В июле пациентка санкт-петербургского Центра рассеянного склероза Ольга Фролова рассказала на своей странице в фейсбуке о том, что из аптек исчезло бесплатное лекарство от ее заболевания — «Финголимод». Благодаря вмешательству активистов «Открытой России» ей удалось возобновить прием препарата по бесплатным рецептам, но только через месяц. Как выяснилось из комментариев в соцсетях, эта ситуация достаточно типична для Москвы и Санкт-Петербурга, и The Village решил в ней разобраться.

Текст

Юлия Радкевич

Текст

Илья Гарькуша

Текст

Елизавета Подколзина


Ольга Фролова

пациент

Я лечусь в Центре рассеянного склероза — там мне выписывают рецепт на «Финголимод», и я иду за ним в специальную аптеку, где беру его бесплатно. Однажды таблеток там не оказалось. Через две недели я начала нервничать: лекарства все не появлялись, а центр ускорить выдачу не смог. Если покупать его самой, выйдет 90 тысяч за одну баночку на месяц.

В другой ситуации я бы не стала рассказывать о своей болезни в фейсбуке, но здесь пришлось. В целом человек вряд ли поймет, что я болею, если не знает об этом. Благодаря публикации меня нашла Анастасия Буракова — член «Открытой России». Она помогла составить документы и отправить их в госструктуры.

 От врачей я узнала, что таких, как я, много. Поэтому моей задачей стало помочь не только себе.

Люди имеют право получить таблетки вовремя: у некоторых могут начаться проблемы со здоровьем, если их не принимать — диагнозы у всех разные. Я возмущена, что лекарства где-то лежат,  люди ждут и надеются. Почему поставщик задержал поставку — непонятно. Контракт с ним подписан уже давно, и он должен его выполнять.

В середине июля «Финголимод» появился в аптеке. Еще вчера не было — и вдруг. Вряд ли поставщики меня испугались, но своими действиями я показала, что пойду дальше. Мне выдали рецепт на два месяца, хотя обычно дают на четыре. И сейчас мне страшно, что лекарство снова пропадет.


Анастасия Буракова

юрист «Открытой России»

В середине июня Ольга пришла в специализированное медицинское учреждение — Центр рассеянного склероза. Там она получает помощь уже пять лет. Но в этот раз рецепт не выдали и сослались на то, что лекарства нет в аптеках. На личном приеме в комитете по здравоохранению Санкт-Петербурга ей объяснили: контракт на поставку подписан, но «Финголимод» еще не пришел. Он предоставляется больным бесплатно в рамках территориальной программы ОМС через госзакупки. А регулярность терапии — очень важный аспект в лечении заболевания Ольги. Мы составили обращение в прокуратуру, а на сайте госзакупок нашли контракт. Согласно ему лекарство должно было появиться в аптеках в первых числах июля. Это предельный срок, если предположить, что комитет не установил срочный порядок.

В середине июля Ольге позвонили из лечебного учреждения и сообщили, что лекарство для нее нашлось. Через несколько дней после этого оно появилось в аптечных сетях для всех больных. Сейчас Ольга принимает препарат после месячного перерыва.

Из ответа прокуратуры Санкт-Петербурга ясно, что сообщение о нарушении законодательства о закупках передали на контроль вице-губернатору Санкт-Петербурга. Компания «Медека» — крупный поставщик во многих регионах РФ. Только ее допустили к участию в тендере. Но мы надеемся, что недобросовестного поставщика привлекут к ответственности.


Что говорят чиновники

Мария Хитаришвили

пресс-секретарь комитета по здравоохранению в Санкт-Петербурге

Комитет по здравоохранению закупает «Финголимод» по Федеральному закону от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» для проведения электронных аукционов. С победителем последнего заключается контракт.

Если исполнение обязательств нарушено, поставщику начисляется неустойка. Ее сумму комитет по здравоохранению переводит в бюджет Санкт-Петербурга.

Чтобы обеспечить льготных граждан «Финголимодом», его закупают по контрактам от 18.05.2017 № 0172200001917000124-0108979-01, от 05.07.2018 № 0172200001918000175-0108979-0. В этом случае поставщики доставили лекарство на склад в установленные сроки. Получается, задержка появилась из-за перерыва между заключением контрактов.

По словам руководителя «Трансперенси Интернешнл» в Санкт-Петербурге Дмитрия Сухарева, «Медека» — известная компания, которая входит в холдинг «Медипал-Онко». Согласно базе данных «Картотека.ru», ООО «Медипал-Онко» создано в 1999 году и с 2012-го принадлежит трем совладельцам: Константину Севрюгину (36 %), Алексею Немцеву и Елене Юдиной (по 32 %). Они также являются совладельцами ООО «Медека» и ООО «Гемамед» (34 % у Севрюгина и по 33 % у его партнeров). Ранее Севрюгин был генеральным директором российского представительства датской фармацевтической компании Coloplast, которая специализируется на медтехнике и средствах ухода за послеоперационными больными. Севрюгин и его партнеры не ответили на вопросы The Village для этой статьи.


