Бордели в Москве — не редкость. Некоторые из них находятся в обычных квартирах хрущевок. На улице Вавилова, около станции метро «Академическая», борделя сразу два — в соседних домах: 47, корпус 1, и 49, корпус 2. The Village пообщался с жительницей одного из домов и узнал, что такое «корм для рыб»,  как YouTube помогает бороться с посетителями притона и почему их не трогают полицейские.

Иллюстрации

Илья Черняков

Бордели различаются по уровню достатка посетителей. В один приходят люди побогаче, в другой — победнее. Там, где победнее, в основном гости из Средней Азии 30–40 лет, хотя встречаются и очень молодые. По виду работяги. Приходил даже человек с ДЦП. Ходят не только мужчины, но и девушки. На вопрос «Зачем ты сюда идешь?» многие отвечают, что пришли за кормом для рыб. Я прочитала в интернете и думаю, что кормом для рыб называют наркотики («кормом для рыб» называют синтетические наркотики. — Прим. ред.).

А в притон подороже чаще ходят славяне и ребята постарше. Порой сюда приезжают состоятельные люди — бывало, что у нас во дворе выстраивалась очередь из такси с клиентами. Некоторые приезжают на своих машинах и ломают наш местный шлагбаум.

Конечно, звуки с улицы доносятся и в мою квартиру: я часто слышу по ночам, как дерется всякая пьянь. Сегодня утром меня разбудил человек, который ходил по двору и громко разговаривал сам с собой. Встречаешь таких гостей борделя, что лыка не вяжут, ходят со стеклянным взглядом, а то кто-то лежит ранним утром поперек лифта и говорит, что никуда не пойдет. Я часто боюсь делать замечания, потому что они здоровые жлобы, они нам почтовые ящики раздербанили. А как-то раз двое мужчин азиатской внешности встали посередине двора и стали снимать грязные носки, потому что, видимо, в грязных носках к девушкам идти не очень почтительно. Смеяться или плакать, не знаю, но это отвратительно.

Посетители борделя выпивают, мусорят и гадят в подъезде. Причем гадят на всех пяти этажах, в лифте, а также на улице и в арках дома. Так происходит, потому что людям приходится ждать друг друга. Я иду домой, захожу в собственный подъезд, а там стоит очередь в бордель из пяти человек. И еще несколько стоят на улице, а им же хочется справлять нужду. Мне жалко уборщицу, которая должна убирать каждый день в подъезде.

Основная масса посетителей борделя приходит примерно в десять вечера. Вообще идут круглосуточно, но девочкам ведь надо спать, поэтому они сами назначают определенное время для сеанса. Нельзя прийти без приглашения. Гости до последнего момента не знают точного адреса борделя. Они переписываются в WhatsApp, а когда подходят к нужному дому, звонят по телефону, и им сообщают нужную квартиру. Таких людей сразу видно — они блуждают с потерянным видом с телефоном у уха.


Я иду домой, захожу в собственный подъезд, а там стоит очередь в бордель из пяти человек. И еще несколько стоят на улице


Я буквально с рождения знаю этот двор. У нас уютный район, в котором всегда было много детей и кошек, по дорожкам часто гуляли собачники. Мой дом построен в 1959 году, и изначально он был коммунальным, поэтому логично, что его жители такие сплоченные. В нашем дворе много зелени, и есть спортивная площадка — сюда приходят даже с соседних улиц.

Притон открылся семь лет назад — и сперва он меня не беспокоил. До тех пор, пока во дворе не стали появляться люди в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, которые еще и хамят. Понять, что они под чем-то, легко. Например, человек идет на четвертый этаж, хотя ему нужно на первый. Звонит во все двери и орет: «Пустите меня!»

