Пандемия — как нежеланный ребенок: заставила многие пары быстро принять решение о совместной жизни и погрузиться в бытовуху. Хотя, если бы не карантин, они продолжали и дальше радоваться романтическим встречам, во время которых не столь интересно, умеет ли партнер пользоваться ершиком и когда он моет посуду — перед едой или после. Мы поговорили с москвичами, которые решили провести самоизоляцию вместе, о том, как вынужденное сближение повлияло на их работоспособность, душевное спокойствие и сексуальную жизнь.

Текст

Юля Рузманова, Паша Яблонский,
Аня Ким

Настя

В отношениях с Ильей девять месяцев


«Это будет либо суперпрокачка soft skills, ускоренная проработка всех проблем и конфликтов и, как следствие, сближение, либо обиды и апатия»


Мы начали встречаться прошлым летом в поездке, и опыт совместного быта начался еще тогда — месяц жили вдвоем в палатке. Илья живет с мамой в области, я живу с родителями в Москве. Я оставалась у него по выходным. Но он у нас ночевал редко — нужно было ехать домой кормить пса.

На Новый год мы решили его песеля познакомить с моими родителями, чтобы он адаптировался перед новогодней ночью с нами. После этого Илья стал приезжать к нам на три-четыре дня с собакой.

Мы не планировали съезжаться в ближайшие несколько лет. Но из-за карантина я переживала, что если закроют Москву, то мы не будем видеться. Вскоре ситуация ужесточилась, и Илья (он репетитор) начал переводить своих учеников в онлайн. Я спросила по поводу совместного карантина, и он решил остаться у нас. Возможно, потому, что у нас весело, запасы еды и мы любим праздновать без праздника.

С мамой мы живем душа в душу, папа работает в другом городе. Бывает, что, когда папа долго дома, мы сильно друг от друга устаем, ссоримся на фоне бытовых штук. Он человек темпераментный. Теперь, когда с нами, хоть и временно, четвертый человек, который наблюдает за всем со стороны, начинаешь переоценивать свои действия. При этом раздражительность повышается, потому что ты в закрытом пространстве: возможности остаться с самим собой немного, все постоянно двигаются и перемещаются, одни линии отношений накладываются на другие. Например, у всех появляется свое мнение по поводу того, как лучше кормить собаку и как вообще за ней ухаживать.

Я не боялась бытовых конфликтов, но, конечно, они есть. Когда ведешь занятия на удаленке, нужна тишина, хороший интернет и желательно уединение. У нас дома достаточно комнат, чтобы разойтись, но та, в которой можно нормально уединиться и где хорошо ловит Wi-Fi — одна. И вот теперь нам нужно расписание, кто в какое время в ней будет. Двигаем свои рабочие графики, чтобы они не совпадали и мы пользовались этим пространством по очереди.

В квартире с родителями и собакой секс возможен только ночью. Когда Илья работает до трех ночи, я не дожидаюсь и засыпаю. Злая засыпаю, естественно!

Мы все время находимся в одном помещении, и в этой ситуации кажется, что уже не надо выделять время друг на друга. То есть, если вы сидите рядом и работаете, но каждый делает это отдельно, это расценивается как совместное времяпрепровождение. По-настоящему мы проводим время вместе или можем поговорить, только когда гуляем с собакой или едим. В остальном наши жизни как бы протекают параллельно, но при этом в них как будто отпадает необходимость обращать внимание друг на друга, мы же и так все время вместе.

Знаю, что это частая ситуация для тех, кто съезжается или состоит в браке, и из-за этого фонового, неактивного общения люди часто отдаляются. В общем, не знаю, насколько тест-ран удачный, но, конечно, неплохо, что мне довелось обнаружить уже сейчас, что бывают такие подводные камни.

Есть ощущение, что нельзя одни отношения вынести из других и внутри квартиры все смешивается и создает фантомную клаустрофобию. Перспектива еще двух недель в таких условиях, конечно, тревожит. Это будет либо суперпрокачка soft skills, ускоренная проработка всех проблем и конфликтов и, как следствие, сближение, либо обиды и апатия.

И я поняла, что результат зависит только от нас. Я провожу работу над собой и ежечасно напоминаю себе о том, что из всех мест в это безумное время мне повезло оказаться в одной квартире с людьми, которых безумно люблю.

Лиза 

в отношениях с Таней полгода


«Надеюсь, после карантина мы съедемся по-настоящему. Это все еще немного страшно, я ни разу не жила с партнеркой»


Мы встречаемся несколько месяцев, но у нас запутанная история отношений, поэтому ощущение, что вместе мы давно. Последние полгода я жила с братом, то есть почти одна, потому что он 24/7 сидел в своей комнате.