Что советуют эксперты

Дмитрий Сухарев

руководитель «Трансперенси Интернешнл» в Санкт-Петербурге

В такой ситуации, во-первых, нужно зафиксировать отсутствие лекарств. Вариантов несколько: либо попросить бумагу с подписью и печатью о том, что его нет в наличии, либо применить видеосъемку. В первом варианте могут отказать и нагрубить — это тоже нужно зафиксировать на видео. Также следует привести двух людей, которые смогут подтвердить, что лекарств не было. Обычно после этого проблемы решаются.

Во-вторых, таблетки необходимо купить для лечения, а после обратиться в прокуратуру и потребовать, чтобы суд выплатил разницу в переплате. В этом случае — всю сумму.

 Если в комитете утверждают, что на складе лекарство было, но его не доставили — такая ситуация маловероятна.

Скорее всего, документы просто оформили задним числом.


Анастасия Буракова

юрист «Открытой России»

Думаю, комитет по здравоохранению лукавит. Когда Ольга приходила туда на личный прием, ей сообщили, что контракт подписан, но поставщик еще не доставил лекарство. Возможно, так как «Медека» — победитель многих госконтрактов и нередко единственный допущенный участник, госорганам не хочется привлекать компанию к ответственности за неисполнение обязательств. Скорее всего, это обычная халатность, и выгоду от нее никто не получил.


Почему в принципе срываются поставки  лекарств

Николай Беспалов

директор по развитию аналитической компании «АРЭНСИ Фарма»

«Медека» — относительно небольшой игрок на рынке. В основном компания специализируется на госзакупках. Но выручка у нее значительная: только в 2017 году она заключила госконтракты почти на 2 миллиарда рублей.

 К сожалению, в системе госзакупок подобные срывы поставок, как с «Финголимодом», далеко не редкость — этим грешат и куда более крупные компании. Сейчас это один из наиболее непрозрачных сегментов рынка.

Все дело в организации: компании-посредники имеют примерно такие же права, как и производители. А экономическая целесообразность первых в ряде случаев стремится к нулю. Ключевой фактор успеха посредника — продажа ассортимента в лечебно-профилактические учреждения. Расширять сферы влияния здесь непросто, так что компании обычно имеют ограниченный рынок сбыта. Поэтому часто одни и те же компании и их бенефициары действуют от имени сразу нескольких юрлиц.


Дмитрий Сухарев

руководитель  «Трансперенси Интернешнл» в Санкт-Петербурге

«Медека» занимает 12-е место на рынке госзаказов и 11-е — по объему импорта лекарств в Россию. В сумме компания заключила более 10 тысяч контрактов и получила миллиарды рублей в выигранных конкурсах.

Фармрынок — это отрасль, в которой чаще всего встречаются картели и картельные сговоры. Буквально недавно Федеральная антимонопольная служба раскрыла один такой — в нем как раз участвовала компания, которая входит в этот холдинг. Организовать картель достаточно просто: есть головная компания со службой доставки, менеджерами. И есть фирмы, сделанные для сбыта, — много разных ООО. Так они участвуют в госконтрактах и создаются для определенной отрасли. И не нужно удивляться, что в «Медеке» всего три человека — так создают безопасность для основной организации. Если компания сорвет поставки, холдинг ничем не рискует.

ВРЕЗ2 В начале февраля управление Федеральной антимонопольной службы по Москве выявило картельный сговор между ООО «Гемамед» и ООО «Русстандарт» во время 11 аукционов на поставку изделий медицинского назначения и лекарственных препаратов в медицинские учреждения города на общую сумму 546,4 миллиона рублей. По идее, победитель должен был предложить самую низкую цену поставки. Обе фирмы поддерживали на торгах цены в интересах друг друга (снижения составляли от 0,5 до 3 % от начальной — максимальной — цены контрактов). В итоге «Гемамед» выиграл все торги и заключил контракты на общую сумму 536,5 миллиона рублей, а городские больницы были вынуждены закупать лекарства и медтехнику по завышенным ценам. По закону штраф в этом случае составляет до 50 % от начальной стоимости торгов для юридических лиц и до 50 тысяч рублей для руководителей организаций. КОНЕЦ ВРЕЗА 2



ОБЛОЖКА: tamayura39 — stock.adobe.com