Оба борделя находятся на первых этажах, поэтому соседние квартиры сильно страдают. К соседям стучатся в окна, двери, нам ломают домофоны, потому что не могут набрать код. С виду бордель — обычная непримечательная квартира. Первый раз я обратила на нее внимание, когда утром шла на работу, а там была открыта дверь, рядом — куча милиции и кровь на лестничной клетке. Потом один за другим стали поступать факты. Однажды вечером я шла домой и нашла на ступеньках в подъезде паспорт гражданки Украина. Видимо, проститутки ждали облаву, и одна из них сильно испугалась и скинула паспорт, чтобы ее не могли опознать в полиции. Паспорт я отнесла в отделение, где полицейский спросил меня, уж не из «нехорошей ли квартиры» этот паспорт. Я удивилась: «Что за нехорошая квартира такая?»

В нехорошей квартире, кажется, три комнаты — каждая разделена ширмами. Внутри работают шесть или восемь девчонок разных национальностей и цветов. Выглядят они вызывающие — дверь открывают в нижнем белье из секс-шопа. Когда они ходят за продуктами в «Пятерочку», одеваются обычно — ничего удивительного. Никто из местных жителей с ними не общается, потому что у всех лопнуло терпение. Девушки стараются не выходить из квартиры, пока жильцы не пройдут мимо или не уедут на лифте. Не думаю, что девушек держат в рабстве, скорее для них — это просто легкий и быстрый заработок. Час — 2 тысячи, ночь — 10 тысяч.

Какое-то время на первых двух этажах подъезда были нарисованы черные граффити: «Квартира 2 туда», «Шлюхи там» и стрелочки. Скорее всего, их сделали сами жители, чтобы никто не стучался к ним в квартиры. У девочек из борделя стоят самовольно установленные камеры. Если проходить мимо их кухни, то можно увидеть, что у них на холодильнике установлен телевизор, который транслирует несколько планов лестничной клетки и вход в подъезд.

Наш дом находится недалеко от дороги в Лужники, где всегда ходит много людей, и меня поражает, почему нашу проблему никто не решает. Москва постоянно становится лучше, ее обустраивают, закручивают гайки в отношении мигрантов, а у нас как проститутки работали, так и работают.

Периодически мы с жильцами дежурим у подъездов и пытаемся не пускать людей в бордель. Говорим: «А к кому вы идете? Давайте мы вас проводим, если в гости». Снимаем их на видео и говорим, что, если они не уйдут, выложим запись на YouTube. Мы думали даже над тем, чтобы пристыжать восточных людей харамом или угрожать порчей, но если их не останавливает YouTube, то, наверное, мало что поможет. Да они даже в Рамадан ходили! Мне один из них сказал: «Ты понимаешь, девушка, у меня яйца трещат».


Полицейские в частной беседе нам сказали, что могут только выписать штраф, а найти человека, который организовал притон, не могут


Дежурства проходят спонтанно, кто может, тот и выходит. Однажды во время стояния у дома мы немного отвлеклись — и, бах, выходит полицейский из подъезда, где бордель. Я подхожу к нему, говорю: «Здрасьте, а что произошло?» Я все-таки как житель имею право поинтересоваться, мало ли. А он ничего не ответил, пошел от меня бочком, а потом побежал. Я побежала за ним, спрашиваю его персональный номер, а он бегом — прыг в полицейскую машину и уехал. Кто-то мне еще рассказывал, как к нам ночью во двор приехала машина Мосводоканала с русскими южными мужиками, которые с хохотом тоже направлялись с бордель.

Мы пытаемся бороться, но большинство жителей боится, потому что нам неоднократно угрожали, что разобьют телефон или вообще убьют. Охранников или сутенеров я не видела, но о них ходят слухи. Гости борделя порой ходят и в другие подъезды, поэтому страдают жители всего дома. Недавно местная жительница мешала пройти гостю, который шел не в тот подъезд, и держала перед ним дверь. Завязалась драка. Благо, что женщина занималась восточными единоборствами, поэтому не пострадала. Однажды некий мужчина вышел от девочек и стал при всех снимать презерватив. Прямо на улице, причем дело было днем, и рядом играли дети. В итоге с мужиком подрался отец одного из ребят, играющих на улице. Драки случаются и внутри борделя: недовольные клиенты часто бьют девушек, порой доходит до поножовщины.

