Вечером 4 июля Виктория* ждала автобус на остановке рядом с домом номер 13 на Тверской улице в Колпино — городе в составе Петербурга, известном благодаря Ижорскому заводу и самому большому СИЗО в Европе. Подошли полицейские, сказали, что на девушке нет средств индивидуальной защиты (СИЗ). У Виктории была с собой маска, но правоохранители парировали: «Поздно надевать».

Девушку доставили в отделение и составили протокол об административном правонарушении. Статья — 20.6.1 ч. 1 КоАП РФ: «Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения». 8 июля дело Виктории — плюс еще 24 протокола на других задержанных по той же статье — поступило в Колпинский районный суд. А 10 июля там же оказались еще девять аналогичных дел.

«Карантинную статью» Кодекса об административных правонарушениях в Петербурге применяют последние три с половиной месяца. По нашим подсчетам, за это время в городе составили около трех тысяч протоколов. Сначала горожан и гостей задерживали, в основном, за нелегальное посещение детских площадок и парков. Сейчас — за отсутствие СИЗ в магазинах и общественном транспорте.

Специальный корреспондент The Village Петербург Юлия Галкина изучила статистику дел по «карантинной статье», прочитала десятки судебных актов и поговорила с задержанными горожанами. Рассказываем, почему самые суровые наказания — в Невском районе, как камень в кроссовке едва не стал причиной штрафа в Кировском, а апелляция к Конституции — в Калининском, что за аргументы привел купчинский торговец оружием в надежде избежать кары и как на Загородном проспекте оштрафовали мужчину, выселенного из хостела.

Текст

Юлия Галкина

Зачем придумали «карантинную статью» КоАП

13 марта губернатор Александр Беглов подписывает постановление № 121 «О мерах по противодействию распространению в Санкт-Петербурге новой коронавирусной инфекции (COVID-19)». Город начинает жить в «режиме повышенной готовности» (что бы это ни значило). С апреля в Петербурге станут задерживать по «карантинной статье» КоАП.

КоАП РФ Статья 20.6.1.

Cкрыть

КоАП РФ Статья 20.6.1.

Невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения

(введена Федеральным законом от 01.04.2020 N 99-ФЗ)

1. Невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации, или в зоне чрезвычайной ситуации <…> — влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной до 30 тысяч рублей; на должностных лиц — от 10  тысяч до 15 тысяч рублей; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, — от 30 тысяч до 50 тысяч рублей; на юридических лиц — от 100 тысяч до 300 тысяч рублей.


Источник


Максим Оленичев

старший юрист «Команды-29»

Эту статью спешно приняли как ответ на отсутствие адекватного правового регулирования при нарушении запретов, установленных при гибридном правовом режиме. Изначально власти поясняли, что все предпринимаемые с 13 марта в Петербурге запреты введены на основании санитарно-эпидемиологического законодательства, а затем, с начала апреля — и на основании законодательства о защите от чрезвычайных ситуаций. С 1 апреля 2020 года последнее законодательство, по сути, легализовало введенные ранее региональными властями запреты, за нарушение которых требовалось установить специальную административную ответственность.


Первым петербуржцем, которого попытались привлечь за нарушение эпидемиологического режима, стал Алексей Полищук. Он играл в футбол с ребенком на спортивной площадке. «Играл один, его действия не могли повлечь вреда ни здоровью других граждан, ни каким-то иным охраняемым конституционным ценностям», — рассказывает старший партнер «Апологии протеста» Александр Передрук (Полищук стал его клиентом).

Петербуржцу вменили совсем другую статью КоАП — ч. 2 ст. 6.3 («Нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения»). Ленинский районный суд назначил штраф 15 тысяч рублей. «Нам удалось отменить это постановление. И потом, при повторном рассмотрении, мы отметили ряд процессуальных недостатков, на этом основании суд прекратил производство», — говорит Передрук.

В случае с Полищуком переквалификация одной статьи КоАП на другую, новую, не состоялась. Но Алексей — исключение: его адвокат рассказывает, что в целом переквалификаций в городе было довольно много.

Например, сотрудница полиции, которая в апреле пыталась составить протокол на жительницу Калининского района Татьяну, изначально апеллировала к санитарному законодательству и постановлению губернатора. «Мы с мужем гуляли с детьми. Скамейка во дворе дома была перемотана сигнальными лентами, мы это видели, но все равно сели на нее, потому что знаем: по Конституции мы имеем право находиться где угодно», — рассказывает Татьяна.

