«Мам-мам, ты отправила мое домашнее задание по математике, которое на каникулы?» — «Видимо, не отправила, прости, пожалуйста» — «Ааа, мам, ну как так!» — прерывает наш разговор по Skype с основательницей подкаст-студии «Либо/либо» Ликой Кремер ее сын: «Только что я продемонстрировала вам часть проблемы с записью из дома — животные и дети. У меня пока нет собаки, слава богу, но у меня трое детей».

Только-только вставшая на ноги индустрия подкастов в России под ударом: денег стало меньше, новые проекты пришлось поставить на паузу. К тому же подкастерам, как и всем остальным, пришлось эвакуироваться из редакций, офисов и студий. Кто-то к этому привык, как, например, Даша Данилова — автор одного из первых подкастов о коронавирусе под названием «Взаперти». Другим запись в домашних условиях дается сложнее, особенно если у подкаста несколько ведущих или гостей. Мы поговорили с разными подкастерами о том, как меняется их индустрия в условиях эпидемии.

Текст

Паша Яблонский

Как вести подкаст из дома

«Я сидела в декрете с детьми, и мне было нечем заняться. У меня всю жизнь был диктофон, хорошая техника — я ведь на радио раньше работала. Так что я залезла в шкаф и записывала оттуда», — рассказывает про свой первый подкаст «Не перебивай» Даша Данилова. После этого Данилова много записывалась в студии, однако переход на домашнюю запись в условиях карантина для нее был несложным. Свой последний подкаст «Взаперти» она запустила, вернувшись в тот же шкаф.

Многие подкастеры начинали с домашних записей. «В первые месяцы существования „Либо/либо“ мы записывались у меня на кухне. Там мы делали первые выпуски „Так вышло“ и „Сперва роди“. Мы протестировали звук с Ильдаром Фаттаховым, нашим главным звукорежиссером, и он выбрал из всех помещений в моей квартире кухню как самое благоприятное место. Правда, мне пришлось убрать часы — слишком громко тикают», — говорит Лика Кремер.

Сейчас «Либо/либо» пришлось повозиться с переездом — теперь это уже не пара подкастов, а целая студия. «Я долго оттягивала момент реакции и недостаточно настороженно относилась к карантину: мне казалось, что он настанет, но когда-то попозже. В это время мои коллеги Катя Кронгауз и Андрей Борзенко говорили, что сейчас все начнется и надо срочно что-то делать», — продолжает Лика. Несмотря на беспечность, студия подготовилась к переезду — купили 15 профессиональных диктофонов и раздали их всем ведущим для работы из дома.

«У всех переход проходит примерно одинаково. Здесь нет какой-то суперреволюции, — говорит продюсер и ведущий подкастов «Арзамаса» Алексей Пономарев, — приходится инструктировать людей довольно подробно, что нужно близко ко рту держать микрофон. Я-то сам и раньше записывал дома подводки для «Перемотки» [подкаст Пономарева — Прим.ред.], так что для меня ничего нового».

Некоторые русскоговорящие подкастеры переключились на домашнюю запись еще до российского карантина. Например, те, кто живет в других странах. Иван Калашников уже несколько лет записывает подкаст про футбольную культуру «Извините, пирожки» для Sports.ru из Барселоны. Обычно он ходил в студию, даже когда являлся единственным ведущим: «Ну, просто потому, что удобнее, да я никогда и не пытался дома оборудовать студию». Сейчас ему, как и всем, пришлось переключиться на домашнюю запись.

«Знаешь, почти все известные, включая каких-то американских топовых чуваков, буквально садятся в шкаф, закрываются там, куда-то засовывают голову между рубашек… и записываются, — продолжает свой рассказ Калашников. — Я, конечно, безумно завидую людям, у которых есть чулан или гардеробная».

Один из таких людей — Александр Поливанов. О его гардеробной ходят легенды. «Я так поняла, что он как-то апгрейдил свою гардеробную — сделал из нее мини-студию. Я пока до такого не дошла. Шуб у меня нет, так что за шумоизоляцию отвечают просто куртки, которые висят в шкафу», — говорит Даша Данилова, которая тоже записывается из шкафа. «Удивительным образом у меня в квартире и правда есть гардеробная, из которой я и буду записываться», — подтверждает сам Поливанов.

