архитектор и партнер архитектурной группы DNK Ag

Вариантов преобразования много: от музеев, квест-пространств, творческих и производственных кластеров до жилых кварталов с сохранением исторической застройки. Даже если сохранить работу завода, корпуса подчеркнут традиции производства, что ценно при глобализации.

Еще один плюс — промышленные здания адаптивны к новым целям благодаря удобной каркасной или стеновой структуре для гибкой планировки. Это позволяет разместить выставочный зал, который при желании превратится в коворкинг, а он — в ресторан или магазин. Также не нужно думать о пешеходных проходах и подъездных путях внутри территории. Они уже сформированы. Такие места становятся готовыми площадками для общественных событий: фестивалей, ярмарок, концертов, выставок под открытым небом или уютным местом для уличных кафешек и ресторанов.


Фотографии: Игорь Гришин