«Если у вас пневмония, сильный кашель и слабость, температура 38 и вы просто хотите поспать днем — на это вы не имеете права! Не сфотографировались в „Социальном мониторинге“? Платите штраф!» — говорится в одной из петиций против приложения, которое следит за заболевшими COVID-19 и ОРВИ в Москве. Один штраф, выписанный «Соцмониторингом», составляет 4 тысячи рублей. С начала апреля число штрафов, по официальным данным, перевалило за 54 тысячи: пациенты должны государству уже минимум 216 миллионов рублей. Но штрафует сервис ошибочно: за то, что пользователи не успели отправить селфи в окружении домашней мебели во время сна, или за то, что скорая срочно увезла из дома в больницу. Штрафами грозят и тем, у кого уже полностью истек карантин, а также совершенно здоровым людям — мы нашли несколько таких историй.

«Поехала за справкой в поликлинику — и мне прилетело сообщение о штрафе»

Елена Тимофеева, которая преподает младшим классам в одной из московских школ, получила 14 штрафов на сумму 56 тысяч рублей — все они якобы связаны с незаконным выходом из дома и пропущенным селфи. Некоторые пришли уже после карантина, когда приложение «Социальный мониторинг» было удалено с телефона.

«Окончание карантина — это бюрократическая машина в действии. Я это понимала, пыталась заранее предупредить последствия, но не удалось», — рассказывает Елена. Она заболела 23 апреля, врач пришел на следующий день, выписал постановление об изоляции на 14 дней и схему лечения. С 3 на 4 мая женщине сделали КТ, которое показало пневмонию, после чего у нее взяли дополнительный мазок на коронавирус. Анализы были отрицательными.

По словам Тимофеевой, ее главной ошибкой было вызвать врача 7 мая, за день до официального окончания изоляции, — приехавший доктор продлил ей карантин. Согласно новому постановлению, которое он выписал, москвичка должна была сидеть дома две недели с 3 мая, когда ей сделали КТ, то есть еще девять дней. Она отнеслась к этому спокойно. На тот момент об «ужасах „Социального мониторинга“ и выхода из карантина» она еще ничего не знала, да и подумать о таком не могла, так как не нарушала никаких законов.

Окончание карантина — это бюрократическая машина в действии

«Моя продленная изоляция должна была закончиться 16 мая. Я прочитала в интернете, что статус „здоров“, который позволяет снять пациента с учета, оформляют долго, поэтому я заранее обзвонила пять-шесть инстанций, выяснила номер поликлиники, по которому можно заказать справку. Там записали мои данные, сказали, что все сделают, но потом начали кормить обещаниями. Пришлось потребовать администратора, но задержку поликлиника объясняла загруженностью. В итоге вопрос решился только 25 мая — тогда я поехала за справкой в поликлинику. И прямо перед поездкой мне прилетело сообщение о штрафе. Кстати, сама справка была датирована верно, просто забрать у меня ее получилось спустя неделю».

Позже Тимофеева выяснила, что штрафы сыпались с 18 мая. Тогда ей уже можно было выходить на улицу — это подтвердили сами сотрудники поддержки «Социального мониторинга» по телефону, после чего женщина спокойно удалила приложение. СМС-предупреждения продолжали приходить еще два дня, но потом перестали, причем в поддержке постоянно повторяют, что такое возможно, но обращать внимания на это не стоит, если с больничным все в порядке. Как выплачивать штрафы, Елена пока не знает. Денег на помощь юриста у нее тоже нет.

Откуда взялся «Соцмониторинг» и почему его использование — большая ошибка

Собранные данные пользователей передавались на серверы мэрии в открытом виде без шифрования, писал телеграм-канал «IT и СОРМ». Там отмечали, что «Соцмониторинг» получает доступ почти ко всей информации на телефоне: к GPS, камере, звонкам и любым настройкам, а для распознавания лиц приложение использует эстонский сервис Identix.one. Фото передавали на серверы в Германии. В мэрии назвали эти сообщения «домыслами».

Откройте твит, чтобы увидеть полный список.

Виталий Арделян, техдиректор компании AmberLabs, которая занимается системами контроля персонала на промышленных объектах, рассказал, что в конце 2017 года его фирма сотрудничала с ДИТ: разрабатывала платформу для управления проектами в области реновации. Система должна была мониторить состояние объектов через видеостримы, наличие персонала на местах, используя индивидуальные трекеры, управлять проектной документацией, но в итоге эксклюзивное право на ядро платформы и наработки получила другая компания.