С самого начала мы много времени проводили у Тани, виделись почти каждый день, я оставалась у нее. Мы, конечно, обсуждали возможность съехаться, но в будущем, особого смысла до введения карантина это не имело.

Сейчас мы живем вместе у Тани, но я бы не сказала, что мы съехались: все мои вещи, включая тонну книг и кингсайз-матрас, все еще лежат в квартире, где живет брат, и ждут своего часа. Устроить полноценный переезд в карантин сложно и небезопасно. Решение было обоюдным и продиктовано чисто практическими соображениями: эта квартира удобнее и больше, чем моя. К тому же тут собака, у которой от переезда будет стресс.

Мы обе работаем в медиа, никакой необходимости выезжать из дома нет. У меня и до карантина не было офиса, так что никаких перемен. Обычно мы вместе завтракаем и расходимся по разным комнатам, а вечером стараемся откладывать работу и устраивать кволити-тайм. Главная проблема — у нас только один письменный стол, его приходится делить.

Я очень боялась, что через пару недель нас накроет и мы будем постоянно ссориться, но этого не происходит. Совместная жизнь странным образом этот страх уменьшила. Наши основные микроконфликты крутятся вокруг еды: я не умею выбирать овощи и вообще часто невнимательна в выборе продуктов. Сначала это компенсировалось умением готовить панкейки, но есть их каждый день странно, поэтому придется научиться выбирать огурцы. Иногда накапливается усталость и раздражение, если кто-то выполняет слишком много работы по дому, но, например, с готовкой мы это решили составлением меню, а другие дела (выгулять собаку, пропылесосить) выполняет та, кто меньше устала.

Мы обе внимательны и заботливы, у нас нет привычки к пассивной или прямой агрессии. Все ссоры длятся не дольше дня и решаются разговорами. Знаю, звучит идеально, я сама не ожидала, что все будет так спокойно и счастливо. Думаю, спасает то, что мы на самом деле бóльшую часть дня проводим поодиночке и не сбрасываем друг на друга стресс от работы.

Если честно, надеюсь, после карантина мы съедемся по-настоящему. Это все еще немного страшно, я ни разу не жила с партнеркой, но карантин показал, что мы совместимы в бытовом плане, а это, наверно, главное. И еще я поняла, что могу положиться на Таню, когда на вечерней прогулке нечаянно очень сильно растянула связки колена, попытавшись подпрыгнуть и хлопнуть ногами в воздухе (что? да!), а утром еще и упала в обморок. Таня съездила со мной в травмпункт и вообще была рядом не только физически, но и морально — очень мило обо мне заботилась.

Секса стало немного меньше, потому что работы больше и коронавирус вгоняет в стресс, а стресс и секс не очень совместимы. Еще плохо совместим секс и одна и та же пижама каждый день, но это легко решается надетым на пять минут кожаном. В общем, работаем не на количество, а на качество.

Кирилл

в отношениях с Лорой десять месяцев


«Конечно, бесим друг друга иногда. Но это связано с тем, что мы узнаем друг друга ближе»


Мы на даче, приехали сюда, как только появились первые весточки про QR-коды. Тут тепло, хорошо, тут моя бабушка Галя, с нами пес Блейк. Тут я работаю, пишу музлишко. Вон валяется гитарка, вот лежит Лорена.

Лорена учится, она была на гастролях месяца два. Это было довольно жестко в плане отношений, но теперь у нас есть карантин и мы на даче. Лорена танцует балет и с ним гастролирует. Как только она приехала, я ее сразу забрал, а через неделю начался карантин.

Живется вообще топово. Мы не мешаем друг другу, потому что весь день Лорена учится, а я работаю. Потом мы сходимся, общаемся и развлекаемся, дарим друг другу добро и свет. Я не только музыкант, но еще и занимаюсь машинным обучением, большими данными, консалтингом. Работал по большей части на удаленке, потому что я в международной команде, так что у меня не сильно поменялся режим.

Когда мы были в Москве, никто не готовил, готовила доставка. Здесь больше всех готовит бабушка, я готовил один раз, Лорена, может быть, два. Я готовил гамбо — креольская тема, там креветочки, кимчи, овощи, грибочки, все такое. Мы закупились просто как бешеные, еды еще на месяц хватит. Убирает, наверное, больше Лора. Хотя тут никто не убирается, это дача.

Мы с бабушкой поделили этажи, она на первом, мы на втором. С бабушкой тоже видимся не очень часто, так как, пока доделываем все задания, она уже ложится спать. Иногда вместе обедаем, общаемся. Единственное, она пытается всегда накормить, что очень бесит иногда, но, надеюсь, это пройдет.

Ну, секса больше, чем когда девушка на гастролях. Вроде все норм в этом плане. Поначалу вообще было много. Но почему бы и нет.