Некоторым домашние условия записи все-таки портят жизнь: Никита Павлюк-Павлюченко, который только что запустил подкаст «Слышь, вирус, а корона не жмет?», говорит, что «разница между речью, записанной дома и в студии, — колоссальна».

Многие подкастеры обычно ходят в студии не за качеством записи, а за тем, чтобы находиться с рядом собеседником. «Живой разговор вдвоем, конечно, слушается намного бодрее. И делать это вживую еще и намного проще. Потому что, если разговаривать, как мы сейчас с тобой сейчас, — звук передается с задержкой, плюс ты не видишь человека. Все это не совсем похоже на живой разговор — скорее обмен длинными репликами», — объясняет Калашников.

С такой проблемой сталкиваются все: Поливанов («Деньги пришли») тоже сетует на то, что «наша c Илюхой [Красильщиком] химия» немного рассеивается при дистанционной записи.

Но выбора нет. «Мы все сейчас живем в этом чертовом „Зуме“ (спасибо, что он есть!). Все наши эмоции и мысли струятся в экран. И конечно, это будет иначе звучать, и интонация разговора через экран, иная, чем интонация людей сидящих рядом. Но мы учимся не повышать голос, как в телефонном разговоре, когда пытаешься докричаться, начинаем разговаривать по очереди и меньше перебиваем друг друга», — говорит Лика Кремер («Либо/либо»).

Конкретно Лике разговор по Zoom даже помогает справиться с одной из проблем. «С Катей Кронгауз в подкасте „Либо выйдет, либо нет“ мы все время друг друга перебиваем. А сейчас, когда мы записываемся дистанционно, у нас есть правило: что тот, кто не говорит, выключает себе микрофон. Поэтому перебивать стало сложнее — вот тебе и позитивная сторона».

Как по индустрии ударил кризис

На удивление, пока что никак. «В нашем случае сложности с рекламодателями начнутся сильно позже. Потому что у нас довольно много уже подписанных договоров. Плюс мы стараемся работать по предоплате, и поэтому у нас довольно много обязательств, которые мы уже должны выполнить, ведь мы уже получили за них деньги. И это делает нашу ситуацию на сегодняшний день довольно благоприятной», — рассказывает Лика Кремер.

Более того, ко многим до сих пор продолжают приходить новые заказчики. «В целом на рынке сейчас урезают бюджеты. Но, к счастью, в „Арзамасе“ конкретно такого пока не произошло. У нас до сих пор есть заказчики — количество желающих с нами партнерствовать не иссякло», — говорит Алексей Пономарев.

Кремер продолжает: «Несмотря на то что мы все чудовищно пострадаем от этого кризиса, будут и те, кто от него выиграет. Кто-то уже от него выигрывает, а другие просто собираются запускать или перезапускать проекты по-новому — подкасты являются одним из способов рассказать об этом. Поэтому я готова к тому, что все будет плохо, но пока у нас все в порядке».

Есть и те компании, которые приостановили рекламное партнерство. Например, букмекеры. «По поводу букмекеров можно сказать только одно. Как мне говорил сам же Саша Поливанов: букмекеры — это как нефть. Они обеспечивают очень стабильную подушку денежную в обычном режиме, но в то же время могут быстро упасть, и все летим за ними», — объясняет Пономарев.

Стали ли больше слушать подкасты

Этот вопрос одинаково волнует всех подкастеров, и почти все они сходятся на одном мнении: никакого скачка не случится.

«Разговоры о том, что все сейчас начнут смотреть сериалы и слушать подкасты, немного преувеличены. Это не совсем так. Потому что люди все равно работают из карантина, они не могут целыми днями развлекаться. Так что какого-то супербума не происходит», — говорит Пономарев из «Арзамаса».

Кто-то и вовсе почти перестал слушать подкасты, несмотря на работу в индустрии. «Я всегда слушал выпуски либо когда шел в магазин, либо на пробежке. Ни того, ни другого я больше не делаю. Поэтому у меня очень сильно снизилось потребление подкастов — прямо на 100 %. Просто из-за собственных привычек», — рассказывает Калашников из Sports.ru.

