Заметный международный гастрономический тренд — использование в ресторанах дикорастущей зелени и грибов — продолжает набирать обороты в Петербурге. Блюда с дикоросами встречаются в меню все чаще: их можно найти в сетах ресторана ЕМ (о своих поездках в лес The Village рассказывала шеф-повар Олеся Дробот), в меню Bourgeois Bohemians (сейчас, например, шеф-повар Артем Гребенщиков использует красную кислицу и дикие васильки), примерно раз в сезон специальный ужин с дикоросами проводит в ресторане Grill Station финский шеф-консультант Сами Талберг, автор монументального труда о съедобной финской флоре «Дикие травы», и многие другие.

В преддверии грибного сезона The Village поговорил с петербургскими поварами, пожалуй, наиболее активно проявившими себя на ниве собирательства, — шеф-поваром ресторана «Кококо» Игорем Гришечкиным и шефом ресторана Barclay Викторией Мосиной — о том, как и зачем они собирают в лесу одуванчики, крапиву, кислицу, таволгу, мох, дягиль, трубчатые лисички и серо-розовые мухоморы.

Пельмени с рикоттой и крапивой, соусом сабайон и крапивным пюре

Желе из простокваши с малосольными огурцами и укропным песто

«Мы маринуем одуванчики и делаем из них каперсы, готовим варенье из цветов шиповника, а лимонад из этого варенья стал настоящим хитом»


Игорь Гришечкин

шеф-повар «Кококо»

Несколько лет подряд первое весеннее обновление в «Кококо» создавалось на основе дикоросов, в первую очередь потому, что ранней весной нет сезонных овощей. В этом году мы сознательно отказались от такого подхода: дикоросы — абсолютно спонтанная история, и в нашем ресторане с посадкой на сто человек обеспечить необходимый объем таких ингредиентов очень затруднительно.

Мы используем преимущественно молодую зелень, ее свежие побеги. Пробовали, конечно, мариновать лопух, хвою, почки растений и точечно внедряли их в меню, но это были уже консервы, а мне нравится использовать дикоросы исключительно в свежем виде, когда они еще полны вкуса. Но такое меню, как правило, может работать не более двух недель. Потом начинаются перебои, а затем травы грубеют или начинают горчить — и меню приходится корректировать или вообще сворачивать.

Этот формат больше подходит для скандинавских ресторанов. Там ежедневно меняется сет-меню, поэтому у повара есть возможность собрать все, что растет сегодня, и приготовить для гостей. У нас же иная система: большой ресторан, меню a la carte. Поэтому я принял решения делать отдельные блюда на основе дикоросов — притом такие, которые смогли бы пробыть в меню хоть какое-то время.

В этом году мы большей частью команды «Кококо» отправились в лес за молодой крапивой. Я ввел в меню пельмени с рикоттой и крапивой, соусом сабайон с ароматной зеленью и крапивным пюре с хрустящими чипсами в темпуре из крапивы.

 Вы только послушайте их названия: печеночница, ежевик чешуйчатый, серо-розовый мухомор, алеврия оранжевая, саркосцифа алая, коралловый гриб, гриб-баран и многие-многие другие

Еще мы собирали кислицу — ее сезон не ограничен, найти ее можно с начала мая до конца октября, и она действительно гастрономична. Кислицу отличает яркий вкус, она эстетично выглядит и хорошо раскрывается и в закусках, и в десертах. Этим летом мы подавали ягоды клубники с горькой карамелью из выпаренного кваса и нежным мороженым из сметаны, хрустящей меренгой из высушенной молочной пены и лесной кислицей: в десерте раскрываются разные акценты — горькие, сладкие, свежие и кислые. Сейчас у нас кислица представлена в меню «Русский завтрак» — в овсянке, сваренной на миндальном молоке, с хрустящей карамельной корочкой, точь-в-точь как у крем-брюле, и горстью сезонных ягод. Еще мы маринуем одуванчики и делаем из них каперсы, готовим варенье из цветов шиповника, а лимонад из этого варенья стал настоящим хитом.

Уже достаточно давно сотрудничаем с потомственным травником, который советует определенные растения, согласно сезону. Я часто прибегаю к его помощи. Также у нас есть человек, который специализируется на грибах. Он нам помогает в их сборе, благодаря этому в нашем меню время от времени появляются блюда с очень необычными и редкими грибами. Чаще всего их можно попробовать на моем ужине в рамках chefs table, который я провожу раз в неделю по четвергам для восьми человек. Так как количество таких грибов ограничено, использовать их я могу лишь на ужинах такого формата.

На таких ужинах я презентую, а затем готовлю редкие виды грибов — вы только послушайте их названия: печеночница, ежевик чешуйчатый, серо-розовый мухомор, алеврия оранжевая, саркосцифа алая, коралловый гриб, гриб-баран и многие-многие другие необычные грибы, которые растут в наших северных лесах.