Семья провела на скамейке минут 15, когда подъехала патрульная машина (Татьяна подозревает, что полицию вызвал мужчина, наблюдавший за ними с балкона). На все попытки оформить протокол женщина отвечала: «Вы не имеете права». Тогда, по ее словам, сотрудница полиции попыталась запугать пару: вы, мол, поедете в отделение, а «детей заберет ювенальная юстиция». Татьяна не сдавалась, и полицейские стали искать понятых. Поиски затянулись на час, все замерзли.

Так ничего и не подписав, семья ушла домой. О том, что ее дело все-таки передали в суд, Татьяна узнала от корреспондента The Village. Статья, по которой ее попытались привлечь, — 20.6.1 ч.1 КоАП. 26 июня судья вернула материалы дела в полицию. Обратно в суд они так и не поступили. 

На суде петербуржец заявил, что об эпидемии знал, но «новости старался не слушать»

Как задерживали в парках и на детских площадках

Весной петербуржцев и немногочисленных гостей города ловили в закрытых на карантин парках, скверах, на детских и спортивных площадках. Пик задержаний — апрель-май.

Артема задержали на спортивной площадке рядом со школой на улице Софьи Ковалевской в Калининском районе. Он, как и Полищук, играл в футбол. Когда подошли полицейские, его товарищи по игре разбежались, а Артем почему-то остался. Итог — виновен, наказание — предупреждение.

Все в том же Калининском, но на этот раз на детской площадке на проспекте Металлистов, задержали Ярослава, когда он с женой и детьми возвращался из магазина. Итог — идентичный.

В другом районе, Адмиралтейском, Екатерина решила срезать путь из магазина домой и зашла в парк Екатерингоф. Ленинский районный суд вынес предупреждение.

Безработная Анна, «устав сидеть дома, вышла на прогулку» в центре. С ней были ребенок и пожилая женщина. Все трое сидели на единственной скамейке, расположенной за сигнальной лентой на детской площадке (ленту Анна не заметила). Виновна, предупреждение.

Сварщика Дмитрия полицейские застали в парке «Дубки» в Сестрорецке. Мужчина ловил рыбу. Тоже виновен, тоже предупреждение.

Юлию с коллегой полицейские задержали днем 19 июня. Женщины обсуждали рабочие вопросы на скамейке, дело было на Васильевском острове. «Вдруг подошли две девушки-полицейские и начали нас фотографировать, а потом сказали, что мы правонарушители. Составили акты на месте, на той же лавочке. Потребовали справки о том, что мы на работе, мы начали доставать их из сумочек, но смотреть никто не стал», — рассказывает Юлия (было ли решение суда, она не знает).

На другом острове, Крестовском, двумя месяцами ранее Юрий с женой гуляли по Южной дороге и зашли в Приморский парк Победы, где пару приняли правоохранители. На суде петербуржец заявил, что об эпидемии знал, но «новости старался не слушать».

Петроградский районный суд выписал Юрию штраф: 2000 рублей.

Сколько всего протоколов выписали в Петербурге

Городские суды некоторое время были закрыты из-за коронавируса, потом работали в хаотичном режиме и только недавно вернулись к более-менее стабильному графику. По нашим подсчетам, на 13 июля по 545 «карантинным» делам (около 18 % от общего количества) не было решения. Рекордсмен — Красносельский районный суд: там не рассмотрели 154 дела из 193.

Множество протоколов судьи вернули в полицию на доработки. Больше всего возвратов — в Приморском районе: 85 из 238 — почти 36 %. «В практике такое довольно часто встречается, и обычно материалы не исправляются в полиции», — говорит адвокат Ольга Кривонос. «Полиция должна пригласить человека, в отношении которого составлен протокол, для пересоставления и только затем вновь направить материалы в суд. Это требует усилий. Гораздо проще найти нового правонарушителя. Поэтому судьба возвращенных из судов протоколов, как правило, такова, что вновь в суды они не поступают», — добавляет старший юрист «Команды-29» Максим Оленичев.

Из-за путаницы в картотеках районных судов максимально точную статистику вывести не получится. Но приблизительный расклад очевиден. Всего с 1 апреля (когда появилась «карантинная статья») по 13 июля в суды поступило 7732 дела по административным правонарушениям (АП). Из них 40 % — по статье 20.6.1 ч. 1 КоАП РФ. Больше всего дел по АП — в Выборгском районном суде: 989, из них 48 % — «карантинные».

Статистика дел по «карантинной статье» в Петербурге

1 апреля — 13 июля 2020 года

3093 дела поступило в районные суды*

1718 решений о наказании

78 производств по делам прекратили

*По подсчетам The Village Петербург


На сайтах судов до сих пор не опубликовали большинство актов. Если учитывать этот факт, на сегодня картина такая: самый либеральный районный суд — Приморский, самый жесткий — Невский.

