Монолог девушки из России, живущей сейчас на севере Италии, где карантин ввели раньше всех в Европе, — о том, как свыкнуться с новой реальностью, выстроить свой быт и не сойти с ума на фоне плохих новостей. Нам это только предстоит.

Вика Кокарева

продюсер культурных событий


Модена (север Италии)

Я сижу на карантине с 8 марта, несмотря на то, что вся страна — с 10-го. В начале месяца я оказалась на севере Италии, и карантин свой встретила там же, в Модене. Это маленький город под Болоньей, он вошел в красную зону намного раньше, чем центр Италии и юг, и возможности выехать уже не было.

Сегодня 22-й день. За эту неделю я выходила из дома максимум пару раз. У нас очень сильно ползет вверх смертность — оказалось, инкубационный период намного больше, чем говорят в России. Поэтому, несмотря на то, что люди сидят три недели дома, продолжается рост.


Контакты с внешним миром сводятся к тому, чтобы дойти до магазина и там простоять очередь от получаса до часа


Как работают ограничения в городе

У нас действуют те ограничения, на которые сейчас ориентируется вся Европа. Закрыто все, работают только избранные магазины и аптеки, и то до шести вечера по будним дням. Если выходишь на улицу, у тебя должна быть на руках подписанная бумажка, где указано: я проживаю там-то, мой номер такой-то, и я подтверждаю, что прочитал на официальном сайте правила перемещения по городу. Когда ты ее подписываешь, соглашаешься с тем, что ты не должен выходить за радиус одного километра от дома. Если у тебя есть любимый супермаркет на другом конце города, ты не можешь туда поехать.

Контакты с внешним миром сводятся к тому, чтобы дойти до магазина и там простоять очередь от получаса до часа — в зависимости от того, в какой день ты идешь. Все стоят на расстоянии 1–1,5 метра друг от друга, а внутрь запускают по одному — пары или семьи не пускают. Поэтому строятся 30-метровые очереди. Никого не выпускают без масок и медицинских перчаток, и это значительно меняет твое восприятие действительности.

Штраф за нарушение карантина повысили со временем, сначала он был в районе 200–300 евро, сейчас доходит до 3 тысяч евро в зависимости от ситуации. То есть, если ты будешь бегать по магазину и намеренно кашлять в лицо людям, тебя однозначно арестуют. Если выйдешь выгулять собаку и отойдешь чуть дальше без справки, могут просто проводить домой и не штрафовать.

Домашний хлеб и строгий режим работы

Личный быт стал еще более устойчивым. Итальянцы очень ревностно охраняют время приема пищи: завтрак, обед и ужин у них четко по расписанию. Работая удаленно, они не перерабатывают — те же восемь часов. Есть четкие временные отрезки дня, на которые можно однозначно опираться.

Намного разнообразнее стало домашнее меню. Все готовят как очумелые. В СМИ писали, что расхватали пасту с полок, но я такого не наблюдала. Зато у нас разобрали пивные дрожжи, потому что дома все готовят пиццу и пекут хлеб.

В целом с доставкой стало проблематичнее. Невозможно заказать продукты из супермаркетов. Нет свободных слотов на два месяца вперед. Мы точно стали производить больше мусора, сидя дома.

Я сижу на фрилансе, поэтому работаю неполный день, когда есть заказы. Какие-то из них пропали. Таким образом подушка безопасности становится меньше, что добавляет тревожности в какой-то мере. При желании можно договориться с арендодателем о скидке — все в одной лодке сейчас.

Мне очень помогает график. Я выстроила себе расписание тренировок и приемов пищи. Мои танцевальные занятия тренер проводит онлайн через Zoom, йогу делаю сама регулярно, силовые тренировки тоже. Очень важно, чтобы была физическая активность — это действительно заземляет и спасает. Мои эмоциональные якоря — это медитация и психотерапия.

Страх

На первой неделе по итальянским тюрьмам началась цепная реакция — восстания и попытки побегов. Многие заключенные боялись заразиться в закрытом пространстве, кто-то просто пользовался тем, что основные ресурсы на тот момент были направлены на патрулирование улиц. Снаружи тюрьмы штурмовали родственники — в Неаполе, например, была серия демонстраций, когда жители требовали, чтобы осужденных хотя бы на время карантина выпустили под домашний арест. Как только ввели более жесткий карантин, все успокоились, уже стало без разницы, кто где изолирован.