Полиция говорит, что признаков нарушения законодательства РФ не выявлено, поэтому разогнать квартиры они не могут. Однако они производили контрольные закупки и штрафовали девушек: по 2 тысячи с каждой за оказание сексуальных услуг. Полицейские в частной беседе нам сказали, что могут только выписать штраф, а найти человека, который организовал притон, не могут. Хотя, мне кажется, установить владельца можно по Росреестру (The Village удалось это сделать. — Прим. ред.). Взрослые соседи говорят, что помнят одного из владельцев квартир с борделем — говорят, нормальный был мальчишка.

У меня есть ощущение, что кому-то выгодно содержание притона. Местная управа и префектура говорят, что бордели — не их поле деятельности. Мы неоднократно писали участковому, звонили в полицию, ходили на прием в вышестоящие инстанции: в отделение по Академическому району, управление МВД по ЮЗО, МВД Москвы, в прокуратуру Гагаринского района, прокуратуру ЮЗАО, прокуратуру Москвы, в ФСБ. Оттуда все обращения валятся вниз в наше местное отделение, где товарищ Пылев (Алексей Пылев — начальник Отдела МВД России по Академическому району. — Прим. ред.) говорит нам, что работы ведутся. Он также говорил, что для закрытия борделя на улице Кржижановского потребовался целый год. Но ничего, мы найдем места, куда еще не обращались: напишем мэру, в прокуратуру России, Путину…

В 2013-м, 2014-м и летом 2017 года по телеканалам показывали репортажи о том, как закрывают наши бордели. И они действительно закрывались на месяц-два, а потом опять открывались. Активная борьба против борделей началась в феврале после отчета участкового за прошедший год, на котором его первым же вопросом спросили про притон. В июле местный муниципальный депутат Левон Смирнов три дня подряд выходил на пикет за закрытие борделей. Сейчас на него, кстати, наезжают мамочки, которые пишут, что он зря привлек внимание, потому что раньше дети не знали о притоне, а теперь знают.

Мне страшно за свою жизнь. Я перестала в одиночку мешать проходу посетителей борделя. Мои родственники тоже против, чтобы я участвовала в протесте: они опасаются, что меня убьют. У нас этого боятся многие во дворе, особенно пожилые люди старой закалки, которые боятся в принципе всего. Друзья поддерживают меня. Кстати, всегда после выложенного на YouTube видео и споров с клиентами я опасаюсь идти домой. Пока я не зайду в квартиру, мы общаемся с другом по телефону. Если кто-то приходит ко мне в гости, я обязательно на обратном пути провожаю человека до машины.


Однажды во время стояния у дома мы немного отвлеклись — и, бах, выходит полицейский из подъезда, где бордель. Я подхожу к нему, говорю: «Здрасьте, а что произошло?» , а он ничего не ответил, пошел от меня бочком, а потом побежал


Мы с соседями общаемся в дворовом чате в WhatsApp: у кого выключился свет, у кого нет, выслеживаем, кто выбрасывает мусор во дворе, не дойдя до помойки, кто забыл отключить дальний свет в машине, помогаем найти пропавших домашних животных. Я надеюсь, бордели закроют до выборов мэра Москвы 9 сентября. Если у нас получится, значит, сообщество соседей действительно может что-то решать.

Ответ пресс-службы ГУ МВД по городу Москве относительно ситуации с борделями на улице Вавилова

«По адресу, указанному в вашем запросе, систематически организуются профилактические мероприятия по выявлению и пресечению фактов оказания услуг интимного характера за денежное вознаграждение. Только в первом полугодии текущего года выявлено четыре таких факта. Установленные лица были привлечены к административной ответственности, предусмотренной ст. 6.11 КоАП РФ „Занятие проституцией“.

В настоящее время установлен владелец указанной в запросе квартиры, по месту постоянной регистрации гражданин не проживает, принимаются меры к установлению его местонахождения. Аналогичные мероприятия проводятся по другим, указанным в запросе адресам».