Присел в сквере на скамейку, не знал, что нарушает постановление правительства. Итог — виновен, предупреждение

Как наказывают по «карантинной статье»

23 апреля, в 16:05, Хотамбека задержали в парке «Куракина Дача». В Невском районном суде его признали виновным и назначили штраф — пять тысяч рублей.

Это самая большая сумма, которую нам удалось найти в судебных актах (в основном штрафы составили 1-3 тысячи рублей). Старший юрист «Команды-29» Максим Оленичев объясняет это спецификой конкретного суда: «Невский часто накладывает серьезные наказания, в том числе по другим делам. Например, по нарушениям, связанным с проведением публичных мероприятий, этот суд часто накладывает более высокие штрафы, чем некоторые другие суды Петербурга».

Оленичев объясняет решения личными убеждениями самих судей. Другой юрист, знакомый со спецификой районных судов Петербург, рассказал The Village, что политику решений — в том числе по статьям КоАП — обычно спускают сверху председатели судов.

На 13 июля по «карантинной статье» наказали больше 1,7 тысячи петербуржцев и гостей — это 55 % от общего количество дел. В одном из районных судов — Зеленогорском — статистика наказаний стопроцентная. Впрочем, там же меньше всего таких дел — лишь 11.

В числовом выражении больше всего наказаний — в Петродворцовом районном суде: 192 (и 246 дел всего). Но судя по актам, во всех случаях задержанным вынесли только предупреждения.

Например, Алексея задержали днем 29 апреля в Центральном сквере Петергофа. На суд он явился, вину признал, «указал, что присел в сквере на скамейку, не знал, что нарушает постановление правительства». Итог — виновен, предупреждение.

«Понятно, что тяжесть правонарушения мала, и судьи, возможно, сами проживая на этой территории, понимают, что никто от посещения парков в период „коронавирусного режима“ не пострадал», — предполагает старший юрист «Команды-29» Максим Оленичев.

Адвокат Александр Передрук рассказывает историю своей клиентки из Пушкинского района: она с двухлетней дочкой проходила мимо детской площадки, девочка вырвалась и побежала к качели, мама — за ней, там-то она и стала фигуранткой дела об административном правонарушении. Суд решил, что достаточно предупреждения.

Предупреждением отделалась и Алиса — клиентка парикмахерской на проспекте Маршала Жукова в Красногвардейском районе. А также купчинский предприниматель — гендиректор компании «Баланс», — которого в мае Росгвардия застала за продажей огнестрельного оружия. Вину предприниматель не признал. В суде сообщил, что торговал масками и перчатками, в связи с чем «имел право на продажу иных товаров». Вывод Фрунзенского районного суда: нет, не имел, ну да ладно.

Протокол на Никиту оформили в сквере недалеко от Адмиралтейства. «Сейчас у меня смешанные ощущения по поводу данного задержания. В тот момент, когда недалеко от меня остановился полицейский автомобиль, я надел маску и, когда ко мне подошел полицейский, был в ней. С одной стороны, по постановлению, действительно, на детской площадке было запрещено находиться. С другой — площадка была почти пустая, кроме пары, которая находилась метрах в трех-четырех от меня на такой же скамейке. Когда ко мне подошел полицейский, они встали и ушли (выборочное задержание — частый элемент сюжета в таких историях. — Прим. ред.)», — рассказывает Никита. Ему вынесли предупреждение.

Но так повезло совсем не всем. 22 апреля Максима выгнали из хостела. Он сидел с вещами в сквере на Загородном проспекте, когда к нему подошли полицейские и оформили протокол. Заседание в Куйбышевском районном суде состоялось только 15 июля — спустя почти три месяца. Максиму назначили штраф — три тысячи рублей. «На фоне пандемии для меня это существенная сумма. Судья спросила, работаю ли я сейчас. Я ответил, что как вернулся в город 30 января, с тех пор не работаю, а живу на то, что успел заработать с осени прошлого года. Но, видимо, ее мой ответ не впечатлил».

Почему некоторых петербуржцев признают невиновными

Приморский — самый густонаселенный район Петербурга: здесь проживают почти 600 тысяч человек. А местный суд — едва ли не самый либеральный (по крайней мере в делах по «карантинной статье» КоАП). Здесь прекратили производство по 45 делам из 238 (19 %). «Почему в Приморском районном суде было большое количество прекращений дел? Возможно, в связи с недоказанностью вины и требовательностью судей к оформлению документов сотрудниками полиции», — предполагает адвокат Ольга Кривонос.

На Артема составили протокол, когда он сидел на скамейке на детской площадке. Полицейские сразу предупредили, что штрафовать его не будут — максимум вынесут предупреждение. «Меня пригласили в суд, чтобы сказать, что закрывают дело, так как что-то там потеряли или типа того», — рассказывает Артем.