«Когда началась вся эта история с пропусками Москвы, мы с удивлением обнаружили в исходных кодах куски кодов нашей платформы, которая никаким боком не должна была появляться в приложениях подобного рода. Во-первых, то, что делали мы, было сделано для другой области использования платформы. Во-вторых, это было, по сути, копипастом из фронтендового приложения… Я сейчас открою такую тайну… Взято все было из мониторинга отслеживания вывоза отходов».

«Держат взаперти здоровых людей, которые могут работать и приносить пользу»

У журналистки Нигины Бероевой 7 мая пропало обоняние. Она понимала, что это один из распространенных симптомов коронавируса, хотя и подозревала у себя обычную аллергию. Чтобы не подвергать риску никого на работе, она решила сдать тест на COVID-19 в лаборатории «Ситилаб». Результаты долго не приходили, по телефону с ответами тянули, но в какой-то момент заявили, что тест положительный и его отправили на проверку в Роспотребнадзор. Нигина сразу позвонила туда: ее сначала отправляли из одной инстанции в другую, а в итоге просто сказали ждать.

Только 23 мая ей перезвонили из оперативного штаба. «Сообщили, что тест действительно положительный и теперь я должна сидеть дома две недели, а я и так сидела с момента, как сдала тест 11 мая», — рассказывает журналистка. Пришлось обратиться в поликлинику, где сработали очень быстро: сразу пришли врачи, взяли тест, спросили о самочувствии — жалоб не было, обоняние к тому моменту уже вернулось. Нигина подписала бумаги, ей выдали лекарства. Через два дня медики пришли снова, чтобы взять контрольный тест. Через пару дней позвонила доктор с новостью, что тест отрицательный, поэтому карантин с Бероевой снимают и она может спокойно заказывать цифровой пропуск. Но сделать это не удалось. На экране только высвечивалось сообщение, что получение пропуска «недоступно для граждан с новой коронавирусной инфекцией».

Это не единственный случай. С невозможностью оформить цифровой пропуск после закрытия больничного сталкивается чуть ли не каждый второй. Например, москвичка Надежда рассказала в соцсетях, что ей час пришлось идти пешком из поликлиники до дома, потому что она не смогла оформить пропуск из-за своего диагноза. Пришлось писать жалобу в Главконтроль. Есть и ситуации, когда за выход из дома автоматически штрафовали людей, которых скорая экстренно увезла в больницу, хотя на сайте «Социального мониторинга» говорится, что информация о таких поездках передается «по межведомственному взаимодействию и штрафы не выставляются».

Нигине Бероевой тоже приходили требования установить «Соцмониторинг». По ее словам, когда с ней первый раз связался оперативный штаб, ей сразу позвонили мошенники, представляясь его сотрудниками, — хотели узнать адрес: «Получается, информация, попавшая в оперштаб и Роспотребнадзор, быстренько утекает», — замечает журналистка. После этого устанавливать подозрительное приложение, которое постоянно отслеживает геопозицию, ей было тревожно. Она решила дождаться второго отрицательного теста и продолжила получать угрозы о будущих штрафах. Звонки в Роспотребнадзор, депздрав, на горячую линию «Стопкоронавирус» и другие инстанции не помогли — в ответ она слышала одни гудки.

В самом «Соцмониторинге» ей посоветовали обратиться в техподдержку с заявкой. Но на ее рассмотрение нужно минимум пять дней. В поликлинике же еще раз подтвердили статус «здоров».

Ощущение, что я застряла в этой системе и выйти никак нельзя

«Уже несколько дней с утра до вечера просто зависаю на телефонах. Даже если это и бесполезно, я не знаю, что еще могу сделать. Понимаю, что квартира — это не СИЗО, но все это уже похоже на настоящий домашний арест. Можно, конечно, на все забить, выйти на улицу и нахватать штрафов, но я не хочу потом тратить время, чтобы оспаривать их в судах. Все это время мной занималось человек десять, если посчитать всех, кто мне звонил и кто ко мне приходил: это врачи, которых просто так выматывают бумагами и пустыми формальностями. Получается, что они держат взаперти здоровых людей, которые могут работать и приносить пользу».

2 июня к Бероевой пришел полицейский, врач Роспотребнадзора и волонтер. «Хотели проверить, дома ли я. Показала справку из поликлиники. Женщина в костюме вздохнула и сказала: „Одно и то же: вас мучают, мы просто так ходим, сил уже нет“. А ходят они под дождем во всем обмундировании. Врач сообщила, мол, если я ваш статус сейчас поменяю, то сядете еще на 14 дней, а так карантин у вас до 5 июня. Куда звонить, жаловаться, писать — непонятно. Ощущение, что я застряла в этой системе и выйти никак нельзя».