В то же время первая неделя карантина прошла на подъеме: все пели на балконах, играли в лото, крича номер соседям. Затем настроение сильно изменилось. Все немного испугались. Все очень осторожно друг к другу относятся: если встречают во дворе, сразу прячутся.

Ты постоянно слушаешь сирены скорых одну за другой. Раз в несколько дней бывают минуты тишины, перед которой во всех соборах звонят колокола. Я живу в центре, и это, конечно, жутковато: выходишь на главную площадь, а там только стая голубей. На севере все очень боятся — это однозначно чувствуется.


Универсальный международный язык — конспирология. Защита психики работает одинаково, независимо от того, где ты родился


Я сразу уяснила, что важно не отрицать, что происходит, не заламывать руки, не говорить, что все фигня. Стоит знать, что нормально этого бояться, нормально переживать, нормально чувствовать боль других людей, и надо позволять себе испытывать эмоции по этому поводу. У нас, когда пару дней назад объявили пик смертности под тысячу человек, я плакала. Хотя у меня было отличное настроение весь день.

Есть дни, когда я на подъеме, дико продуктивная: поработала, спортом позанималась, книжку почитала, с друзьями созвонилась. А бывают дни, когда ничего не хочется делать, никому не хочется отвечать, и усугубляет все, что длится это достаточно долго.

Друзья у меня по всему миру, и я наблюдаю эти волны прихода вируса — сначала в Италии, потом в Америке. И многие сперва говорили «фигня-фигня» — а потом люди начали переживать и писать «а как у вас в Италии, расскажи?». И сейчас то же происходит в России. И это сильнее всего давит, мне не хватает эмоционального ресурса с таким количеством людей об этом общаться. Я не могу всех успокоить. Я не могу сказать: да ничего, классно, посидите фильмы посмотрите. Бывает тяжело, бывает нормально.

Карантин должен был закончится у нас 3 апреля, уже очевидно, что нет. Некоторые регионы продлили его до середины, а север — до конца месяца. Видимо, школьники не попадут в этот год на учебу. Университеты работают на дистанционном обучении, да и то не все.

Думаю, что это на два месяца минимум, если не больше. Насколько помню, у Китая ситуация пошла на спад через месяц. И пока все в Италии идет к тому же, сильного спада нет.


Я советую всем дыхательную гимнастику, будь то йога или телесные практики. И однозначно меньше читать соцсети. Меньше сидеть в интернете


Как справляться со стрессом

Я советую всем дыхательную гимнастику, будь то йога или телесные практики.  Психосоматически, когда люди читают про коронавирус, у них начинаются проблемы с дыханием, все начинают переживать. Работа с дыханием заземляет. Второе — делать что-то руками. Я вышиваю крестиком, например. Еще мне помогает пазл собирать, что-то клеить, мыть посуду руками. Тактильные ощущения, мелкая моторика, режим — это сбавляет напряжение и действительно очень помогает. Если у вас нет возможности выходить на улицу, работайте на балконе или у открытого окна.

И однозначно меньше читать соцсети. Меньше сидеть в интернете. Стараться фиксировать моменты, когда бессмысленно обновляешь ленту. Это влияет на уровень тревожности: кто угодно как угодно может выражать свои эмоции, истолковывать факты, и если в этом существовать, то головой можно унестись в далекие дали. Спокойствия это не прибавляет.

Все мои лайфхаки направлены на то, чтобы концентрироваться не только на том, что происходит снаружи, а и на том, что внутри в комнате.

Что я поняла о мире на карантине

Не думаю, что я поняла что-то благодаря карантину. Просто те вещи, о которых я и так думала, подтвердились: независимо от нашей идеологии или культуры люди в целом хотят спокойствия, все хотят счастья и здоровья себе и близким, и эта ситуация показала — все мы едины в этой мысли.

Меня не удивило, что мы похожи даже в наших конспирологических теориях. Я их слышала и от американцев, и от русских, и от итальянцев, это вообще универсальный международный язык — конспирология. Потому что, видимо, защита психики работает одинаково, независимо от того, где ты родился. И конспирология — одна из техник защиты.

Несмотря на то что все кричат «вот мы ушли в онлайн, и мы все так и останемся в онлайне», я для себя поняла: нам всем очень сильно нужен нормальный прямой человеческий контакт. Все по этому скучают, и мне этого очень сильно не хватает. Я не представляю, как можно после трех недель на карантине сказать «да нет, классно, всю жизнь так работал бы». Мы так привыкли проводить время в интернете, но как только мы получили эту возможность, поняли, как нам не хватает реального мира без новостной ленты.

обложка: pavel068 — stock.adobe.com