Больше всего горожан задержали, по всей видимости, в парке 300-летия Петербурга. Формально он был закрыт на карантин до конца июня. На практике люди успешно проникали на территорию и загорали на местном пляже с видом на Финский залив. В конце концов парк обнесли вторым забором.

Кирилла задержали 23 апреля, когда он гулял в парке со своей знакомой. Полицейские сказали парню, что в тот день уже составили пару десятков протоколов. И, как и Артему, пообещали, что штрафовать Кирилла не будут. В суд его пригласили по СМС; «Явка необязательна!» — указано в сообщении. Кирилл и не явился. Итог — предупреждение. Полицейские не обманули.

Прекращали производство по делу (фактически оправдывали) и в других районных судах. Например, в Пушкинском решили не привлекать к ответственности двух матерей, которые выгуливали на площадках своих детей.

В Московском районном суде закрыли дело Дмитрия. Днем 16 апреля он ждал свою знакомую у метро «Парк Победы» (она должна была привезти медицинскую книжку). Присел на ближайшую скамейку, там на него и составили протокол, вменив пребывание в Московском парке Победы. Суд счел, что скамейка — не в парке, и дело Дмитрия закрыли.

Василий недавно освободился из тюрьмы. Приехал в Петербург, чтобы сделать операцию на левый — невидящий — глаз. Из-за эпидемии коронавируса операцию отложили, а Василий так и застрял в карантинном городе. 21 апреля он шел домой из магазина. В кроссовок попал камень, и мужчина сел на скамейку, чтобы его достать. Там-то на него и составили протокол — за нахождение на детской площадке.

Кировский районный суд исследовал видеозапись, которую предоставили полицейские, и пришел к выводу, что Василий сидел на скамейке вне запретной площадки. Производство по делу бывшего заключенного прекратили.

Командиры на утренних разводах ставят задачи по показателям. Все зависит от наглости руководителей

Как сейчас наказывают за отсутствие масок

А через пару месяцев в том же Кировском районе был такой случай. Василий (другой) зашел на станцию метро «Ленинский проспект». И сразу за турникетами его задержали за отсутствие маски. «Товарищ полицейский обратился ко мне и попросил пройти с ним. Общался он вполне вежливо», — рассказывает Василий. Заседание суда состоялось 10 июля, вынесли предупреждение.

Карантинные меры в Петербурге начинают снимать в июне — в преддверии Парада Победы и голосования по поправкам в Конституцию. Одновременно июнь становится самым смертоносным месяцем за последние 10 лет, побив рекорд мая 2020-го.

В конце июня в городе разрешают посещать детские и спортивные площадки, открывают парки. Но составлять протоколы по «карантинной» статье продолжают — теперь за отсутствие СИЗ в магазинах и транспорте (обязательный масочный режим в них не отменили).

Виктория, которую 4 июля задержали на автобусной остановке в Колпино, рассказывает, что на соседней скамейке, буквально в шаге от нее, сидела еще одна женщина без маски. «Я спросила у сотрудников, почему к ней не пошли, на что мне ответили — данная скамейка уже не на остановке». Свое задержание Виктория считает несправедливым: «Я нигде не слышала, что на остановке нельзя находиться без маски».

1 июля на другой автобусной остановке в том же Колпино задержали Кэскила. «В сумке у меня были и маска, и перчатки. Но я забыл их надеть, да и зачем, если один стоишь? К тому же в маске дышать трудно, в перчатках руки потеют», — говорит он. Протокол на Кэскила составили на месте, в машине полиции. Заседания суда пока не было. Чем объяснить интерес правоохранителей к себе, Кэскил не знает. «Может, потому что стоял один: если бы нас было много, не думаю, что на всех составили бы протоколы. А может, потому что я „нерусской внешности“ (исследование The Village показывает, что чаще всего по статье 20.6.1 ч. 1 КоАП РФ задерживают мужчин с условно славянскими фамилиями. — Прим. ред.)».

Теоретически по «карантинной» статье сегодня могут составить протокол на любого петербуржца и гостя города. В том числе на губернатора Беглова, который 27 мая не надел защитную маску, когда возлагал цветы на Сенатской площади.

Опрошенные The Village юристы затруднились предположить, по какой логике правоохранители задерживают в одних местах Петербурга — и игнорируют другие. А бывший полицейский ответил так: «Командиры на утренних разводах ставят задачи по показателям. Все зависит от наглости руководителей».


*Мы решили не публиковать фамилии петербуржцев, на которых составляли протоколы по статье 20.6.1 ч. 1 КоАП РФ (исключение — история Алексея Полищука, о которой писали многие СМИ). Полные Ф.И.О. и ссылки на судебные дела есть в распоряжении The Village.


Фотографии: Виктор Юльев