«Вариантов не скачивать приложение нет»

23-летняя Ксения, мама которой работает в «красной» зоне, за время режима самоизоляции трижды сдавала тест на коронавирус. 14 мая у девушки поднялась температура, примерно до 37,5, тело сильно ломило, и она вызвала врача.

«Доктор меня совершенно не осмотрела, но сразу начала заполнять бумаги и оформлять ОРВИ. Я не поняла, как она узнала, что у меня ОРВИ. Мало ли из-за чего может подняться температура? Но, не послушав меня, она сказала подписать документы. Я уточнила, придется ли мне установить „Социальный мониторинг“, но она ответила, что только при условии, если она возьмет у меня тест на COVID-19 и он окажется положительным. Только тогда снова приедут врачи, сфотографируют меня, а я подпишу согласие на установку приложения», — рассказывает Ксения. Но через пару дней ей пришло сообщение, что нужно установить приложение, иначе штраф.

«Потом я поняла, что на моем листе все же было написано про приложение, но в самом конце, крохотным шрифтом. По бумаге, если коронавирус не обнаружен, а предоставлять свои персональные данные я не хочу, то могу отказаться от скачивания. Я позвонила в „Социальный мониторинг“, объяснила, что тесты у меня отрицательные, чувствую себя нормально, но там сказали, что вариантов не скачивать приложение нет, а если я хочу что-то сделать — надо звонить в Минздрав. Там долго молчали, потом направили в Роспотребнадзор, где перевели на свое московское отделение, а там ответили: „Это канцелярия“. И бросили трубку».

В итоге пришлось скачать «Соцмониторинг». Со штрафами проблем не возникло, но уведомления не приходили, поэтому каждый час, а то и чаще, приходилось проверять приложение. Девушке нужно было выкинуть мусор днем, пришлось спрашивать у поддержки, как это сделать: контейнеры находятся дальше 50 метров от ее дома. Для помощи нужно вызывать волонтеров, но никто так и не пришел. Мусор пришлось выносить ночью, оставив телефон дома. Несколько раз таким образом Ксения сходила за продуктами в магазин. Но «самая жесть», по ее словам, началась, когда нужно было выписываться.

«В поликлинике сказали, что прийти нужно 31 мая, а в „Соцмонтиторинге“ — 1 июня. Чтобы закрыть больничный, нужно написать на почту приложения, чтобы там подтвердили, что я могу выйти из дома. Мне пришло уведомление, что письмо получено и что мне назначили специалиста. На следующий день оказалось, что специалист не нужен — достаточно этого уведомления. В поликлинике сразу заявили, что больничный закрыть не могут, потому что прийти нужно было вчера, а их система не работает на закрытие больничного предыдущим днем. С врачом долго разбирались, что делать, закрыли „этим днем“, в итоге я официально на работе просидела 15 дней без зарплаты, а не 14».

На этом приложение из жизни Ксении не исчезло: ей продолжают приходить уведомления, что она должна делать селфи и отправлять их мэрии, хотя в самом «Соцмониторинге» сказали, что все это уже неважно. Ее молодой человек, который тоже отсидел в карантине, просто удалил приложение после его окончания, но теперь ему приходят СМС с угрозами штрафов.

«Приветствуем и сочувствуем»

Новых участников, вступающих в неофициальную группу поддержки в телеграме для пострадавших от штрафов, добрый бот встречает так: «Приветствуем и сочувствуем пользователю „Социального мониторинга“!». В чате можно найти огромную инструкцию, подготовленную энтузиастами, в ней есть ответы на самые распространенные вопросы, связанные с приложением. Похожее сообщество есть и в фейсбуке — оно называется «Оштрафованы за то, что заболели», в нем уже 4,5 тысячи человек.

Туда тоже пишут люди, которые получили штрафы за нарушение самоизоляции после выписки или повторно попали в коронавирусную базу, хотя карантин был закрыт уже почти месяц: «КТ от 28 мая показало, что пневмонии нет, но каким-то образом попал в базу. Ничего не подписывал — да и не предлагали. Теперь требуют установить „Социальный мониторинг“, в поликлинике по месту жительства заведующая говорит, что убрать из списка не может, а может только выписать больничный на 21 день».

Установить приложение требуют и от горожан, которые вообще не болели и даже не находятся в Москве: «В семье никто не болеет, личных контактов с заболевшими не было, с марта живем в соседней области (на карантине в Москве сидел пожилой родственник: оба мазка у него отрицательные). Но каким-то образом наш номер оказался в ковидной базе. Нам заблокировали пропуск, ежедневно приходят СМС с требованием установить „Соцмониторинг“». Всем этим людям тоже грозят штрафы.

