В прошлом году маме троих детей Наталье Цимбаленко удалось остановить буллинг в школе, где учился ее сын. Об этом случае подробно писал  Wonderzine. Сейчас в издательстве «Питер» вышла книга с историей Натальи и ее советами о том, как остановить травлю ребенка. The Village публикует отрывки из нее.

Разновидности травли

В научных исследованиях по теме школьного насилия различают буллинг двух видов — прямой или косвенный. В младших классах чаще используются прямые виды травли, что выражается в побоях, порче вещей, отбирании денег, оскорблениях. Родителям в первую очередь надо фиксировать именно прямой буллинг. Его проще доказать. В средней и старшей школе применяются более сложные методы косвенного воздействия: бойкот, распространение сплетен, манипуляция дружбой, клевета, перекладывание вины за общие проступки, уничижительные прозвища и другие. Косвенную травлю очень сложно вовремя выявить и еще сложнее собрать доказательства. Однако в чистом виде прямой или косвенный буллинг встречается редко. Безнаказанность побуждает булли переходить к более изощренным видам издевательств и рано или поздно приводит к физической агрессии. Статистика говорит, что подавляющее большинство агрессоров — мальчики, они же в большинстве случаев становятся и жертвами.

Но здесь как раз проблема заключается в том, что мальчики активнее применяют физическое насилие. А вот среди девочек чаще используются другие, менее заметные формы травли. На фингал под глазом родители и педагоги реагируют намного оперативнее, чем на заплаканные глаза и общую подавленность. Да и ролики из соцсетей доказывают, что девочки легко превращаются в агрессоров и могут действовать не менее жестоко, чем мальчики.

Стоит ли давать сдачи

На что следует обратить внимание взрослым при обсуждении буллинга в детском коллективе? Прежде всего, конечно, на физическую агрессию. Истории из соцсетей часто подталкивают к мысли о таком решении проблемы. «Отдайте мальчика на бокс — и травля прекратится». Вот только это не выход. Если ребенок решится применить силу, это может обернуться против него самого, так как в глазах взрослых именно он будет агрессором.

Мария Баркар: «Наташа, ты знаешь моего сына. Как такового буллинга со стороны одноклассников не было, но учителя всегда в драках считали виноватым именно его. А это потому, что, когда бьют его — никто не видит, а когда он дает сдачи, защищая себя, видят все и все считают, что он хулиган и драчун. И так много лет. Одна учительница всю пасту в ручке извела, калякая мне приглашения в школу. А я верила сыну, что он защищался. И все это закончилось однажды так: очередное «Ваш сын избил мальчика». Я приезжаю вечером с работы, а у сына на полруки сплошной синяк, на предплечье след от зубов, почти кожу кто-то ему прокусил. Он молчал, я увидела, когда мыться пошел. Гематома жуткая. Я стала его спрашивать. Оказалось, что его одноклассник, сидящий сзади, на перемене схватил его за руку и укусил со всей силы. Сын дал тому в нос другой рукой. И это увидел весь класс».

Секции бокса, рукопашного боя или фехтования (любого контактного спорта в принципе) нужны, но в первую очередь для того, чтобы придать вашему ребенку уверенности в себе, в своих силах и способности противостоять агрессии. И да, это здорово помогает избежать статуса жертвы как такового, но отнюдь не является панацеей. Во-первых, даже не всякий спортсмен мирового уровня сможет отбиться от агрессивной толпы. Во-вторых, существуют и другие, более изощренные виды издевательств. Например, словесный буллинг, выражающийся в использовании обидных прозвищ.

Если ребенок будет отвечать ударом на каждое оскорбление, то именно его будут считать агрессором, а к детской травле добавится еще и давление со стороны педагогов школы. Такая же проблема появляется, если со стороны булли используется в основном запугивание. К угрозам часто прибегают для того, чтобы подорвать уверенность жертвы. Противостоять подобному психологическому давлению может не каждый взрослый (если сомневаетесь в этом, то почитайте о методиках ведения полицейских допросов или про действия коллекторов). Драться в ответ на угрозы тоже непродуктивно. Более того, это может превратиться в еще один вариант издевательства, когда с помощью угроз или насмешек ребенка провоцируют на драку, а затем выставляют зачинщиком перед взрослыми.

Напомним, мы говорим не о простом конфликте, в рамках которого драка может завершиться всеобщим братанием и совместным походом за мороженым. Мы говорим о буллинге — намеренном и жестоком, агрессивном отношении к ребенку в коллективе.

Бойкот

Самая сложная для выявления разновидность травли — это бойкот. Жертва намеренно игнорируется частью или всем коллективом. Это может сопровождаться распространением записок, нашептыванием оскорблений, которые могут быть услышаны жертвой, унизительными надписями в общественных местах. При этом напрямую к жертве подчеркнуто никто не обращается.