Впрочем, здесь все ясно не до конца. Даша Данилова («Взаперти» и «Не перебивай») признается, что сама стала тоже намного меньше слушать подкасты, однако счетчик на музыкальных сервисах растет. «В первый день, когда мы выкладываем подкаст, количество прослушиваний увеличилось процентов на 20, если не на 30. Впрочем, гигантского роста в общих прослушиваниях мы тоже не наблюдаем».

С Даниловой солидарна Кремер. «Я думаю, что потребление подкастов будет расти, встраиваться продолжать в нашу жизнь, но никаких резких скачков ждать не стоит. Я верю в медленный постепенный рост».

Как изменилась повестка

«Мы стали заложником коронавируса как темы, — говорит Кремер. — Прямо сейчас мы открываем подкаст „Голый землекоп“ с популяризатором науки Ильей Колмановским. Он должен был быть посвящен разным научным вопросам, однако понятно, что сейчас нам придется начать с коронавируса — в нынешнее время подкаст не может быть посвящен ничему другому».

О проблеме говорит и Поливанов из «Деньги пришли». «Меня волнует содержательная часть. У нас был план на второй сезон, мы расписали темы. А сейчас все самоуничтожилось, обнулилось. И, с одной стороны, есть только одна тема, а с другой стороны — эта тема всем уже надоела. Весь журналистский мировой массив просто берет и фигачит все про коронавирус, карантин и все остальное. И в этом смысле ты в какой-то ловушке. Хочется нашим слушателям рассказать еще что-то, но ничего нет».

Есть и те, кто решил посвятить коронавирусу целые подкасты. Это прежде всего Данилова («Взаперти») и Никита Павлюк-Павлюченко («Слышь, вирус, а корона не жмет?»). Подходы у них совершенно разные.

Около недели Данилова, редактор отдела подкастов «МБХ медиа» ведет подкаст-дневник про жизнь в самоизоляции. Это ежедневные десятиминутные выпуски о том, как Даша переживает карантин со своими детьми.

«Идея о том, что все максимально сейчас сфокусированы на коронавирусе, и есть очень много новостей, информационной повестки, аналитики — вот этого всего. Но не так много каких-то личных человеческих историй. И понятно, что сейчас все это переживают и всем это близко. С одной стороны, кажется, что это не так интересно: мы же все сидим в самоизоляции — зачем нам это слушать? Но с другой — я добавляю в подкаст лайвы детей и другие интересные штуки, и получается самоизоляция с человеческим лицом».

Павлюк-Павлюченко подошел к делу с другой стороны: он хотел сделать подкаст, полезный для слушателя, — с советами и экспертными мнениями.

«Идея в том, чтобы подкаст был максимально прикладным: найти классных специалистов, которым доверяет редакция, чтобы они давали профессиональные советы. Это видно уже по первым двум выпускам: в первом биолог Ирина Якутенко отвечает на общие вопросы о вирусе, во втором — врач Федор Катасонов рассказывает про симптомы и про то, как жить во время эпидемии».

Кремер из студии «Либо/либо» решила не запускать отдельные подкасты, посвященные вирусу, а работать с темой ситуативно. «Мы делаем подкаст „Хорошо, что вы это сказали“ про психотерапию. У нас уже было записано шесть или семь выпусков наперед. Но мы сейчас взяли и записали новый выпуск — с человеком, у которого тревожное расстройство, которое, естественно, обострилось в ситуации карантина. Мы не говорим про коронавирус на протяжении всего выпуска, но, разумеется, подкаст отражает происходящее вокруг и откликается на повестку».

Но людей, кажется, это начинает утомлять. «Знаете, какие самые прослушиваемые подкасты на „Яндекс.Музыке“ за последнюю неделю? „Истории русского секса“ и „Одно расстройство“, — говорит Кремер. — Все потому, что люди хотят послушать про что-то другое. Сейчас мы запускаем еще один подкаст „Новое материнство“ — в первых выпусках тоже ничего не будет про происходящее, и, я думаю, слушатели будут рады»


Обложка: LIGHTFIELD STUDIOS – stock.adobe.com