Без карантина не знаю, что было бы, но мы точно не уехали бы на дачу. В Москве мы периодически разделялись, а тут нет — с середины прошлого месяца. Конечно, бесим друг друга иногда. Но это связано с тем, что мы узнаем друг друга ближе.

Карина 

в отношениях с Женей около месяца


«Делайте на карантине что угодно, но ни за что на свете не опускайтесь в бездну обсуждения предыдущих отношений»


Последние три года я не состояла в близких отношениях, и у меня полностью отсутствовало желание делить быт или даже ночевать с парнем после секса. Классический пример самодостаточности в мегаполисе с явным переизбытком общения на работе, из-за которой регулярно посещению выставки, клубы и другие события. Идея провести вечер в обнимку с парнем за просмотром сериальчика казалась мне слезоточивой попсой.

До эпидемии мы с Женей ездили в огнестрельный тир, пили игристое на концерте неоклассической музыки и ужинали в модных местах, не торопясь оказаться в кровати его или моего жилища, хотя это неизбежно произошло. Когда это произошло, я автоматически оделась и стала вызывать такси. «Знаешь, обычно интерес к девушке пропадает, когда ты понимаешь, что можешь раздеть ее. А сейчас я хочу, чтобы ты больше не уезжала», — сказал тогда Женя (маркетинговый стратег диджитал-медиахолдинга). Возник план отправиться в путешествие на пару недель, отдохнуть, притереться друг к другу в классной обстановке и понять, чего хотим дальше.

Но тут ввели самоизоляцию. Слышу вопрос: «Где хотим пересидеть вирус?» Захлестнула волна сомнений, съезжаться ли. Конечно, было страшно проявить искренность и довериться партнеру по-настоящему. Но страх перед пандемией превалировал. После нескольких часов выноса мозга я подумала: «А что, если мы все умрем и ты последний человек, с которым я проведу время? Ну что ж, годится!»

Бойфренд москвич, карантиним мы у него. В обычной жизни я много тусуюсь, проснуться рано — лютый стресс для организма. У Жени с 09:30 могут случиться рабочие звонки. Вначале это подбешивало, но очередным утром парень открылся для меня со стороны толкового специалиста, оказалось, любопытно наблюдать, как ярко он аргументирует свою точку зрения коллегам (дальнейшая провокация моей сапиосексульности). Захотелось всячески отвлекать его, но сильно разгуляться не удалось: слишком много Zoom в нашей реальности.

Женя привык заниматься боксом, периодически скачет по квартире. У меня есть тренировочные нунчаки. Все, что мы поняли про спорт, — лучше расходиться по разным комнатам, оставив занятия в рамках личного пространства. И, конечно же, в какой-то момент мы докатились до совместного просмотра сериальчика. Не так уже скучно, как мне когда-то казалось. Для меня важно периодически слушать дикий музон (техно и иже с ним) из хороших колонок. Я отложила эту опцию на крайний случай. Но уверена, что однажды наши отношения спасет лишь обоюдная любовь к чтению и самообразованию.

Реальное напряжение возникло лишь один раз, постараюсь выразить его советом. Делайте на карантине что угодно: забывайте дни недели, деритесь подушками, кричите, ешьте колбасу с шоколадной пастой, но ни за что на свете не опускайтесь в бездну обсуждения предыдущих отношений. Огорчение от угрозы заболеть коронавирусом покажется вам сказкой в сравнении с ощущением, что возникает после таких бесед. Это одинаковый треш с обеих сторон, от которого не запереться в ванной комнате и не пересидеть в шкафу.

В период самоизоляции понятия быта и секса не имеют между собой большой разницы. Минуту назад нарезала мясо, а вот уже тебя жарят в причудливой позиции, потому что кухня организована слегка бестолково. Но какая есть, объявленному карантину в зубы не смотрят.

При переезде напрочь не понимала, что брать, если нельзя выходить из дома. Раскладывая сумку уже на территории молодого человека, обнаружила все красивое и странное белье, которое только есть в моем гардеробе, а также несколько любимых игрушек. Но это пока лежит там в отделе с техно, ожидая подходящего часа.

В сложный период важнее всего заботиться друг о друге. Сейчас, например, у меня температура 37,1. Не повод для паники, ведь другие симптомы отсутствуют. Будем откровенны, приступы ипохондрии одолевают даже самых адекватных из нас. Я постоянно предлагаю парню сходить вместе вынести мусор — мне плохо без свежего воздуха, а фраза «перед смертью не надышишься» приобретает практический смысл. 

Я в какой-то степени благодарна этой жуткой ситуации за возможность стать чуть счастливее, чем до!


Обложка: Ian Noble / Unsplash