Почему это вообще работает таким образом?

Глава Главконтроля Москвы Евгений Данчиков пообещал, что «все несправедливые штрафы», выписанные москвичам в «Социальном мониторинге», будут отменены, но как — пока неясно.

«Почему приходят штрафы, если приложение уже удалили после закрытия больничного?», «Почему пришли штрафы, если я вообще не болел и не обращался к врачам?», «Почему пришли штрафы, если я лежал в больнице, а не лечился дома?» — это типичные вопросы москвичей, попавших в базу «Соцмониторинга». Юрист «Правозащиты Открытки» Алена Борисова отмечает, что это технические несовершенства системы, которые публично никто в мэрии признавать не хочет. Эксперимент, очевидно, провалился: понятно, что приложение работает со страшными сбоями, а штрафы автоматически выписываются без повода. С этим согласен и юрист Иван Ёжиков, который даже создал готовые образцы для обжалования штрафов. Ситуацию он коротко назвал «бардаком».

Пока в мэрии почти никак не реагируют на происходящее. Глава ДИТ Эдуард Лысенко заявил, что ни один штраф за нарушение режима самоизоляции не выписали из-за ошибок в приложении. На «Хабре» недавно анонсировали конференцию в Zoom, на которой специалисты из IT-сообщества зададут Лысенко свои вопросы, но пока неизвестно, состоится ли эта встреча.


Алена Борисова

юрист «Правозащиты Открытки»

В Москве существует Единая медицинская информационно-аналитическая система (ЕМИАС). Это огромное электронное хранилище данных о городских медорганизациях и оказанной в них помощи. Департамент здравоохранения и больницы отвечают за наполнение системы, а департамент информационных технологий — за обработку данных. Если человек заболел и подписал согласие на лечение дома, то департамент здравоохранения передает эту информацию в департамент информационных технологий, который уже требует установить «Социальный мониторинг». Когда 14 дней карантина проходят, пациент закрывает больничный, после чего обязанности сидеть дома у него больше нет.


Когда деактивируется учетная запись в приложении?

Учетная запись деактивируется через десять дней после получения информации от депздрава о выписке, говорится в постановлении на сайте мэрии, но это техническое решение для самих властей, которое не означает, что человек должен просидеть в карантине еще десять дней. Сохранять приложение на телефоне после выписки тоже не нужно — такого правила нет в документе. Это подтверждал и Лысенко.

Горожанам должно приходить СМС, что «Соцмониторинг» можно удалить, но на деле этого не происходит, что признает само ведомство, поэтому там советуют удалять приложение через сутки после того, как оно перестает присылать какие-либо уведомления (этот совет непонятен — уведомления или сообщения приходят москвичам и после закрытия больничного).

Как закрыть больничный после истечения 14 дней карантина при условии отрицательных мазков?

Как показывает практика, есть несколько вариантов, говорит Алена Борисова из «Правозащиты Открытки». Все зависит от поликлиники. Нужно дозвониться в учреждение, которое оформило больничный, и уточнить, как его закрывать. Часть поликлиник говорит: приходите сами к нам на 15-й день — закроем больничный. Часть присылает врача на дом, чтобы он проверил наличие данных об отрицательных мазках и закрыл больничный на месте, но потом, скорее всего, все равно надо будет дойти до поликлиники, чтобы поставить недостающие печати.

Из практических советов, которые уже выработаны опытным путем, можно назвать следующее: в последний день карантина лучше дозвониться в ДИТ и уточнить, какой день окончания карантина значится в системе. Если в системе все верно, предупредите о том, что завтра идете в поликлинику.

На работу приложения продолжают поступать сотни жалоб. Его техподдержка в основном присылает отписки вроде «мы постоянно работаем над повышением качества электронных сервисов для жителей» или «приложение создано в соответствии с требованиями законодательства города Москвы». Недовольство москвичей хорошо видно по отзывам в App Store и Google Play, где против сервиса развернулись целые кампании: горожане требуют удалить «цифровой ошейник», называют приложение «преступным», «антиконституционным», «тоталитарным» и «нарушающим права и свободы человека под предлогом борьбы с пандемией». Самая крупная петиция против «Мониторинга» собрала почти 70 тысяч подписей.

Сергей Собянин 4 июня пообещал, что все данные о горожанах, которые попали в систему цифровых пропусков и приложение «Социальный мониторинг», уничтожат, когда эпидемия коронавируса закончится. «Их использование [данных] возможно только в чрезвычайных ситуациях. В нормальной жизни это может расцениваться и, по сути, является нарушением прав граждан», — пояснил мэр Москвы.


обложка: Татьяна Флегонтова/ТАСС