Третью неделю жители 10-комнатной коммунальной квартиры в Кировском районе Петербурга сидят на карантине и ждут результаты своих анализов на коронавирус. Результатов все нет, и когда закончится карантин, никто из них не понимает. Из-за вынужденной изоляции некоторые из жильцов остались без денег, их собираются выселить из коммуналки.

Алина (имя героини изменено) и ее мама рассказали The Village, как они оказались в коммунальном дне сурка.

Интервью

Юлия Галкина

Алина (28 лет): Мы с мамой живем в 10-комнатной коммуналке в Кировском районе Петербурга. Соседи разные: кто-то снимает, кто-то давно живет, возраст — от 14 до 60 лет. Некоторые успели съехать до карантина, так что сейчас в квартире, помимо нас, еще человек десять. Мы уже третью неделю сидим на карантине из-за того, что один из анализов на COVID-19, которые сдавала моя мама, показал положительный результат.

Хронология

16 марта — мама Алины вызвала на дом участкового терапевта (у женщины были температура и кашель). Предварительный диагноз — «бронхит». Врач выписал антибиотики.

20 марта — на приеме в районной поликлинике у мамы Алины выявили правостороннюю пневмонию и по скорой отправили в Городскую больницу Святого Георгия, которая находится на другом конце Петербурга.

27 марта — маму Алины должны были выписать из больницы. Но у пациента в одной из палат выявили коронавирус, и все отделение закрыли на карантин. Запретили выходить из палат, вентиляцию заклеили, передачки обрабатывали. В палате, где лежала мама Алины, было шесть человек. У всех четыре раза брали анализы на коронавирус, результаты — отрицательные.


14 апреля — выписка.

15 апреля — мама Алины надела маску и перчатки и пошла в районную поликлинику закрывать больничный. Там ей сообщили, что она должна еще 14 дней сидеть на самоизоляции. Взяли очередной анализ на коронавирус. Больничный предложили самостоятельно закрыть в больнице Святого Георгия. Женщина так и поступила.

22 апреля — маме Алины позвонил участковый терапевт и сообщил, что ее анализ на коронавирус от 15 апреля — положительный. Позже позвонил другой врач и сказал, что вся коммунальная квартира садится на карантин.

23 и 25 апреля — у всех жителей коммуналки взяли анализы на коронавирус. По словам героинь, для этого использовали палочки без индивидуальной упаковки. Мама Алины позвонила в поликлинику и спросила, откуда именно они берут эти палочки.

27 апреля — Алине и ее маме по WhatsApp пришло предписание Роспотребнадзора о карантине до 6 мая. Остальные соседи не получили предписание, но решили изолироваться.

1 и 2 мая — у жителей коммуналки снова взяли анализы на коронавирус, на этот раз палочками в индивидуальной упаковке.

Алина: До сих пор нет результатов ни одного анализа. Врачи в поликлинике говорят, что нужно два отрицательных, и тогда нас выпишут, но когда придут анализы, не могут ответить. При этом платные анализы в городе делают в течение всего трех дней.

Горячая линия Роспотребнадзора ссылается на Горздрав, Горздрав ссылается на поликлинику, поликлиника — на лабораторию и Роспотребнадзор. Лаборатория просто не отвечает на звонки. Одна из врачей посоветовала не указывать моей маме, что им делать, а претензии направлять на горячую линию Роспотребнадзора. Жалобу мы не оставляли, потому что у нас нет цели кого-то наказать: мы просто хотим понять, почему так долго делают анализы и сколько нам их еще ждать. Думаем, что раньше 11 мая никакой информации не будет.

Мама Алины (57 лет): В больнице Святого Георгия вместе со мной в палате лежали еще шесть человек. За 26 дней с некоторыми из них мы стали чуть ли не друзьями, до сих пор поддерживаем связь. Их всех давно выписали, и они работают.

Застрявшие в коммуналке

Алина: Изначально, кажется, ни у кого из наших соседей по коммуналке не было представления о том, что такое коронавирус. Когда мы по требованию врача оповестили всех жильцов квартиры о карантине, некоторые соседи были в шоке. Говорили, что моей маме нужно уехать, или не выходить из комнаты, или все время носить маску. Причем она к тому моменту, выписавшись из больницы, уже неделю провела дома, думая, что здорова. Впрочем, другие соседи, наоборот, заверили, что все нормально.

Мама Алины: Знакомые соседи по парадной, которые видели в доме людей в «скафандрах», звонили и спрашивали, кто это у нас заболел. Но входную дверь нам не измазали, ничего оскорбительного не написали, так что все нормально. Я думала, будет страшнее: например, двери заварят.


У людей страх заболеть — и страх штрафов

Все соседи по коммуналке, несмотря на то, что они, в отличие от нас с дочерью, не получали предписание о карантине, сидят дома. У людей страх заболеть — и страх штрафов. В коридоре мы все равно все общаемся, но не близко, и в комнаты друг к другу не заходим. Все соседи регулярно измеряют температуру, все здоровы. Везде расставили хозяйственное мыло в баночках, регулярно опрыскиваем антисептиком дверные ручки.

Алина: У некоторых из соседей из-за карантина закончились деньги, они не могут оплачивать съемное жилье. Владелец сказал освобождать комнаты, а им некуда пойти.

Из предписания о карантине, которое Алина и ее мама получили по WhatsApp:

«Обеспечить свою изоляцию в домашних условиях на 14 календарных дней. Осуществить вызов медицинского работника для ежедневного медицинского осмотра и наблюдения, лабораторного обследования до получения отрицательного результата».

Мама Алины: И дальше написано, что «ответственность за исполнение настоящего постановления возлагается» на меня и мою дочь. Сама ответственность не прописана. Врачи звонят нам по телефону. Участковый полицейский ни разу не приходил.

Алина: Возможно, вы знаете историю про Botkina Covid Fashion (дизайнер Артем Иванов, находясь на карантине в новом здании Боткинской больницы в Петербурге, создал серию обложек для несуществующего глянцевого журнала Botkina Covid Fashion. — Прим. ред.)? Так вот, мою бывшую коллегу из той же компании не увезли в Боткина, она осталась на карантине дома. Я знаю, что ее проверяли и сотрудники полиции, и доктора. Похоже, в городе разная ситуация по районам.


Очень страшно говорить людям, что у тебя плюсанул анализ на коронавирус

Мама Алины: Еще лежа в больнице Святого Георгия, я попросила дочь закупить заранее все необходимое, чтобы реже ходить по улице. Остальные соседи тоже в основном затарились: морозилки были забиты. За время карантина мы несколько раз заказывали доставку, а так приезжают чьи-нибудь родственники, пакеты оставляют у двери, а мусор забирают.

Физически я чувствую себя прекрасно, а вот морально — ужасно. Посидите два месяца взаперти — и поймете. Меня спрашивают, что купить в магазине, а я уже даже не знаю, какие продукты там продают. У меня есть дача, я не могу туда поехать. Помидоры уже цветут… Дача — как будто в другой жизни.

Это мой четвертый больничный за два месяца. Очень страшно говорить людям, что у тебя плюсанул анализ на коронавирус. Тебя сразу сторонятся, избегают, боятся. Поэтому тем, кто совсем не в курсе, я не рассказываю, что мы на карантине. На некоторые звонки просто не отвечаю. Шью кукол, делаю ремонт на общей кухне — так и живем.

Когда карантин закончится, конечно, сразу выйду на работу. И в ближайшее время поеду на дачу.


Обложка: Cliplab — stock.adobe.com