«Коммуналки появились еще при Петре I (а может быть, и раньше)», — говорил в комментарии The Village краевед, автор книги «История квартирного вопроса в России, или Коммуналки навсегда» Юрий Кружнов. В XXI веке коммунальный быт никуда не делся, но приобрел новые формы: когда сожительство людей на одной жилплощади — не вынужденное следствие уплотнения и подселения, а добровольный выбор. Так, год назад мы рассказывали о квартире — общественном пространстве «Кубометр», а полгода назад — об общине «Дом на Среднем».

Недавно The Village нашел еще один пример на Петроградской стороне — в двух домах с башнями, расположенными друг напротив друга. В квартирах с красивыми эркерами живут в основном молодые люди творческих занятий. В одной находится коливинг-проект, другую занимают три подруги. Показываем и рассказываем, как устроена повседневная жизнь в двух башнях.

Фотографии

Виктор Юльев

«Квартира друзей»: «В целом люди живут хорошие»

Барочная ул., 2

Доходный дом ювелира Кейбеля, эклектичную постройку 1899–1901 годов, иногда называют «Башней Рапунцель» — за красивейшую башню-эркер. В марте 2017-го одну из квартир с эркером — 149 квадратных метров, четыре комнаты, кухня-гостиная и два туалета (один с джакузи) — арендовал путешественник и мастер по дереву Алексей Завьялов. Он хотел создать коливинг (форма совместного проживания объединенных общими идеями людей; одно из ключевых понятий экономики совместного владения), так как раньше сам жил в подобных проектах: «Дом на набережной», «Дом на Фонтанке», «Д'ом», «DK». Объявление о поиске арендатора Алексей нашел случайно на «Авито» — собственник квартиры сдает ее, а сам живет в Москве. Свой проект Алексей назвал «Башней».

Но с самостоятельным коливингом как-то не задалось: «Я понял, что мой проект вышел из-под контроля и то, что с ним происходит, мне крайне не нравится», — вспоминает Алексей. Тогда он присоединился к коливинг-проекту петербуржца Святослава Антонова «Квартиры друзей», объединяющему 25 квартир в разных российских городах.

За год в «Квартире друзей» на Барочной сменилось около 60 жителей. Сейчас здесь живут 11 человек, в каждой комнате — от одного до четырех жильцов: «Все уживаются вполне мирно, если возникают проблемы, они решаются внутри комнаты», — поясняет Алексей.

Федор, который занимает комнату с эркером, так описывает особенности жизни в ней: «Тут очень круто, потому что больше всего солнца и воздуха. Окна у меня всегда открыты, так как я люблю спать на холоде. Просыпаться от солнца — тоже нормально. Лампу можно не включать. Можно сидеть на окошке, свесив ноги вниз, и работать на ноуте. Изначально в комнате было не очень удобно, но когда я ее отдраил, переставил кровать и немного украсил, получилось очень даже уютненько. Подоконничек у меня в качестве полочек используется, очень прикольно получается. Места и интимности, конечно, мало, но засыпать и просыпаться тут атмосферно».


Алексей Завьялов

«Возраст жильцов разнообразен: от 19 до 47 лет (средний — 25). В основном все работают, но серьезных работ ни у кого нет. Все приезжие из разных уголков России. Сейчас мужчин среди жильцов больше, чем женщин. В целом люди живут хорошие. Разные, но с доброжелательным взглядом на жизнь. Готовые жить вместе и идти на компромисс. Основной принцип «Квартиры друзей» — чтобы всем было комфортно. Мы бы точно не взяли сюда людей, которые не понимают, что можно жить так, как живем мы.

В договоре субаренды с руководителем проекта «Квартира друзей» прописаны следующие правила: на территории квартир запрещено употребление алкоголя, табака и любого вида наркотиков. Также запрещено устанавливать на двери замки. Остальные правила устанавливаются негласно между жителями отдельных квартир. В нашей, к примеру, есть правило: когда готовишь, включи вытяжку. Также есть дежурства по неделям. Есть частная еда — она подписывается или убирается в свой шкафчик. В остальном действует правило: все, что лежит на столе, и все, что не подписано, — общее.