Картофель, копченый на мху с соусом из еловых побегов и мороженым из печеного чеснока

Мороженое из белого шиповника с карамелизированной клубникой, таволгой и меренгой с цветочной пыльцой

«Можно собирать мох: есть виды, которые подходят для жарки, у них, правда, нет ярко выраженного вкуса, но текстура интересная»


Виктория Мосина

шеф-повар Barclay

Я в детстве проводила очень много времени в деревне, где не было вообще ничего — ни магазинов, ни почты, зато у нас было свое хозяйство с большим огородом и коровами. Занималась всем этим моя бабушка, она прожила в деревне всю жизнь и время от времени рассказывала мне в том числе о травах: как они называются, где растут, как их можно применять. И когда я уже стала поваром, вспомнила об этом своем багаже знаний и начала эти знания применять. Мне вообще очень повезло совместить в профессии вещи, которые я больше всего люблю: с детства увлекалась ботаникой, она мне и теперь очень близка, а дикорастущие травы — это любимый продукт, с которым мне больше всего нравится работать.

Могу ездить в лес по большому счету круглый год. Даже зимой: в оттепель, например, можно собрать зимние опята, вешенки, зимой всегда есть листья брусники, мох, стебли черники, какие-то вечнозеленые растения — ель, сосна, можжевельник. Найти что-то в лесу можно всегда. Но я не люблю холод и поэтому последний раз езжу в ноябре, а первый — в апреле.

Сейчас в лесу полно черники, много лисичек, уже пошли подосиновики, подберезовики и белые. Брусника начинает созревать. Можно собирать мох: есть виды, которые подходят для жарки, у них, правда, нет ярко выраженного вкуса, но текстура интересная. Мы в ресторане на мху коптим картофель. К нему идет еловый соус, и, чтобы сделать блюдо еще более лесным, используем мох. У него запах совершенно особенный, не похожий на традиционную древесину для копчения, ни на ольху, ни на вишню, очень своеобразный. Сейчас есть почти вся трава. Что-то, правда, уже не годится для сбора — вроде дягиля, который просто перерос и стал слишком жестким.

 Осенью, когда я еду в электричке домой, всякий раз поднимается страшный шум, вокруг меня собираются старушки, кондукторы, все на свете и начинают кричать: «А, поганки! Выбрасывай, ты отравишься! Выбрасывай прямо сейчас!»

Если перечислять мои самые любимые лестные растения, то это таволга, крапива, сныть, кислица и дягиль. Я их сама готова есть с утра и до вечера, у них очень выраженный вкус, приятная текстура. Со всеми этими травами можно обращаться точно также, как и с обычной садовой зеленью, вроде петрушки или укропа: можно делать соус, можно добавить в салат, можно приготовить из них гарнир.

В основном я использую дикоросы в соусах. Из крапивы мы делаем соус к жареным лисичкам, из сныти — к томатам. Сныть относится к семейству сельдерейных, а томаты с сельдереем хорошо сочетаются. Крапиву я просто обожаю — ее можно использовать где угодно, как и шпинат. Таволга — однозначно в десерты, она такая медовая, пряная. Часто добавляю ее к ягодам, а вот осенью будет десерт с яблоками и таволгой — это классическое сочетание, — осталось лишь дождаться, когда пойдет вкусная антоновка. Кислица — тоже универсальная трава: она кислая, идеально гармонирует с какими-то более насыщенными продуктами. Дягиль — как сельдерей, только нужно собирать его молодые стебли где-нибудь в мае-июне. В прошлом году в ЕМ у меня был шефский стол, я готовила гаспачо из диких трав с простоквашей из кокоса и огурцом, маринованным в соке ревеня, а к нему подавала трубку дягиля, заправленную кремом с каперсами.

Отдельная тема — грибы. Я увлекаюсь микологией, езжу на грибные фестивали в Москву. Это очень обширная тема: все знают и собирают условно пять видов грибов, а можно в тысячу раз больше. Сейчас в лесу в основном лисички, а вот осенью, когда я еду в электричке домой, всякий раз поднимается страшный шум, потому что вокруг меня собираются старушки, кондукторы, все на свете и начинают кричать: «А, поганки! Выбрасывай, ты отравишься! Выбрасывай прямо сейчас!» Бывает и наоборот: у Кузнечного рынка приходится спорить с каким-нибудь дедом, который строчки ядовитые продает, а я доказываю ему, что их нельзя есть. Вообще, покупать грибы на рынках опасно: во-первых, они могут быть собраны где-нибудь у дороги (а грибы все в себя впитывают), во-вторых, они могут быть червивыми, ну и в-третьих, продавец может что-нибудь перепутать — и ты просто отравишься. Я все проверяю в разных источниках, иногда даже пишу в микологическое общество, когда не знаю, что это за гриб. В прошлом году везла в Москву на грибной фестиваль несколько видов грибов (их я нашла накануне и не смогла определить), чтобы Михаил Вишневский — миколог всея Руси — объяснил, что это такое. Наверное, самым интересным моим открытием за последний год были трубчатые лисички. Лисичек всего около десяти видов: бывают желтые, красные, черные, какие угодно. А в прошлом году я впервые собрала трубчатые. Они растут огромными семьями, очень вкусные, красивые, отлично хранятся и при этом никто о них толком не знает — когда я все это выяснила, была просто счастлива.


Фотографии: обложка – iMarzi – stock.adobe.com, 1, 2 – «Кококо», 3, 4 – Barclay