Драться, что характерно, в таких случаях тоже бессмысленно. Это, напротив, дает булли решающий аргумент — «мы поэтому и не хотим с ним общаться». Родителям следует насторожиться, если у ребенка нет друзей в школе, одноклассники не приходят к нему в гости и не приглашают на дни рождения, а сам он не хочет ходить с классом в походы и на экскурсии. Если же параллельно вы замечаете, что у ребенка появились проблемы в учебе, он часто плачет, стал нервным и раздражительным и избегает разговоров о делах в школе, то это как минимум повод наведаться в школу и пообщаться с педагогами. Но в чистом виде бойкот как форма буллинга встречается редко.

Если вспомнить великий фильм «Чучело», то там как раз четко показано, как от бойкота дети переходят ко все более страшным способам унижения. Дисбаланс власти, беспомощность жертвы и пассивность взрослых провоцируют на применение все более жестоких форм издевательств, которые тем не менее все же легче отследить и доказать.

Вымогательство

Распространенной формой буллинга является вымогательство в сочетании с угрозами физической расправы или распространения какой-то личной информации. От жертвы требуют деньги, принуждают воровать, выполнять школьные обязанности за других и так далее. Есть и более сложные тактики, когда от жертвы требуется выполнить ряд действий, обычно очень унизительного характера, в обмен на дружбу или защиту от других агрессоров. Подобные методы чаще встречаются среди старшеклассников, но с развитием соцсетей такие разновидности травли можно увидеть уже в начальной школе.

Повреждение или кражу одежды, учебников и других личных вещей можно также отнести к разновидностям буллинга, но только при наличии других форм агрессии либо если такое поведение по отношению к конкретному ребенку или группе детей повторяется постоянно. В таком случае необходимо фиксировать все пропажи, по возможности сохранять чеки. Это очень поможет при сборе доказательной базы. Разумеется, разновидностей и форм буллинга значительно больше. Здесь перечислены самые часто встречающиеся. Описать, перечислить и классифицировать все возможные формы травли невозможно, потому что каждая ситуация по-своему уникальна. Приведенные выше примеры — это подсказки для взрослых, своего рода тревожные лампочки, которые сигналят о проблемах у ребенка в коллективе.

Кибербуллинг, или Виртуальная агрессия

Об этом нельзя не сказать, раз уж речь зашла о разновидностях буллинга. К сожалению, в современном мире даже перевод ребенка на домашнее обучение и попытки оградить его от общения в коллективе не гарантируют, что он не столкнется с травлей. Повсеместное распространение гаджетов и социальных сетей спровоцировало возникновение такого явления, как подростковый виртуальный террор, или кибербуллинг.

Кибербуллинг включает целый ряд разнообразных явлений, начиная с шуток, которые не воспринимают всерьез, и заканчивая виртуальным террором, который представляет серьезную опасность для жертвы и приводит к суицидам. Появилось даже такое понятие, как буллицид — суицид, совершенный из-за травли в интернете. Кибербуллинг в силу специфики интернет-среды отличается от обычной травли. Анонимность дает агрессору ощущение свободы и безнаказанности, а повсеместное распространение гаджетов и соцсетей — возможность достать жертву везде и всегда.

Реальный буллинг имеет свои временные ограничения. Ребенок приходит из школы домой и оказывается в безопасности. Кибербуллинг таких ограничений не знает. Он продолжается все время: гаджеты стали неотъемлемой частью жизни современных подростков, от такой травли невозможно спрятаться. Травля в интернете может приобретать разные формы: создаются унизительные фотожабы, мемы и видео с изображением жертвы, взламываются аккаунты и публикуются фрагменты личной переписки и фотографии, жертве массово приходят сообщения с угрозами, оскорблениями.

По последним данным, около 70 % московских школьников участвовали в травле одноклассников в социальных сетях. Кибербуллингу подвергались и учителя: например, в Москве 17 % педагогов подтвердили, что сталкивались с травлей в Сети. Анонимность интернета провоцирует агрессоров на более изощренные издевательства, чем в реальной жизни. Из 70 % московских школьников на буллинг в реальности способна разве что десятая часть. Но интернет развязывает руки и языки. Однако преимущество киберпространства в том, что оно не только предоставляет булли возможность почувствовать свободу благодаря анонимности, но и позволяет максимально подробно зафиксировать все проявления агрессии против вашего ребенка.

Интернет фиксирует историю, которая состоит из публичных действий участников и определяет онлайн-репутацию каждого. Если ваш ребенок стал жертвой кибербуллинга, необходимо по максимуму сохранить все свидетельства. Сделать копии полученных сообщений, скриншоты страниц, где размещались фотожабы или другие оскорбительные для ребенка материалы, зафиксировать взлом аккаунта, если он был. В Facebook есть Центр предотвращения травли, куда также можно обратиться по поводу буллинга. Там указаны общие рекомендации, которые помогут справиться с травлей в соцсети. Если реальный буллинг очень сложно доказать, то в случае кибербуллинга каждое слово фиксируется и может быть использовано против обидчиков в качестве доказательства травли.


Обложка: «Питер»