Каждый житель платит по 8 тысяч рублей в месяц плюс коммунальные услуги. В квартире есть действующий камин. Здесь хороший современный ремонт, есть джакузи. Из минусов — нет балкона и лифта, а также слабый напор воды. Распорядка дня в квартире нет: у каждого свой режим, и нам вполне комфортно — очереди в санузлы не образуются.

С соседями по подъезду мы не конфликтуем: вежливо здороваемся и иногда общаемся, когда одновременно выходим на лестницу покурить. Однажды приходил сосед из-за стенки с фразой «Вы ребята хорошие, но не шумите, пожалуйста, после 22:00, а то у нас слышно очень» — больше конфликтов не было».


Квартира художников: «Пространство, пронизанное творческой энергией»

Большая Зеленина ул., 31 (Барочная ул., 1)

Доходный дом с чуть более скромной башней, чем у «Рапунцель», построили на пару лет позже соседа — в 1903-м. В начале этого года квартиру с эркером, расположенным непосредственно под башенкой — 100 квадратных метров, три большие комнаты и кухня, — арендовали три подруги: PR-директор «Голицын-холла» Алина, архитектор интерьеров Вера и сомелье Ксюша. Как и в случае с «Квартирой друзей», объявление нашли на «Авито»: жилплощадь сдавала семья художников, которая приобрела ее лет 20 назад (сами хозяева перебрались за город). «До Крестовского рукой подать, а из больших окон открывается вид на деревья и дом с мозаикой, — описывают новое жилье подруги. — А еще нас покорила чудесная комната в башне. Это прекрасно: жить в Петербурге в башне с окнами, выходящими на соседнюю башню. Кстати, мы с ними недавно познакомились, машем друг другу из окон (имеется в виду „Квартира друзей“ на Барочной, 2. — Прим. ред.)».

Как и в соседней «Башне», все жительницы квартиры художников — приезжие: Вера — из Магнитогорска, Ксюша — из Сочи, Алина — из Перми. До Петроградской стороны Вера жила в однокомнатной квартире в Девяткино, Алина — в проходной комнате на Фонтанке, а Ксюша — с родителями.

Комнату с эркером занимает Вера: «Главная особенность — четыре окна, которые непросто отмыть. Из-за того, что они расположены на солнечной стороне, по утрам возникает ощущение, что ты просыпаешься на улице. Кроме того, из-за количества окон и двух розеток сложно было подобрать правильную планировку». В самом эркере Вера сохранила место для мольберта, который подруги планируют подарить ей на ближайший праздник.

Ни коливингом, ни неокоммуналкой девушки свою квартиру не считают.


Алина Павлова

«Как только мы переступили порог квартиры и увидели огромное количество картин на стенах, поняли: это именно то, что мы искали. Пространство, пронизанное творческой энергией, винтажная мебель и свежепобеленные стены с потрясающими авторскими картинами. Жить в доме художников замечательно, потому что они не ограничивают творчество. Мы покрасили стену в зеленый, пролили на нее вино и оставили как часть нас и нашего жилища.

В широком коридоре стоит стеллаж с огромным количеством книг, альбомов с репродукциями великих художников, вырезками из журналов об искусстве и кисточками с красками. А еще временами мы находили весьма интересные вещи: советские паспорта, вязаных кукол и печатную машинку.

Единственное, чего нельзя делать в нашей квартире — курить сигареты. Остальное либо терпится, либо поощряется. Вера называет наш строй «демократичный хаос». Секрет в том, что мы бережно относимся друг к другу. Именно поэтому никого не затрудняет помыть посуду за мной, выключить свет за Верой или убрать мусор из ванной за Ксюшей. У нас совершенно не совпадают рабочие графики и биоритмы, поэтому мы редко делим санузел. На кухне оказываемся вместе только в том случае, если решили организовать общий ужин или пригласить друзей».